Ольга Манскова.

Камни Таэры I: Любовь и Закон



скачать книгу бесплатно

– Ну, во-первых, по-разному случается… Бывает, что все запретные земли человек проходит – и ничего, а бывает, что зайдет лишь на несколько шагов – и выскакивает, как ополошенный. Ну и, облаву на колдунов иногда здесь устраивают… Кордон выставляют именно тут – понятное дело, что с внешней стороны Запретных земель, а не с внутренней. Почему-то эти земли Сила считает местом паломничества для ведьм и колдунов, и если они откуда-нибудь сбегут, то считается обязательным прочесать лес вблизи границы с этими землями. Хотя я, если честно… В свое время именно сюда и подался, когда из тюрьмы сбежал. Но я же был иностранец, не знал здесь никого и ничего. Кроме легенд о Лесе.

– Ой, что это? – вдруг, с широко расширенными глазами, Дэмэр уставился на траву около его ног.

В траве прыгала маленькая, ростом с мизинец, зелёная обезьянка. Увидев, что её заметили, она проворно скрылась.

– С местными существами вы лучше не знакомьтесь и руками не трогайте, без их на то желания! Ну что, отдохнули? Тогда – прошагаем часика два – три в сторону озера Лэйд, и расположимся на ночь.

Здесь, в этих местах, было гораздо больше высоких деревьев, чем в той, нормальной, части Сиренийского леса, в которой они жили и которую покинули. Тиона с удивлением заметила дерево не известной ей породы, с высоким мощным стволом и с листьями странной формы, да еще и фиолетового цвета. Дальше – еще одно такое же. И ещё…


Она встала, подошла к дереву поближе, провела рукой по шершавому стволу. Рассмотрела странные листья с тремя маленькими, расширяющимися вееробразно от черенка, листочками… Трилистник. В проеме между деревьями, вдали, увидела небольшое лесное озерцо и решила набрать воды в серебряную флягу. Вернулась, взяла флягу, пошла меж деревьев по непримятой траве, и… Будто попала в иной мир: там, в тени деревьев, у озера с чистой ключевой водой, увидела белого единорога. Он купался, и, заметив Тиону, не испугался, а наоборот, вышел из воды, отряхнулся, стряхивая прозрачные капли, подошел к девушке. Посмотрел долгим глубоким взором, прямо в глаза, а потом шутливо фыркнул по-лошадиному – и вдруг мысленно сообщил: «Мы ещё встретимся с тобой, Тиона!» И, не спеша, скрылся в чаще леса, оставив воспоминание как о мираже или видении.


Когда Тиона вернулась на полянку, её мур поднял мордочку ей навстречу. «Я выздоравливаю. Мне хорошо», – сообщил он мысленно. Потом слегка потянулся, выпуская вперед коготки, и снова заснул на полотенце.

Сэд и Дэмэр немного отдохнули, валяясь в траве, а потом поставили палатку. Мастер Цэн сотворил хлеба и даже легкое вино, стали есть и пить. Мур, который лежал на коленях у Тионы, проснулся, принюхался, и вдруг поднялся на лапы и осмотрелся вокруг. "Запретные земли. Это – хорошо. Спасибо вам", – сказал он мысленно.

– Хочешь есть? Ты голоден? – спросила Тиона.

«Если можно… Ещё – того же напитка», – попросил он.

И тогда девушка подозвала мастера Цэна: до тех пор учитель сосредоточенно изучал карту, ни на кого не обращая внимания.

Мастер Цэн подошел, улыбнулся, увидев очухавшегося муррена, и сказал:

– Я сотворю тебе этот напиток, но вначале ты нам расскажи, как попал в Драконовы горы.

"Меня послали из монастыря Сензара." – пришёл слабый ответ.

– Куда? И ты еще совсем котенок…

"Меня послали в Назарею. Думали, маленького не заметят».

– Почему ты согласился? Ведь вы, сансенмуры, редко покидаете Хингайские горы.

«Если всем нам грозит большая беда, то и мы покидаем горы и помогаем людям".

– Какая беда грозит Сензару?

"Беда грозит всем. Скоро обе луны закроют солнце. Придет время усиления магии. Всякой магии. Но пробудилось зло. Очень много тьмы. В Сензаре звонят колокола. Объявлена всеобщая подготовка и обучение – для всех, кто придёт, кто призван".

– Ого! – выдохнул мастер Цэн. – Но… Разве ты долетел бы до Назареи?

"Сбился с курса, но совсем немного. Назарея лежит за Пустошью, но Пустошь изгибается дугою. В Пустоши можно сделать несколько остановок. Я летел верно. Налетели птицы, много птиц. Они – зло. Сбили меня. Я теперь не долечу обратно. Мне сказали, если что случится со мной здесь, над лесом – искать Озёрную Деву, служительницу Селены. Она передаст Послание – и в Назарею, и в Сензар".

– Тогда нам по пути, котик. Как тебя зовут?

"Зовите меня Мур. Так проще".


Когда все улеглись спать в палатке, укрывшись шерстяными одеялами, то вдруг услышали неподалёку прекрасное, неземное пение. Хотелось выскочить наружу и немедленно бежать на эти чудесные звуки. Так призывно, так трепетно выводил голос незнакомые, звучные слова, и они почему-то рождали в воображении почти реально зримые образы красивых цветов, зеркал и сверкающих на солнце камней. В едином порыве Тиона уже приподнялась на ладонях, и…

– Тс-с! Куда? – спросил мастер Цэн, удерживая одной рукой её, а другой – Сэдэра и Дэмэра. – Это же сирены! Недаром же наш лес назвали Сиренийским…

– А как они выглядят? Почему нельзя на них посмотреть?

– Не знаю, какие они. А посмотреть – можно, но только один раз. Кто уходит на них посмотреть – тот больше не возвращается, – ответил мастер Цэн.

5

В карете сидели несколько человек. Уже знакомая Тионе по прошлому сну грустная дама с синими глазами, рядом с ней – совсем юная светловолосая девушка в белом лёгком платье. Напротив девушки вальяжно расселся важный усатый господин с седыми бакенбардами, одетый в малиновую рубаху с высоким воротом, опоясанную очень роскошным и очень богатым поясом. По каким-то неуловимым чертам, в частности, по выправке, Тиона заподозрила в нём военного. Рядом с грузным военным ютился уже знакомый ей Себастиан с огромной дорожной корзиной на коленях. Она содроганием подумала, что Святой Отец, по всей видимости, держит в ней свою змею.

Карета остановилась, и важный господин вышел первым и помог выйти дамам. Следом на воздух выполз и Себастиан. Пребывая бесплотной, Тиона тоже оказалась на улице и, будто бы в карете для неё было слишком душно, с удовольствием вдохнула свежий ночной воздух.

Дворецкий, стоящий перед парадным входом во дворец, был определённо пьян и неудержимо восторжен.

– Добро пожаловать! У нас сегодня второй день Праздника Цветов! Всю ночь горят огни, всю ночь звенят бокалы! Проходите! Какие прекрасные леди; молодая – обязательно станет одной из фавориток сезона! – приветствовал он их компанию.

У Себастиана лицо сделалось уксусно-серым, но он промолчал.

Миновав ярко освещенный холл, они поднялись по лестнице, застеленной зелёным ковром с мягким длинным ворсом, в большой и весьма великолепный зал. Тиона даже не слыхала о том, что бывают здания столь огромные. Повсюду в этом зале били маленькие фонтанчики, висели картины, были расставлены там и тут дорогие вазы и мраморные скульптуры. На диванах сидели гости, в основном, молодые девушки. К вошедшим уже спешил один из сеньоров-распорядителей, сухопарый молодой человек:

– Господа, милости просим! Мне поручено составить полный список гостей. Графа Рольфа и Отца Себастиана я знаю, а как зовут дам?

– Леди Азалия и леди Лорелея, – важно ответил граф.

– Не соизволит ли леди Лорелея сразу пойти в Комнату Цветов? Там можно выбрать цветок для волос и маску для карнавала, – предложил сеньор-распорядитель, и Лорелея тут же согласилась. Тогда он пошел её проводить. А Тиону понесло за ними следом. Покинув гостиную, распорядитель повернул направо, и они пошли вдоль длинной портретной галереи.

– Пройдете вон до той двери,– указал он в один из пролетов, – За ней идите всё прямо и прямо, никуда не сворачивайте. А мне нужно вернуться в приемную.

Лорелея последовала дальше, открыла массивную резную дверь светлого, невероятно пахнущего хвоей дерева, и оказалась в помещении с двумя рядами колонн и высоким сводчатым потолком над ними. По обе стороны главного прохода, располагались уходящие вдаль отсеки, разделенные между собой стенными перегородками, лабиринты, вдоль которых по стенам висели картины в тяжёлых золочёных рамах. Лорелея не устояла перед искушением и пошла по этим, боковым, проходам, рассматривая картины и всё более углубляясь вдаль. Одна особенно привлекла её внимание, и Лорелея остановилась перед ней. На картине была изображена девушка, тоже светловолосая и тоже в белом платье, с красивым венком на голове. Она стояла на балконе и любовалась на луну, и венок из белых лилий, казалось, слегка светился. Внизу, под балконом, в тени, прятался не замеченный ею человек. Он прислонился спиной к стене, и тень плетущегося винограда скрывала его. И явно, это был вовсе не трепетный любовник. В зубах неизвестный, одетый в чёрное, держал кривой хадрумский нож.

Рассматривая картину, Лорелея вздрогнула, услышав вблизи от себя лёгкие пружинистые шаги.

– Хотите, я вам про неё расскажу? – раздался голос. Ответить или обернуться она не успела.

– Не оборачивайтесь, леди Лорелея. Мы не должны быть знакомы при следующей встрече. Вам грозит большая опасность, – сказал быстро и тихо обладатель неслышных шагов. – Ничего не говорите и не спрашивайте. Продолжайте смотреть на картину. Здесь у стен повсюду есть уши.

– Это – дочь короля Сигурда IV, обманом завлечённая на балкон молодым человеком: он назначил ей свидание, но не явился, – продолжил неизвестный совсем другим, громким, неспешным голосом ценителя искусств. – Юная леди явилась на свидание и не нашла юношу. Она продолжала ждать его, в то время как злодеи задумали жестокий план – нет, вовсе не убить девушку, а … Сделать из неё колдунью. Чёрную колдунью. Для обряда требуется согласие, сказанное хотя бы от страха или при пытках, и зачем-то капля крови жертвы, пролитая в заранее подготовленный ритуальный кубок. Рана непременно наносится кривым хадрумским ножом, чья сталь твёрже железа и который часто используется во всякой магии и ритуалах. Над таким ножом тоже предварительно проводят обряды. И, конечно, над кубком произносят заклинание – одно из заклинаний Книги Чёрных Зеркал…

– Выбирайте себе для волос белую лилию, а маску – синюю с золотом. У вас есть тайный доброжелатель. Он собирается пригласить вас на танец. И поговорить. Тогда, он сможет узнать вас в маске, – загадочный человек снова заговорил тихо.

– Какая страшная история! – громко возгласила Лорелея. – Я не умею танцевать, – еле слышно добавила она.

– Девушка, изображённая на картине, имела на себе защитный магический амулет, с вишнёво-красным рубином. И потому, не испугалась угроз и смогла противостоять напавшим разбойникам, не повиноваться им. А потом, применила заклинание «рассеяния»: конечно, его применяют лишь в отчаянии. Заклинание мгновенно переносит в другое место, но…заранее не известно, куда: маг его не выбирает. Она вернулась домой, изменив облик, и в дальнейшем поняла, что её возлюбленный действовал заодно с врагами. Был подкуплен ими. Девушка разочаровалась в нём и выпила яд. С тех пор, её образ навсегда связан с неразделённой любовью. А имя её – Дицентра. Она является девушкам и женщинам, которые испытывают сильную любовь к недостойному человеку. Спасает их от опрометчивых поступков, – сказал незнакомец громко.

– Вы непременно будете танцевать. И станете в пару с человеком в золотом камзоле. Не бойтесь. Меня послал ваш тайный друг, и он знал вашего отца. До встречи, – добавил незнакомец тихо.

После чего, почти неслышно ушел. Растворился в одном из боковых коридоров. Когда Лорелея обернулась, то увидела лишь самый край зелёной лакейской ливреи.


Комната за малиновыми бархатными портьерами благоухала цветами. Лорелея застала в ней молодых девушек и несколько пожилых матрон. Девушки примеряли наряды, украшали волосы цветами и венками, одевали перед огромными зеркалами маски.

– Приветствую тебя, дитя! – подошла к Лорелее одна из пышных матрон. – Ты можешь украсить себя всем, что выберешь здесь. Твоя мать и другие сопровождающие, если такие имелись, пройдут в гостевые покои. А на бал сегодня допускаются только молодые девушки и мужчины знатных кровей, среди которых инкогнито будет сам принц. И все должны быть в масках: таково нынешнее распоряжение. Король и королева сегодня не присутствуют: только люди принца.

Лорелея выбрала серебряную цепочку с жемчужиной, синюю с золотом маску, голубую воздушную накидку и белую лилию для волос.

– Просим всех на бал-маскарад! – вскоре объявил распорядитель.

Сбоку открылась тисненная золотом портьера, а за ней – парадная лестница. За лестницей их ожидал огромный зал для танцев.

В затененной стороне зала, с приглушенным светом, располагались мраморные столики и мягкие диваны. Между ними, в алебастровых вазах, красовались цветущие кусты роз, магнолии и небольшие деревца с дивно пахнущими голубыми цветами. Диковинные растения в кадках оплетали окна и дверные проемы, ведущие в подвесной сад.

Другая, еще более просторная часть зала была ярко освещена спускающимися с потолков светильниками. Она являлась площадкой для танцев и отделялась только зелёной стеной цветущих растений, переплетенных между собой, оставляя арки и воздушные проемы.

Оркестр располагался на зеленой части зала; он уже играл легкую танцевальную мелодию.

Одновременно с девушками, с противоположного входа стали заходить молодые люди и важные господа. Немного погодя, объявили начало танцев. Самые смелые девушки сразу вышли на освещенную площадку, их приглашали на танец. Большинство из молоденьких девушек вели свою партию не слишком умело – и Лорелея слегка приободрилась. Сама она сразу ушла на затененную половину, но смотрела на танцующих: через арку, образованную вьющимися, сильно пахнущими цветами.

Часто выходили потанцевать и некоторые музыканты. Они тоже были в масках. Вот и один из лютнистов отложил в сторону лютню и что-то сказал своему товарищу. И вдруг, как только заиграли новую мелодию, направился к Лорелее.

– Разрешите вас пригласить, милая леди! Вы танцуете? – спросил лютнист. – Не принимайте меня всерьез, а просто поупражняйтесь на мне в искусстве танца. Чтобы потом блистать великолепнее.

– Я очень плохо танцую.

– Это не важно. Если вы, конечно, красивы. Не буду скрывать, что я, в общем-то, сегодня здесь не по праву крови. К высшей знати не отношусь, но меня любит принц. А теперь, позвольте вашу ручку.

Лорелея и её кавалер вышли в ярко освещённую часть зала, и на них устремилось множество любопытных глаз. И вот они уже кружатся в церемониальной разновидности книгсена – танца, больше похожего на важное прохаживание друг подле друга с поклонами и приседаниями. Книгсен был неплохим танцем для знакомства, поскольку оставлял много свободного времени для разговора. Поскольку партию вёл её партнер, танцевавший легко и непринуждённо, а Лорелее надо было только под него подстраиваться, то она смотрелась весьма прилично.

– Теперь снова чуть присядьте, затем – слегка поклонитесь, – подсказывал ей лютнист. – Как вас зовут?

– Лорелея. Но и вы мне ещё не представились, – ответила она, быть может, задаваясь одновременно вопросами: не об этой ли встрече на балу предупреждал её слуга, в картинной галерее?

– Я назову свою должность при дворе, и все дальнейшие вопросы отпадут сами собой: я королевский шут.

– И всё же… Я назвала вам своё имя. Назовите и вы своё.

– Шут… Обычно дамам бывает этого достаточно. Впрочем… Экспромт…


Что в имени тебе моём? Оно – лишь ветер,

Что пишет письмена на облаках…

Что – боль моя? Что – мой священный трепет?

Не думает весна о мотыльках…

Что в имени тебе моём? Оно исчезнет.

Сотрёт закат лицо, оставив тень,

И я уйду, случайный сотрапезник,

Как только ночь заменится на день…

Что в имени тебе моём? Зачем названья?

Они ни боль, ни жизнь не объяснят,

Зачем менять желанья на страданья,

Коль дни пройдут – как птицы улетят?

Кто я тебе? Шальной случайный призрак,

Лишь глупый мальчик, встреченный в веках?

Когда грядёт падение отчизны,

Зачем писать стихи на облаках…

И я и ты, и общее, что наше,

Исчезнет завтра, сгинет ото дня.

А имена не делают нас краше,

Хоть не сгорает имя от огня…

Что в имени тебе моём, краса земная?

Изменчива ты так же, как и я,

И мы с тобой – изгнанники из рая,

И мы – лишь воздух, дым, а не земля…


– Этот экспромт… Написан не мне. В стихах есть чувство, которое вы испытываете к другой даме. А вы – поэт?

– По совместительству… Вы очень проницательны, даже слишком – для ваших лет… А теперь – я падаю на колено. Вот так… А вы должны пропорхать вокруг меня аж восемь оборотов… Я считаю… А теперь, вы отходите назад – я встаю, снова поклон…

– Все-таки, представьтесь. А то я буду мысленно звать вас шутом.

– Да? Это – меняет дело. Меня зовут Арэн. Но танец заканчивается. Сойдёмся – и разойдёмся, поклонимся, и ещё раз, ещё церемонней… До встречи, маленькая Лоло.

И они, церемонно раскланявшись, разошлись, как было положено, в разные стороны зала. Несколько танцев, бурных и стремительных, Лорелея простояла одна. А затем, когда снова пошёл книгсен, к ней стремительно подошёл и пригласил её на танец мужчина в синей маске, и, судя по осанке, скорее, средних лет. Он был одет в золотой камзол.

– Я вижу, что меня немного опередили, – сказал он вкрадчиво, как только встал с нею в пару. – Первый книгсен я прозевал. И я… Хотел бы поговорить с тобой, Лорелея. На долгую беседу у нас нет времени, потому начну без предисловий и соблюдения условностей… Я – полковник Грэн. Это имя тебе ничего не скажет. Но я был знаком с твоим отцом, мы вместе воевали в Хиндустане. Я обязан ему жизнью. Он вынес меня из окружения, когда мы оказались в одном страшном ущелье. А сейчас тебе, а в большей степени, твоей матери, грозит большая опасность. Вы находитесь рядом с очень страшными людьми… Закончится танец – давай, отойдём к столикам.

После танца, уже оказавшись за зелёной стеной из растений, Лорелея и полковник прошли к свободному столику, присели на диван. Полковник подал девушке вазу с фруктами, посмотрел по сторонам, и, не обнаружив соглядатаев, сказал:

– Пока не знаю, чем могу вам помочь…Кроме того, что я дам тебе одно кольцо и одно снадобье. Кольцо с аметистом надень на мизинец. Оно дает возможность распознавать зло и защищает. А также, может придавать носящему его невидимость, если повернуть его на пол оборота вокруг пальца. По окончании, кольцо надо вернуть обратно. Возьми его.

Лорелея взяла магическое кольцо и сразу надела на палец.

– А ещё, я дам тебе порошок очень сложного состава. Он снимает одурманивание, которое некоторые церковники Крона называют "воцерковлением". Он предназначен не тебе, а твоей матери. Ты…не замечала странностей в её поведении?

– Замечала, – тихо ответила Лорелея.

– Я догадываюсь, в чем тут дело. Хорошо ещё, тебя, по юности лет, этому не подвергли… Юные леди от такого "воцерковления" просто… навсегда теряют разум, – при этих словах полковника девушку передёрнуло: она вспомнила взгляд матери, когда та вернулась от Отца Церкви.

– Постарайся всыпать этот порошок в какой-нибудь напиток и проследи, чтобы твоя мать его выпила, – посоветовал Грэн. Матери пока, до принятия ею снадобья, ничего обо мне не рассказывай. Если она спросит, откуда это кольцо, то скажешь, что его подарил принц – как подарили это колье с жемчугом. Одаривают, мол, всех гостей, девушек. Если будет возможность, встречусь с тобой где-нибудь ещё… Вот, бери и спрячь.

Вместе с бокалом прохладительного напитка полковник умудрился передать девушке маленький синий узелок. Она отвернулась, будто разглядывает цветы, и быстро спрятала его.

6

Тиона проснулась позже остальных. Сэд с Дэмэром уже обсуждали дальнейший поход с мастером Цэном.

– Я, когда бываю в городах и деревнях Кронхорда, всегда преображаюсь в рыбаря по имени Патрик, – слышался голос учителя. – Совсем слегка меняю при этом физиономию. И многие мои знакомые рыбаки знают, что я – не рыбарь, а знахарь, мастер-травник. Живу в лесу, ищу полезные камни и травы, делаю порошки и занимаюсь лечением людей. Все они понимают, что о роде моей деятельности властям сообщать не обязательно. Я им полезен, иногда – срочно нужен. Некоторые из них, рыбарей, сами немного владеют магией, хотя не учились ей абсолютно. И я даже научил их простейшим методам исцеления.

Тиона высунулась из палатки:

– Привет всем! Доброе утро!

Было почти так же прохладно, как и вчера в высоких горах, и за ночь выпала обильная роса. Ребята и мастер Цэн пили горячий травный чай.

– Вылезай скорей, иди сюда! – позвал Тиону учитель. – Без тебя мы обсуждали, почему по берегам озера Лэйд, а оно находится на территории Запретных Земель, разрешено селиться людям. Ну, теми существами, что здесь обитают. Ведь они редко надолго пускают пришлых в эту часть Сиренейского леса.

– И почему? – спросила Тиона.

– Если кратко, то в деревнях этих, что попали на территорию Запретных Земель, люди жили очень давно. Ещё в те далёкие времена, когда был обитаем Старый город… Сейчас от него остались только давно поросшие травой храмы, стены, дворцы и могилы.

– Эти руины – на территории Запретных Земель?

– Да. И что-то там, очень давно, произошло. Именно в городе. И, в результате, магия вышла из-под контроля. Тогда и образовались эти Странные, Запретные или Колдовские земли. Город вскоре опустел. Но жители окрестных деревень не исчезли и не погибли, продолжали жить на своём прежнем месте. И по-прежнему люди обитают в этих деревнях и уходить оттуда вовсе не собираются.

– И сколько есть деревень на Запретных Землях? Мы идем в одну из них, так я полагаю?– спросила Тиона.

– Правильно полагаешь. В ближайшую и идем. А от нее – пойдем к богине Светлой Луны. А деревень на этих землях – две: Восточный Предел и Последний Предел.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10