Ольга Обская.

Единственная, или Семь невест принца Эндрю



скачать книгу бесплатно

Глава 3
Ужин

Обеденный зал оказался просторной круглой комнатой, посередине которой красовался стол. Накрытый белоснежной скатертью, он был сервирован на семерых. Четыре девушки уже заняли свои места. Пятое, надо полагать, предназначалось для Глафиры, а шестое и седьмое – для ещё двух претенденток, которые задерживались. Значит, никто из королевской семьи на ужине присутствовать не будет. Видимо, решили дать возможность девушкам освоиться и познакомиться друг с другом в непринуждённой обстановке. Вот почему халитесса рукой махнула на наряд Глафиры – посчитала, что сегодняшнее мероприятие не так уж важно в деле борьбы за руку принца.

Стоило Глаше переступить порог, головы присутствующих синхронно обернулись на неё. Какая прелесть – все до единой девушки были в чепцах, хорошо хоть не в красных. Поёживаясь под оценивающими взглядами конкуренток, Глаша прошла к одному из свободных стульев.

– Приветствую подруг по несчастью. Глафира, – с вымученной улыбкой представилась она.

Лица девушек растянулись в ответных улыбках, о степени искренности которых пока судить было сложно.

– Мы тут уже немного перезнакомились, – приветливо сказала соседка слева. – Но решили, чтобы не повторяться, каждая расскажет о себе подробно, когда соберутся все.

Что ж, у Глаши появилось несколько минут, чтобы изучить внешности девушек. Она скользнула по лицам взглядом и осталась довольна. Все четверо были достаточно хороши собой. Принцу будет из кого выбирать и без Глаши.

Девушки как специально расселись в порядке возрастания привлекательности. У соседки слева была самая спорная внешность: черты лица несколько грубоваты. Щёки густо усыпаны веснушками. Но в то же время непослушные рыжие кудряшки, кокетливо выбивавшиеся из-под головного убора, придавали ей задорный вид.

Сидящая по левую руку от неё претендентка производила впечатление умудрённой жизненным опытом дамы. Посматривала свысока. В её прищуре читалась показная скука, что-то вроде: ну, всё ясно, это мы уже проходили. Заметно было, что девушка хорошо поработала над внешностью. Макияж нанесён так, чтобы не бросалась в глаза неестественная удлинённость черт лица. Глаше дама показалась похожей на соседку с четвёртого этажа – Марианну. Вообще-то, обитательницу квартиры № 27 звали Мариной, но представлялась незнакомцам она именно Марианной. Считала, что в таком варианте имя звучит загадочней. Так вот, Марианна любила говорить про себя с иронией: пара грамотных мазков макияжной кисточкой и лошадиная физиономия приобретает аристократический шарм.

Место слева от дамы с лошадино-аристократической внешностью занимала одна из самых симпатичных девушек. Правильные черты лица, нежная бархатистая смуглая кожа, полные чувственные губы, чуть раскосые миндалевидные карие глаза, опушённые длинными ресницами. На Земле бы её назвали восточной красавицей. При этом девушка производила впечатление крайне застенчивой или, скорее, печальной. Грустный потупленный взгляд. Тогда как остальные претендентки, в том числе и Глаша, кто украдкой, а кто в открытую глазели на конкуренток.

Видимо, обладательницу восточной внешности больше других расстраивала перспектива провести целый месяц вдали от дома.

Четвёртую девушку, не задумываясь, можно было назвать броской красавицей. Земные модели ногти бы грызли от зависти. Сошедшее с обложки глянцевого журнала гламурное совершенство. Чувствовалось, что красотка знает себе цену. Видимо, это и была Зурим, основная претендентка на руку престолонаследника по версии халитессы.

Так как имён Глаша пока не знала, окрестила девушек так: Рыженькая, Опытная, Грустная и Гламурная. Теперь оставалось познакомиться ещё с двумя. И одна из них как раз влетела в обеденный зал. Совсем юная, наверно, и 20 нет. Ассоциация родилась стазу – Мальвина. Голубоглазая блондинка с милым кукольным личиком, розовощёкая и весёлая, в облаке пышных юбок и, кто бы сомневался, с чепцом на голове. Она пристроилась на стул рядом с Глашей, и Рыженькая тут же приветливо сообщила ей, что знакомство начнётся, как только явится седьмая претендентка.

Дверь в обеденный зал раскрылась, и Глафира обернулась, чтобы взглянуть на последнюю соратницу по несчастью. Однако это оказалась не она. В комнату вошли двое мужчин в длинных камзолах приятного небесного цвета. На головах береты в тон. Ну как же без них? Глаша уже обратила внимание, что головные уборы в Дарлите были в особом почёте. Мужчины несли на плечах длинный массивный плоский предмет на металлических раскладных ножках, чем-то напоминающий гладильную доску. Они поставили его недалеко от стола, поклонились дамам, достали из карманов молоточки и принялись стучать ими по доске.

Звук походил на лязг металлических цепей и был неприятен до зубной боли. Но в нём можно было различить некий ритм, и Глаша с ужасом поняла, что мужчины в небесного цвета беретах, тарабанящие по гладильной доске, – местные музыканты. Здесь, в Дарлите, такое слушают? А Глаша ещё подтрунивала над секретаршей Леночкой за её любовь к попсе.

– Божественно, – выдохнула Мальвина. – Правда, девочки?

Девочки закивали с разной степенью интенсивности, чем окончательно добили Глафиру. Нет, ну, какая-то изюминка в лязгающих звуках, конечно, была. Мелодия бы отлично подошла, например, как средство против кровососущих насекомых. Комары в радиусе трёх метров падали бы замертво.

Дверь в столовую снова открылась. Седьмая претендентка? Нет, в комнату вереницей зашли несколько человек с подносами в руках. Они грациозно подошли к столу и начали расставлять яства. Один из них, видимо, шеф-повар, сообщил:

– Приказано было подавать ужин.

– А как же седьмая девушка? – спросила Рыженькая.

– Она неважно себя чувствует.

Ну, вот, одна из претенденток уже пошла на хитрость. Догадывалась Глафира, что на самом деле случилось с конкуренткой номер 7. Глаша тоже поначалу подумывала: а не прикинуться ли больной. Замечательный повод пропасовать все конкурсы и предстать в глазах принца кисейной барышней со слабым здоровьем. Больную калеку тот точно не захочет брать в жёны. Не решилась на такой ход только потому, что не знакома с местными врачами. А вдруг они симулянтов вычисляют на раз?

Когда официанты, руководимые шеф-поваром, закончили расставлять блюда, стол ломился от ароматных деликатесов. Румяные куски мяса, зелень и овощи выглядели так аппетитно и так по-земному привычно, что Глаша даже простила Дарлиту его лязгающих музыкантов. Официанты дружной вереницей покинули обеденный зал, и девушки приступили к ужину.

– Я думаю, девочки, самое время познакомиться, – снова взяла на себя инициативу Рыженькая. – Мне кажется, нам надо стать подругами, ведь целый месяц придётся провести вместе. Ссориться из-за того, что на семерых всего один жених, мне кажется, не стоит. Ссоры шансов на победу не увеличивают, а нервы портят.

Глаше понравилось, как дружелюбно и рассудительно прозвучали слова. Смутило только, что Рыженькая уверена – тут все собрались всерьёз бороться за принца. И хоть никто разубеждать говорившую не стал, Глафира подозревала, что большинство девушек просто не хотят выдавать своих истинных планов.

– Давайте так, – предложила Рыженькая. – По очереди называем имя и чем занимались в своём мире. Начну с себя. Агнесса. Работаю заводчиком драконов.

– Заводчиком драконов? – скептически прицокнула Опытная. – Странно. У нас на такую работу только мужчин берут.

– Да. Работа тяжёлая. Драконы плохо поддаются дрессировке. Вот, – Агнесса закатала рукав и показала красное пятно на руке. – Свежий ожог.

– Сама объезжаешь? – широко раскрыв глаза от удивления, спросила Мальвина.

– Разумеется. Но льгот много. В стаж год за два идёт. И платят хорошо.

Глаша посмотрела на Агнессу с уважением. Надо же – каких-то своих местных огнедышащих тварюк дрессирует. И, похоже, такие же и в других мирах водятся, раз остальные девушки не особо удивлены. Хоть бы уж в Дарлите этих драконов не было.

– Меня зовут Барба, – охотно приняла эстафету юная красотка, которую Глаша окрестила Мальвиной.

Выходит, с именем не угадала. Ну, Барба, так Барба. Это имя розовощёкой юной леди тоже подходило, было созвучно с именем небезызвестной куклы.

– Я учусь на первом курсе Высшей Академии Магии. В прошлом году провалила экзамены, а в этом поступила, – с ноткой гордости сообщила Барба.

Надо же, какие вузы бывают в параллельных мирах. И чему там интересно учат? Волшебной палочкой размахивать?

Дама с лошадино-аристократической внешностью снова недоверчиво прицокнула и вставила, как бы между прочим:

– Странная пошла мода: любое самое захудалое магическое ПТУ в академию переименовывать.

И раз уж начала говорить, решила принять эстафету знакомств.

– Киприс, – с чопорным достоинством представилась она. – Профессиональный алхимик. Магистр алхимических наук. Защитила докторскую по теме: влияние вытяжки из корней Магур-Диобразы на циклические псевдоактивные сдвиги ментальных полей летучих крыс.

Потом, обведя конкуренток снисходительным взглядом, добавила:

– Вопросы будут?

Вопросов у девушек не было. Вряд ли кто-то хотя бы смог повторить тему научной работы Киприс.

– А влияние лунного затмения на писк котят ангорской породы вы случайно не изучали? – невинно поинтересовалась Глаша.

Это была излюбленная фраза отца, когда тот хотел подчеркнуть бессмысленность каких-нибудь очередных изысканий в их НИИ, цель которых заключалось лишь в том, чтобы отработать гранты.

Что ответить, Киприс не нашлась. Только сверкнула в сторону Глаши глазами. На помощь пришла Гламурная – решила вступить в игру.

– Ядалина, – бархатным глубоким голосом произнесла она.

А Глаша-то полагала, что это Зурим – её соседка по комнате, о которой предупреждала халитесса.

– Работаю секретарём…

– Ну, разумеется, – многозначительно хмыкнула Киприс.

Замечание прозвучало так, что, мол, на большее никто и не рассчитывал.

– …у заместителя Верховного, – закончила фразу Ядалина.

Слова произвели фурор. По крайней мере, у Барбы округлились глаза. Из чего Глаша сделала вывод, что речь идёт либо о крутом политике, либо о звезде шоу-бизнеса.

Четыре девушки уже отрапортовали о своих героических буднях, пятая – застенчивая восточная красавица, сидела, потупившись, и представляться не спешила, поэтому Глаша решила, что пришла её очередь.

– Глафира. Работаю в компании «Артис». Мы ведём проекты клиентов в социальных сетях.

Девушки поглядели на Глашу с лёгким недоумением.

– Ну, нам поступает заказ создать для какой-нибудь компании страничку во Вконтакте. Мы её создаём, наполняем контентом: фото, видео, реклама, – пришлось разъяснить Глафире.

Но судя по тому, как беспомощно хлопала глазками Барба, разъяснение не помогло.

– Вконтакте – это почти что то же самое, что Фейсбук, – добавила Глаша, сама прекрасно понимая, что фраза не несёт никакой смысловой нагрузки для присутствующих.

– В ваших мирах есть Интернет? – наконец догадалась спросить она. – Всемирная паутина?

– Паутина есть, – радостно кивнула Барба.

Другие тоже закивали, но уточняющих вопросов почему-то задавать не стали. Вместо этого, оставив в покое Глашу, устремили взгляды на последнюю не представившуюся претендентку.

– Зурим, – тихо произнесла она. – Я временно нигде не работаю.

Остаток ужина прошёл в разговорах о предстоящих конкурсах. Девушки делились догадками, что за испытания им предстоят впереди.

Глава 4
Стерпится – слюбится

– Думаю, в основном будут проверять ловкость и физическую форму, – сделала предположение Агнесса. – Принцу нужна здоровая жена.

Если так, Глаше можно спать спокойно. Ей даже стараться провалить испытание не придётся. Рыженькая дрессировщица драконов на голову выше и в сноровке, и в физической выносливости.

– В первую очередь принцу нужна умная жена, – снисходительно поправила Киприс, сделав многозначительное ударение на слове «умная». – Будут проверять содержимое черепной коробки – знания.

Если обладательница научной степени в области алхимии имеет в виду свою алхимическую муть, то здесь ей, конечно, нет равных.

– Хотите, открою секрет? – бархатным голоском поинтересовалась Ядалина, окатив Киприс ехидным взглядом. – Мужчины не любят умных. Всё, что требуется от невесты принца, – быть красивой. А единственное знание, которое ей необходимо, – это знание придворного этикета.

– Заезженный стереотип, придуманный красотками недалёкого ума, – фыркнула Киприс.

– Полагаете, принцу нужна жена, чтобы вести с ней беседы о псевдоциклических задвигах у летучих змей? – с утрированной вежливостью поинтересовалась Ядалина.

– Псевдоактивных ментальных сдвигах у летучих крыс, – заносчиво поправила Киприс. – И да, полагаю, для этого.

Глаша наблюдала за пикировкой с любопытством. Складывалось впечатление, что девушки действительно всерьёз собрались бороться за принца. По крайней мере, количество яда, которым были пропитаны слова, говорило в пользу этой версии.

– Знаете, девочки, – неожиданно вступила в разговор Барба, – а мне кажется, нас будут проверять на способности к магии.

Киприс и Ядалина перестали сверлить друг друга взглядами и уставились на белокурую красотку. На лицах обоих проскочило недовольство. То ли им не понравилось, что их глубоко философской дискуссии помешали, то ли само предположение Барбы вызвало раздражение.

Блондинка не успела узнать мнение остальных претенденток по поводу своей гипотезы. В столовую вошёл Крайс, и всё внимание девушек моментально переключилось на него.

– Добрый вечер! – поприветствовал он. – Все меня уже немного знают, но напомню ещё раз: я хромейстер, организатор конкурсов для невест. А теперь перейдём к делу.

Крайс подошёл к столу и раздал девушкам по листку бумаги.

– Схема дворцовых покоев и придворцовой территории, – пояснил он. – Чтобы вам легче было ориентироваться.

Глаша с интересом уставилась на рисунок. Если голубым цветом здесь, как и на Земле, обозначают водоёмы, то выходило, что дворец расположен на берегу моря. Замечательное открытие! Какая погода стоит за окном, Глафира пока понятия не имела, но если в Дарлите сейчас лето, то, вероятно, будет возможность поплавать и позагорать.

– С обратной стороны – распорядок дня, – продолжил Крайс.

А вот эта новость насторожила. Глаша перевернула листок, и первое что бросилось в глаза: 9.00 – зарядка. Не то чтобы Глафира не любила спорт. Она с удовольствием ходила с подругами на каток и даже однажды целый месяц регулярно посещала тренажёрный зал, чтобы не пропал подаренный на день рождения всё теми же подругами абонемент. Но Глаше не нравилась обязаловка – сам факт, что день, начиная с зарядки, был расписан по минутам, как в армии.

Судя по хмыканью, прокатившемуся по столовой, остальные претендентки уже тоже пробежали глазами расписание и не всеми пунктами остались довольны.

– Не забывайте, в договоре был раздел о том, что обязуетесь следовать распорядку, – напомнил Крайс и развернулся, чтобы выйти из обеденного зала.

– Можно вопрос? – вежливо остановила его Агнесса. – Тут написано: 12.00–14.00 – подготовка к первому конкурсу. А какой будет первый конкурс?

Крайс вернулся к столу и одарил девушек обезоруживающей улыбкой. Те замерли в напряжении.

– Традиционно первый конкурс – это испытание на ловкость.

Агнесса просияла. Лица же остальных девушек выражали мало энтузиазма. У Киприс от досады даже макияж сполз куда-то вбок, лишив лицо аристократизма и вернув ему его первозданный «лошадиный» вид.

– Скачки на зебрах, – добил профессоршу алхимии Крайс.

Затем вежливо попрощался и вышел из обеденного зала.

Что ж, замечательный конкурс, чтобы его провалить. Глаша имела, правда, небольшой опыт катания на лошадях. Школьная подруга, Света Голикова, занималась конным спортом и научила худо-бедно держаться в седле. Но то были смирные лошадки, а не зебры, которые в Дарлите могут неожиданно оказаться огнедышащими или саблезубыми. Кто их знает? Тут уже даже больше вопрос не в том, как поизящнее проиграть, а том, как бы не сломать шею.

– Я же говорила, – торжествующе произнесла Агнесса, как только за хромейстером закрылась дверь. – Главное качество для невесты принца – это хорошая физическая форма. Ей же наследника рожать.

Ядалина и Киприс явно имели по этому поводу другое мнение. Но пока подбирали подходящие слова, чтобы его озвучить, Агнесса дружелюбно продолжила:

– Девочки, я понимаю, что в этом состязании у меня преимущество. Есть опыт работы с животными поноровистее зебр. И я с удовольствием поделюсь им. Обращайтесь. Я за честную конкуренцию.

Слова Агнессы в очередной раз подчеркнули её адекватность. Рыженькая дрессировщица драконов пока казалась Глафире самой подходящей кандидатурой, с кем можно было бы подружиться. И даже стало жаль, что комнату придётся делить не с ней, а с Зурим, которая за весь ужин проронила не больше пяти слов. Кто знает, что у неё в голове?

Девушки одна за другой начали покидать обеденный зал. Отправилась в свою комнату и Глаша. Нашла дорогу почти без проблем. Помогла схема, которую вручил Крайс. Когда зашла в апартаменты, соседка по комнате уже была там. Она сидела на краешке дивана всё с тем же потупленным взглядом.

– Ты уже выбрала себе кровать? – спросила Глафира. – Какая больше нравится? Могу уступить. Мне всё равно.

