Ольга Манскова.

Камни Таэры I: Любовь и Закон



скачать книгу бесплатно

Камни Таэры I: Любовь и Закон

Часть I. Путники

1

Она проснулась от того, что тихо скрипнула дверь. Ещё не открывая глаз, услышала, как кто-то ступает босыми ногами по деревянному полу.

– Тиона, вставай! – это Сэд. Он уже тряс её за плечо.– Пора. Уговор есть уговор! Считай, что я тебя разбудил.

– Мастер Цэн улетел? – спросила она сонно, приоткрыв глаза.

– Да. И нам пора. Мы с Дэмэром ждем внизу!


Когда Сэд вышел, Тиона наспех сотворила свечу; другой под рукой сейчас не оказалось. И тотчас полезла в сундук и достала самое красивое платье. Конечно же, настоящее, сшитое собственными руками из голубой, приятной на ощупь материи. Она надела его и, прежде чем выйти, ещё немного задержалась в комнате, около большого зеркала. Из его глубины на нее смотрела бледная испуганная девушка, худенькая, с золотисто-каштановыми длинными волосами и с зелёными глазами, в голубом платье, которое отливало тусклым серебром в неверном свете полной луны.

Посветив свечой, она пошарила в тумбочке под зеркалом. Нашла медальон с вишнёво-красным рубином, на серебряной цепочке. И вскоре он ярко выделялся на её платье ярко-красным пятном. Он был единственной вещью, что осталась ей на память о семье. Подарок матери. Этот медальон она надевала лишь по особым дням.

На всякий случай, Тиона погасила свечу. Мало ли что взбредёт не обычной, а колдовской свече, оставленной без присмотра. К тому же она сама, когда вернется, отлично найдет дорогу, даже в полной темноте. Был у нее такой дар.

Потом Тиона вышла из комнаты и плотно закрыла за собою дверь.

Теперь надо было спешить. Сэд прав: уговор есть уговор. Хотя, вся эта затея уже не казалась милой и безопасной шуткой. Ни с того ни с сего, Тионе стало страшно; холодок пробежал по телу, охватив до кончиков пальцев… В конце концов, в эту авантюру втянули её Сэд и Дэмэр. Она же согласилась не сразу. Убеждения, что подействовали на нее, гласили, что и у нее, и у Дэмэра колдовские силы росли уже не по дням, а по часам, и вскоре им всем всё равно, так или иначе, нельзя будет оставаться вместе здесь, у мастера Цэна. Это станет слишком рискованно; по всплеску силы колдунов смогут обнаружить. В особенности, если следующая вспышка дара произойдёт внезапно и резко. Тогда мастеру Цэну придётся срочно призвать заклятие рассеяния, после чего все трое, его ученики, мгновенно окажутся в разных местах огромного мира. А Тиона, да и все остальные, хотели бы сохранить дружбу. И хорошо было бы обрести способность мысленной связи между собой на расстоянии…

Ведь даже неизвестно, где каждый из них окажется после заклятия рассеяния. Оно действует непредсказуемо, подобно вихрю, и применяется при явной угрозе для жизни. Тиона также не знала, где очутится и куда потом отправится, если будет выбор. Быть может, в легендарную Назарею, хотя и не известно, существует ли она… В страну древних магов, лежащую за Пустошью. А может, в одно из трёх королевств, в которых пока терпят магию и колдунов… Аморея, Хиндустан, Сиграмад? Как говорится, разбираться придётся на месте.

И, скорее всего, без всякой географической карты. Может, куда будет ближе, туда она и пойдет.

А вот Сэдэр, конечно, мог бы остаться по-прежнему здесь, с мастером Цэном. Поскольку её друг не обладал сильной природной магией. А только той, которой он достиг, благодаря обучению. И его не смогут вычислить. Но вот Тиону и Дэмэра…

Природная магия! Вроде бы, у них двоих она есть… Но пока между ними и Сэдэром не было никаких отличий, ни в познаниях, ни в практике. У Сэда природная магическая сила была не значительна. Но вот с мозгами и упорством у паренька было всё в порядке, а это – тоже немаловажно. И, быть может, даже важнее природных данных. Какая разница, маг ты или не маг, если ты плохо соображаешь и запоминаешь? Итак, дар у Сэдэра был не опасного и не наказуемого в Кронхорде уровня, как у местных крестьян. И он мог бы остаться с мастером Цэном, его не вычислят. Но почему-то, когда речь заходила о том, что когда-нибудь эти места нужно будет покинуть, мастер Цэн упоминал всех троих: мол, вы уйдете – и я останусь снова один.

Сам их учитель жил именно тут, в Сиренийском лесу, ради какого-то призрачного Равновесия… Они толком о нем ничего не поняли, зачем оно нужно. Но, вроде бы, в этой местности, включая окрестные города и деревни, должно жить не менее трёх сильных колдунов. Не менее! А иначе, здесь начнётся какой-то ужасный катаклизм… Конечно, он и являлся этим самым третьим колдуном… Где прятались еще двое – его ученики пока не имели понятия, ни разу с ними не встречались. Если учитывать то, что в этих местах Святая Церковь и Сила (то есть, охранные отряды королевской службы) уничтожали всех, кто имел хоть какие-нибудь понятия о магии, то быть здесь живым колдуном – не слишком простая задачка.

А потому, мастер Цэн и его ученики жили в лесу, в одинокой избе, на расстоянии пяти дневных переходов до ближайшего села. Того самого села, в котором когда-то Тиона жила с матерью и сестрой Лорелеей, то есть, маленькой Лолой. Она и осталась бы там, но случилась неожиданная неприятность. В матери, к сожалению, распознали ведьму. Солдаты, представители Силы, случайно попали в эту глухую деревушку. Обычно рекрутский набор происходил в городе, и парни из села, подходящего возраста, должны были добираться туда сами. Но правила переменились: с некоторых пор, Сила сама стала заявляться в селения ради очередного рекрутского набора.

Ну, и случилось так, что почти сразу, войдя в село, солдаты Силы наткнулись на мать Тионы. Она вышла за водой к колодцу. Солдаты стали к ней приставать, и с помощью магии, защищая себя, она приподняла одного из солдат и отшвырнула. Тот сильно ударился оземь, а другой завопил: «Держите её! Она – ведьма!». Мать устремилась прочь, к дому; схватила за руку Тиону, что выбежала ей навстречу, почуяв неладное, и её сестру, которая только что вышла на порог. И, накрыв дочерей и себя колпаком невидимости, огородами побежала к лесу.

Тионе было тогда лет шесть, а Лоле – около трёх.

Потом они долго блуждали по бездорожью: проламывались сквозь лес, шли по руслам небольших и быстрых горных ручьев, проходили болотные пустоши… При этом мать всё время нашептывала что-то и петляла. Тионе, как старшей, пришлось идти самой, босиком, она сбила в кровь ноги. Лолу, наложив на неё сонное заклинание, чтобы она не плакала, женщина несла на руках. В конце концов, Тиона сбилась со счету, сколько дней они были в пути. Пока после очередного ночлега не обнаружила утром, что лежит возле поляны, под елью, в лесу, совсем одна. Ни матери, ни сестры с нею рядом теперь не было. И она поняла, что больше не хочет и не может никуда идти. И не видела в этом смысла: куда? Девочка просто сидела и плакала от отчаяния. И, впервые в жизни, сама толком не осознавая, что делает, Тиона послала магический зов. Это умение пришло из недр подсознания, само собою.

Зов заставляет ответить, если ты – человек и маг. На него тогда вышел мастер Цэн… Оказался неподалеку.


*

Тиона спустилась вниз по деревянной скрипучей лестнице. Сэд ждал её, и потом освещал ей путь своей ладонью, пока они шли по темному коридору к выходу. «Легкомысленное щегольство и растрата попусту сил», – подумала она вдруг совсем по-взрослому.

Дэмэр стоял около дома. Он ничего не сказал, лишь приложил палец к губам: мол, на всякий случай идти следует молча. Тиона пошла за ним; луна высветила полотняную торбу у Дэмэра за плечами, и девочка, и без всякого сосредоточения и «внутреннего взора», догадалась, что там было. Конечно, книга, свечи, хлеб и вино: всё, что потребуется для таинства.

Ночь была тихая и звёздная. Только легкий, прохладный ветерок нашептывал свою лирическую песню, но Тиона даже не стала её слушать. Сейчас ей было не до песен ветра. Надо было настроиться на ритуал, который свершится вскоре.

Вдруг ветер шепнул ей на ушко, тихо-тихо: «А что ты, собственно, знаешь о Дэмэре? Глупая! А вдруг он – потенциальный чёрный маг?» Но ледяной судороги так называемого магами «предупреждения» после этого не последовало. И она дала отрицательный ответ: нет, не станет никогда Дэмэр черным магом. Никогда!

И все-таки, задумалась. Что она знает о своем будущем побратиме? Не больше и не меньше, чем знает он сам. Или Сэд. А больше, наверняка, не знает даже мастер Цэн…


Вот как рассказал им учитель историю Дэмэра…

Он, их учитель, сидел как-то вечером здесь, дома. Готовил снадобья и читал книгу. Была глухая ночь. И вдруг… Он почувствовал где-то поблизости сильный всплеск магии. Мастер Цэн сразу направился в лес, в направлении этого всплеска. Неизвестная ему магия не была черным колдовством. И ещё издали он заметил синее свечение. Подойдя ближе, Мастер Цэн увидел на поляне светящийся защитный шар, который постепенно начал тускнеть и опускаться на землю. В шаре был спящий ребенок.

Шар вскоре пропал, исчезло и магическое свечение, и корона магической силы, что светилась над мальчиком… Остался лишь ребенок, лежащий на траве, которого странным образом перенесло сюда… Мастер Цэн взял его к себе, сделал своим учеником. Дэмэр появился у него раньше всех. Позже он нашел Тиону, а еще поздней – повстречал на улицах древней Архэи беспризорного Сэда.

А теперь они, все трое, направлялись к заброшенному храму. Точнее, к развалинам храма, принадлежащего неизвестно каким временам и какой вере. Его они отыскали недавно, в своих не слишком далеких путешествиях по лесу. От храма осталось немного: только стены. Купол над сводом полностью отсутствовал. Храм был древний, но следов магии в нём, вроде бы, не наблюдалось. На остаточную магию его проверил сам Мастер Цэн, еще в давние времена. Когда он узнал об этой находке учеников, он не стал возражать, чтобы те творили свои магические эксперименты в этих заброшенных стенах, а не в избе. А то, не ровен час, крышу в доме снесут. С тех пор, Тиона, Дэмэр и Сэд часто приходили сюда.

Посреди храма стоял каменный стол: на три больших камня была положена каменная плита, испещренная странными древними символами. Но больше здесь не сохранилось ничего: ни остатков росписи, ни орнаментов, украшавших стены. Лишь голые, очень древние, камни. Если здесь и была когда-нибудь роспись, лепные украшения, древние изваяния – то всё бесследно уничтожило время.

Они никогда раньше не приходили сюда ночью. А сейчас Тионе вдруг, внезапно, стало страшно. В особенности, когда она увидела, что одна из звёзд – и не какая-нибудь, а зелёная звезда Гильматий, спутница колдунов и тайных дел – стояла в чёрном небе аккурат над треножником. Заглядывала через черный проем между сводами, и посылала вниз ровный, тоже зеленый, луч. Прямо на камень. «Интересно, ночью так бывает всегда – или так только сегодня, только сейчас? В особое время,– подумала Тиона. – Храм и алтарь будто специально освещены таинственной звездой для нашего обряда»…

Ступени от входа вели вниз, в круглое нижнее основание храма. Дэмэр спустился к центральному камню первым. Он вынул из торбы и положил на гладкую, холодную поверхность магическую книгу заклинаний. Тиона и Сэд встали с других сторон круглой плиты. Сэд зажег и закрепил на камне с помощью капающего воска три свечи. Дэмэр открыл книгу, сосредоточился, и начал читать молитвы и подготовительные заклинания, пока только нарабатывая нужную для работы магическую силу и вызывая духов стихий. Затем он собрал созданную силу и направил её вверх. Поток тут же спиралью ушёл к таинственной зелёной звезде.

Затем Сэд извлек из сумки, принесённой Дэмэром, два узких, длинных серебряных бокала, бутыль с вином и хлеб. Хлеб он положил в центр плоского камня, меж свечей, расставленных равномерно по кругу. Затем Сэд поставил два бокала, перед Тионой и перед Дэмэром. И почти до краёв наполнил их тёмно-бордовым вином. Тиона теперь стала напротив Дэмэра, и робко взглянула на его сосредоточенное, бледное лицо. Высокий ростом, с тёмными, длиною до плеч, волосами, в малиновой рубахе, тесненной золотом, Дэмэр показался ей почти взрослым. На шее у Дэмэра был тот самый медальон, с которым его когда-то нашел мастер Цэн. Серебряный, с крупным сапфиром. Никогда раньше Дэмэр его не надевал.

Сэд достал из кармана колдовской зелёный мел и начертил прямо на хлебе знак альгамы. Затем замкнул, прочертив на полу этим мелом, большой круг вокруг стола, и стал в него, вместе с остальными вновь образовав магическую фигуру. Альгама и круг засветились слабым зеленым светом.

Все трое взялись за руки, а потом стали создавать сферу. Сфера в этот раз получилась трёхцветной, малиново-желто-синей. «Надо потом поразмыслить над этим, это важно: цвет колдовской сферы, – подумала Тиона. – И будем надеяться, что мои и Дэмэра магические силы, как это предполагает мастер Цэн, равны. И клятва Двоих сработает… Иначе, нас ждёт мощный магический удар: сила сочтёт, что мы потревожили богов впустую».

«Я давно нашел это заклятие, – на днях сказал ей Сэд. – Заклятие магов-побратимов. И давно бы побратался с Дэмэром. И тогда… Мы бы сообщили о нем тебе только после свершения обряда. Но… Есть одно «но»… Обряд требует одинаковой колдовской силы участников. Против девчонок там ничего не имеется, только сказано, что супругами магическим побратимам быть или становиться потом нельзя. Ибо они «одно существо, одна плоть и кровь, и сгорят в горнем огне одновременно, уходя в Вечность». Есть некоторые оговорки для этого запрета, но все они – из области нереального».

Тиона ответила Сэду, что и без совершения обряда братания замужество ведьмы – только разновидность её буйного помешательства. Учитывая, что в Кронхорде ведьмы вне закона. Тем более, никогда и ни за кого она замуж не собирается. «Но, что даст такая магическая церемония?» – спросила она. И Сэд ответил, что произойдет усиление магической мощи побратимов. А также, появится возможность отдавать друг другу магическую силу. Кроме того, появится возможность «при желании, не расставаться в мыслях никогда». А ещё, если в церемонию вступают юноша и девушка, то для исполнения обряда нужен также свидетель или свидетельница. Таковым свидетелем и будет он, Сэд.


… Когда сфера уже была создана, Дэмэр приступил к главной церемонии. Он открыл магическую книгу , и начал читать:

– Силой Триединого и мощью Единства, пламенем не пламенного, звездой и печалью, нетлением и огненностью, миром и войной, вечностью невечного, клятвой о недоступном, всем, что имею и всем, чего не имею, клянусь, что душою вступаю, впервые и единственный раз, осеняясь ангела крылами и будучи призван неизвестностью, в алхимический брак, и призываю свои небесные стихиали на пир свадебный безначального с твердью земною… Клянусь! Да будет так! – прочитал Дэмэр и посмотрел на Тиону.

– Клянусь! Да будет так! – повторила Тиона гулким эхом.

– Пусть же брат твой, призванный свидетельствовать, подаст нож ритуальный тебе и сестре твоей в безначальности. Каплю крови сцедите, каждый в свой кубок, прочертив на руке начальную букву имени Своей Тени в безначальном. Да будет так, а дальше – пусть решат Боги! – прочёл далее Дэмэр.

Тиона дрожащими руками взяла ритуальный, то есть освящённый заранее специальным обрядом, нож из рук Сэдэра. Прочертила на запястье левой руки букву Дельта – начальную букву имени Дэмэра. Капнула в бокал с вином потекшую капельку – и провела правой рукой над раной, чтобы она зарубцевалась. В ушах стоял шелестящий звон, ноги как бы оторвались от пола – и она ничего более не слышала всё то время, пока Дэмэр, уже завершив ритуал с ножом, читал книгу дальше.

Потом Тиона прочла свою часть клятвы, как только Сэд развернул перед ней книгу:

– Клянусь быть тенью, душой и силой моего брата в Безначальном, как и он – моя тень, моя душа и моя сила. Я, Тиона Эстер, четырнадцати лет, сейчас и навек отдаю свою душу, формируя Новое Единое Существо в мире Безначального, поднимаясь для этого в сферу хрустальную неведомых миров, и любя брата своего названного сестринской любовью. Амэн.

На миг Тиона потеряла сознание – и показалось ей, что летит она куда-то. Увидала сверху и лес, и храм, и три фигуры над алтарём. Белым алтарём, сияющим золотым сиянием. «О Боги, что же мы делаем?» – подумала. И сразу её закружило, как в водовороте, и вновь швырнуло в тело.

Затем Тиона, ещё нетвёрдо стоя на ногах, протянула свой кубок с вином Дэмэру. И выпила вино, поданное ей названным братом. После этого, шелестящий звон в ушах стал постепенно пропадать. Зато вдруг её медальон поднялся вверх – и коснулся устремленного к нему медальона Дэмэра.

Надо всем кругом, который прочертил Сэдэр, теперь стоял мощный, вертикальный столб чистого белого света, устремлённый в небо. Тиона почувствовала, что и её, и Дэмэра стремительно уносит вверх… Но Сэд вцепился в её руку и держал, пока ноги Тионы, что оторвались было от пола, опустились обратно, на холодные камни. Она открыла глаза и посмотрела вокруг. «Значит, раньше они были закрыты?» – подумала. Заметила, что Дэмэра Сэд тоже держит за руку. Все трое, единым магическим полукругом, продолжали находиться в столбе света.

– А теперь – преломим хлеб наш и разделим его, как сотрапезники, – прочел Сэд свою ритуальную фразу Свидетеля. – Ибо не пора нам ещё на небо, но пока ещё ждут нас дела на земле; и отныне обретшие пламя души да сохранят его внутри тел своих новых. Да станет отныне это вино их кровью земной, а этот хлеб – земным их телом, ибо нет у них больше ни тела, ни крови, бестелесны они, и сотканы из пламени. Есть для них только Дух и Душа, Свет и свидетель – и время не властно над ними. Амен.


– Вот мы и побаловались в магические игрушки, – укоризненно, как правильный мальчик, сказал Сэд, когда уже стёр с пола прочерченный им магический круг и потушил свечи.

Свечение над алтарём до сих пор никуда не пропало. Над треножником стоял белый светящийся столб света, уходящий к лучам далёкой зелёной звезды. Впрочем, уже довольно слабый: остаточное явление.

– Теперь уже дураку ясно, что здесь побывали колдуны, и нас будут искать, быть может, даже Силу призовут, – огорченно сказал Сэдэр, когда они вышли из развалин древнего храма в лес и пошли по узкой тропинке.


Он был прав: магический фон местности даже в отсутствие мастера Цэна явно превысил тот уровень, что обычно не замечают люди.

– Ты прав. Только, чья это была затея? – спросила Тиона.

– Ну и… Что теперь делать? Куда нам теперь? Сразу в бега податься, или сперва дождемся мастера Цэна? – Сэд выглядел обескураженным. Да, никто из них не предполагал, что они так сильно «засветятся».

– Конечно, домой. На другое у меня нет сил, – ответил ему Дэмэр.

– Думаю, с учителем надо посоветоваться. Мы и так… Натворили дел, – поддержала его Тиона.

2

Учитель Цэн родился далеко отсюда, от Кронхорда: страны, где магов, мягко говоря, не жалуют. Он родился в снежных горах Хингай. И был сиграмадец. Но, попал в плен и сумел бежать из тюремных застенков. Почему он до сих пор не вернулся, не пробрался на родину? – кто его знает.

Мастер Цэн попал в тюрьму, будучи совсем молодым: настолько, что ещё не побывал ни в одном из сражений. Цэн (его тогда звали иначе, но он так и не назвал им своего настоящего имени) служил в одном из монастырей в Сензаре. Оттуда его послали в Бархад – торговый вольный город, который находится в бойком местечке Таэры. А именно, на границе Сиграмада, Союза Семи провинций, как с Амореей, так и с Кронхордом. Бархад являлся узловой точкой многих торговых путей. Именно в этот город, согласно слухам, тогда прибыла магическая книга Горха: страшно опасная. Иначе она была известна как «Книга Заклятия Зеркал». Мастеру Цэну было дано задание: узнать, где и у кого находится книга, только не привлекая к себе внимания. Позже должны были прибыть еще два монаха из его монастыря, которые решат, что нужно предпринять, как выкрасть и уничтожить книгу.


Но молодому монаху сильно не повезло: как раз в это время, на границе Сиграмада и Кронхорда начались первые военные столкновения. Именно они закончились нападением кронхордцев на Бархад, разгромом здешнего монастыря сиграмадцев и началом Семилетней войны. После этой войны остались печально известные Разоренные Земли в Кронхорде и ненадежное Вао-Лунское перемирие, подписанное в год Лунного зайца при реке Вао.

Мастер Цен, когда его послали в Бархад, был примерно тех лет, что сейчас Дэмэр, шестнадцати с небольшим. Он не достиг ещё того возраста, в котором в монастырях Сензара дают первое магическое посвящение. Когда случилось нападение кронхордского отряда Внешней Силы, больше похожее на разбойничье, на небольшую деревеньку под Бархадом, то молодой монах находился в придорожной гостинице и спал. Отдыхал после трудного пешего перехода… Он не успел даже попытаться применить свои магические способности, поскольку его сонного огрели по голове чем-то тяжёлым, выкрутили назад руки, связали по рукам и ногам и заткнули рот кляпом.


Впоследствии из тюремного замка Альграды, не дожидаясь казни, Цэн сбежал, благодаря магии. Его должны были казнить, как колдуна: гонения на магов всех мастей в Кронхорде понемногу начинались уже тогда.

Вообще-то, монахи Сензара стараются не пользоваться никакой другой магией, кроме Магии Трилистника, Магии Воздушных Потоков и Магии Освобождения, извечных "Трех небесных данностей" Цинбао Ли. Того самого, который основал Союз Семи Посвященных.

Но в тюрьме мастеру Цэну пришлось применить редкую и опасную магию, о которой раньше он только читал. Другого выхода у него не было; его внутренний центральный канал силы был блокирован мощным антимагическим артефактом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10