Ольга Пашнина.

Королева сыра, или Хочу по любви!



скачать книгу бесплатно

К моему… теперь уже моему дому никто не приближался, словно чувствовали исходящую атмосферу. А мне было даже жалко несчастный магазинчик. Когда-то он дарил людям радость, яркие игрушки наверняка покупали к праздникам. Теперь, всеми забытый, он словно тускнел с каждым днем.

Не лучшее решение – затеять уборку к ночи, но возбуждение было таким сильным, что я все равно бы не заснула. Решив начать с комнаты, что облюбовала, перестелила постель, повесила занавески, вымыла до блеска большой платяной щкаф. Помимо кровати и шкафа, в комнате имелись диван и мутное поцарапанное зеркало в полный рост.

Я как раз налила в ведро воду, чтобы вымыть пол, когда почувствовала зов, исходящий от зеркала. Сначала не хотела отвечать. Потом поняла, что проще все же откликнуться. Отследить мое местонахождение нельзя, а лишняя паника дома ни к чему. Не хватало еще, чтобы отец поднял старые связи.

Поэтому я коснулась зеркала рукой, и поверхность пошла легкой рябью.

– Николь!

– Да, мама, добрый вечер, – устало вздохнула я.

В испачканном зеркале плохо было видно маму, но знакомые детали образа сделали свое дело. Я живо дофантазировала то, чего не разглядела. Мама сегодня была одета в любимое темно-фиолетовое платье, а значит… значит, дома проходил традиционный выходной ужин.

Я усмехнулась: побег дочери из дома не отменяет светских развлечений.

– Николь, я очень волнуюсь!

– Со мной все хорошо, мама.

– Где ты? – тут же последовал вопрос.

– А разве господин Тентен не допросил девушку в драконпорте? Она должна была запомнить, куда продает билет странной расстроенной блондинке.

Пожалуй, вышло слишком грубо, но я действительно не понимала, почему здесь еще нет толпы папиных знакомых, которые с радостью помогут найти потерявшуюся дочь.

– Она уволилась на следующий день и переехала.

Это мне повезло. Что ж, светлейшая явно на моей стороне. Значит, никто не знает, где я, и родителям остается лишь связываться со мной через зеркало и пытаться уговорить поступить благоразумно. Вот только что в их понимании благоразумие? Замужество, куча детишек, дом и гуляющий налево мужик с хорошей должностью. Нет уж, пусть со своими подружками сыр трескает.

– Николь, я прошу тебя, вернись домой. Что это у тебя за спиной? Ты живешь в каком-то старом доме?

– В нем давно никто не жил, но сейчас я привожу его в порядок.

В доказательство я продемонстрировала ведро и тряпку. Мама укоризненно покачала головой. Папа, к слову, пообщаться не пожелал.

– Никки, ты – взрослая девушка. И ты должна быть разумной. Ты всегда была такой рассудительной, такой справедливой.

– Да, вот именно, мама! И я разумно рассудила, что справедливости в моем грядущем браке с Рикардом нет и в помине. Он не утруждает себя верностью уже сейчас. О какой крепкой семье с ним можно говорить?

– Милая, главное в мужчине немного не это.

– Я даже боюсь спрашивать.

– Николь! – уже строже почти рявкнула мама. – Я – твоя мать! И я хочу, чтобы ты немедленно…

– Мама, – оборвала ее я, – мне кажется, мы не в той ситуации, когда можно немедленно с меня что-то потребовать.

Я не в своей комнате заперлась, я уехала из Азор-града. И если вы с папой продолжите на меня давить, то выяснится, что уехала я навсегда.

Мама так и застыла с открытым ртом, явно шокированная моими словами и тоном. Я никогда еще не разговаривала с ней так и не перечила.

– Я люблю вас, – уже мягче сказала я. – Но ради этой любви я не готова терпеть рядом с собой Рикарда.

– Еще пару дней назад ты только и щебетала о нем и свадьбе!

– Еще пару дней назад он не изменял мне…

Подумав, я добавила:

– На моих глазах.

– Если бы ты не пришла к нему на работу, то никогда бы и не узнала.

Справедливо. Но я ведь узнала, так какой толк рассуждать, что было бы, если? Я могла узнать об этом и позже. После свадьбы, например. После рождения ребенка. И никуда бы уже не делась, нравы в Азор-граде чуть суровее, чем на юге, и разводы случаются крайне редко.

– Я пришла и увидела, мама. Этого достаточно. Вы постоянно говорите мне, что я очень разумная, самостоятельная и талантливая. Что ж, пришло время проверить, так ли это. Я не вернусь в ближайшее время, и помолвку с Рикардом вы должны отменить.

– Хорошо… – Мама сделала глубокий вдох и через силу улыбнулась. – Поговоришь с Уной? Она очень волнуется.

«А папа не волнуется», – подумала я.

Впрочем, не сомневалась, что папа слышит весь разговор. Он всегда прибегал к помощи мамы, когда нужно было «мягко» на меня повлиять. Когда не работал отцовский авторитет и требовалось создать видимость уважения моих решений. До сих пор, так или иначе, все родительские действия воспринимались с благосклонностью.

Поразительно, что впервые за столько лет я отказалась им подчиниться.

– Хорошо, я поговорю с Уной.

На пару секунд мама исчезла, а затем в отражении появилась Уна. В ее присутствии не было ничего странного: семья Уны постоянно бывала на наших ужинах. Потому мы и сдружились. Но сейчас возникло ощущение, что родители специально привели подругу к зеркалу, словно надеялись, что в разговоре с ней я что-нибудь выдам.

– Привет! – улыбнулась она.

Позади было видно, как закрылась дверь за мамой. Уна, склонившись к зеркалу, прошептала:

– Они ушли. Насилу выпросила с тобой поговорить. Рассказывай! Что случилось?

В разгар вечера родители вдруг решили со мной связаться, а Уна совершенно случайно об этом узнала. Как у них там все интересно и захватывающе.

– Да ничего не случилось, я принесла Рикарду эти идиотские рулеты, а он там развлекается с какой-то леди по вызову. Винишко открыли, сыром лакомятся. Вечером поговорила с отцом, а он заладил: «Рикард – взрослый мужчина, у него есть потребности». Я подумала-подумала, да и сбежала подальше… от потребностей Рикарда.

– Дела-а-а, – протянула Уна. – А ты точно все правильно поняла? Может, это не любовница, а племянница какая-нибудь? Приехала в гости, Рикард открыл вино, сыром угостил.

– А потом раздел и усадил на колени. Знаешь, если все было так – тем более не хочу рядом с ним находиться.

Уна не выдержала и рассмеялась.

– И что ты будешь делать? Работать? Никки, ты же никогда в жизни не работала! Мыть посуду в таверне?

– Не знаю, – пожала я плечами. – Сначала осмотрюсь здесь, потом подумаю. Жилье я уже нашла, довольно недорогое и просторное. Не пропаду.

– А что за город? Красивый?

– Обычный, – я сделала вид, что не нашла в вопросе Уны ничего особенного, – город как город.

– А откуда у тебя деньги?

Мне начало казаться, что у нее где-то за пределами моей видимости висит какой-то список вопросов, составленный родителями. Но не без удовольствия я сообщила:

– Продала кольцо, которое Рикард подарил на помолвке.

Глаза Уны округлились и стали размером с два небольших кофейных блюдца.

– Ты с ума сошла? Он убьет тебя, когда ты вернешься!

Я только покачала головой. Уна есть Уна, несмотря на учебу в университете и относительную свободу, она куда более послушная дочка, чем я. Прежде всего потому, что не живет иллюзиями о вечной любви и верности.

– Я не вернусь к Рикарду. Он оскорбил меня. И может злиться сколько угодно.

– Никки, мне так за тебя страшно! Ты ведь все потеряешь! Став женой Рикарда Тентена, ты приобретешь надежного и влиятельного мужа…

– А еще – ветвистые рога, – отрезала я. – Мне не нужен муж, вытирающий об меня ноги. Если позволишь напомнить, мой род тоже не самый последний в Азор-граде, а я – молодая и симпатичная девушка. Если господин Тентен пренебрегает моей красотой, я пренебрегу его деньгами и подарком. К тому же мой бывший жених, вероятно, слишком глуп, иначе не попался бы так абсурдно. Что это за следователь, интрижка которого стала явной из-за наивного желания невесты принести ему обед?

Все это Уна слушала, открыв рот, а потом… потом ее взгляд метнулся в сторону. Мое сердце пропустило несколько ударов, и я поняла, что в комнате действительно нет родителей.

Нет-нет.

Там был лишь Рикард, слышавший наш разговор от и до. Я задохнулась от возмущения и легкого страха.

– Полагаю, леди Спрингвилл, – раздался его голос, а спустя мгновение и сам господин старший следователь внимательно смотрел из пыльного старого зеркала, которое мне сразу же захотелось разбить, – просить вас посетить Азор-град, дабы исправить упущение по пренебрежению вашей красотой, бесполезно?

– Верно полагаете, – с максимальной холодностью ответила я.

В голове билась отчаянная, параноидальная мысль: может ли он определить через зеркало связи, где я нахожусь?

– И что же прикажете мне делать в этом случае? – хмыкнул он.

– Купите еще сыра и развлекитесь с какой-нибудь красоткой. А мне пора.

– А я так надеялся, что вы мне в этом поможете… – услышала я, прежде чем хлопнула по стеклу, и картинка пропала.

У меня тряслись руки. Внутри клокотала ярость.

– Помогу, – пробормотала я. – Непременно помогу.

Сидеть на месте от переполнявших эмоций я не могла. Поэтому спустилась на первый этаж, взяв куртку, но в самом центре бывшего торгового зала вдруг остановилась. Идея, пришедшая еще накануне, стала как никогда привлекательной.

– Как скажете, господин Тентен, – улыбнулась я в пустоту. – Желаете моей помощи – непременно получите!

Глава 3

Вэту ночь я так и не уснула. И, едва солнце показалось над морем, выскочила из дома. Первым делом я направилась к хозяйке, дабы выяснить пару принципиальных вопросов. Можно ли сделать в доме небольшой ремонт и можно ли использовать его по назначению. Хозяйка только рассмеялась:

– Николь, вы можете делать все, что вам хочется. В рамках закона, конечно. Этот дом все равно пустует, и вряд ли мне удастся сдать его кому-то, кроме вас. Но если не секрет, что вы хотите продавать?

– Сыр, – сияя от радости, что все получилось так легко, ответила я. – Открою сырную лавку. Я у вас таких не видела.

На лице хозяйки отразилось явное сомнение, но она дежурно пожелала мне удачи и пообещала непременно заглянуть в гости. И, уже когда я уходила, окликнула:

– Никки, если вам удастся облагородить дом, я не возьму с вас плату за следующий месяц!

– Спасибо, – искренне поблагодарила я.

В кармане куртки лежал блокнот с кое-какими расчетами. Я нервно сжимала его в руке. Все время до утра я просчитывала расходы и предполагаемые доходы, как учил папа. Все осложнялось тем, что я не знала, какой доход могу получить. Мимо дома ходило много людей, но лавка столько лет стояла всеми забытая…

Что ж, я рисковала. В который раз за последние дни, но этот риск давал мне такое ощущение подъема сил, что хотелось подпрыгивать от нетерпения. В конце концов, неудача грозит мне лишь потерей денег, вырученных с продажи кольца. Не получится, найду работу – уж где-то я пригожусь.

Первым делом нужно было нанять рабочих, чтобы сделали хоть какой-то ремонт торгового зала. Причем дешевых рабочих. И я направилась в квартал, на севере называвшийся улицей ремесленников. Здесь же, в самом центре города, сосредоточились все торговцы, лавочники и мастера.

У меня оставалось двадцать семь эр из полученных тридцати. Часть я сразу отложила на аренду дома за три месяца (теперь, когда мне пообещали бесплатный месяц, я могла жить там аж целых четыре), еще немного потратила на различные принадлежности и моющие средства да на питание. Хотелось бы уложиться в оставшуюся сумму, а еще лучше что-то оставить, на случай, если не пойдут дела.

За приемлемую цену мне удалось найти плотника, который пообещал не только починить мебель в доме и покрыть все лаком, но и сделать нужный ремонт. Он же и продал мне небольшую, толстую доску, из которой я планировала сделать вывеску. В магазине красок я купила красивый магический мел желтого цвета. Он не стирался от дождя и снега, не тускнел и, вдобавок ко всему, светился в темноте.

А еще повезло достать рулон шкур снежного ящера, и больше унести я просто не смогла. Пришлось за пару монет нанять вьючную кошку, которая послушно ходила за мной по рынку. Мы привлекали внимание, но я невозмутимо двигалась вперед и следила в оба: на рынках было полно карманников.

Голова пухла от идей и дел, мне хотелось купить все сразу. Красивые салфеточки! Вазочки! Тарелки!

Но усилием воли я заставила себя мыслить последовательно и даже составила список, пока кошка скучала, лежа с моими покупками в тенечке:


1. Облагородить торговый зал, оборудовать кухню.

2. Сделать вывески.

3. Придумать меню.

4. Закупить продукты, найти молочника и др.

5. Купить мелочи.


Потом, уже по дороге домой, осенило: заскочить бы в книжный! Но сначала следовало отнести покупки и дождаться мастера.

На открытие лавки я отвела себе неделю. Поверхностный ремонт, закупка всего необходимого, некоторое количество часов на кухне – и я готова постепенно, но открываться. Можно, конечно, тянуть дольше. Тщательно все высчитывать, рихтовать каждую мелочь. Но здесь я руководствовалась двумя принципами.

Первый – перед смертью не надышишься. Слишком много неизвестных, и просчитать, будет ли дело прибыльным, не выйдет. Я прикинула, что для безубыточности мне нужно ежедневно продавать по два килограмма сыра. Но будут ли жители так покупать? На севере все было проще. Сыр очень калорийный, жирный. Дает телу тепло, делает любое блюдо сытнее. Но до сих пор я не знала, едят ли сыр на юге. Что ж, пришло время выяснить.

И второй принцип – чем быстрее я найду то, что будет держать меня в Эрстен-граде, тем сложнее родителям будет меня забрать. В том, что они попытаются, я не сомневалась. Не пройдет и пары недель, как сюда заявится отец. Разыщет ту девушку из драконпорта или еще как-то вычислит, где я. Конечно, сырная лавка его не остановит, но… все же лучше обрастать знакомствами и делами. Для собственного спокойствия.

Делалось все в спешке.

Мастер оказался неплохим. Он быстро определил фронт работ и взялся за дело, обещая, что закончит буквально за пару дней. Я тщательно заперла второй этаж и на свой страх и риск оставила его одного. На рынок бежать было поздно: молочные и другие свежие продукты приносили с самого утра и очень быстро разбирали. Поэтому я направилась в посудную лавку.

Кошелек опустел еще на пару монет, но зато я стала обладательницей десятка хороших форм, которые вполне сгодятся для сыра, множества мисочек, кружек, лопаток, венчиков и других кулинарных приспособлений. Как ни странно, выбор здесь был даже больше, чем дома. И я не заметила, как провела в магазине кухонной утвари несколько часов. Пришлось разыскать ту самую вьючную кошку, которая, впрочем, и не удивилась, встретив меня снова.

День близился к полудню, и я ощущала чувство голода.

Самостоятельность пьянила. Я чувствовала себя взрослой и уверенной. Сама планировала свой день, перекусывала на ходу, ибо не успевала сготовить полноценный обед. Ходила на рынок, в лавки, строила планы на дальнейшую жизнь.

И они нравились мне куда больше замужества. Раньше верхом мечтаний было стать хорошей матерью и хозяйкой дома. Теперь мне открылся новый мир, в котором я могла заниматься чем-то интересным, сама решать, как жить. И быть хорошей потому, что я такая есть, а не потому, что мой жених – старший следователь Азор-града.

Бывший жених, чтоб он сыром подавился.

Мысли о том, куда бы выбраться перекусить, исчезли, когда я увидела, что напротив дома стоит какой-то мужчина. Он внимательно наблюдал за тем, как плотник укладывает новые доски на лестницу. Издалека я не видела лица наблюдателя, да и силуэт казался слишком уж обычным.

Но все равно стало тревожно. Родители не могли так быстро прислать за мной кого-то! Или могли?

Решительно оставив позади кошку с покупками, я направилась к незнакомцу, чтобы выяснить, что он забыл возле моего, пусть и арендованного, дома.

– Могу я вам помочь?

Мужчина обернулся и широко улыбнулся. Судя по морщинкам у глаз, делал он это часто. А еще он выглядел как-то по-богемному неряшливо. Нос испачкан в чернилах, а полы рубашки кое-где выбились из брюк. Взгляд голубых глаз был немного мечтательный.

– Здравствуйте. – Незнакомец вежливо наклонил голову. – Я, кажется, ваш сосед. Меня зовут Рет Линтер.

Он выжидающе посмотрел на меня, ожидая ответного имени. Значит, не от родителей. Или умело прикидывается, хотя и смысла в этом особого нет. Надо будет выяснить, как долго он здесь живет.

– Николь. – Я пожала его руку. – Очень приятно.

– Значит, купили эту рухлядь? – Рет кивнул на дом.

– О, нет, просто арендую. Похоже, это был единственный свободный дом, когда я приехала. Не хотелось уезжать обратно, так и не посмотрев Эрстен-град.

– Вы к нам надолго?

Да что же ты такой любопытный-то, Рет Линтер? Надолго. Навсегда, если раньше не найдут и в мешке не утащат.

– Пока не знаю. Посмотрим, как все сложится.

– Рад, что дом теперь не пустует, – сказал сосед, тряхнув растрепанными, соломенного цвета волосами. – Было грустно смотреть, как он медленно разрушается. Раньше это был красивый кукольный магазин. Отдыхающие скупали куклы в подарки и на память.

А вот это уже интересно. Все-таки не родительский шпион, раз знает, кто здесь жил. И раз помнит времена, когда дом был магазином. Я напрягла память, но вспомнить, сколько лет дом уже пустует, не смогла.

– И давно хозяева… исчезли?

– Исчезли? – хмыкнул Рет. – Я бы назвал это исчезновение бегством. Это случилось лет пятнадцать назад, если мне не изменяет память. А может, и больше.

– Что вы имеете в виду под бегством? – прищурилась я.

– Да так, не берите в голову. Наверное, им просто пришлось поехать куда-то… к родственникам, возможно. Или сын женился и перевез стареньких родителей к себе, я не знаю. В общем, добро пожаловать, Николь. Если не секрет, что вы планируете делать с домом? Просто в нем жить?

Секрет. Раз перевел разговор на другую тему и не желаешь рассказывать, что тут с прошлым хозяином случилось, я не буду рассказывать о своих планах. Все честно.

– Пока не знаю, – уклончиво ответила я. – А вы, господин Линтер? Чем вы занимаетесь?

– О, я работаю в зверинце. А еще иллюстрирую атлас волшебных животных зверинца Эрстен-града. Он, конечно, небольшой, но очень впечатляющий. Кстати, вот такую замечательную вьючную кошку мне еще не доводилось видеть так близко. В нашем зверинце почему-то таких нет…

– Потому что мы не звери, идиот, – вдруг подала голос кошка и закатила глаза.

Бросила на землю все мои покупки и побрела, недовольно бурча:

– Лучше бы стала строителем, как мама говорила!

– Простите, – поник Рет. – Кажется, я испортил вам отношения с помощником.

– Да ничего. Найму другую. Вы меня извините, Рет, дел много. Дом очень старый, а мне не хочется как-нибудь ночью сломать себе шею на лестнице. До встречи!

Когда я обходила плотника, вслед мне донеслось:

– Удачи вам, Николь! И приходите как-нибудь на обед!

Жилье – есть. Работа – есть. Соседи – есть. Осталось завести друзей и купить каких-нибудь книг, чтобы было чем заняться вечером. Пока лавка не открылась, вечера еще свободные.

У меня нет денег на наемных рабочих. А значит, в скором времени предстоит много работать самой, чтобы получить первые деньги и вложить их в улучшение лавки. Возможно, в первый год придется смириться с тотальной экономией.

Плотник провозился до самого заката, и пришлось накормить его бутербродом с неплохим копченым мясом. Я наделала их штук десять, хотя с удовольствием съела бы что-то горячее, но весь день отмывала кухню (так я нарекла мастерскую) и переставляла столы. У меня получились три зоны в кухне. Первая, самая дальняя, – зона хранения, туда я положила шкуру снежного ящера. Если обшить ей внутренние стенки шкафа, он станет отличным местом для хранения продуктов: шкура ящера обладает способностью охлаждать воздух в помещении, где находится.

Вторая зона представляла собой два ряда столов, где предполагалась вся кулинарная деятельность. Мне повезло, что раньше здесь жил кукольный мастер: шкафов, тумб и столиков в мастерской было великое множество. Несколько даже пришлось отнести в кладовую. Те, что я сочла пригодными к использованию, плотник несколько раз покрыл лаком.

И третьей зоной стал небольшой столик со стульями, за которым было удобно есть и просто сидеть, делая заметки или изучая рецепты.

Постепенно кухня оживала, превращаясь из запустелой мастерской в большое и светлое помещение, в котором было приятно готовить. Простые и недорогие, но однотонные бежевые занавески пропускали в комнату лучи закатного солнца.

Я валилась с ног и мечтала лишь о том, чтобы упасть в кровать и проспать до самого утра. Но мечты не сбылись, ведь, едва плотник ушел, я снова ощутила зов от зеркала.

Соблазн не ответить был просто огромным, но все же игнорировать родителей я не могла. Они волновались, и пропадать совсем слишком жестоко. Оставалось только надеяться, что раньше, чем нужно, меня не найдут.

На этот раз со мной связывался папа. Когда его отражение появилось в уже отмытом зеркале, я нахмурилась. Вид у родителя был очень мрачный. На моей памяти папа никогда так не смотрел.

– Здравствуй, папа, – осторожно произнесла я.

Он молчал, продолжая буравить меня взглядом. Может, начни он ругаться или требовать моего возвращения, я бы стушевалась и расстроилась. Но почему-то это угрюмое молчание взбесило сильнее всего.

– Ты связался со мной просто посмотреть? Или Рикард стоит где-то неподалеку и еще не дал тебе указаний?

Жестко, но Уна в прошлый раз тоже не сама догадалась дать Рикарду послушать наш разговор.

– Моя дочь – воровка! – наконец выплюнул отец.

Я вздрогнула.

– Как ты могла, Николь?! – рявкнул он так, что у меня чуть зеркало не треснуло. – Устроить сцену неверному жениху? Хорошо! Сбежать из дома, как маленькая девочка, которой не разрешили ужинать конфетами? Пожалуйста! Но кольцо, Николь? Ты продала кольцо, которое подарил тебе Рикард? Зачем тебе деньги? Ты с кем-то связалась?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное