Ольга Никитина.

Любовь, чакры и мармелад



скачать книгу бесплатно

подхватив воображаемую корзинку, поскакала по залу, маскируя под «обезьян и бегемотов» все те же деми-плие. Так они с успехом провели оставшиеся пять минут урока. Финальный поклон-реверанс и… долгожданная фраза:

–Урок окончен.

–А печенье?

–Печенье?-недоуменно переспросила Вика.

–Юлия Ивановна нам всегда давала печенье в конце урока,-доходчиво

пояснила Лиза, натягивая свою пачку на уши.

–А, извини, я не знала,-она примирительно улыбнулась. –В следующий раз, ладно?

Никакого следующего раза,-подумала она. Пусть Юля ищет кого-нибудь другого на замену. Кого-то, кто любит работать с детьми. Это явно не ее, Вики, призвание. В конце концов, у нее образование хореографа, а не воспитательницы. Быстро отключив старенький смартфон от музыкальных колонок, она подхватила сумку и вышла из зала. Улыбнулась черноволосой женщине, прижимавшей к груди свое чадо.

–Замечательные дети.

–Она нам не дала печенья,-громко объявил замечательный ребенок.

–Не было печенья?-умиленно переспросила родительница.

–Зато животик не вырастет,-просюсюкала Вика и пощекотала свисавший над

резинкой жирок.

Женщина сверкнула глазами.

–Ребенок должен быть здоровым прежде всего!

Вика посмешила согласиться. Школа была частная, недавно открылась и сражалась за каждого клиента. Не хватало еще жалоб от родителей на педагога. Юльку подводить не хотелось. Она регулярно подбрасывала Вике какие-нибудь халтурки.

–А у нас был танец «Красной Шапочки», да? Понравился тебе танец?

Девочка пробормотала что-то вроде «угу», и Вика, лучезарно улыбнувшись, направилась в раздевалку, говоря себе, что полторы тысячи рублей не стоят такого морального унижения. Другая мамочка стояла на коленях, пытаясь одеть своего ребенка, пока та увлеченно смотрела мультик на ай-паде.

«Ну, с чего они будут хотеть двигаться, если с самого рождения у них перед глазами гаджеты и девайсы?»-подумала Вика и вспомнила, как целыми днями торчала во Дворце Творчества, подглядывая в замочную скважину за группой танца, и пыталась повторить дома то, что удалось запомнить. Вроде бы тогда уже были и мобильные телефоны, и компьютеры, но все-таки еще не до такой степени поглотили они цивилизацию.

Стянув тренировочную форму, она не избежала соблазна взглянуть в зеркало. Кубики пресса начинали бледнеть. Она раздосадовано вздохнула-несколько дней послаблений, и насмарку ежедневные фитнес-тренировки. Мало того, что-коротышка, так еще природа наградила толстыми ляжками и задницей, как у Джей Ло. Она-то хоть застраховать свою может, а Вике что делать, простите, со своим богатством?! Печенье, видишь ли, им подавай! Попробовали бы на кефирной диете посидеть… «Перестань, они же дети»,-тут же укорила она себя. У них впереди целая жизнь запретов и ограничений. Пусть хоть сейчас порадуются. Застегнув джинсы, она надела футболку, мешковатый теплый свитер с горлом, влезла в кроссовки и через несколько минут оказалась на улице.

Было еще светло-дни становились все длиннее. С самого утра шел дождь, воздух был сырым и промозглым. Она прошла через зеленый, намокший сквер к метро. Вышла на станции Арбатской-обычно прогулка по Старому Арбату поднимала настроение. Художники, уличные музыканты, зрители у входа в театр помогали ей ощутить себя «в своей тарелке», среди своих. Но сегодня даже Арбат не помогал. Беспечные уличные музыканты вызывали зависть, а художники-карикатуристы-жалость. Мир искусства казался ей тем вечером обычной мышеловкой. Манит ароматный сыр своим блеском, а попробуешь схватить-вот и попалась. Она прошла мимо импресарио, тыкавшего ей в грудь шляпой для денег, но неожиданно зацепилась взглядом за мужчину у края дороги, напротив кафе-трамвая. Он просил милостыню, но вид у него был не просящий, а вполне безмятежный. Одет бедно, но чисто, борода, палка-костыль рядом на земле. Вика порылась в кошельке и, отыскав две монетки по два рубля, бросила в пластиковый стакан. Мужчина расплылся в широкой улыбке, поблагодарил и пожелал ей хорошего вечера. Она вздрогнула-какой-то парень потянул ее за рукав, приглашая присоединиться к танцевавшим в середине круга. Она помотала головой.

