Ольга Лев.

Книга Истины



скачать книгу бесплатно

Часть 1. Сезон охоты


Он ударил несильно, развернув клинок плашмя, но юноша не удержался на ногах.


– И ведь это только урок, – проворчал Лонцо, поднимаясь с мокрой после дождя травы. – В бою вы бы меня добили.


– Уж не сомневайся, – усмехнулся учитель, протягивая руку ученику. – Противник, который не учитывает скользкой травы под ногами, не прожил бы у меня и мгновения. Как и тот, кто подпускает меня так близко. Однако, – старик лукаво улыбнулся, видя, как сник юноша, – один серьёзный плюс есть. Падая, ты не выронил меча.


– Да уж, умер бы как герой, не выпуская оружия, – почти с улыбкой отозвался Лонцо, в очередной раз удивившись про себя, какая крепкая у старика рука.


Учителю было за восемьдесят, он казался тонким и хрупким, но отнюдь не немощным. Воинская стать в нём сохранилась. И сила в руке была достойна лучших из рыцарей Лагодольского двора.


– Это тоже ценно, – заметил учитель, перехватывая меч в левую руку для следующего поединка. – Не можешь победить противника, умри достойно.


– Я постараюсь выполнить этот совет как можно позже, – Лонцо красиво уклонился от тяжёлого нисходящего удара и ловко контратаковал.


– Всё-таки, чему-то я тебя научил, – удовлетворённо проговорил старик, осторожно отводя остриё великолепного клинка от своего горла.


– Хотелось бы всему, – ученик покрутил «восьмёрку» не столько из желания прочувствовать баланс меча, сколько из стремления покрасоваться.


– Чтобы научиться всему, нужно прожить столько, сколько прожил я, – добродушно усмехнулся старик и повторил «восьмёрку». В его руке меч превратился в смазанную серебристую полосу. – На сегодня урок окончен.


Лонцо взглядом проводил учителя и осмотрел двор. Высокая густая трава была чуть примята, а серые стены замка и ограды блестели от влаги в лучах поднимающегося к зениту солнца. День обещал быть ясным и погожим. Лето было в самом разгаре и ничто не должно было омрачить настроения юного герцога Дорского. Вот только на душе кошки скребли. И не оттого, что пришлось во время тренировки не единожды оказаться на траве. Мэтр Одре признал, что юноша, несмотря на возраст, уже может претендовать на звание Мастера Боя. Просто какая-то тень на краю сознания не давала свободно вдохнуть и улыбнуться. Словно вот-вот что-то случится.


Однако прошло несколько часов, и летняя резиденция его величества Ладана Третьего успела погрузиться в предобеденную полудрему, прежде чем копыта взбили дорожную пыль. Срочный гонец его величества осадил взмыленную лошадь у ворот замка, ставшего убежищем от скуки для трёх сыновей и двух племянников императора.


– Все-таки что-то случилось, – вздохнул Лонцо, отрываясь от старинного фолианта и выглядывая в окно библиотеки.


– Может быть, его величество всё же решили присоединиться к завтрашней охоте? – предположил Старший Смотритель Книг.


– Дядя нагрянул бы лично. Его величество в последнее время любит внезапность, – возразил герцог, захлопывая книгу и поднимаясь.


Библиотека располагалась в самой дальней башне старой части замка.

Юноше подумалось, что до зала он добирается гораздо дольше, чем добирался из столицы гонец. На последнем завитке последней лестницы его остановил вынырнувший из коридора мэтр Одре. Старик был хмур и озабочен.


– Я хочу услышать это от вас, учитель, – произнёс Лонцо после минутного молчания. Потемневшие глаза мэтра убедили его в том, что предчувствия оправдались.


– Твой дядя… извини… Его величество Ладан третий Блага Вершащий несколько часов назад покинул наш мир. Его благородное сердце отказалось дольше взирать на ссоры высоких принцев, – медленно проговорил Одре.


– Великие Грозы! – выдохнул герцог, осознавая услышанное. – Что теперь будет? Их высочества Геран и Тагор, наверное, уже рвут на части корону?


– Они приказали седлать лошадей, дабы немедленно ехать в столицу, – вздохнул мэтр.


Упомянутые принцы, близнецы, старшие сыновья Ладана, ещё при жизни отца сотрясали вверенные им герцогства междоусобицами, пытаясь поделить ещё не освобождённую корону. Теперь принц Тагор, как рождённый на три минуты раньше, имел все шансы стать императором Лагодола.


– Возможно, его высочество герцог Раданский станет мудрым правителем… – пожал плечами старик.


– Вы сами-то поверили в то, что сказали? Тагор со своей Раданой справиться не может, – отмахнулся герцог. – И Геран такой же, два сапога. Еще Олар Младший мог бы справиться… Хотя лучшим правителем, несомненно, стал бы мой старший брат, Локо… Но не мы выбираем императоров.


– А ты? – мэтр остро глянул на своего ученика.


– Побойтесь Гроз, учитель, – ужаснулся Лонцо. – Я и мыслей таких не держу. Мне только девятнадцать, я младший племянник его величества Ладана, да будут Грозы к нему благосклонны. Мне по степени родства даже думать о короне не положено.


– Боюсь, герцог Раданский другого мнения на этот счёт, – покачал головой старик. – Он может увидеть в тебе угрозу. Будь готов к этому.


Лонцо с улыбкой взглянул в глаза учителю и увидел, что тот говорит вполне серьёзно. Помрачнев, герцог ответил:


– Благодарю за предупреждение. Но всё же я буду надеяться, что этого не случится.


– Надейся. Но не расслабляйся, – Одре ещё раз взглянул на ученика и направился прочь по коридору.



Дождь стучал в окно с настойчивостью бродячего торговца. Пламя свечи затрепетало, когда открылась дверь в библиотеку. Лонцо потёр уставшие глаза и оглянулся. Его старший брат Локо снял шляпу с огромным черным пером и опустился в кресло напротив.


– Хорошо, что здесь меньше лестниц, чем в летнем замке, – усмехнулся он. – Там нужно было полдня потратить, чтобы дойти до тебя и что-нибудь сказать.


– Знаешь, я бы с радостью сбежал сейчас к этим бесконечным лестницам, а лучше в Дорсе. Столица в трауре – не самое моё любимое зрелище, – вздохнул юный герцог.


– Тагор переносит этот траур гораздо хуже тебя, – заметил Локо.


– Это верно, – фыркнул Лонцо, – его убивает девяносто девятидневное ожидание короны. Наверное, его первым указом будет отмена Траурного Ожидания.


– Едва ли он станет ломать традиции, которым тысячи лет, – возразил герцог Горский.


Традиция Девяноста Девяти Дней была заложена давно и прочно. В течение этого времени наследник короны не мог вступить в свои права. Лагодолом правил совет, а будущий император всячески демонстрировал свою скорбь об ушедшем монархе.


– Ему традиции не указ. Он не раз говорил, что, как только на троне окажется, всё перевернет, – Лонцо захлопнул книгу, подняв над свечой вихрь пылинок.


– Не с этой ли книгой я тебя каждый день в летнем видел? – спросил Локо, глядя на знакомый темный переплёт из воловьей кожи. – Ты все пятьдесят дней не расставался с ней и с мечом.


– Да, книга та самая. Мне в ней одна легенда покоя не даёт. Ты слышал что-нибудь о Книге Истины?


– Слышал, слышал, – с улыбкой кивнул герцог Горский. – Красивая сказка и не более.


– Но ведь великий маг Дараан существовал. Этот факт неоспорим, многие его записи были найдены, – горячо проговорил Лонцо.


– Существовал, – подтвердил Локо. – И за всю историю Лагодола равных ему не было. Только даже он не мог написать книгу, в которой есть ответы на все вопросы мира. Это невозможно. Одних только вопросов за всю жизнь, даже за его сто одиннадцать лет не перечесть. А уж ответить…


– Может быть, там есть один ответ на все вопросы… – пожал плечами герцог Дорский.


– Даже если и так… если Дараан считал, что его книга такова, по легенде он спрятал её так, что не найти никому.


– Здесь написано, что есть ключ, по которому книгу можно найти.


– Только до сих пор не нашли, – резонно заметил старший брат. – А где только не искали. И на Туманной Луне, и даже на Драконьем Архипелаге. Оттуда, правда, и не возвращались.


– Знаешь, когда-нибудь я попробую. Оставлю тебе Дорсе и уйду искать книгу, – мечтательно промурлыкал Лонцо. Аристократичные, чуть хищные черты юного герцога смягчила почти детская улыбка.


– Девятнадцать, а всё ребёнок, – проворчал Локо, глядя на брата. – В твоих жилах королевская кровь, а ты мечтаешь о жизни бродяги.


– Простите, ваша светлость, но придворная жизнь нисколько меня не прельщает, – развёл руками Лонцо и снова раскрыл книгу.


– Столько людей о ней мечтают, – напомнил старший брат.


– Могу поделиться, мне не жалко. Смотри. Эта гравюра должна помочь в поиске ключа, – Лонцо развернул книгу вверх ногами, чтобы показать её брату.