Кровати абсолютно ничем не отличались. Находились в просторной уютной нише и были разделены ширмой. И Глаше действительно было без разницы, какую из них сделать своим ночным убежищем.

– Спасибо. Та, что справа от окна, – откликнулась Зурим.

– Отлично. Кстати, хотела тебя спросить, ты поняла устройство здешних ванных комнат. Тот резервуар с лианой – он предназначен для принятия ванн?

– Да.

– А чего вода в нём голубая? Добавлено какое-то моющее средство?

– Да.

– А как воду сливать и набирать новую? Что-то я там никаких кранов не заметила.

– Каждый раз, когда кто-то выходит из ванной комнаты, вода в купальнице сменяется автоматически. Там есть незаметные отверстия в стенах и дне для слива и набора воды.

Ух ты! Глашу удивила не столько местная хитроумная водопроводная система, сколько то, что Зурим, оказывается, умеет говорить длинными фразами.

– А откуда ты знаешь? В вашем мире санузлы устроены так же?

– Нет.

Ну вот, опять однозначный ответ без каких-либо пояснений.

– Ладно. Кто пойдёт первый? – спросила Глаша.

Она, конечно, помнила про членистоногого обитателя ванной комнаты и решила проверить реакцию Зурим. Существовала вероятность, что соседка по комнате тоже прекрасно знает про паука, потому что сама же его туда и подбросила, чтобы напугать Глафиру.

– Иди ты первая, – проронила Зурим.

– Уступаю, – улыбнулась Глаша. – Не люблю членистоногих.

Зурим посмотрела недоумённо. Это она такая искусная актриса или действительно паук – не её рук дело? Глафира решила не мучить дальше восточную красавицу и рассказала о «чудесном» зверьке, какого повстречала перед ужином. Зурим побледнела и, не дослушав, кинулась в ванную комнату. Через пару минут вышла оттуда, держа в руках мохнатое членистоногое.

– Его ты видела?

Паук беспомощно перебирал лапками. И как ей не противно трогать его? Глаша пригляделась: десять конечностей, красно-чёрный рисунок на тельце.

– Да вроде бы его.

Зурим подошла к окну, раскрыла и выпустила членистоногого на улицу. Потом села на диван. Её плечи беззвучно затряслись. Да что с ней? Тоскует по дому? Почему сломя голову бросилась спасать паука? В её мире это священное животное? Глаша подошла и присела рядом. Осторожно тронула за руку:

– Скучаешь по дому? Боишься, что не получится вернуться?

– Нет, – прошептала Зурим. – Наоборот. Страшно боюсь, что придётся вернуться.

– Так сильно хочешь замуж за принца? Но нам же его ещё даже не показали. Может, он чуть красивее гамадрила и храпит по ночам?

– Мне всё равно. Стерпится – слюбится. Мне нельзя возвращаться.

Глава 5
Браки заключаются на небесах

Больше Зурим не проронила ни слова. Глафира собиралась оставить её в покое. Но было что-то удивительно трогательное в полном тоски покорном взгляде, в слезинках, собравшихся в уголках глаз, что заставляло Глашу сидеть рядом и осторожно гладить по руке.

– Расскажи, что там у тебя случилось? Почему не хочешь возвращаться?

– Ты с Земли. Не поймёшь, – грустно выдохнула Зурим.

– Ну, вот и ты туда же, – возмутилась Глаша. – Сначала халитесса намекала, что с земным миром что-то не так, теперь ты.

Глафира собиралась рассердиться. Но не смогла. Сложно злиться на человека, который топит себя в собственной печали.

– Ваш мир ничем не хуже других, – поспешила заверить Зурим. – Просто устроен по-другому – рационально.

– А ваш, выходит, иррациально? – усмехнулась Глаша. – В общем, рассказывай – разберёмся.

– Понимаешь, в нашем мире браки заключаются на небесах.

– Нашла чем удивить. На Земле тоже на небесах.

Зурим глянула недоверчиво.

– Ну, это в возвышенном смысле, – пояснила Глаша. – Так в стихах пишут. А физически молодожёны, конечно, находятся на земле. Хотя встречаются оригиналы, которые свадебный обряд совершают в полёте на самолёте или даже на воздушном шаре.

– Я же говорила – у вас всё рационально.

– Ну, хорошо. А как у вас?

– У нас, когда рождается девочка, Абеллиин, главный астролог, и его помощники считывают с небес её карму. Они определяют, как располагались дневные и ночные светила в момент рождения малышки, а потом долго медитируют. Звёзды открывают им важную информацию – кто её единственный суженый. Он и становится супругом, когда девушке исполняется 21.

Не хотела бы Глаша жить в таком мире.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное