Ольга Маклакова.

98 поцелуев



скачать книгу бесплатно

© Ольга Маклакова, 2018


ISBN 978-5-4490-3125-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Глава 1

– Милая, я еду домой, – сказал он в трубку своей любимой женщине каким-то странным голосом. Не то радостным, не то возбужденным. Но улыбка на его лице считалась ею моментально. Она нахмурилась. Ведь он приехал на работу полчаса назад. Что случилось? Это и был ее вопрос в ответ.

– Я послал всех нахер и уволился, – снова оповестил он возбужденным тоном. И дальше следовали многочисленные «пииииииииии», потому что эмоции его сильно зашкаливали… Он ругал начальство на чем свет стоит за маленькую зарплату, за большой объем работы, за то, что не успели начислить больничные…

– Любимый, подожди, успокойся, ты ведь сам задержал больничный лист. Они уже закрыли месяц. Это ведь не их вина.

– Да пошли они со своим больничным! Все надоело! Достали! Я там больше не появлюсь!

– Сань, милый, ну успокойся. Ты же даже так и не сходил к директору на разговор.

– Понятно! Ты меня тоже не понимаешь! – он злобно бросил трубку и нажал ногой на газ, проклиная свою работу, директоров и всех женщин в мире, которые не способны его понять.

Приехав домой, он быстро припарковал машину, поднялся в квартиру.

– Не трогать меня! – прорычал матери с бабушкой, которые уже приготовились спросить, в чем дело, и закрылся в своей комнате.

Мысли его почему-то моментально вернулись к любимой. Она такая нежная, такая добрая, всегда пытается понять. В то же время сильная, дерзкая, трудолюбивая, целеустремленная. Он много раз в голове раскладывал ее на плюсы и минусы. Плюсов оказывалось такое количество, что минусы терялись где-то, ставя ее на пьедестал идеальной для него, для Сани, женщины. Он не мог позволить себе ее потерять! «В этот раз, уходя с работы и погружаясь в себя, надо ее предупредить, чтобы не думала ничего плохого. Она поймет…»

«Я на месяц ухожу в себя!» – сухо, но четко сформулировал он ей свои планы в смс.

Лена получила сообщение, сидя на работе и выполняя нечто сложное уже трясущимися от волнения руками. Она работала швеей при большом роскошном бутике мужской одежды. Ей приходилось не только подгонять под каждого клиента длину брюк, но и укорачивать дорогущие пиджаки, поднимать рукава, перешивать карманы, менять фасоны рубашек и многое другое. У богатых покупателей свои причуды, и Лена должна была уметь угодить каждому, чисто и безупречно выполнив переделку любой сложности. Этот день был непростым. Лена получила в работу несколько костюмов с минимальным сроком на выполнение. Она старалась изо всех сил. Приехала на два часа раньше, чтобы успеть все. Бодрила себя кофе и мыслями о своем мужчине, о том, какой он любящий, ласковый, заботливый, верный, как старается наполнить ее жизнь радостными моментами, балует цветами и приносит кофе в постель, когда остается у нее на выходные.

Она улыбалась, до тех пор пока не узнала о его уходе с работы.

Как же это было не вовремя! В этот же день у Лены назначена встреча с врачом, который будет делать ей сложную операцию. Сегодня они должны были обговорить дату. Откладывать операцию нельзя, и Саня поддерживал Лену, убеждая, чтобы она это сделала, причем в ближайшее время. Ее постоянные кровотечения и боли в животе ему самому уже порядком надоели. Сане хотелось видеть свою женщину радостной, особенно в выходные, которые он теперь проводил вместе с ней и считал праздниками. А какой праздник, если она периодически держится за живот и тянется прилечь? После операции должен был быть долгий восстановительный процесс. Врачи предупреждали, что две—три недели, а то и больше, Лена не сможет вернуться к работе. Но Саня настаивал, чтобы она была дисциплинирована и выполнила все предписания врачей, оставаясь дома до полного выздоровления. Он рядом. Он поддержит. Он заработает столько, сколько ей нужно на весь период. Только его поддержка успокаивала ее, и она согласилась. А тут – бац, и он – безработный! Да еще на месяц погружается в себя. А она?! Что же ей теперь делать?!

Она сидела и нервно работала иголкой, выполняя декоративный шов ручной работы. Руки тряслись. К горлу подкатил ком. В глазах стояли слезы. Она держалась, чтобы не расплакаться прямо на рабочем месте. Без Сашиной материальной поддержки Лена не сможет позволить себе послеоперационный период. Ей просто нечем будет заплатить за жилье! Не говоря уже о лекарствах, питании. Больничный на работе не полагался. Нет, какие-то деньги ей, возможно, заплатят. Но она и так еле-еле сводила концы с концами и теперь просто не могла позволить себе болеть! В банке кредиты, на счетах по нулям. Что же делать? И любимого надо бы поддержать. Если Лена сейчас психанет в ответ на его поступок, то потеряет Сашу. Он сочтет, что она предала его в трудную минуту, отвернулась от него, и просто не вернется обратно.

Крупные слезы, злые, колючие, покатились по щекам: « Какого черта?! Какого черта?! Ну почему он может позволить себе бросить работу, уйти в депрессию на месяц, а я не могу наконец просто вылечиться?! Ну почему он именно сейчас так поступает?! Ну как же так?!»

Часы показали время посещения врача, а она сидела и продолжала шить. Владелец бутика удивленно посмотрел на нее:

– Разве тебе не нужно сейчас идти на консультацию к врачу?

Лена отрицательно помотала головой.

– Нет, я никуда не пойду, – еле слышно шепнула она, не поднимая головы.

– Что-то случилось, девочка?

Но она лишь еще ниже опустила голову, не найдя слов для ответа или не желая искать. И он понял: ее сейчас лучше не трогать.

Лена взяла телефон и быстро набросала несколько сообщений. Может быть, Саша еще не совсем в себя погрузился, может быть, еще прочитает.

«Я люблю тебя! С работой или без, мне не важно.»

«Извини, что сразу не поддержала тебя. Я с тобой. Если хочешь, конечно…»

«Буду ждать, когда ты вернешься…»

«Операцию пока отложила, буду зарабатывать на послеоперационный период… Возвращайся скорее. Люблю тебя…»

Ей хотелось и поддержать, и напомнить про то, что она рассчитывала на него. Может быть, это напоминание про ее здоровье вернет его быстрее и он найдет новую работу, и уже тогда поможет ей привести здоровье в порядок. А может, он поймет, что ее здоровье сейчас в таком состоянии, что она без него не справится. Ведь он – ее мужчина, ее надежда, ее стена и опора!!! Эх!!!

Она все ждала, когда сообщение будет прочитано. Но он не читал.

«Все. Не успела. Теперь он прочтет не раньше чем через месяц. Значит, уже точно никакой операции. Значит, еще неизвестно, сколько придется как-то держаться, терпеть боль, не обращать внимания на кровотечение и головокружение. Господи! Ну сколько мне еще придется оставаться сильной – сильнее своего мужчины?! Ну почему так-то?!»

Она стала звонить. Он не поднимал трубку. Работа не клеилась. Лена распарывала шов снова и снова. Руки дрожали, слезы не давали хорошо увидеть.

«Надо успокоиться, сделать перерыв.» Она налила себе чаю и снова стала звонить…

Саша поднял трубку. Поздоровался подавленным голосом.

– Прочитай мои сообщения, – тихо попросила она.

– Мне не до сообщений сейчас! – выдавил он с вымученным стоном.

– Пожалуйста, прошу тебя, прочитай! – она умоляла.

– Хорошо, я прочитаю, – уже спокойно и, как ей показалось, почти равнодушно ответил он и положил трубку.


Через пару минут – долгожданный сигнал смс: «Я прочитал. Не согласен.»

«На что не согласен?» – поспешила написать Лена, пока он опять не погрузился в себя.

Но это сообщение так и осталось непрочитанным.

Кое-как она доработала этот день. Следующий по объему работы обещал быть таким же загруженным и утомительным. Усталая и выжатая морально, Лена вышла на остановку. Ножки на каблучках нужно было красиво переставлять. А ей хотелось упасть и не шевелиться.

«Все, он ушел в себя. Вернется ли через месяц – никому не известно. Что делать, как поддерживать его и где при этом брать силы и поддержку для себя самой???» – в ее голове крутилось множество мыслей. Борьба эгоизма с отдачей, желанием проявить сочувствие к своему мужчине и желание накричать на него за слабость, встряхнуть, напомнить, что он никак не может сейчас бросить ее перед самой операцией! Или может? Если он так поступает, значит, ее здоровье для него далеко не на первом месте. А если здоровье любимой женщины для него не причина быть сильным, может и не любимая она вовсе? Если ради нее он не готов быть мужественным, она не важна для него? Ведь когда мужчина любит, он горы свернет. Тем более, когда у нее такая ситуация. Ну как же так?! Он ведь всегда говорил, что ее здоровье на первом месте, что он ради нее готов на все. Что она всегда может на него положиться. Ну как же так?! А теперь вдруг перед самой операцией он бросает работу и уходит в себя??? Ну как же так???!!!!


Поздно вечером дома она написала сестре, что операции не будет. Рассказала причину. Сестра посочувствовала, но попыталась утешить тем, что в большинстве случаев мужчины – такие. В трудную для женщины минуту они ломаются, начинают жалеть себя, депрессуют. Женщине приходится – просто приходится – становиться еще сильнее, утешать своего мужчину, чтобы его депрессия закончилась поскорее. И так всю жизнь.


Поговорив с сестрой, Лена немного успокоилась. Жизнь – не вечна. И когда-нибудь ее мучения в ней закончатся. И ничего, что еще молодая и могла бы пожить. Но быть сильной и выносливой просто нет уже больше сил…

«Господи, не оставь меня хотя бы ТЫ!» – молила она, роняя слезы на подушку, когда, опустошенная усталостью физической и моральной, наконец легла спать…

Глава 2

В полшестого прозвенел будильник. Сознание тут же вернулось ко вчерашним событиям. Это взбодрило лучше любого кофе. Лена открыла глаза и быстро встала. Да, так резко она давно не просыпалась. Обычно валялась в постели еще не меньше получаса, слушая повторы будильника на телефоне и лениво потягиваясь. Но сегодня решила встать по первому сигналу и под душем смыть с себя тоску, которая упрямо вернулась к ней вместе с проснувшимся сознанием.

Душ, завтрак, косметика, фен, духи, каблуки, и…

Как всегда элегантно одетая, в 8 часов она уже приближалась к месту работы. Старалась думать только о том, что будет делать сейчас, как и в какой последовательности.

На самом деле продумывание технологии пошива всегда было для Лены мощнейшим успокоителем. Даже когда не могла уснуть, а такое случалось, увы, все чаще и чаще, она начинала продумывать пошив какого-нибудь изделия и, погружаясь в подробное представление, засыпала. Так же и успокаивалась, переключая мысли с неприятных тревожных событий на кропотливое занятие. Вот и сейчас всю дорогу до работы она в мельчайших деталях мысленно разбирала все, что предстояло сегодня сделать. И в таком успокоении планировала провести этот день. Но!

Мы полагаем, а Бог располагает. Он играет нашими судьбами, не спрашивая у нас согласия, преподнося сюрпризы такие, которые только Он считает нужными.

Уже спустя час, когда Лена старательно занималась переделкой классических брюк, раздался звонок телефона. Неизвестный номер.

– Алло! – удивленно спросила она.

– Елена? – поинтересовался мужской голос.

– Да, это я.

– Здравствуйте, дорогая. Это Ваш лечащий врач – Алексей Петрович. Скажите-ка мне, красавица, почему Вы не явились в больницу к назначенному времени, чтобы записаться на операцию? Вы шутки решили шутить со своим здоровьем? Меня под статью подставляете! – молвил он сердито, но заботливо и ласково. Лена представила лицо своего врача, пожилого, но очень бодрого мужчины.

Добрые все-таки люди – врачи. Какие-то необыкновенные. Что-то в них более человечное, чем в других. И хотя они бывают строги, не демонстрируют в открытую свою доброту, но творят добро своими поступками, каждый день кого-то спасая и при этом совсем не считая себя героями, не ожидая почестей. Получают зарплату, не всегда соответствующую потраченным усилиям, и продолжают делать добро. Лена с большим уважением относилась ко всем медицинским работникам. Все же что-то чувствовалось в них особенное, от Бога что ли…

Она слушала сейчас своего врача, который строго, но очень тепло продолжал монолог, и думала, что же ответить, как объяснить, по какой причине решила отменить операцию, вернее, отложить на неопределенный срок. Но он не давал ей сказать ни слова.

– Милочка, у Вас серьезная проблема! И если мы не решим ее сейчас, то однажды не сможем решить вообще. Ни я, никакие другие доктора не смогут помочь Вам остаться жить. Вы понимаете меня? Я уже не говорю о том, что мне просто по-человечески обидно, что вы проигнорировали мою просьбу срочно приехать и записаться на операцию. Вы хотя бы обо мне подумали! Если вас однажды не спасут, копать начнут с меня. Давайте не будем усложнять жизнь ни мне, ни Вам! Сегодня в полдень я лично буду в хирургическом отделении и хотел бы видеть Вас там же. Никакие отговорки и мнимые причины не хочу даже слышать! Уважьте меня, явитесь вовремя! Вы все услышали? – спокойным и слегка ироничным голосом завершил он свой пространный монолог.

– Да, я поняла Вас, – также спокойно ответила Лена. Для нее было недопустимо подвести кого-то, тем более такого уважаемого человека. Она должна придти в эту больницу хотя бы ради него. И когда в 10 часов пришел владелец бутика, она сообщила, что намерена уйти с работы через час, чтобы успеть на консультацию. Михаил Васильевич одобрительно кивнул, заодно отметив про себя, что немалая часть вещей, приготовленных Лене для переделки, уже благополучно перекочевала на стилаж готовых изделий.

Через час она ехала в автобусе, внешне спокойная и собранная. А страх исподтишка подбирался к ней, усиливаясь с каждым километром по мере приближения к больнице.

Никогда еще молодая женщина не оказывалась в такой ситуации. Операция! Ну было у нее это пару раз в жизни. Только очень давно и без какой-либо предварительной записи. Скорая, больница, операционная и —осознаешь произошедшее уже после того, как все закончилось. Или наоборот началось. Потому как самым сложным всегда оказывалось послеоперационное состояние и недееспособность на какое-то время. А тут она сама, добровольно едет сдаваться врачам! Да еще одна, без какого-либо сопровождения. Саня в депрессии. Его как бы и нет. А поддержки жуть как хочется!

Заходя в больницу, она уже почти не чувствовала ног, вдруг ставших непослушными. Кто бы мог подумать? И хотя внешне Лена шла уверенно и красиво, никто не предполагал каких усилий стоил ей каждый шаг. Найдя нужный кабинет, оглянулась вокруг в поисках своего доктора. Его нигде не было. Она присела в коридоре. Очередь к хирургу была немаленькая. Лена уткнулась в телефон, отыскивая номер, с которого звонил врач. Нашла, набрала, но это оказался номер телефона регистратуры поликлиники. Видимо, звонил с рабочего, а в кабинете телефона нет. Что ж, значит, сейчас придет. Лена приготовилась ждать.

Копаясь в телефоне и пытаясь переключить мысли на что-нибудь далекое от визита к врачу, невольно поглядывала на людей вокруг. Уже через пару минут она поняла, что среди них почти никого нет без пары. Все со своими половинками: мужьями, женами или подругами, приятелями. Одинок в этой очереди лишь мужчина, сидящий напротив и нагло, не скрываясь, ее рассматривающий. Он развалился в кресле, закинув ногу на ногу, и слегка ухмылялся, водя взглядом по Лене, как будто она журнальная картинка. Ей стало неприятно, и она низко склонила голову, невидяще уставившись в телефон.

Ком подкатил к горлу – если бы она сейчас тоже была не одна! Если бы Саня был рядом! Если бы держал сейчас ее за руку, как другие мужчины своих женщин, чтобы те не так сильно боялись или просто чувствовали поддержку! Обида снова захлестнула ее сознание. Ну почему он позволил себе уйти в свою чертову депрессию именно сейчас?!

Она стала набирать ему сообщения, выплескивая в них все, что мучило, все вопросы, обиды, претензии. Ей так было сейчас одиноко и страшно! А он дома спит в свое удовольствие, просыпаясь и засыпая, смотрит кино и даже не думает о том, что жизнь – это такая штука, когда ты очень редко можешь позволить себе делать то, что хочется, и как правило постоянно делаешь то, что надо! Ходишь на работу, решаешь проблемы, вопросы, помогаешь своим родным и самым близким. И не тогда, когда появится желание, а всегда! Постоянно! Потому что так надо!


Удивительно, но Саня вдруг ответил. Его настолько возмутило ее непонимание его состояния, что он даже решил нарушить свой обет молчания. Гнев тяжелой волной накрыл Лену. Какое такое его состояние она должна понять? Здоровый, сильный, смелый, уверенный в себе, считающий себя мужчиной с большой буквы, он лежит вот уже второй день и планирует так проваляться месяц. Целый месяц! Да она себе в жизни никогда таких каникул не позволяла! Никогда! Даже пары дней такого безделья у нее не было! Хотя нет, было, но именно после предыдущих операций. И буквально пару дней, пока врачи не разрешали вставать и ходить.


Она строчила ему все, что думала по этому поводу, получая время от времени жалкие короткие отписки, пока окончательно не вывела из себя обиженного на судьбу мужчину. И он «благородно» попросил оставить его в покое…


Она запнулась. Пальчики остановились. В голове возникла новая вспышка гнева, как молния пронзив все ее существо от мозга до пальчиков ног. Секунда на раздумья, и Лена написала: «Никогда больше тебя не потревожу!» «Я тебя – тоже! Будь уверена!» – получила она в ответ.

Из груди громким выдохом вырвался стон вместе с воздухом, который задержался в легких, сжатых спазмом истерии. Она положила телефон на колени. Подняла голову. Увидела устремленные на нее взгляды сидящих в коридоре, поняла, что является объектом наблюдения и вновь опустила глаза, будто прячась.

Есть люди, у которых на лицах всегда невозмутимая маска, пустые, ничего не выражающие глаза и легкая усмешка на губах. Есть и такие, которым в глаза заглядывать не хочется – страшно становится. А у Лены лицо всегда отчетливо и ярко выражало все, что она чувствует. И как бы она ни пыталась порой скрывать свою боль, глаза все равно выдавали. Зато и радость из нее лучилась так, что всем становилось светло. А сейчас она сидела чернее тучи, низко опустив голову, чтобы никто не видел, как сильно плачет и стонет ее душа в этот момент. Лена смотрела на телефон пару минут, потерявшись в пространстве и времени. Но сознание вернуло ее в действительность. Потерла пальчиками телефон, не издающий больше ни звука, и вспомнила про доктора, который почему-то до сих пор не появился.


На лице Лены больше не было гнева. Осталась одна невыносимая усталость… Ей стало даже как то стыдно перед всеми теми людьми в очереди, которые не были одинокими, которые поглядывали на нее, такую стильную, хорошо одетую, симпатичную, но какую-то до неправдоподобия грустную. Ей стало стыдно и за то, что она одна, одинока, брошена, и за те чувства, которые переживает в связи с этим. Но бороться с собой тоже не было сил. Она сидела и ждала. То ли врача, который уже час как опаздывал, то ли того, как вскоре решится ее судьба. И пока никуда не хотелось уходить. А просто сидеть тихонько и собирать остатки сил, чтобы пойти потом хоть куда-нибудь…


Дверь кабинета распахнулась, и вышла женщина-врач, пожилая, маленького роста, но внушающая спокойствие взглядом, голосом, жестами. Она обратила внимание на одиноко сидящую молодую женщину, сжавшуюся в комок, как испуганный воробышек. Лена подняла на доктора полные отчаянья глаза, и в душе пожилой женщины пробежала волна сострадания, та самая волна, которая ведет людей на совершение добрых поступков. Врач подошла к Лене и, слегка наклонившись, спросила:

– Вы на консультацию? Вам назначено?

– Да, но я должна была прийти вчера, – тихо и как будто стесняясь проявленного к ней внимания ответила Лена.

– Назовите Вашу фамилию. Давайте посмотрим, что мы можем сделать сегодня, – успокаивающе сказала доктор.

Через несколько минут Лену пригласили в кабинет. Та же пожилая врач стала задавать различные вопросы, произнося слова очень мягко, спокойным добрым тоном. Проверила что-то в компьютере и сказала, что операция действительно необходима.

– Но Вы не волнуйтесь, деточка. Я постараюсь сделать Вам самый маленький шов, чтобы никто не заметил и восстановительный период занял у Вас минимум времени. Все будет красиво, я постараюсь.

Боже, каким теплым голосом она говорила эти слова! Лене хотелось обнять пожилую даму, которая была так добра, прониклась сразу же ее проблемами и пролила на ее сердце капельку бальзама.

Выходить из кабинета было уже легче. Дата назначена. Смелость внушила сама оперирующий врач. И уверенная красивая походка Лены показала всем окружающим, что женщины не ломаются. Они иногда гнутся. От усталости, боли, горя. Но не ломаются. И малейшая капля чьей-то поддержки для них как канат, за который женщина может схватиться, приподняться над проблемой и снова расправить хрупкие плечи, чтобы взвалить на них свою ношу, которую снова и снова накладывает судьба. Или Творец. Никто же не знает наверняка…

Наглый мужчина из очереди вскочил и подошел к ней.

– Извините, я слышал, Вам предстоит операция? А можно поинтересоваться, почему Вы пришли одна? Как-то странно видеть такую красивую девушку одинокой в такой момент.

– Я не одинока, просто так сложились обстоятельства, – почему-то виновато опустив голову, ответила Лена. Как же ей было стыдно сейчас от того, что он прав. Неправильно это, что женщина проявляет смелость самостоятельно. Не должно быть так. Было бы правильно, если бы она пришла рядом с каким-нибудь важным мужчиной, гордо шествующим впереди. А она смотрелась бы как красивое, но хрупкое создание под защитой любящего заботливого мужчины.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4