–Нет, я спешу.

Парень был симпатичный. Его друзья показывали трюки брейк данса под одобрительные крики зрителей. Вика представила, как здорово было бы присоединиться к ним, но тут же себя одернула.

Зазвонил телефон.

–Привет, ты скоро? Без тебя одиноко и холодно.

–Включи телевизор и батарею.

–Ой, кто-то сегодня кусается.

–Я уже сажусь в метро.

–Как урок?

–Отвратительно.

–Ясно. Ну, чтобы поднять тебе настроение, открою секрет. Я готовлю ужин с десертом!

–А,-простонала она. –Мне же нельзя.

–А я тебе и не предлагаю.

–Жадина.

–Я тоже тебя люблю!

–До встречи.

Она положила трубку. В конце концов, у нее есть Сашка. Замечательный, внимательный, нежный. Что еще нужно женщине?!..

Глава 6.

-Ну, рассказывай. Что за разговор?-горя нетерпением, схватила ее за руку Настя, когда они, расцеловавшись перед входом в Шоколадницу, окунулись в прохладу зала с кондиционером и сели в коричневые кожаные кресла. Лиля, быстро заказав свежевыжатый сок, отложила меню. Хотела покончить с неприятным разговором поскорей. Настя даже открывать меню не стала, а официанту сказала: «Подумаю еще». Наклонилась вперед к подруге.

–Не могу терпеть. Ты беременна, да?

–Что?-прыснула Лиля, хотя настроение было не из веселых. -С ума сошла.

–Тогда что?-разочарованно поджала губы подруга.

–Я встречаюсь с Гришей.

Лиля, конечно, ждала реакции от лучшей подруги, но не такой.

Сначала круглые голубые глаза Насти сделались еще вдвое круглее, а потом она посмотрела на Лилю, точно мать Тереза на бездомного щенка.

–Ох, бедненький. Это он так сильно переживает!..

–Не поняла тебя,-Лиля машинально дернула вниз ядовито-розовый топ.

Кондиционер неприятно дул в пупок.

–Мне так неудобно, Лилька. Но как твоя лучшая подруга я должна сказать тебе правду. Пока ты не втю… чтобы потом типа не было больно.

–Настя, он…

–Я знаю. Он может быть таким милым. Я на тебя не злюсь. Но это же слепому понятно, что он замутил с тобой, чтобы меня позлить. Вернее, надеется, что я разозлюсь. Буду ревновать. Он с тех пор, как я его бросила, сам не свой.

Тут Лиля разозлилась.

–Настя, мы не замутили. Он мне сделал предложение!-Люди за соседними

столиками стали оборачиваться, но Лиля не обращала внимания.

Ангельское личико блондинки вмиг стало пунцовым-точно в марганцовку окунули.

–Предложение? Ты шутишь, да?

–Нет, не шучу,-твердо сказала Лиля, которую уже перестали мучить угрызения

совести. –А что такого? Ты же сама его бросила. Три месяца назад.

–Предложение… С кольцом?-точно близкая к обмороку, пролепетала Настя.

–С кольцом,-кивнула Лиля. –Бриллиант. Карата три, наверное. Сверкает-обалдеть.

С каждым новым словом Настя сникала все больше, пока титаническим усилием воли не растянула губы в улыбке.

–Поздравляю!

–Спасибо, подруга! Я сама в шоке. Мы же всегда друзьями были. Я и не представляла, что так выйдет.

