Ольга Обская.

Люди в белых хламидах



скачать книгу бесплатно

– Пока все тихо. Надеюсь, ночь будет спокойной.

Кабинет интернов выглядел попроще, чем ординаторская. Но пара кресел и там имелась. Лера устроилась в одном из них и начала рассматривать бутылек с электоном. Изящный маленький прозрачный сосуд чем-то напоминал пробник дорогих духов. Но содержимое было абсолютно прозрачным и бесцветным – вода водой.

– Слушай, Эли, а подделок этого вашего электона не бывает? Ведь на внешний вид его от воды не отличишь.

– Бывает, конечно. Но только лохи на это попадаются. Вкус-то у него – ни с чем не перепутаешь.

Элиана почему-то не садилась в свободное кресло, а стояла рядом с Лерой.

– Давай, – блондинка протянула руку.

Понятно теперь, чего она хочет. Валерия глянула на знакомый уже прищур и отдала эликсир. Элиана опустилась в кресло напротив и залпом выпила содержимое бутылька. Лицо на мгновение сморщилось, на глазах выступили слезы. Видно, на вкус – редкая дрянь. Хорошо, что Лера не нуждается в этом чудо-препарате.

После пары глубоких вдохов Элиана пришла в норму и достала из кармана свою порцию. Покрутила в руках, но сунула назад – видно, решила оставить на потом.

– Ну, вот и подзарядилась, – усмехнулась блондинка, – а теперь можно и лекции повторить. Тебе как новенькой скорее всего поблажку сделают. А меня завтра наверняка спросят. Леди Башня давно зуб на меня точит.

Элиана раскрыла прихваченный с собою конспект и углубилась в чтение.

Хорошенькое дельце. Блондинка собралась готовиться к занятиям? А Лере что делать? Спать?

Вообще-то Валерия ощущала сильную усталость – денечек у нее выдался еще тот. И, возможно, подремать было не такой уж плохой идеей. Она закрыла глаза. Постаралась отрешиться от всего. Но в голове противно копошился сумбур. Когда у Леры случались дни, подобные сегодняшнему – перенасыщенные событиями и огромными объемами поглощенной информации, она не могла уснуть, пока не разложит все по полочкам, пока не выстроит мысли в безупречную логическую цепочку. Видимо, и сегодня забыться ей не удастся, пока не наведет в голове порядок.

Минут десять прошло в полной тишине. И у Валерии выстроилась цепочка, состоящая всего-то из трех звеньев. Пункт первый – она действительно попала в параллельный мир. Ни на сон, ни на галлюцинации все, что с Лерой происходит, не похоже. Пункт второй: она не помнит последний день перед перемещением. Ту злополучную пятницу, которая закончилась неудачным, мягко говоря, приземлением. Однако понять, что же тогда произошло, крайне важно. Лера чувствовала, что события того дня сыграли и дальше будут играть ключевую роль в ее жизни. И пункт третий – ей нужно отсюда поскорее выбираться. Для этого придется, пока не придумано ничего лучшего, отучиться в злополучной Академии семестр и сдать сессию.

Вот так все просто – всего три пункта. А теперь можно поспать. Лера снова попыталась отключиться. Нет, не получалось. Не давало покоя третье звено цепочки – предстоящая учеба на факультете менталистики.

Зачем себя обманывать – Валерии никогда не сдать сессию. Хотя что значит никогда? Лера же оптимистка – никогда не говори «никогда». Надо хотя бы попытаться.

Валерия встала с кресла и подошла к шкафчику, на полках которого заметила какие-то пособия и учебники. Стала их проглядывать.

– Эли, посоветуй, что почитать. Какие вы проходите предметы?

Элиана оторвалась от конспекта и глянула на Леру с ухмылкой.

– Ну, завтра у нас, к примеру, МД.

– Ментальная диагностика, – всплыла в голове расшифровка, услужливо подсказанная Айкеном.

– Да, – кивнула Элиана.

Она встала с кресла и подошла к шкафчику.

– Ну вот, – достала блондинка один из учебников. – «Введение в основы медицинской менталистики». Самые азы. Начни с этого.

– Спасибо.

Элиана вернулась в кресло и собиралась продолжить штудировать конспект, но Лера решила немного поэксплуатировать блондинку. Пусть дармовой электон отрабатывает.

– Эли, мне, прежде чем читать, нужен хотя бы минимум информации. Введи меня в курс дела. Что, вообще, эта ваша менталистика означает? Чему мне надо научиться? Мысли читать, что ли?

– Сложно это. Двумя словами не объяснишь. Хотя… попробую. В упрощенном варианте человека можно представить как некую материальную оболочку для ментального содержимого.

– Ну вот, сразу стало понятней, – саркастически улыбнулась Лера.

– Менталист – он не то чтобы мысли читает, – продолжила Элиана, – он видит или, лучше сказать, чувствует ментальную сущность другого человека. Умеет устанавливать с ней связь, умеет воздействовать на нее. А врач-менталист, ко всему этому, еще и способен разглядеть в ней изъяны и может их корректировать. Понятно?

– Не совсем.

Элиана разочарованно качнула головой.

– Не будет из тебя толку. Зря Даркус затеял этот эксперимент. Ты не то что сессию не сдашь – ты даже до первой контрольной не продержишься.

Лере вдруг стало обидно. Чего это блондинка так заранее на ней крест поставила? Даркус как-никак декан и что-то в Валерии разглядел.

– Еще посмотрим, – сказала она сердито.

– Да что тут смотреть. Вот завтра, к примеру, на занятии по МД ты же ни одного практического задания выполнить не сможешь.

– Еще посмотрим, – упрямо повторила Лера.

– Как ты будешь диагноз определять, если ты ментальной сущности человека не видишь? Даже самой верхней оболочки, – начала заводиться Элиана.

Надо же! Оказывается, там еще и оболочки какие-то есть.

– Вижу! С самой верхней до самой нижней! – горячо выпалила Валерия.

– Тогда, раз все так прекрасно видишь, может, поставишь мне диагноз? Скажешь, какая у меня хроническая болезнь? – с ироничной улыбкой спросила блондинка.

У Элианы есть хроническое заболевание? Неожиданно. Выглядит абсолютно здоровой. Крепкая спортивная девушка. Хотя… В голове Леры вдруг начали вспышками всплывать разные эпизоды – какие-то фразы блондинки, ее взгляды, мимика, интонации. Затем к интуиции подключилась логика. Ну, точно!

– У тебя зависимость, – выстрелила догадкой Лера. – Ты подсела на электон.

Улыбка сползла с лица блондинки. Она нервно сглотнула:

– А ты не так безнадежна, как я думала. – А затем со зловещим прищуром процедила: – Кому расскажешь – убью.

Ого! Выходит, Лера таки угадала. Нет, ябедничать она, конечно, не побежит. Но разузнать про электоновую зависимость не помешает. Насколько она опасна? Нельзя сказать, что Валерия успела вот так вот за день полюбить блондинку и начала относиться к ней, как к настоящей подруге. Но испытывала странное чувство, сродни привязанности. Выражаясь словами застенчивого философа Айкена: мы в ответе за того, кто нас спас.

Глава 7
Минус шестьдесят

– Интерны, – в дверь просунулась голова дежурного врача, – в четвертую смотровую.

Элиана мгновенно поднялась с кресла и выскочила в коридор. Лера последовала за ней.

– Поступило два пациента, – на ходу начал объяснять профессор Кинефрид. – Один очень тяжелый. Перемещен из параллельного мира. Все доктора работают с ним. И я тоже там нужен. А вторым займетесь вы. Женщина, наша, шестьдесят четыре года, легкое ментальное повреждение. Стала объектом глупого розыгрыша подростков. Я ее уже осмотрел. Временной сдвиг минус шестьдесят, длительностью около часа. Поэтому ничего делать не надо – само пройдет. Просто понаблюдайте на всякий случай.

После этих слов профессор перешел на бег и через секунду скрылся за одной из дверей, над которой мигала красная лампа.

– Черт! – выругалась Элиана, с завистью провожая врача взглядом. – И почему нам всегда поручают всякую несерьезную ерунду, когда есть тяжелый пациент?

– А что нам поручили? Что за временной сдвиг? Что с той женщиной?

Из всего, что дежурный врач сказал о пациентке, Лера поняла только ее возраст и то, что она из этого мира, судя по слову «наша».

– Ой, да все с ней в порядке. Подмена ментальной сущности взрослого на ребенка. – Валерия посмотрела на Элиану непонимающим взглядом, и та догадалась, что надо расшифровать поподробней: – Существует такое проклятие. Как бы это проще объяснить? Ну, человеку внушают, что он – это не он. Есть разные приколы. Можно внушить, что ты животное какое-то, например обезьяна, и человек реально будет ощущать себя и вести, как обезьяна. А можно внушить, что ты ребенок или, наоборот, старик. Профессор Кинефрид сказал: «Минус шестьдесят». Это значит, женщина считает, себя младше на шестьдесят лет. То есть ощущает себя четырехлетней девочкой. Такие ментальные подшучивания, конечно, запрещены. Но дуракам закон не писан.

– Да, злая шутка. И вообще, не могу понять – почему считается легким заболеванием?

– Так это ж временно. Кинефрид сказал, действие проклятия продлится около часа.

Девушки зашли в смотровую и обнаружили полную седоватую женщину, сидящую на кушетке. Выглядела она крайне растерянной.

– Тетеньки, хочу к маме, – произнесла она жалостливым тоненьким голоском. – Где моя мама?

– Эх… – Элиана с тоской посмотрела на пациентку.

Было видно, насколько сильно блондинке не хочется возиться с ней. Женщина-ребенок, похоже, уловила раздражение одной из «тетенек» и расстроилась еще больше.

– Хочу к маме, – захныкала она.

Лера подсела к ней и включила «добрую фею».

– Мама скоро придет. Она пошла купить конфеток. А пока разрешила мне поиграть с тобой. Тебя как зовут, малышка?

«Малышка» тут же передумала плакать и улыбнулась:

– Дия.

– А меня Ле… то есть Айли.

Через несколько минут Дия уже совершенно забыла, что жить без мамы не может, и с удовольствием декламировала Лере стишки и разгадывала загадки. Элиана в процесс не вмешивалась. Пристроилась на край кушетки и с удивлением наблюдала за игрой «девочек».

Прошло еще минут десять, и блондинка не выдержала:

– Айли, у тебя так классно получается. Слушай, я отлучусь ненадолго в реанимацию. Хочу глянуть того, тяжелого. Понаблюдать, как с ним работают, поучиться. Хотя бы на несколько минут. Ты же справишься без меня?

Лера перевела взгляд с «малышки» на Элиану. Глаза блондинки горели таким страстным желанием отправиться в гущу медицинских событий, что Валерии ничего не оставалась, как отпустить ее с богом.

– Справлюсь.

Уж Лере ли бояться одного четырехлетнего малыша, когда на детских праздниках она умудрялась владеть внимаем целой оравы маленьких капризных человечков.

Пока Элиана отсутствовала, Валерия провела с женщиной-ребенком несколько подвижных конкурсов. Та вконец утомилась и в итоге заснула, свернувшись калачиком на кушетке.

– Ну, ты талант! – восхитилась вернувшаяся блондинка. – Как тебе удалось ее угомонить? У тебя точно младшей сестры нет? Ты Тьюрию правду сказала?

– Правду, – усмехнулась Лера. – Умею обращаться с малышами, потому что подрабатываю в компании по организации детских праздников.

– А, ну классно, – кивнула Элиана, потом взглянула на пациентку и, хохотнув, добавила: – Прикинь, заснула четырехлетней девочкой, а проснется 64-летней бабушкой.

После этого замечания блондинка утратила интерес к женщине и, подсев поближе к Лере, начала возбужденно делиться увиденным в реанимации:

– Парень действительно очень тяжелый. Серьезные повреждения как физической оболочки, ну, в смысле тела, так и ментальной сущности, ну, в смысле эмоционально-энергетического поля. Вызвали самых крутых специалистов: и хирургов, и менталистов. И прикинь, как пятикурсникам везет. Даркус позволил Клузи ассистировать ему.

– А кто такой Клузи?

– Учится на выпускном курсе. Ты его сегодня видела. Я как раз с ним разговаривала, когда к тебе этот придурок Сьюгерд начал приставать.

– Тот красавчик с лучезарной улыбкой? Это твой парень?

– Да, – немного неуверенно ответила Элиана.

– А он об этом знает? – усмехнулась Лера. – И не жалко тебе, Эли, электон на такую ложь тратить?

– Ну, может, пока Клузи и не совсем мой парень, – согласилась блондинка, – но скоро им станет. Я над этим работаю.

– Да, он ничего так, симпатичный. Возможно, и сто?ит твоих усилий, – кивнула с улыбкой Лера.

– Это ты его еще в операционной не видела. Он такое творит – дух захватывает. Еще, пожалуй, со временем Даркуса переплюнет.

– Даже так? – усмехнулась Лера.

– Именно, – убежденно подтвердила Элиана. – А твой жених? Он какой? Тоже красавчик? Или чем-то другим тебя взял?

– Жених? – удивилась Валерия. – Нет у меня никакого жениха.

– Как нет?

– Так. Нет и не было никогда.

Элиана пару секунд недоуменно помолчала, а потом спросила таким тоном, как будто хочет подтвердить свою догадку:

– Так это ты из-за него?

– Что из-за него? – ничего не поняла Лера.

– Ну, сиганула с высотки. Значит, оказался козлом, – сделала блондинка странный вывод. – Вот же гад! Ну и правильно ты, Лера, решила: не было его, и все. Забудь! Вычеркни из жизни. Много чести помнить такую скотину.

– Да какую скотину, Эли? Никак не пойму, с чего ты взяла, что у меня есть жених?

– Но ты же в подвенечном платье была, когда тебя к нам доставили.

Теперь уже недоуменно замолчала Лера. В голове всплыла отчетливая картинка: она стремительно несется вниз, а чуть выше планирует слетевшая с головы фата. И что интересно, на самой Валерии белоснежное свадебное платье с облегающим лифом и легкой воздушной юбкой.

– Господи! – ужаснулась Лера. – Я вспомнила. Я действительно была в наряде невесты. Но почему?

– Так ты что, до этого не помнила своего падения?

– Помнила очень смутно. Только сам момент удара. А вообще, я тот злополучный день напрочь забыла. Но кое-что я знаю точно. Еще за сутки до падения никакого жениха у меня не было.

– Ого! – присвистнула Элиана. – Но хоть парень-то был? Может, вы с ним как-то так спонтанно и неожиданно решили пожениться?

– Да, в общем-то и парня как такового не было.

– Совсем-совсем? Ну, кто-то же тебе нравился?

– Пашка нравился. Он смешной такой: большой и добрый. Правда, умел настолько в образ Бармалея вжиться, что малыши пугались.

– Бармалея?

– Это персонаж сказочный – злой дядька с большой бородой, – пояснила Лера. – Мы с Пашкой вместе подрабатывали – детские утренники вели. Но он мне скорее дорог как друг. Любовью это сложно назвать. И потом, в любом случае, не знаю, как у вас, а у нас день в день пожениться нельзя: сегодня решил и сегодня уже и свадьба. Сначала подаешь заявление в загс, потом ждешь месяц, и только потом ты невеста.

– Да, загадка, однако, – задумчиво протянула блондинка. – Но ты не расстраивайся – вспомнишь еще.

– Надеюсь. Мне очень хочется понять, что же произошло в тот день. Прям гвоздем эта мысль засела. Покоя не дает.

– Вспомнишь обязательно. Только ты специально не старайся. С ментальными усилиями иногда инверсия случается.

– Переведи, – с улыбкой попросила Лера.

– Ну, инверсия – значит все наоборот. Ты что-то очень-очень хочешь вспомнить, напрягаешь память, а в итоге еще сильнее забываешь. А если переключиться на другие мысли, то нужная информация неожиданно сама собой в голове всплывает.

– Да, бывает такое, – согласилась Валерия.

– А ты, кстати, не хочешь сходить в реанимацию? Я тут могу с нашей пациенткой одна посидеть. Надеюсь, она пока не проснется.

– Не знаю даже, – пожала плечами Лера.

– Как раз отвлечешься – посмотришь, как врачи с тяжелыми работают. Поначалу может показаться страшно, но привыкать все равно придется.

Лера снова равнодушно пожала плечами.

– Кстати, я говорила? Этот парень, которого наши сейчас спасают, он ведь с Земли.

– Правда? – оживилась Валерия.

– Само собой. Что ж я – дура, электон на такую глупую ложь тратить?

– Слушай, а как вы вообще людей туда-сюда перемещаете? Из параллельных миров в ваш и назад?

– Это ты не по адресу обратилась, – разочаровала Леру Элиана. – Мы это будем только на старших курсах проходить, и то вскользь.

– Почему?

– А смысл подробно рассказывать методики тем, кто все равно их не освоит? На нашем факультете учатся менталисты, а для того, чтобы людей перемещать, нужен другой дар – ЭМП.

– Как расшифровывается?

Элиана усмехнулась:

– Если тебе наши имена показались труднопроизносимыми, то это слово, вообще, не понравится – экстрасенсорный мультипараллелизм. Впрочем, у местных тоже не у всех получается выговорить, поэтому людей с такими способностями называют просто – эмы.

– Значит, эм, пользуясь своим даром, может переместить любого человека в ваш мир, а потом вернуть назад?

– Не все так просто. Для перемещения нужны усилия нескольких эмов и нужна, как это пафосно ни звучит, благородная цель. То есть переместить человека просто так, из спортивного интереса, не получится.

– Благородная цель – спасение жизни?

– Да.

– Но зачем вам это?

– Странный вопрос. Разве у вас, на Земле, не бывает так, что пациента из отсталой страны спасают в стране с высокоразвитой медициной?

– Случается иногда. Правда, бескорыстной такая помощь бывает очень редко. Как минимум используют в рекламных целях, чтобы заявить о новом методе лечения или передовом медцентре. А вот вы, интересно, почему молчите о своем благородстве? Почему у нас, на Земле, никто ничего о вас не знает?

– А как бы вы что-то узнали? Вам о нас просто некому рассказать. Сами эмы перемещаться в другие миры не могут.

– А те, кого они переместили и вылечили, почему молчат?

– Их возвращают назад еще до того, как придут в себя. Поэтому они либо вообще ничего не помнят, либо настолько смутно, что воспринимают как бредовые видения.

– Почему же их возвращают так быстро, не дожидаясь полного выздоровления?

– Медлить нельзя. Если сознание у перемещенных людей включится, то тут же начнет подстраиваться под новый мир.

– Как произошло со мной, когда я начала понимать вашу речь?

– Да. И если сознание перестроилось, то вернуть человека назад уже не получится.

– Совсем-совсем?

У Леры холодок пробежал по спине. Неужели Даркус обманул? Наобещал невозможное, чтобы использовать? Неужели нет способа вернуться обратно и Валерия обречена навсегда остаться в этом мире?

