Ольга Манскова.

Камни Таэры I: Любовь и Закон



скачать книгу бесплатно

– А может, поселиться просто среди рыбаков? Будем жить в рыбацкой деревне, – предложил Сэд.

– Это в тебе кровь твоя рыбацкая говорит, но не думаю, что твой это путь. Своего пути ты пока не знаешь. И, кроме того, немного пожить-то можно – но только до первого рекрутского набора. Который может последовать и очень быстро. Говорят, уже совсем мальцов хватают, – ответил мастер Цэн. – Так что, походим сперва, в движении легче скрыться. А после – уж и не знаю, куда подадимся… Посоветуемся с Лунной Девой.

В эту ночь слегка подлечившийся Мур не стал спать на груди у Тионы, как прежде. Чтобы не стеснять её, улегся, растянувшись в полный рост, между ней и Дэмэром. Высунул наружу, из-под одеяла, только нос и уши. И все заснули еще до того, как в лесу запели сирены.

7

Тиона уже не удивлялась, что вновь очутилась во сне и вновь увидела дворец в Ангкоре.

Лорелея сидела на роскошном диване около фонтанчика, рядом с невысоким столиком с прохладительными напитками и фруктами. Она выглядела усталой. Скорее всего, церемония официального приема была закончена совсем недавно; следовала часть неофициальная.

Интерьер вокруг, без сомнения, был создан «для бесед непринужденных»: повсюду были столики и диванчики в укромных уголках, разделенные колоннами, оранжерейные цветы, подсвечники, фонтанчики для воды…

Множество пестро одетых людей прохаживались, болтали друг с другом за столиками или сидя на диванах, выходили в подвесную оранжерею или любовались на неё из окон. Привлекали к себе внимание звездочеты в конусообразных шапках со звёздами, гадатели с хрустальными шарами для прорицания, гадалки с картами Евгона или предсказательными камнями в узелках. Похоже, они пользовались большой популярностью: их то и дело подзывали к себе.

К Лорелее, порхая, приблизилась девушка в воздушном, золотистом платьице. Она вся сияла от счастья.

– Здравствуй! Ты тоже впервые во дворце? – спросила девушка и представилась: Я – Фиолена. Запомнила тебя на церемонии представления нас королевской семье. Ты мне очень понравилась.

– Спасибо. Меня зовут Лолерея. Да, я раньше здесь никогда не была. Воспитывалась в монастыре, только сейчас приехала в Альграду.

– А я здесь родилась. Но во дворце в этот Праздник Цветов я тоже впервые. Тебя зачислили в пансион фавориток?

– Да.

– Я рада. Значит, вместе будем учиться. В программе пансиона танцы, пение, хорошие манеры, рукоделие и несколько иностранных языков. Всё хорошо, только рукоделие я не люблю.

– А мне нравится вышивать и кружева плести,– улыбнулась Лорелея.

Неожиданно на их диванчик, рядом с Фиоленой, присел дородный господин, принаряженный во всё кружевное и со множеством золотых украшений. Казалось, он по-детски радовался тому, что пребывает во дворце, озирался и разглядывал всё вокруг. Внезапно, он подмигнул девушкам и громко, раскатисто сказал:

– Сюда сейчас придут принц Йорик и принцесса Эрин. Так мне слуги сказали. Ну, а король Ренуарий и королева Лалия – попозже присоединятся.

Или, совсем не придут.

– Здравствуйте, уважаемый Рокк! Вы уже вернулись из путешествий? – спросила Фиолена.

– О! Вы узнали меня, Фиола?

– По голосу,– ответила та. Рокк засмеялся.

– Только сегодня, дорогая! Вернулся сегодня, и скоро – снова в путь. Я ведь не только купец – еще и посыльный, по особым поручениям. Сплошные дороги!

– А где вы бывали, уважаемый Рокк? – спросила Фиолена.

– О, где я только не бывал, госпожа Фиолена! Даже в далекой Лигии… На другой стороне подлунной Таэры.

– Неужели, она – не выдумка?

– Нет, дорогая! И там действительно очень жарко и влажно. И живут люди, у которых кожа тёмная, с синеватым отливом. И они ходят совершенно голыми, надевая только повязку из листьев на бедра. Зато расписывают свои тела яркими красками, носят бусы и…

– Принц Йорик и принцесса Эрин! – объявил распорядитель.

Все взоры обратились к входящим. Первым шел бледный молодой человек.

Принц Йорик имел болезненный вид, у него все время дергалась правая щека и веко. Он был одет неброско, в синюю рубаху до колена с золотым поясом и такого же цвета узкие штаны. Но на голове у него был тонкий золотистый венец.

Рядом с принцем шел шут Арэн. Высокий молодой человек, моложе принца, одетый в черно-белое домино. Он всем кланялся и улыбался. В отличие от вчерашнего бала, сейчас он был без маски. Его лицо оказалось привлекательным и утонченным. В руках у шута была лютня. По другую сторону принца шла яркая девушка с большими, подведенными черной краской, выразительными глазами, с ярко-красной розой в волосах и такого же цвета губами. На ней было пышное розовое платье с очень глубоким вырезом. По всей видимости, это была принцесса Эрин. Также, с ними шли две молоденькие девушки-фаворитки, полные восторга от того, что их приблизили к царственным особам.

– Наследному принцу уже двадцать один, и он довольно болезненный. Зато Эрин – красавица из красавиц, в нее влюблены многие знатные господа. Ей двадцать пять, но выглядит гораздо моложе, – шепнула Фиолена.

– Присядем, Эрин? – голосом глубоко скучающего человека произнес принц.

– Пожалуй… Давайте вон туда, на открытом месте, где фонтанчик и фрукты, братец! – ответила та.

И, неожиданно, вся компания, включая принца и принцессу, оказалась неподалеку от Фиолены и Лорелеи и разместилась на соседних диванчиках. Купец Рокк кивнул господам, а девушки привстали и поклонились.

– Что мы сегодня, всё о политике да о политике? – монотонно сказала Эрин, будто продолжая начатый разговор.

– А о чем говорить тогда? Не об этих же пророчествах,– возразил Йорик.

– Они тебя расстраивают, братец? – спросила Эрин. – Забудь. Пора уже забыть, то пророчество было дадено давно. А сейчас…Набежало шарлатанов. Налетели, будто вороны… Этот, сегодняшний, проходимец лишь воскресил в памяти слова некоего пророка Шамуальда. Очень старое пророчество. Хоть бы новенькое что придумал.

– Пророка Шамуальда? – спросил принц.

– Да. Он дал пророчество в стихах. Кстати, знаменитого пророка вытолкали тогда из дворца взашей.

– Ты помнишь их, слова того пророка? Что сказал Шамуальд?

– В общих чертах. Смутно весьма, – ответила Эрин. – Давно это было.

– Я бы хотел…дословно. Это – важно, – сказал принц.

– Я читал их, случайно нашел, в какой-то рукописи, – отозвался неожиданно Арен. – Могу воспроизвести:

«Когда сойдутся с солнцем две луны,

померкнет солнце среди дня. И в этот год суровый,

наш будущий король Альграды, да будет имя его славиться в веках,

положен будет в гроб хрустальный, в дальних землях.

И злое колдовство и злодеянья

чумной болезнью грянут на страну.

И выползут со всех щелей ночные твари,

и будут среди бела дня ходить

по всей земле святого, мудрого, благого королевства…»


– Да, надо было не просто прогнать, а вздернуть пророка. Накаркал! -воскликнула Эрин.– Мы, впрочем, долго считали предсказание бредом. Но строка о двух лунах теперь получила обоснование. Звездочеты недавно сообщили о второй луне – черной луне, и вычислили, что она уходит далеко от земли – и приближается раз в пятьсот с чем-то лет, делает полный оборот – и вновь уходит на дальнюю орбиту. Её обычно не видно. Она не светит.

– Так вот почему нынче в моде предсказатели! Их словам стали больше доверять, – воскликнул принц.– И даже отец теперь потворствует им. Но почему, Эрин, о черной луне стало известно только сейчас?

– Потому, что черная луна приближается…В древности знали о ней, но за пятьсот лет – забыли. Но она снова подходит… И на этот раз, к тому же, звездочеты ожидают лунное затмение. Двойное лунное затмение: впереди солнца пройдут почти одновременно обе луны. Предсказатели пророчат беды.

– Конечно, что б им не пророчить…Даже простое затмение несёт беды, а тут… Что-то страшное случится, я думаю, – опечалился Йорик.

– В преданиях Таэры, всегда были две лунные богини: Геката, богиня тёмной луны, и Лунная Дева, она же – Селена…Теперь мне понятно, почему, – задумался Арэн.

– Это ещё не всё… Есть еще одно подтверждение пророчества, кроме затмения, – сказал Йорик. – Вы не знаете, но… У королей Альграды есть обычай: готовить для своего преемника… Гроб. Я сам недавно узнал… Хорошенький подарок! Он предназначен следующему королю – или же наследному принцу. Смотря, кто из них раньше умрет. Вот, мой отец и решил на всякий случай уже озаботиться… следующим гробом. Мало ли что, мол, с ним случится. Надо оставить ритуальное наследство… И по этому поводу, недавно он вскрыл специальную залу в подземельях. И… Увидел свой будущий гроб. Он оказался именно хрустальный: чудак был мой дедушка.

– Пророчества – это лишь предупреждения. Они не сбудутся, если предпринять охранные меры, – возразил Арен.

– Я тоже так считаю. Надо усилить охрану отца, Йорик. И – давайте отдыхать, в конце-то концов! Выпьем по бокалу красного вина, – Эрин щелкнула пальцами. Подбежал один из лакеев в зеленой ливрее, и, выслушав приказание, отправился за вином.

– Быть может, ты нам что-нибудь споешь, шут? – спросила принцесса, уже пригубив бокал.

– Хорошо, моя госпожа, – улыбнулся Арэн. Встал с дивана, настроил лютню, и, слегка пробежав по струнам, заиграл. Вокруг все замолкли, прислушались, а многие люди даже подтянулись поближе. Арен запел:


– Всё, возможно, не так,

И возможно, всё будет иначе,

Чем пророчит нам тьма хрусталя

Или древняя клинопись книг…

Не гадай на судьбу.

Тот, кто верит – до дома доскачет,

И медуза страданий к нему

Повернуть не отважится лик.


Всё, возможно, не так,

Как рисуют грядущее звезды,

Всё ещё не стряслось,

И туманная даль пред окном.

Сделать выбор судьбы,

Что лежит перед нами – не поздно,

Не раскаяться б после,

В промозглый глядя окоем.


Всё, возможно, не так,

Как чертили нам карты и схемы,

Как пророки и судьи

Видали грядущий восход…

Не играя в рулетку,

Действительно зрячие – немы,

И никто из живущих

не знает конечный исход.


Всё, возможно, не так,

Как хотели чужие заклятья,

И свершения мира не знают

конца и начал,

Слушай песню судьбы,

упадая в чужие объятья,

И садясь на коня,

когда рог по тревоге поднял.


Все, возможно, не так,

Как решили холодные судьи,

Как учили наставники,

нервно сидя за столом.

Всё смешалось вдали:

маги, кони, и змеи, и люди,

И судьба как извозчик

в далекое гонит кнутом…


Всё, возможно, не так,

И печать всё еще на конверте,

Вскроешь – выпьешь свой яд,

Иль закажешь хмельное вино…

Если вы не поверили -

значит, пойдите проверьте,

И с небес распахните для нас

ледяное окно…


Всё, возможно, не так,

Как писали нам вражьи угрозы,

Как склоняясь нам в спинах,

елей разливали рабы…

Проигравшему – смерть,

Победившему – девы и розы,

И никто, никогда,

настоящей не минет судьбы.


– Спасибо, Арэн! – сказала принцесса. Кажется, она действительно была тронута его песней. – А теперь – я, пожалуй, пройдусь, погуляю в оранжерее. Подышу воздухом…Нет, сопровождать не надо, – и она встала и удалилась.

– Арэн! Пока нет Эрин, пойдем в библиотеку. Я хочу сам кое-что проверить, – сказал принц. – А вы, девушки, оставайтесь, ждите нас здесь, – это он юным фавориткам.

– Кажется, мой отец меня разыскивает, – сказала Фиолена. – Он был у государя. Наверное, заседание уже окончилось.

Она бабочкой вспорхнула и направилась к важному господину с проседью в волосах, облаченному в зеленый костюм. Он только что вошел в залу.

Оставшись без собеседницы, Лорелея проследила за ней взглядом, и… Увидала, что с той же стороны сюда направляются двое: граф Рольф и переодетый отец Себастиан.

Лорелея тоже заметила это, и сильно побледнела.

– Молодая леди! Вам нехорошо? – воскликнул Рокк.– Срочно нужно на воздух! Давайте, я помогу вам дойти до оранжереи… Там, за колоннами, выход в подвесной сад. Он большой, великолепный! Вот так. Счастливо вам погулять, а я не могу составить компанию. У меня здесь назначена встреча.

Рокк удалился, а Лорелея шагнула вперед – и оказалась среди экзотических

растений. Таких редких, таких прекрасных цветов она не видела никогда… Лорелея пошла по одной из аллей подвесного сада, внимательно разглядывая то крупные цветы на единственном толстом стебле, то растения с широкими листьями, самой невероятной окраски.

Но через некоторое время она застыла, как вкопанная… Вдруг, в просвете между листьями, она увидела Эрин. И к ней уже подкрадывался сзади Рольф. Лорелея так испугалась внезапного появления этого страшного человека, что вдруг… исчезла. Повернула кольцо на мизинце.

– Дорогая Эрин! Вы что ж это, меня избегаете? – проворковал Рольф. – А между тем, у нас с вами есть общие интересы…

– Не преследуйте меня! И слышать не хочу…

– Неужели вы полагаете, что ваш брат будет хорошим королем? Вы – вот кто достоин правления! А мы предлагаем вам корону!

– Уже обсуждаете этот вопрос, при живом короле, моём отце?

– Конечно. Такие важные вопросы решаются заранее.

– Зачем я вам? Что вы потребуете, если посадите меня на престол? – спросила Эрин.

– Я – старый вояка. А вы… объявите, наконец, войну – и мы победим этот проклятый Сиграмад, привечающий безродных колдунов. Многие знатные люди в Аморее будут за вас, моя будущая королева! – и граф Рольф, как бы невзначай, заглянул за ближайшие кусты: проверяя, не подслушивают ли их.

– Всё это прекрасно… Война, кровь… Мечты ваши сладкие! Вы бы, граф, лучше бы на короля надавили, а не на меня. Хотя, конечно, и папенька воевать не любит. Ведь он не дурак. Напади он сейчас на Сиграмад, на нас полезет и Хиндустан. Обязательно воспользуется удобным моментом – и будет кровавая баня. Как во времена Санградо – Хиндустанской войны. Семь лет прошло после нашей победы, а люди до сих пор еще не оправились от нее. Вдобавок, Аморея никогда и ни на кого не нападала первой. Наш кодекс чести…

– Уже устарел, принцесса. Хиндустан напал на Санград первым – и взял бы его, не приди наша Аморея, да и Кронхорд ей на помощь. А мы ударим по Сиграмаду – и победим.

– Зачем вам убивать в Сиграмаде? Это мирная страна, страна мудрецов…

– И проклятых магов. Из-за них новая религия не получает должного распространения.

– Так вы… На стороне Кронхорда и Отцов Крона… Надо было догадаться…

– Я – на стороне крупных побед. Неужели, вы не хотите править, принцесса?

– Вы обратились не по адресу…Именно Отцы Крона настояли, чтобы мою мать казнили, как ведьму. Мне было всего лишь два года, и отец любил свою жену, его тогда… Явно одурманили. Не знаю, кому потребовалось.

– Говорят, что на вашего отца кто-то наложил заклятие неудач в женитьбе. Первая жена – сожжена, как ведьма. Вторая, мать Йорика – умерла сразу после родов…Это всё – проклятая магия. А Отцы Крона борются со всеми её проявлениями. Хотят очистить страну.

– Наслышана, как они очистили Кронхорд…

– Это всё – в прошлом, Отцы Крона сейчас ведьм не сжигают. А что было тогда, с вашей матерью…Прав ли приговор – выяснить мы уже не можем. Давайте, лучше поговорим о будущем…Я не говорю, что сейчас нужен переворот. Но, когда царствовать станет ваш брат Йорик – вы согласны будете его осуществить? – спросил граф. – Знайте, что заговорщики, готовые бороться за вас, подготовят план.

– Оставьте, граф, и… Чтоб ни одного волоса не упало с головы моего отца по вашей вине. И с головы моего брата. Уж не знаю, что вы там замышляете со всеми своими церковными крысами вкупе.

– Я понял. Удаляюсь. У нас и в мыслях не было. Но, дорогая Эрин, я и мои друзья по-прежнему всегда к вашим услугам. Если передумаете, – и граф ушел.

А Эрин осталась одна.

– Старая дворцовая змея! – сказала она в сторону.

Через некоторое время в дверях, ведущих в садик, показался шут.

– Эрин! Вот вы где – вас уже ищут. Ваши поклонники, – сказал он.

– Подождут. Я дышу ароматом цветов. И размышляю.

– О вечном?

– Нет, шут. Я размышляю об этих пророчествах, которые один пустозвон в колпаке сегодня возродил и выдал Йорику.

– Я буду охранять Йорика днем и ночью. И не дам этому сбыться! – сказал Арэн.

– Но… Пророчество касается моего отца, а не брата.

– Вашего отца тоже будут охранять. Но…Неприятная черта всех пророчеств состоит в том, что предсказания всегда туманны.

– Но ведь…В этом пророчестве речь явно идет о короле Альграды.

– Да. Но, там сказано: «Наш будущий король Альграды». Для пророка, конечно, любой король – будущий, если только это пророчество – старое, и Шамуальд его где-то вычитал. Как это обычно бывает у предсказателей. Но вот если он составил его сам… Тогда слова «будущий король» можно отнести и к принцу.

– Ты полагаешь? А ведь действительно… Вот почему он так печален. Арэн, поклянитесь мне, что будете защищать Йорика! Думаю, что над нашей семьей действительно сгущаются тучи.

– Клянусь! Слово чести.

– Как никому, доверяю тебе, Арен.

Повисла звенящая тишина. Будто, скрепив серьезность клятвы.


– Я тебе нравлюсь? – спросила вдруг Эрин.

– Вы для меня – святыня, – побледнев, сказал он.– Моя прекрасная госпожа.

– Так поцелуй меня! Подойди сюда, маленький мой шут! – сказала Эрин.

– Я посмею коснуться губами только вашей руки! – ответил Арэн, и, преклонив одно колено, поцеловал её руку в белой шелковой перчатке. – Хотя я давно уже вырос – и теперь выше вас ростом, но помните, как вы дразнили меня… Что я никогда не дорасту до ваших губ?

– Ты действительно дурачок! – сказала Эрин. – Пойдем отсюда.

И она направилась к колоннам, к выходу.

Арэн постоял еще немного в задумчивости, и направился следом за принцессой.

8

На этот раз, Тиона проснулась, кажется, раньше всех и вылезла наружу. Чуть позже показался из палатки и мастер Цэн. Он сразу стал делать дыхательные упражнения. Светало, и птицы только начинали петь. Воздух был настолько прохладный, что изо рта шел пар.

Затем мастер Цэн подошел к Тионе и присел рядом. Она вкратце рассказала ему сны: сегодняшний и предыдущий. Он, помолчав немного, сказал:

– Твои сны, быть может, поведают нам даже больше, чем могла бы вся библиотека Архэи… О том, что происходит сейчас. Думаю, ты уже поняла, что эти две особы – мать и дочь… Твои мать и сестра?

– Да. Я тоже так подумала. Вряд ли есть другие Лорелея и Азалия… Имена редкие. Только, всё сомневалась: может, это просто фантазия, игра ума…

– С лунным камнем под подушкой сны или не снятся вовсе – или снятся события реальные. Часто связанные с собственным прошлым или будущим. Но, не в твоем случае.

– Мастер Цэн, я очень рада… Что они вообще живы. Могло случиться всякое. Но, с другой стороны, мне совсем не нравится то, что происходит сейчас с моими родными в Ангкоре…

– Я думаю, твою мать перехватили церковники, устроили облаву на ведьму. Ну, тогда, давно… Получается, восемь лет тому назад. Скорее всего, они поставили кордон около Запретных земель – вычислили, значит, что она будет прорываться именно туда. Тебя она предварительно оставила в лесу. Наверное, почувствовала что-то неладное. А только с одним ребенком, решила, видимо, через кордон прорваться. Больше мы пока ничего об этом сказать не можем. Странные времена… Странные и страшные. Повсюду и в Кронхорде, и уже в Аморее – всё активней начинает действовать зло. Это и твой сон показал, – сказал мастер Цэн.

– Я…так переживаю за них, но ничем не могу помочь, – вздохнула Тиона. И тут оба услыхали не сильно громкий свистящий звук. Подняли головы: сюда по воздуху приближался какой-то странный предмет. Шмяк! Он вскоре шлепнулся неподалеку.

– Кажется, это Бэйга уже прилетела, – шепнул мастер Цэн.

Из предмета, похожего на большую чашу, проворно вылезла согнутая старушенция с длинными седыми волосами. Подойдя к палатке, она пронзительно свистнула.

– Общий подъем, мальчики!

Дэмэр и Сэдэр тотчас вылезли, тревожно озираясь.

– Разрешите представиться: я – Бэйга. Шнуруйте палатку, и – айда ко мне в гости! Чайком угощу, сыром и плюшками. И – на взлёт. Нечего здесь шляться долго, здесь людям не место.

– А ты нас не съешь? – резонно спросил Сэдэр.

Бэйга засмеялась.

– Я сегодня не голодна, драконья печенка! Ну? Сложили палатку? Тогда – идите прямо, там, уже за теми деревьями, моя изба стоит, она пешком сюда пришлепала, пока я по делам сгоняла. Моими гостями будете. Ко мне, наверное, лет пятьдесят никто не хаживал. Всё стороной да стороной, по самой кромке леса ходят. Вот так же, как твой ворон полетел… Сюда носа не кажет. Зовут-то тебя как, мил-человек? – обратилась карга к мастеру Цэну.

– Мастер Цэн меня зовут. А мой Сарг что-то действительно не захотел соваться в эту часть Запретных земель. Договорились мы с ним, что прилетит в рыбацкую деревню, там нас отыщет.

– Не спроста это, мастер колдун. Догадываюсь, кто он…Приходил ко мне лет триста назад один человек. Как звали – запамятовала. Он хотел стать – ну, не бессмертным, так хоть живущим вволю – лет, эдак, с пятьсот – шестьсот. Думал, что я секрет долгожительства своего ему разболтаю, если даст мне предмет волшебный. Знал, что люблю я их собирать. Он согласен был даже быть старым – лишь бы живым. Всё равно, молод уже не был. Выдала бы я ему секрет свой, хорошему человеку не жалко. Вместе бы дни старческие коротали, в баньке друг друга бы парили… Да сама запамятовала тот секретец-то. Зато знала, что волшебные вороны долго живут: ну, годочков семьсот. Все они – не обычные птицы, а те, кто раньше человеком был. Вот и дала ему снадобье колдовское, что человека в ворона превращает. Пообещала, что жить будет долго. Не сказала только, что при этом он вороном станет… Забыла сказать. Теперь он не захотел повидать старую, обиделся, видать. Вороны – они обидчивы. Больно долго старое помнят.

– А его нельзя того… Назад – в человека? И – что он, по-прежнему по-человечьи думает? – спросил Сэд.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10