–Я… я, знаешь, я пойду. Забыла-я на маникюр записалась,-как-то сдавленно

проговорила Настя, и прежде чем Лиля успела подняться для прощального поцелуя, вылетела из кафе.

Лиля задумчиво потянула сок, потом дунула в соломинку, устраивая «бурю в стакане». Седоволосая дама обернулась на громкое бульканье. Лиля смерила ее взглядом.

–Эмоциональная разрядка.

Дама, недовольно покачав головой, вернулась к своему блюду. Лиля еще не решила, соблазниться ли блинчиками или ограничиться сигаретой, когда телефон звякнул. Сообщение от Гриши: «Можем поговорить?»

–Теперь можем,-ответила она телефону и сама набрала номер.

–Я все рассказала Насте.

–В курсе. Она мне только что звонила-спрашивала насчет кольца с жутким бриллиантом.

Лиля прыснула.

–И что ты сказал?

–Что это не ее дело.

–Хвалю!

–А что вообще за история, Лиль? С чего она взяла это кольцо?

–Считай, это была моя месть за ее измену,-Лиля откинулась в кресле.

–Я соскучился!

–Я тоже! Ничего, вот поженимся и не будешь знать, куда от меня деваться.

–Дудки!-рассмеялся голос в трубке. –Значит, теперь все официально?

–Еще как! Можем обжиматься всем на завидки.

–Жду не дождусь,-с преувеличенной страстью выдохнул в трубку Гриша, и она

рассмеялась.

–Увидимся на репе.


Из раздевалки «Мюзик-кабаре» Лиля неизменно заходила в курилку. Не только «посмолить», но и посудачить-посплетничать с коллективом, пожаловаться на безденежье и жлобство продюсеров, которые миллионы заколачивают, а танцорам перепадают копейки. В узком предбаннике на лестнице стояло человек пять-шесть, и все они как по команде на Лилино «привет» сжали губы, точно сдерживая улыбки. «Ну, конечно, Настасья уже наплела с три короба»-глянула Лиля на подругу, скорее всего, бывшую, которая невозмутимо выдувала дым в стену.

–Что за лица, как будто птичка в рот насрала?-Лиля достала сигарету и огляделась-предложит ли кто огня. Степан, по прозвищу Шварц, за гору мышц, вспыхнул зажигалкой. Лиля затянулась.

–У меня подруга тоже курила. Родила-у малыша на все аллергия. Говорят, из-за никотина,-протянула одна из танцовщиц. Лиля подняла бровь.

–Пока срок маленький-можно,-со знанием дела возразил Степа.

–Ребят, а кто беременный-то?

Но за исключением загадочных переглядываний и молчания никакого ответа не последовало. Один за другим все ушли, оставив Лилю докуривать в одиночестве. Выбросив половину сигареты в железную банку из-под кофе, прикрученную проволокой к перилам, она потянула тяжелую, обитую войлочным дерматином, дверь. В коридоре поймала высокую веснушчатую девицу с копной рыжих волос.

–Слушай, что там Настасья про меня наговорила?

–Что ты залетела от Суслова и заставляешь его на тебе жениться,-равнодушно бросила та и отбила каблуками чечетку.

–Понятно,-процедила Лиля, и тут ее обвили сзади сильные мужские руки.

–А вот и счастливый отец,-пробормотала рыжая, отходя в сторону.

–Чего?-удивился Гриша.

–Не обращай внимания. Твоя бывшая бесится.


Репетиция началась. Суровая Алена Константиновна в круглых очках на кончике носа следила, как восемь пар рослых мужчин и девушек на сцене синхронно махали ногами, меняли рисунки и усиленно улыбались во весь рот. Тем временем в первой линии между двумя центровыми танцовщицами происходил диалог, который можно было считать верхом эстрадного мастерства. Обмениваясь репликами, ни одна ни разу не ошиблась в движении и даже не потеряла восторженного выражения лица.

–Спасибо тебе за сплетни, подруга,-процедила Лиля, выставляя бедро вперед и поворачиваясь через плечо на десятисантиметровых каблуках.

–Какие еще сплетни?-кинула высокий батман Настя и перешла к партнеру.

–Харэ прикидываться. Плетешь, что я на сносях.

Они поменялись позициями крест-накрест сексуальным шагом.

–А ты думаешь, не видно?-снова синхронное повторение припева. –Вон и живот висит. Пора уже снимать короткие маечки.

Такого хамства Лиля не ожидала. Бессознательно опустила глаза вниз-на голую полоску живота. В этот короткий миг Настя выставила ногу в па-де-буре чуть дальше положенного. Лиля, споткнувшись, потеряла равновесие и рухнула на пол.

–Чайковская, что с тобой сегодня!-остановив музыку, крикнула Алена

Константиновна. –Ты часом не пила?

–Ей нельзя,-хихикнули из задней линии.

Лиля, стараясь одновременно сохранить достоинство и ощупывая себя-не сломала ли чего, приземляясь на бедро, собрала себя с пола, повернулась к подруге, теперь уже точно бывшей, и плюнула ей на туфли.

–Пошла ты к черту.

Уходя со сцены, бросила новенькой, репетировавшей сзади.

–Иди, вставай на мое место. Пришел твой звездный час.

Изо всех сил старалась не хромать, красиво виляя бедрами на выходе из зала. Хотя нога болела так, что хотелось выть. Гриша побежал за ней в раздевалку. «Слава богу, хоть тут никаких сюрпризов»,-подумала она с облегчением.

Конечно, она для приличия попыталась его разубедить, мол, это моя битва, не твоя. Но он и слушать не захотел.

–Мы теперь семья. Я уже давно хотел свалить из этого рабства. Вот и повод нашелся.


Вот так. Приехали из Перми три года назад трое выпускников хоряги-друзья не-разлей вода. Счастливы были, что всех троих взяли в Мюзик-кабаре. В столице, приезжие, и – сразу получили работу с официальным трудоустройством! Квартиру снимали вместе. Тоже повезло-нашли двушку почти в районе Садового кольца. Настя с Гошей в гостиной, Лиля-в крохотной спаленке. Всегда у них дома было весело-кутежи, вечеринки. Лиля с Настей салатов накрутят, разносолы домашние из родительских посылок поставят,-стол ломился. Помидорки, огурчики, патесончики-хоть под шампань, хоть под беленькую. Жили, как говорится, не тужили. Настя с Гришей уже подумывали квартиру в ипотеку брать, в Новокосино. Метро туда еще не ходило, и квартиры были подешевле. Родители обещали помочь. А после Нового Года все как с горы покатилось. Недаром говорят-как Новый Год встретишь-так его и проведешь. Встретили порознь. Впервые за пять лет. Настя с Гришей укатили в Египет, а Лиля взяла халтурку на тридцать первое число-работа в банкетном зале. Платили шестьсот долларов. Встретила бой курантов в тесной гримерке, где под деревянными балками даже не встать было в полный рост, с чужими людьми, да еще и в дурацком костюме египетской гейши, или как там они называются. Жизнь любит проводить забавные параллели. Настя, вернувшись из Египта, поведала подруге страшную тайну. Переспала с местным аборигеном. Как она умудрилась, под носом у собственного бойфренда, бог знает, только курортный адюльтер перерос в тайный роман. Через месяц Настя сообщила Грише, что уходит от него. Съехала. А Лиля осталась. И как в голливудском кино: дружили-дружили, пока по пьянке не переспали. Проснувшись утром в объятиях друг друга, решили, что искать чего-то другого уже не хотелось. У Насти не заладилось с египтянином. Поездила она к нему в гости и прекратила. Сказала, что надоел.


-Ушли мы, конечно, красиво,-подхрамывая к станции метро, размышляла Лиля. – А чем за квартиру платить? Надо срочно искать работу. Бросить клич по знакомым.

Подключившись к Мосметро в электричке, она первым делом в социальных сетях удалила Настю из друзей, а потом повесила на виртуальную стену статус:

Двое сногсшибательных танцовщиков ищут хорошо оплачиваемую работу. Торопитесь-предложение ограничено!

Глава 7.

Закончив медитацию, Ниранджананда распрямил ноги в коленях, разгоняя кровь, потянулся вперед, обхватив ладонями большие пальцы ног, чувствуя приятное растяжение в пояснице, когда живот лег на бедра. Мальчишкой, на тренировках по карате, он ненавидел это упражнение. Боль под коленями казалась невыносимой. Тогда, двадцать пять лет назад никто ему не объяснял, что главное в складочке-не подколенные сгибы, а растяжка максимально ровного позвоночника. Основной эффект состоит в том, чтобы освободить зажатые нервы. Теперь Пашчимоттанасана, что на санскрите означает «положение наклон к ногам сидя», а по простому, складочка, была одной из его любимых. Главное-расслабиться и дышать. Тело сделает все само. Он полежал в складочке довольно долго, слушая собственное дыхание, потом сделал прогиб назад, оторвав бедра от пола, перевернулся в Адхо Мукха Шаванасану -«собаку мордой вниз». Хрустнули суставы в плечах, когда он сильнее надавил на ладони, приятно натянулись ахилловы сухожилия, когда он вдавил пятки в пол. Он перенес вес на ладони, оторвал стопы от пола и медленно вышел в стойку на руках, сохраняя ровное дыхание. Чувствовал, как отливает кровь от пяток, устремляясь в голову, как наливаются сталью плечи и грудная клетка. Потом перестал слушать ощущения тела и сосредоточился на дыхании. Прежде чем выйти из позиции в заключительную «позу мертвеца», он десять раз отжался. Полежал на полу, расслабляясь, слушая привычные покалывания в ладонях и стопах, потом поднялся, сложил вдвое квадратный коврик из грубой дерюги и положил на привычное место в шкафу. Сунул ноги в шлепанцы, стоявшие в общем коридоре за дверью-в комнатах ходили босиком. Любая обувь считалась разрушительной для потока энергии. Прошел по коридору, по пути приветствовав свами обычным “ом”, спустился по ступенькам вниз и перешагнул порог в жаркий, наполненный цветочными и травяными ароматами, воздух. Близилось время ужина. Сегодня съезжались гости выходного дня на семинар, поэтому готовить нужно было больше обычного. По обыкновению свами сами выбирали себе обязанности. Он работал в офисе-отправлял письма, обновлял вебсайт, заполнял хозяйственные ведомости. Кухни он касался редко. Но двое свами уехали на неделю в Индию, и он вызвался помочь, так как рук не хватало. По асфальтированной дорожке, обрамленной аккуратно подстриженной сочной травой, он направился к приземистому вытянутому зданию, где располагались кухня и обеденный зал. Черно-белый козел у входной двери лениво подергивал длинную ветку куста.


Массивные деревянные столы были украшены изящными вазочками с полевыми цветами. Позади широкой барной стойки, на кухне, повар в расписном фартуке переставляла большие металлические контейнеры. Он приветствовал и спросил, чем помочь. Нараяни резала свежие овощи для салата. Как всегда молчаливая и замкнутая. Она приезжала в ашрам каждое лето на три месяца вместе со своим молодым человеком. А полгода назад приехала одна и попросила остаться. Она никогда не рассказывала о своей жизни. Иногда гости жаловались на ее неприветливость. Дескать, не здоровается, на уроках хатха-йоги критикует. Вечно хмурая. Свами Приянанда-душа ашрама-чуткая и внимательная-пыталась поговорить. Нараяни хмуро кивала, сложив руки крестом на груди, точно отгораживаясь от мира, на несколько дней после разговора становилась приветливее. А потом снова уползала в свою раковину неприязни к миру. Но все обычаи ашрама она выполняла безукоризненно, а в хатха-йоге ей и вовсе не было равных. Даже старший свами, когда вел уроки сам, просил Нараяни показать ту или иную асану. Ниранджанананда взял из большой корзины внушительный розовый помидор, достал хорошо заточенный длинный нож и принялся резать большими ломтями, одновременно фокусируясь на потоке дыхания. Погруженный в собственную тишину, он не видел, что Нараяни порезалась, но уловил какое-то изменение в пространстве. Повернул голову-она бесстрастно взирала на поток крови, стекавший и расплывавшийся по столешнице. Он побледнел, пол слегка качнулся под ногами. Пытаясь совладать с собой, схватил кухонное полотенце и обернул вокруг пореза несколько раз.

–Я принесу пластырь. Из офиса.

Грудь начинало сдавливать, дышать стало сложнее. Он выбежал на улицу и жадно глотнул свежего воздуха. Офис находился в нескольких метрах. Он все время смотрел под ноги, стараясь сосредоточиться на дыхании, а не навязчивом кровавом зареве перед глазами. Женскую фигуру на тропинке он заметил слишком поздно и врезался в нее со всего маху. Почувствовал нежный аромат сирени, исходивший от нее. Ему сразу стало лучше. Извинившись, он несколько раз переспросил, все ли в порядке. Она заверила, что ничего страшного. Он расслышал знакомый акцент и перешел с английского на русский.

–Вы из России?

Она удивленно приподняла брови и ответила утвердительно. Среднего роста, изящная, в широких фиолетовых штанах-шароварах и оранжевой футболке. За идеально прямой спиной гостьи висел тряпичный футляр с ковриком для йоги. Он спросил, чем может помочь. Она сказала, что приехала на семинар “йога против травм”. Он представился и показал главное здание, где проходила регистрация гостей. Она поблагодарила его, улыбнулась и назвала свое имя. У нее были глубокие темно-карие, цвета кофейных зерен, глаза, и неожиданно широкая для узкого вытянутого лица улыбка. Он вспомнил, что целью его было помочь Нараяни, и поспешил за пластырем. Оборачивая поврежденный палец коллеги, он почувствовал необходимость вернуться мыслями в прошлое, к девушке в шароварах. Как же она сказала, ее зовут?.. Элина.

–Ой, у вас что тут происходит?-охнула , вплывая в кухню точно баржа, повар. –Кровищи-то налили!.. Ну, все, полотенцу каюк пришел!-горестно вздохнула она, рассматривая багровые подтеки. Служители ашрама оставили ее эмоции без комментариев. Сосредоточившись на собственном дыхании, они продолжили резать овощи. Вскоре в обеденной зале послышались негромкие голоса-гости собирались к ужину.


Миниатюрная девушка в длинной, расшитой бирюзовой блузе, проводила Элину в общую комнату на втором этаже коттеджа. Перед лестницей Элина разулась, оставив мягкие кожаные шлепки рядом с остальной обувью, и босиком поднялась наверх, чувствуя, как приятно массировал ступни жесткий палас. Заглянула в комнату-просторно, светло, на полу вдоль стен матрасы, на вид-удобные. Она улыбнулась-обстановка напомнила ей поездки с детским танцевальным коллективом в далекие девяностые годы. Они вот так же ночевали на матрасах в какой-нибудь спортшколе и уплетали сайру в томатном соусе с хлебом на завтрак, обед и ужин.

–Замечательно,-сказала девушка по-английски. Ее провожатая показала ванную комнату с двумя душевыми кабинами, умывальниками и туалетными комнатами. Все-чистое, светлое, опрятное. После этого миловидная девушка удалилась. Элина остановилась посреди комнаты, раздумывая, какой матрас выбрать-поближе к балкону или в отдалении, под низким деревянным карнизом. Несколько матрасов были заняты вещами, но большинство пустовало.

–Привет,-раздался голос за спиной и, обернувшись, она увидела девушку с короткой стрижкой. Девушка обратилась к ней по-русски. «У меня что, на лбу написано, что я из России,»-подумала Элина с раздражением. Она была вовсе не против попрактиковаться в английском. Она ответила на приветствие и представилась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное