Ольга Манскова.

Учителя и М-ученики (Русь эзотерическая)



скачать книгу бесплатно

Посвящается всем, кто искал…

И не нашел.

Глава 1. Новичок

«Пойти на поиск себя не трудно: трудно там не заблудиться».

(Костик, поклонник «Нирваны»)


Пресловутые девяностые… Странные годы, которые потом почему-то назовут «лихими»… Те самые, когда птица-тройка уже на полном скаку неслась в тартарары, но трудности ещё кажутся временными, а главным мнится поиск себя, истины и Пути. Споры на кухне о судьбе России ещё не кажутся диким помешательством, но при этом одни ратуют за введение преподавания в гимназиях латыни и древнегреческого, а другие – за то, чтобы в их руках оказался сахар – сырец, который не рационально, по их мнению, продавать не переработанным… Разве можно упустить шанс подзашибить деньгу там, где её можно содрать с ближних? Даже сахар они хотят выдавать только в виде рафинада… Хорошо, что ни одна кухня с разношерстными гостями всё же не доходит до мордобоя. Хотя, в это же самое время, на улицах городов одних уже убивают за правду журналистских расследований, а другие разъезжают быками в малиновых пиджаках с классической золотой цепью на шее и молоденькими девушками на задних сидениях «Тойоты».

Сиё есть жизнь, и ничто человеческое ей не чуждо… Кто-то едет за туманами, и получает за это навечно приклеенную кликуху «лох», а кто-то занимается рэкетом прохожих в темных подворотнях, чем неплохо поправляет свои финансовые дела. Одни ещё ищут Учителей, с мечтами и думами о духовном, или слагают стихи, которые не напечатает никто и никогда – и судьба уже идет по их следу, как сумасшедший с окровавленным топором… Поскольку, пока они ищут своё место в жизни, чтобы сотворить нечто доброе и вечное – совсем другие люди уже делят между собой их страну, их дома и ресурсы. А им остается лишь окраина мира, пыль от дорог и поиск смысла. Которого нет… Смешно, но другого пути им и не надо. «Лох – это судьба» – красуется надпись на заборе. Поскольку этот мир придуман не нами и не для нас. Есть люди – камни, а есть люди – птицы, летящие мимо них: не им принадлежит эта земля, они здесь – лишь временные и случайные гости.

Но вот он, конец девяностых… И мы ещё так многого не знаем… Не было ещё ни подлодки «Курск», ни затопленного Крымска, ни войны в Украине, ни терактов, ни отмены пенсий, ни Сирийского кошмара, ни…

Поскольку, сейчас есть только лес и горы. И туман стелется над водой белесой дымкой, а вскоре из-за гор и деревьев покажется солнце. Есть босые ноги, мокрые от росы. Холодно; но некоторые, самые безумные, уже жаждут купаться в этой прозрачной горной реке. Кружится голова от свежего горного воздуха…

Есть группка туристов, марширующих по лесу, а также, их важный и грозный предводитель – маленькая, крепкая пожилая женщина, Вера Николаевна, которая только одна из них, этих эзотериков из провинциального городка, знает дорогу к загадочным «своим». Что собираются в горах на общую тусовку.

Путь от поселка был не слишком долгим, хотя и непривычным для городских жителей, которым пришлось босиком, по камням, форсировать в относительно проезжем месте довольно быстрый горный поток.

Кто-то, впереди, упал в воду: кажется, Дмитрий Степанович… нет, не упал: потерял очки, и теперь ищет их в потоке среди камней. Очки уплывают. Рядом – Бронислав, который подхватил на руки Татьяну, и теперь несет, вместе с надетым на неё рюкзаком, и она визжит и дрыгает ногами. Осторожно, прощупывая дно найденной на дороге палкой, переходит бурлящий поток Евгений. И Наталья… Конечно же, и Наталья… Она одна из первых переходит реку. Сильный поток чуть не сбивает с ног, до костей пробирает холодная вода.

Но вот, все уже на другом берегу; небольшой подъем по грунтовке вверх – и там, на вытянутой, длинной просеке, где растут только травы и земляника – с вывороченной копытами лошадей и коров, неровной землей – где-то там, под деревьями, пестреет небольшая стоянка людей с палатками. Еще дальше обосновались пасечники; их голубой вагончик виднеется вдали. И даже сейчас, здесь, везде, несмотря на совсем раннее, чуть размытое неясной серостью, утро, повсюду над клевером и шалфеем летают мохнатые, деловитые пчелы.

Завидев издали палатки, первые из группы ускоряют шаг; машут приветственно руками. И вскоре им навстречу устремляется высокая, ладная женщина, уверенная и быстрая.

– Здравствуй, Диана! – приветствует её Вера Николаевна, на правах «старожила» этих тусовочных мест.

– Здравствуй, Матушка Мария! Здравствуй, родная! – отвечает та, и вместе с раскрытыми обнимашками Дианы и широкой улыбкой сразу помолодевшей Веры, на половину её круглого и счастливого лица – из-за леса поднимается солнце.

– Здесь не разжигается костёр, сколько ни пробовали. Одна наша видящая говорит, что раньше здесь колдуны стояли – заколдовано это место. А приехали мы вчера вечером. Переночевали уже, – напевно произносит Диана. – Надо перекочёвывать на Ромашковую. Там уже стоит группа Сан Саныча, да люди из Краснодара.

– А на Грушовую когда двинемся? – деловито спрашивает Матушка Мария.

– Скоро подъедет Вадим со своей группой – тогда и решим. Может, там, на Ромашковой, и останемся: она огромная. А народу понаедет – прорва.

Ромашковая поляна, как оказалось, действительно была большой и чудесной. Вся усыпанная цветами.

– Это – не ромашки. Разве бывают ромашки в пол-ладони? По-настоящему такие цветы называются как-то иначе, только я забыла название, – слышался разговор где-то рядом, за соседним кустом. – Такие цветы в садах выращивают, а здесь их – целое поле! Они здесь – повсюду, ещё и в округе…

По пришествии на Ромашковую, кто-то тут же начал рьяно распаковывать вещи, ставить палатку; самые отчаянные двинули на речку, хотя было слишком прохладно для купания в леденящей воде горной реки. Некоторые пошли знакомиться с другими группами или сели медитировать.

Солнце давно показалось из-за гор, но белый туман ещё не растаял и стелился над травами.

Наталья пошла сорвать мяты и других трав к чаю. Среди травы там и тут краснели ягоды спелой земляники. Мелкие, но сладкие и сочные.

А Сергей, который тоже прибыл сюда, на Поляну, вместе с группой Матушки Марии, сел на еще слегка влажную от росы траву. На самом краю поляны, в стороне от ещё не большого, но постепенно начинающего разрастаться, палаточного лагеря, он теперь глядел в безбрежное голубое небо, рассматривал далекие деревья на другом конце поляны и пытался медитировать…

Не получалось. На душе было смутно.

Конечно, совсем не так он представлял себе эту поездку. О которой столь много говорилось на «семинарах». По словам Матушки Марии, именно тут открывались великие истины, а многие люди получали посвящения. И, несомненно, как она говорила, Поляна была точкой сошествия на землю высших энергий. И потому, Сергей ожидал увидеть здесь продвинутых, высоко духовных людей, чуть ли не йогов из Гималаев. Найти самое большое приключение своей жизни… Не больше, не меньше. С таким чувством дети смотрят в окно, когда поезд стучит колесами, или молодые люди идут на первое свидание…

Но окружающий антураж, увы, пока разочаровывал. Ведь он ехал сюда не просто отдохнуть и погреться на солнышке. Нет, он вырвался «в Горы»… И – что?

Хотелось то ли плакать, то ли смеяться.

Совсем близко от Поляны – какой-то маленький населенный пункт, богом забытый… Среди ночи, с большими перипетиями, всё же вывалились на местный железнодорожный вокзал, проехав сперва свою станцию, а потом добираясь на попутках… Ждали утра и сели в рейсовый автобус. Потом шли мимо сельских домишек, вдоль единственной улицы. Маленький посёлок, обычный и ничем не примечательный. Кругом – свободно гуляющие коровы, свиньи, которые купаются в грязи, взбалмошные куры и агрессивные гуси. Когда свернули на грязную грунтовку в лес – заели комары… Но, впрочем, всё это Сергей пережил спокойно, поскольку, как ему мерещилось в нудной дороге, впереди, где-то там, на синем горизонте – были горы…

Но вот и они. Покрытые лесом и, местами, одичавшими плодовыми деревьями. Эти «горы» оказались совсем низкими. Такие места его знакомые альпинисты называли холмами. Да и углубляться в лес пришлось не слишком далеко: «Поляна» была совсем рядом с посёлком. Быстро выбрали место, наспех поставили палатки. Вновь приехали ещё и другие самые разные люди. Из каких-то других городов. Матушка Мария сразу же побежала к ним: целоваться, обниматься; бросив своих подопечных, привезенных на Поляну, на полный произвол. Пусть сами обживаются. А теперь «наши» (то есть, все приехавшие, из разных городов) бегали, бренчали посудой… И прежде всего, на повестке дня, конечно, было обустройство на месте, костер и каша. «Тоже мне, духовное совершенствование! – хмыкнул Сергей. – Шуму, как на вокзале».

Может, зря он сюда приехал? Чужой он тут… Не такой. «Сухой, заматериализованный, погрязший в своей ненужной никому науке. Ты знаешь, что любая наука скоро отомрет, поскольку больше не нужна людям?» – так пилила его Матушка Мария, когда он признался ей, что хочет быть ученым и учится заочно на философском.

Странно на него действовала эта Поляна… Или – это не Поляна на него так действовала? Быть может, Наталья? И что-то здесь действительно всё же произойдёт. Совершенно непредвиденное. Такое, чего не бывает: но, разве не ради только этого стоит жить? А в жизни Сергея, обычно скудной на события, в последнее время стали происходить странные происшествия. Вроде бы, ничего в них особенного – если посмотреть со стороны. Но изнутри меняющие суть. До такой степени, что он не знал, каким проснется завтра… До сих пор он, казалось бы, являлся обыкновенным и вполне добропорядочным гражданином. Интересовался политикой, смотрел на ночь перед сном телевизор… И его биография не отличалась экзистенциальными выходками и была вполне себе нормальной и среднестатистической. Сергей закончил юридический техникум и работал в небольшой частной фирме, которая занималась укладкой асфальта. Он был помощником юриста. В фирме не шибко процветающей, но и не бедной.

Но, был у него грех. «Одна, но пламенная страсть»… Отклонение от «типичного представителя» и явный дефект в глазах окружающих. А именно: Сергей… чрезмерно увлекался книгами. Читал их всегда и везде, при любой возможности. Страстным запоем. Хотя, родственники ему не раз намекали, что от книг образуется пыль, и что, если уж он так любит читать, то хотя бы не коллекционировал этот хлам дома.

А Сергею нравилось шелестеть страницами. Ходить по книжным магазинам, вдыхая их особый запах. Приносить домой – отысканную в букинистическом отделе магазина, или же взятую в библиотеке – старую, затрепанную и зачитанную книгу. Вгрызаться в нее запоем, остервенело, забывая об окружающем.

Вначале на данном этапе жизни – кроме философии, его «интересовал Восток», как он говорил и о чем спешил поведать всем своим друзьям. Сергей даже, страшно сказать, увлёкся медитацией. И занимался ею два раза в день: ранним утром и поздним вечером. Но в семье к этому странному увлечению отнеслись жестко. Категорически не принимая возражений и рассматривая его занятия с отвращением, да и на самого Сергея посматривая, как на медитирующую лягушку. Однажды, после того, как мать без стука вошла в его комнату и обнаружила, что сын сидит прямо на полу, и на её присутствие не реагирует и на вопросы не отвечает, воспоследовал бурный и продолжительный скандал. Боясь в дальнейшем таких же грубых и затяжных сцен, Сергей решил это дело (в смысле, свою медитацию дома) прекратить. Впрочем, этот отказ от самосовершенствования уже не повлиял на отношение к нему родственников.

Вдобавок, через некоторое время у него появился новый друг. Он работал сторожем и пономарём в церкви. Все местные нестандартные люди величали этого парня Бильбо, за внешнее сходство с хоббитом. Хоббит, как говорится, "посадил" Сергея на христианство. Восток был забыт на время. Ведь с тех пор Сергей стал регулярно посещать все церковные службы, как минимум по выходным. Однажды он даже намеревался пойти с утра на исповедь, покаяться во всех грехах своей сложной и запутанной жизни. Исповедь планировалась на утро. А вечером…

Он шёл с работы, по центру города. И вдруг, ему неожиданно попалось на глаза объявление, которое висело на дверях библиотеки. Что-то там о том, что завтра, в воскресенье, все уфологи, экстрасенсы и желающие к ним присоединиться собираются в шесть утра там-то и там-то. Будут новые интересные материалы, гости из Краснодара и тренинг за городом, на природе. В общем, будет много вкусного… Это было даже не распечатанное в типографии объявление, а маленький листочек в клетку, с надписью от руки. Итак, это именно оно нарушило планы Сергея, изменив их кардинально: на исповедь он так и не пошел. Бильбо потом сказал, что это было искушение дьявола. Его почерк! И… махнул на Сергея рукой, как на абсолютно безнадежного. Хотя, почерк был самый обыкновенный, человеческий, с левым наклоном и вычурной буквой «д»…

Вместо исповеди, Сергей ни свет ни заря сорвался на утро к уфологам. Вслед, вдогонку летели попрёки бабушки, которая вставала в пять и готовила на всех завтрак:

– И куда в такую рань? Что я матери скажу? Да ты б хоть чаю попил, изверг! Не ешь же совсем ничего!

Но это было не важно. Ведь, благодаря этому сборищу, где Сергей познакомился с новыми в своей жизни людьми, он и попал в "клуб по эзотерическим интересам». Где собирались уфологи, экстрасенсы, агни-йоги и… просто обычные люди, от желающих укрепить своё здоровье до жаждущих просветления. Но даже и это было не главное. Главное было в том, что там он встретил… её.

Звали это чудо Натальей. У Натальи были огромные серые глаза и предельно короткие белые шорты. Она была загорелая и веселая девушка, очень увлекалась Агни-Йогой, Блаватской, Профетами, а также хотела обязательно испытать себя в Большом Магните на Поляне.

А до этого, так называемые «Магниты» устраивала у себя на дому Вера Николаевна. Которые практиковала, кроме эзотерических посиделок в клубе, при центральной библиотеке. А там уж она часами могла говорить на самые разные эзотерические темы, поскольку общалась с Учителями и была дамой весьма продвинутой во всех отношениях. Как-то так само собой сложилось, что именно эта юркая женщина временно заменила официального лидера группы, когда тот на полгода уехал на Алтай, в личном духовном поиске. В его отсутствие группа Агни-Йоги, заседавшая в местной библиотеке, и стала чем-то похожим на клуб по интересам. И, быть может, этой группе и вовсе было бы суждено разбежаться, если бы не энергия Веры Николаевны, которая, наоборот, умудрилась приглашать на собрания самых разных и занятных людей. А вместо любимой прежним руководителем Агни Йоги, Вера Николаевна теперь гнула свою собственную линию. Получая рассылки от своих иногородних знакомых, она вслух читала Профетов и их «Веления», а также «крутила» вместе со всеми желающими у себя на дому небольшие Магниты. А сама, еще дальше и дальше залезала в дебри новой, широко развивающейся, эзотерики и читала всё без разбору, да и вообще находилась в активном душевном поиске.

В Магните, проводимом ею у себя на дому, люди вставали в круг или выстраивались в определенной последовательности, практиковали совместную визуализацию и читали молитвы. Как говорилось, «шли энергии». Некоторые их ощущали, некоторые – нет, но многие начинали испытывать необычные ощущения или же «видеть» внутренним взором предметы, геометрические фигуры, лица и существ. Или, хотя бы точку света над головой.

В последнее время Матушка Мария, кроме того, после Магнита давала желающим эзотерическую литературу, а также рассказывала об устройстве Вселенной. В ход шли и Блаватская, и Клизовский, и Профеты, – говорить она могла часами. С особо одаренными магнитчиками работала индивидуально; они выходили на контакт, и выдавали послания с Ориона, Кассиопеи и Орла – Матушка Мария имела славу опытного контактёра. Но, Наталья и Сергей пока попадали лишь в группу новичков. А недавно Матушка Мария предложила всем желающим «магнитчикам» поехать сюда, «на Поляну». Поучаствовать в Большом Магните; предложение ей самой пришло от друзей по переписке.

И когда Наталья, глядя на Сергея своими огромными серыми глазами, спросила: "Ну, что? Я еду. А ты?" – то Сергей долго не раздумывал, и тут же решился.

Как ни странно, проблем с получением отпуска не было: шеф сразу же подписал его заявление. В тот же день. А родственники… Впрочем, с ними – одной проблемой больше, одной меньше…

Он оставил им записку на кухонном столе, уходя, будто бы, на работу. Очень короткую: "Не волнуйтесь. Я уехал в горы. Приеду до окончания отпуска. Сергей".

«Сумасшедший! Ты когда-нибудь станешь отдавать себе отчет в своих поступках?» – нередко кричала ему мать. Что ж… Отчет он, конечно, себе отдавал. В том, что по приезду родственники изготовят большую фаршированную котлету. Размером в его рост. Ну, и с его физиономией, конечно. Но, в конце концов, ему не привыкать! И не обязан взрослый человек отчитываться каждый раз в том, куда он пошел или поехал.

Ни о какой надлежащей экипировке для поездок в горы, дальнего похода, не могло быть и речи. Сергей вышел из дому в лакированных итальянских туфлях, новых не потертых ещё джинсах, джинсовой же рубашке и с металлическим пацификом на цепочке: пошел, будто бы на работу. Иначе, понятное дело, никуда бы его не отпустили. И каких-либо других вещей он с собой не взял. Только, захватил из дома сумку, что валялась в старом шкафу. "А ля старый дедушкин портфель", как прокомментировала потом Наталья. Эта сумка имела жутко неудобную, пластмассовую жесткую ручку. Увы, более подходящей в его доме не водилось: не с дипломатом же ехать… С Натальей они договорились встретиться возле её дома. Наспех купили в магазине полиэтиленовые "мешки" с крупой и банки с консервами – то есть, запаслись провизией, и загрузили её в «дедушкин портфель».

Конечно, Сергей испытал адскую боль, когда нес эту сумку походным маршем по лесу. Он тут же растер руки до кровавых мозолей… Его и дома всегда упрекали за слишком нежные для мужчины руки и пальцы, «как у пианиста». «И в кого ты у меня такой? Мужик должен быть мужиком!» – с упреком, часто повторяла мать. Здесь, на Поляне, Сергей не обращал внимания на растертые до крови руки, сбитые ноги. Духовная работа требовала жертв.

К последним неожиданным происшествиям Сергей отнёс бы и ещё одно. За неделю до уезда он пошел на вокзал. Посмотреть заранее расписание поездов. И вдруг – вот неожиданность! Стоит он, смотрит расписание – а прямо к билетной кассе идет Василь. Тот самый парень, что когда-то познакомил Сергея с книгами Карлоса Кастанеды, в одной тоже весьма занятной группе, где крутили некие «семинары», совсем не похожие на посиделки в библиотеке. Семинары проводились на городском стадионе. На них люди пытались выйти за грань своих обычных возможностей. Например, ходить по бревну с завязанными глазами. Некоторые из начинавших там «раскручиваться» были учениками Бориса Золотова.

Некоторое время Василь, относясь к Сергею покровительственно, учил его «крутить пассы» по Кастанеде. Но позже он уехал в Москву, и вроде как насовсем. С тех пор Сергей его не видел: их общение прервалось. И вдруг – именно сейчас – такая встреча!

Обрадованный Сергей высоко подпрыгнул и проорал дежурный привет. Но долго разговаривать не пришлось: Василь взял в кассе билет, и уже спешил к подъезжающей электричке. Здесь он просто гостил у друзей. Василь почти всегда куда-нибудь уезжал. А жил он теперь в Ростове.

«Это… не спроста», – подумал Сергей.

Дело в том, что он всегда встречал Василя только перед большими жизненными изменениями; в прошлый раз – перед своим, неожиданным для родственников, поступлением в институт.

– Как-нибудь зайду, я здесь часто бываю, – бросил Василь, уже убегая. – Обретаешься там же?

И, как ни странно, он действительно заскочил к Сергею. За два дня до этой поездки. Правда, им толком поговорить не пришлось; в то же самое время пришел в гости и некий Виктор, новый знакомый Сергея по новому эзотерическому тусняку.

Виктор бывал на сходках в библиотеке редко. И, казалось, с каким-то своим собственным скрытым интересом. Являя собой постороннего наблюдателя. Чаще всего он занимал диван, который стоял у стены, в стороне от общего стола. Он располагался на этом диване с вызовом, полулежа, и скептически созерцал происходящее. Но чаще Сергей заставал его не там, а у Веры Николаевны. Виктор умудрялся на целые часы её заводить на бесконечные эзотерические споры, напоминающие споры древних схоластов.

Сергей как-то совсем не ожидал Виктора в гости, да и о том, что тот соберется на Поляну, совсем не догадывался.

Как оказалось, Виктор попросил адрес Сергея у Нины Викторовны, неизменной участницы группы лишь в стенах библиотеки. Она там работала, и по формуляру прочитала адрес Сергея: в библиотеке тот, конечно же, был записан. Виктор стихийно собрался на Поляну и знал, что Сергей туда тоже непременно поедет. Общего сбора в библиотеке до поездки уже не ожидалось, а Виктор хотел узнать место и время сбора тех из группы, кто выезжает вместе. Почему Виктор не наведался за информацией к Вере Николаевне – Сергей так и не понял. Вдобавок, оказалось, что Виктор уже неоднократно бывал на Поляне, знал туда дорогу. Но, тем не менее, искал вероятных попутчиков. Хотя, был пока не уверен, удастся ли ему вырваться из города: мол, личные проблемы.

В общем, как показалось Сергею, он просто чем-то заинтересовал Виктора, и тот решил выяснить, что он за фрукт. Учитывая, что дома у Сергея о его предстоящем походе в горы ничего не знали, а также и то, что к нему (вдруг) заявилось аж двое гостей – а его гостей дома не любили, – Сергей весь вечер чувствовал себя, как на раскаленных угольях.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11