Ольга Манскова.

Камни Таэры I: Любовь и Закон



скачать книгу бесплатно

– По-моему, у меня будет достойная замена, о которой Озерная Дева приняла решение. Иначе она бы повелела мне тотчас вернуться, как только я провожу вас в Сиграмад. Поскольку, ей нужен колдун в этих местах, – помолчав, ответил мастер Цэн. – Но у парня, что ехал вместе с нами, лютниста Грана, есть кое-какие способности. Вне сомнений. Я думаю, он не посмеет отказать Лунной богине, если она явится к нему во сне и начнет обучать магии. Ведь Гран будет жить на краю её владений. Думаю, она предстанет перед ним в образе юном и прекрасном…

– Все-то ты знаешь заранее, мастер Цэн… Может, знаешь и то, где нам искать приюта в Сиграмаде?

– Конечно, знаю. Сиграмад – моя родина. И вначале мы остановимся у Дунавана из Хадрума, что живет в полых пещерах Хидрана. А потом – двинемся в Сензар, вам нужно учиться. Гораздо больше меня заботит Пустошь. Вроде как Непроходимая…

Тиона не заметила, как и когда заснула.

11

Лорелея с матерью вошли в Большой Танцевальный зал дворца. В его центре была огромная площадка для танцев, а с трех сторон – только не у главного входа, по обе стороны которого сидели музыканты, – оставалось еще достаточно места в глубине, за витыми колоннами, для маленьких столиков, диванов и кадок с растениями. Центр огромной залы освещали огромные люстры со множеством свечей, что давало яркий свет, но в остальных местах царил уютный полумрак. Множество лакеев в зеленых, малиновых и синих ливреях заняли свои позиции у стен, готовые исполнять поручения наиболее знатных господ. Здесь присутствовали даже сам король Ренуарий II, его жена королева Лалия, принц Йорик и принцесса Эрин.

Леди Азалия – мать Лорелеи – выглядела сейчас другим человеком. Она смело глядела на окружающих, улыбалась им лучезарной улыбкой, но в глубине взора было у нее теперь что-то твердое, как ардагонская сталь. И на ней сиял теперь тот самый амулет с аметистом – подарок погибшего на войне мужа, а зеленое с золотом платье оттеняло белизну кожи.

Они сели около цветущей магнолии, на небольшом зеленом диванчике. Лорелею почти сразу позвала уже знакомая ей Фиолена. Рядом с Фиоленой сидела еще одна девушка. У нее были совсем светлые шелковистые волосы, убранные в замысловатую прическу, с тоненькой серебристой диадемой, и яркое желтое платье.

– Сильвия, – представилась она.

– Пойдемте, подсядем поближе к тому диванчику, где сидит принцесса Эрин! – предложила Фиолена.

Но тут и её, и Сильвию пригласили на танец два знакомых молодых человека.

Лорелея осталась сидеть одна, в уголке дивана, за кустом роз. Уже хотела уйти отсюда и вернуться к матери, но тут на диванчик неподалеку присел важный сановитый господин, а немного погодя – шут. Господин был одет в богатый, шитый золотом синий камзол и явно имел высокую должность при дворе. Шута, который явно пришел на встречу с этим господином, Лорелея теперь довольно откровенно рассматривала. Она впервые видела так близко его лицо без маски и грима.

Арэн был довольно высок, с тёмно-каштановыми длинными волосами, внимательными серыми глазами, прямым, с небольшой горбинкой, носом и четко очерченными губами.

А надел он сегодня рубаху наполовину синюю, наполовину зеленую, и малиновые короткие, чуть ниже колена, штаны, завершающиеся шнуровкой, а также мягкие, шитые из кожи тапочки.

Лорелея, по всей видимости, передумала уходить и решила послушать разговор.

– Ты специально так вырядился, Арэн? Ты намеренно выбрал сочетание всех цветов ливреи слуг – и всех цветов трех министров короля? – спросил важный господин.

– Я шут, дядя Хендрик, и мне можно выряжаться, как угодно. Какие новости в высших сферах дворца?

– Будь осторожнее. Не шляйся по ночам, чтобы спеть песню под дверью Эрин – или любой другой барышни. Кстати, сегодня утром на женской половине, недалеко от лестницы, слуги нашли ядовитую змею. Она, к счастью, была мертва: кто-то её убил. Такие змеи у нас не водятся: говорят, что они обитают только в той части Балхардских гор, которая захватывает земли Дхаравана и Хиндустана. И ужасно ядовиты.

– Вы думаете, что это я её туда притащил? – шутливым тоном спросил Арэн.

– Нет. Это я к тому, что странные вещи происходят во дворце.

– Что-то ещё произошло, дядя Хендрик, за то время, что мы не виделись?

– Да, Арэн. Когда мы с его величеством – а мне на сегодняшнее утро была назначена аудиенция – проследовали в шахматную комнату, мы нашли там слугу, лежащего на полу. Он мучился некой странной болезнью. Не мог говорить, а вскоре и вовсе потерял сознание. И так ещё и не пришел в себя – и, соответственно, не может пока объяснить, что случилось.

– А кто знал, что вам, дядя, назначена аудиенция короля на утро? – непринужденно развалясь, спросил Арэн.

– Только два других Главных советника, лорд Санктуарий и лорд Ариман. Аудиенция назначалась при них, – ответил лорд Хендрик. – А почему ты спрашиваешь об этом?

– Да так, дядя… Кто-то ж и зачем-то послал туда слугу.

– Однако… Да, Арэн. И на нем были цвета Аримана. Значит, из его служащих был этот человек. Да, надо расспросить советника, зачем он его посылал в любимый зал короля. Быть может, его ответ прольет свет на произошедшее.

– А как себя чувствует его величество? – спросил Арэн.

– Прескверно, если честно. Как только закончится праздник – придется ему вновь допустить к себе церковников. У его святейшества Вэстриана есть какое-то очередное сообщение от их Верховного Держателя. А вообще, они хотят перевезти главенство Святой Церкви Крона к нам – в Великий Ангкор – и тем усилить свое здесь влияние.

– Мало им своего Кронхорда!

– Вот именно… Такая печаль. Да, кстати, о печалях. Ты, если можешь, охраняй и развлекай принца. Эти все прорицатели… не идут ему на пользу.

– Я постараюсь, дядя. Кстати, ты ничего не слышал о Золотом Удоде или Синих Осах?

– В первый раз слышу, Арэн. Где ты слыхал подобные наименования?

– Во дворце. Случайно. Вроде бы, есть такие люди…

– Узнаю – поделюсь. А пока – отправлюсь я, пожалуй, к нашему королю.

– Хорошо, дядя. А я вскоре поспешу к принцу.


Когда лорд Хендрик удалился, шут Арэн посмотрел в сторону розового куста, и шутливо поклонился.

– Здравствуйте, Лоло! Давно не виделись… Я бы поучил вас танцевать вальс – но сегодня не маскарад. И никакая леди не должна танцевать с шутом, – сказал он, однако пересел поближе.

Как бы невзначай, осмотрелся. И, не обнаружив ничего подозрительного, продолжил разговор, но очень тихо:

– Итак, наша вчерашняя змея – не сдохла.

– Какая змея?

– Это на том самом месте, вместо Себастиана, нашли дохлую змею.

Лорелея удивленно вскрикнула.

– Зато мой конюх встретил сегодня в городе Себастиана. Он его отлично знает, и давно не питает к нему симпатии. Несомненно, это был он. Живой и невредимый.

– Как такое может быть?

– Не правда ли, странно всё это? Похоже, змеи нынче владеют шпагой… И вы по-прежнему в опасности, маленькая леди. Мои люди со шпагами и ардагонскими пиккардами будут следить за тобой и леди Азалией. И сопровождать вас в отдалении. Они будут одеты в синее – это цвет моего дяди, – и Арэн, сказав это, порывисто встал и ушел, не оборачиваясь.


Затем к сидящей на диване леди Азалии подошел полковник Грэн. Он вежливо представился.

– Разрешите вас пригласить на танец, леди Азалия? – поклонился он. – Вы меня не знаете – но я знал вашего отца. И вашего мужа. С графом Эстером мы вместе сражались. Пойдемте, немного потанцуем? – предложил он.

Леди Азалия подала ему руку и встала. Вначале начался быстрый вальс – и она еле успевала кружиться вместе со всеми. Она не танцевала так давно! Затем пошел медленный контраданс.

– Это я дал Лорелее порошок, что исцелил вас, – шепнул Денваль.

– Спасибо. Мир, всё же, не без добрых людей… Я вам благодарна.

– Но речь не об этом… Ваш отец, граф Денваль, был очень сильным магом. Его исчезновение потрясло всех…

– Когда это произошло, я была далеко отсюда, – перебила его леди Азалия.

– Расскажите о себе. Обещаю быть вашим защитником и другом.

– Пойдемте, присядем, граф Грэн. У меня кружится голова…

Танец закончился, и они поспешили за один из уединенных столиков.

– Мой отец, когда я выросла, взял меня с собой в Великий Ангкор. И, после того, как я впервые появилась на балу, стала посещать дворец – я быстро вышла замуж. За графа Эстэра из Альграды. И уехала вместе с графом в Кронхорд. Там еще не объявили облаву на ведьм. В столице, в Альграде, меня приняли хорошо.

– Что было дальше, леди Азалия?

– Мой муж в самом начале войны с Хиндустаном, двенадцать лет назад, отправился воевать. И через пару лет погиб, а я осталась одна с двумя дочерьми.

– Я воевал вместе с ним, однажды мы выходили из окружения. Вам моя дочь уже рассказала, что он спас меня?

– Да.

– Потом наши пути, увы, разошлись: война… Где он погиб?

– Я не знаю. Об этом не сообщалось. Где-то на границе.

– Извините, я вас перебил. Что было с вами дальше?

– В то время в Кронхорде неожиданно произошло усиление церковной власти и объявлена облава не ведьм. Войсковое ополчение, называемое в Кронхорде «Сила», стало подчиняться церковникам. Отряд Силы убил охранявших меня людей, забрал все ценные вещи и отдал приказание явиться к ним для прохождения обряда воцерковления. Я бежала из Альграды в деревню и некоторое время жила под видом крестьянки, пока туда тоже не пришли войска Силы, и мне не пришлось применить магию для самозащиты. После этого я бежала в Сиренейский лес с двумя моими дочерьми. Эти дни, когда я стремилась уйти от погони, были самыми страшными на тот период жизни. Я задыхалась, стараясь запутать следы и держа магический щит. Моя старшая дочь – ей было чуть больше шести – разбила ножки в кровь, младшую же я несла на руках. Неподалеку от Запретных земель, куда я бежала, я почувствовала засаду. Было утро, и я оставила свою старшую дочь спящей, сотворив над ней защитный купол. А сама решила попробовать прорваться мимо выставленного кордона, который почуяла, в Запретные земли, но была схвачена. Люди, которые поставили ловчую сеть на краю Сиренийских земель, не были простым отрядом внутренней Силы. С ними были церковники высшего ранга при шпагах и с каким-то новым оружием, стрелявшим кусками свинца. Уж не знаю, чем я вызвала такую мощную охоту. Я была ранена. Без сознания, вместе с дочерью, меня доставили в Альграду. В монастырь, что находится при церкви Верховного Престола. Я думала, что нас убьют. Но дочь поместили в монастырь к другим девочкам, а меня подвергли процедуре отрезания от магических энергий. Они называют это… процессом воцерковления. А разместили меня в одиночной келье монастыря, где, как я думала, и проживу до скончания дней. Мне позволяли видеться с моей девочкой, но очень редко. Но сейчас у священников Крона возникли планы на меня и мою дочь. И потому, нас привезли в Ангкор. А замыслили они явно что-то недоброе.

– Вы уже восстанавливаете свои силы, дорогая леди Азалия? – спросил полковник Грэн.

– Да. Но магия возвращается очень медленно. И сильная боль и усталость неожиданно охватывают меня временами…

– Я сбился немного с темы… Я тогда начал беседу о вашем отце. Для того чтобы спросить, есть ли у вас место на примете, где вы можете остановиться в Ангкоре? Ваш наследный замок… Увы, для вас под запретом, пока не отыщется ваш отец или же не будет доказана его смерть – никто туда не войдет.

– Я знаю: таков закон. И нам негде остановиться. Придется снять комнату.

– Это очень опасно. И дворец вам тоже надо покинуть. Иначе, они попытаются вновь до вас добраться. У меня к вам есть предложение…

В это время к сидящей одиноко Лорелее подошел сам принц Йорик, ведя за руки Фиолену и Сильвию.

– Представьте мне вашу знакомую, милые леди! – попросил принц своих прекрасных спутниц. – Сегодня я обещал принцессе Эрин перетанцевать со всеми новыми фаворитками сезона.

– Леди Лорелея! – представила принцу Фиолена, и обе фаворитки присели на диван.

– Вашу ручку, милая Лорелея! Вы ведь не откажете принцу – сказав, что плохо танцуете? Иначе я не выполню обещание – и проиграю Эрин наш спор.

Лорелея поднялась с дивана, подав принцу руку. Они прошли вперед и стали в круг. Раздалась музыка вальса.

– Раз-два-три, раз-два-три! – шептал потихоньку принц. – Не напрягайтесь сильно, отклонитесь ещё дальше – я вас удержу. Раз-два-три! Вы будете танцевать великолепно: у вас есть чувство ритма и слух.

Мимо них проплыла в танце Эрин – пары образовали два круга, внутренний и внешний. Она успела что-то просигналить брату глазами и указать движениями головы.

– Эрин мне предлагает после танца последовать в левое крыло, поближе к музыкантам. И – подальше от папеньки и скучных министров и лордов. Мы с сестрицей понимаем друг друга без слов…Так что, продолжая вальсировать по кругу, мы остановимся там, милая леди. Вы ведь не против?

– Не против, принц, – ответила Лорелея.

Когда закончился танец, Лорелея оказалась в компании Эрин, принца, обожателей Эрин, фрейлин и фавориток. Все они разместились на диванчиках, стоящих здесь полукругом, а двое из обожателей Эрин устроились прямо на ковре у её ног. Один из них был молодым невзрачным человеком, совсем не выглядевшим молодо, настолько утомленным было его лицо серовато-желтого оттенка. У него были редкие льняные короткие волосы, зализанные назад, и рассеянный взгляд. Одет же он был весьма взыскательно, с большим количеством брошей и колец и с серьгой в левом ухе. Другой ярый поклонник принцессы имел черные, как вороново крыло, волосы, нос с горбинкой, карие проницательные глаза, надменные губы и подбородок, разделенный глубокой выемкой на две явные части.

– Кто прочтет стихи, посвященные мне и сегодняшнему балу? Я велю каллиграфу записать их в свой альбом изящной словесности! – хлопнув в ладоши, провозгласила Эрин. Ну, быть может, экспромтом? Уважаемый Сильвестр! – и она кивнула слуге, стоящему неподалеку у стены.

Слуга, одетый в зеленое, слегка медлительный и знающий себе цену мужчина средних лет, с весьма умным взором и серыми пышными усами и такими же бакенбардами, приблизился к их компании.

– Да, дорогая госпожа Эрин! – произнес он с достоинством.

Лорелея узнала этот голос. Это был тот самый слуга, который рассказывал ей о картине, висящей в галерее длинного коридора. Тогда она не видела его лица – но запомнила голос.

– Уважаемый, у вас замечательная память. Запоминайте всё, что будет прочитано на этом балу, и продиктуете потом одному из господ королевских писцов, – приказала Эрин.

– Я – весь внимание, дорогая принцесса! – поклонился Сильвестр.

– Давайте, я – первый! – попросился сидящий у её ног воздыхатель с льняными волосами.

– Просим, граф Мартий!


– Моя звезда! Когда я вспоминаю

Твои глаза, как омут среди скал,

Когда о прошлой встрече я рыдаю,

И знаю, что такой я не встречал,

Как вы, принцесса.

Ведь в подлунном мире,

Нет равных вам, единственной звезде!

Светите блеском яростней и шире,

Средь всех красот, всегда, вовек, везде!


Присутствующие зааплодировали. Граф Мартий скромно поклонился.

– Кто-нибудь еще желает? – спросила Эрин.

– С удовольствием, позволите мне? – предложил другой влюбленный, с черными как смоль волосами.

– Извольте, граф Игрид, только – без вольностей! – согласилась Эрин.

– Но как же я могу воспевать женские красоты – и без вольностей! – наигранно-шутливо возмутился граф Игрид, – Итак…


О милая моя! Очей моих отрада!

Чьи губы – сахар,

Груди чьи – цветы,

Что мять в руках

Так сладостно-приятно…

О чем я думаю,

Когда со мною – ты?

О том, что нега -

дивная награда -

По телу разливает

жаркий зной.

Когда придешь ко мне,

моя отрада,

И в хлад ночи

Мы упадем с тобой?


– Ой, нехороший мальчик, тут же – дети! – и Эрин указала пальчиком на Лорелею и других совсем юных фавориток. – Принц, смотрите, вон – ваш шут. Кажется, он вас ищет. Позовите его сюда!

В скором времени к веселой компании присоединился Арэн, которому принц, приподнявшись, сделал призывный жест рукой.

– Мне читают стихи, шут. А ты не хочешь прочитать стихи, написанные для меня? – спросила Эрин кокетливо.

– С удовольствием, моя госпожа! Но только наедине. Сейчас же, если хотите, я спою песню для всех. Какова же нынче тема, предложенная для поэзии? – спросил шут.

– Любовь, – ответил, опередив сестру, принц.

– Я спою о вечной любви – Золотого Рыцаря и Лунной Девы, что не встретятся в этом мире до скончания времен, – объявил шут. И, настроив лютню, запел:


– От Начала времен

И до дней ледяного заката,

От цветов Назареи

До звезд Хиндустанской зари,

Будет рыцарь скакать на коне

В темном шлеме из злата,

В ожиданье времен,

Когда в море войдут корабли.


Не видать парусов,

Потому что ушли без возврата

Те века, когда люди свободные

Странной Земли

Смело парусом правили,

В небо взмывали крылато,

И чудовищ морских не боясь,

Вдаль вели корабли.


Это – маги способны на всё.

Нам осталась лишь песня и флейта;

Пусть богатым – дворцы,

Нам осталась лишь пыль от дорог,

Нам осталось прозренье:

Идти вдоль летящего ветра,

Мыслестранствовать смело,

И книги читать между строк…


Пусть в разлуке томится пока

Та лазурная дева,

Лунным камнем чьи слезы становятся,

с рыхлым мешаясь песком.

Ожиданье – богам.

Нам досталось стремленье и дело,

И звенящая сталь

закаленных бархадских клинков…


Полковник Грэн на время покинул леди Азалию. И вскоре возвратился. Направился прямо к ней, не изображая праздность, прямой и взволнованный.

– Зовите сюда вашу дочь. Обстоятельства изменились. Верный мне человек сообщил, что видел на балу двух церковников. Они одели чужие личины и переоделись в светское, но мой человек видит их действительную сущность. Церковники подкупили слуг и замышляют против вас недоброе. Нам надо поторопиться. Срочно покинем дворец и поедем в мой замок. Внизу карета и мои люди. Другие мои люди присоединятся за оградой Королевского парка.

Леди Азалия потихоньку подошла к Лорелее, и они обе вскоре присоединились к графу. Потом Грэн, будто бы рассказывая им о картинах и скульптурах дворца, подвел их к одной из боковых комнат. Там, в этой комнате, полковник стал действовать быстро.

– Мне от дворцового слуги известны некоторые потайные ходы, – сказал граф Грэн.

Он нажал на левую часть рамы, обрамляющую длинное и узкое, доходящее до пола, зеркало – и оно отъехало назад. Обе дамы и граф проникли в потайной ход, и граф задвинул зеркало-дверь на место.

Далее они спустились на первый этаж по крутой винтовой лестнице из ажурного бронзового литья. Там оказались в небольшом пустом чулане, откуда вышли в помещение, находящееся за кухней. Далее последовал длинный узкий коридор с голым паркетом, ведущий в один из вестибюлей. Огромный вестибюль с малахитовыми стенами и большими зеркалами, освещаемый бронзовыми канделябрами со свечами, сейчас был пуст. Стражникам, стоящим у входа, возле массивной двери, граф сказал:

– Графине плохо. Мы вынуждены покинуть бал.

Один из стражников, бравый служака с глазами навыкате, полусонно кивнул.

Во дворе Грэн подвел дам к своей карете и помог подняться. Сел в карету сам, затем сказал кучеру:

– Трогай!

На запятках кареты стояли молчаливые, вооруженные шпагами, верные люди графа. Карета тронулась, и некоторое время следовала по выложенной камнем дорожке, по Королевскому саду, а потом выехала за ворота. Там их ожидал небольшой отряд всадников в плащах зелено-коричневого цвета, с вышитой на них странной эмблемой – золотым удодом. Их лица были прикрыты шарфами. Эти люди последовали за каретой, а вскоре выстроились сопровождающим эскортом.

– Не бойтесь, это наша охрана, – сказал граф Грэн.

Карета проехала спокойно квартала три – четыре, свернула на темную улицу, а с неё выехала на площадь. Неожиданно, с противоположной её стороны выехали вооруженные конники, одетые в черное, и устремились к карете. Нападавших было, по крайней мере, в два раза больше. Люди графа выехали противнику наперерез с обнаженными шпагами. Послышались звуки боя. Граф выскочил наружу и вступил в бой, посылая светящиеся шары в сторону противника. Вдобавок, он направил на карету поток энергии – и поставил магическую защиту. Леди Азалия, насколько могла в своем еще не окрепшем состоянии, помогла графу создать энергетический купол. Неожиданно один из противников, в длинном плаще, достал странного вида предмет. Раздался грохочущий звук – и в Грэна полетели куски раскаленного металла.

Граф Грэн отразил этот удар, создав магический щит. Но было ясно, что ему долго не продержаться. А все остальные люди были заняты боем. Человек с грозным оружием подъезжал ближе, чтобы бить наверняка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10