– Я понимаю, о чем ты. О себе? – догадалась Элиана. – По крайней мере, я не слышала о возможности перемещения человека после того, как его сознание примерило на себя новый мир. Но ты не отчаивайся. Я далеко не все знаю.

Лера глубоко вздохнула. Последние минуты разговора сильно пошатнули надежду вернуться домой. Пришлось опять напомнить себе, что она оптимистка. Надо все хорошенько разузнать, а уже потом расстраиваться.

– Ладно, схожу, пожалуй, посмотрю, как тут у вас людей спасают. Реанимация – это та дверь, что с красной лампой?

– Да, – кивнула Элиана. – Правда, в саму реанимацию тебя не пустят. Но там есть огромное смотровое окно – одна из стен полностью стеклянная. Специально так сделано, чтобы интерны могли наблюдать и учиться.

Глава 8
Боевое крещение

Через несколько минут Лера уже стояла возле огромной прозрачной стены и наблюдала, как работают с пациентом местные врачи. Первое впечатление было шоковым. Валерия почувствовала головокружение и приступ тошноты. Пострадавший выглядел ужасно. Внимание приковывала огромная рана на груди, которая казалась совершенно несовместимой с жизнью. Несколько минут Лера боролась с желанием немедленно выйти из реанимационной палаты. Но все же смогла взять себя в руки. Что она, ребенок впечатлительный, что ли? Нет, Валерия всегда считала себя достаточно хладнокровной и не собиралась разочаровываться в себе.

И как только ей удалось подавить ненужные эмоции, сразу же стало интересно наблюдать за работой врачей. Она поняла, что над пациентом колдуют три хирурга и два менталиста.

Хирурги занимались раной на груди. Их действия завораживали. Они кардинально отличались от действий земных хирургов. У медиков не было привычных инструментов. Они использовали большой, диаметром с полметра, светящийся фиолетовым цветом шар. Накладывали на него руки и держали, пока те не начинали светиться. Потом прикладывали руки к краям раны и не убирали, пока свечение не гасло – как будто переносили магический фиолетовый цвет с шара на пациента. Рана сантиметр за сантиметром уменьшалась в размере.

Менталисты, в которых Лера узнала декана Даркуса и старшекурсника Клузи, действовали иначе. У них вообще не было никаких инструментов. Даркус стоял в изголовье, держа руки на расстоянии сантиметра от лица пациента. Пальцы были слегка разведены. Между пальцами клубился белесый дымок. Взгляд доктора был сосредоточен на пострадавшем, но время от времени он переводил его на ассистента. Для Клузи это была команда к действию. Он подносил руки к рукам Даркуса, и дымок, поиграв всеми цветами радуги, исчезал ненадолго. Затем ассистент убирал руки и процесс повторялся.

Лера залюбовалась врачами. Люди в белых хламидах действовали слаженно и гармонично. Каждое их движение казалось выверенным. В них чувствовался профессионализм. Подумать только – там, на Земле, у парня не было шансов, а здесь он буквально оживал на глазах. Валерия переводила восхищенный взгляд с одного доктора на другого. В какой-то момент зафиксировала его на Даркусе. Тот, похоже, заканчивал работу. Лицо выглядело уже не таким напряженным. Складки разгладились, и, кажется, даже слегка дернулись уголки губ. Лера снова отметила, как его волевому лицу идет простая мальчишеская улыбка.

– Физическая оболочка восстановлена, – отрапортовал один из хирургов.

– Эмоционально-энергетический уровень тоже приведен в норму, – сообщил коллегам Даркус. – Можно отдавать пациента эмам.

Он отвел взгляд от пострадавшего и неожиданно для Леры посмотрел в ее сторону. Их глаза встретились. За пару секунд несколько эмоций промелькнуло на его лице. Удивление, интерес, кажется, даже одобрение. Валерия смутилась и потупилась. Но прежде чем увидеть пол, успела мельком глянуть на лицо пациента, которое уже не было прикрыто руками Даркуса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6