– Но здесь только небо и нарождающаяся луна, – Локо мельком взглянул на разворот. – Столько людей до тебя смотрели на эту гравюру и пытались разгадать её. Она может означать только одно – остров Туманная Луна. В противном случае, ключ спрятан в небесах.


– Тоже вариант, – юноша посмотрел на картинку. И вдруг он увидел то, чего, возможно, до него никто не видел.


На перевернутой вверх ногами странице созвездия и небрежные штрихи облаков явственно складывались в очертания замка, увенчанного на шпиле башни серпом стареющей луны.


– Со времен Дараана остались уцелевшие постройки? – быстро спросил он и перевернул книгу.


– Надо же… – протянул Локо, разглядев на картине замок, – я не слышал, чтобы кто-то находил этот рисунок. Нет, от Дараана осталось лишь несколько книг. Чуть больше от его учеников, как и этот, фолиант, но ни одного уцелевшего замка. Две тысячи лет, всё-таки…


– Жаль… Может быть, гравюра означает что-то другое?


– Если легенды говорят правду о нраве Дараана, то этот рисунок может означать что угодно. Бросал бы ты это дело. Оно безнадёжно.


– Нет, брат, можешь думать что хочешь, но я когда-нибудь найду и ключ и книгу. Не должно быть в этом мире невозможного, – уверенно заявил Лонцо.


Свеча затрепетала, отразившись в тёмных, казавшихся чёрными, глазах юного герцога.


– Подумай лучше о том, как не испортить отношений с будущим императором, – старший брат взял, наконец, серьёзный тон.


– Брось, Локо. Мы для него не опасны. Он получает трон по праву первородства. Пусть опасается родных братьев. Геран, кажется, уже не даёт ему покоя.


– Он считает, что, как брат-близнец, он имеет право на половину Лагодола.


– Надеюсь, они не станут делить империю? – проворчал Лонцо.


– Тагор не допустит этого. А ты, всё-таки, будь осторожен. Думаю, не случайно герцогом Раданским была обронена фраза о том, что оскорбления он смывает кровью обидчика. Он видит угрозу во всех нас и провоцирует вызов на дуэль.


– Я через три дня уеду. Надеюсь, за это время, его будущее величество не посчитает себя оскорблённым, – улыбнулся Лонцо.



Первые лучи солнца заглянули в окно, пробрались сквозь цветные витражи и коснулись век Локо. Герцог вздрогнул, словно от удара, и проснулся. Всю ночь ему виделась ставшая уже родной Гория, охваченная пожарами. Однако сон остался позади, а сердце продолжало тревожно стучать. Своим предчувствиям герцог Горский доверял всегда, поэтому первым делом положил под руку ножны с тяжёлым двуручным мечом и только потом начал одеваться. Он никогда не держал слуг-одевальщиков, которые приняты были в королевской семье. После участия в трёх военных походах, где порой приходилось и спать на земле, Локо привык всё делать сам. Ему осталось только пристегнуть плащ, когда дверь с грохотом распахнулась. О существовании замка, как и о правилах хорошего тона, влетевшие в комнату стражники просто забыли. Остановил их только блеск широкого клинка. Герцог успел занять выгодную позицию.


– Вы арестованы, герцог, – заявил из-за спин солдат уверенный голос.


Стражники расступились, открывая взору Локо генерала особой королевской службы.


– На каком основании? – холодно поинтересовался Горский, не опуская меча.


– Участие в заговоре против законного наследника престола, – отчеканил заученную фразу генерал.


– Тарэ, мы с тобой столько раз сражались бок о бок, и ты решаешься так меня оскорблять? – задохнулся от возмущения герцог.


– Я лишь исполняю волю его светлости Тагора. Если считаете это оскорблением, то вините его, – проворчал боец. – Принц считает вас и вашего брата заговорщиками, а ему виднее, раз он будущий король.


– Моего брата? – вздрогнул Горский, проигнорировав совсем попростевший тон бывшего соратника. – Лонцо?


– Да, я имел в виду герцога Дорского. Вам ли не знать?


– Его тоже арестуют?


– Я не могу сказать вам этого, – генерал выдержал пристальный взгляд.


– Вы посмеете взять меня под стражу? Невзирая на титул? – Локо посмотрел на солдат сверху вниз.


– Приказ, – пожал плечами генерал.


– Вам придётся потрудиться, – великолепный клинок свистнул, рассекая воздух грозным предупреждением.


В ответ взметнулись к потолку два десятка одинаковых мечей. Мгновение спустя небольшая комната наполнилась звоном стали и криками. Герцог Горский отточенными до глянцевого блеска движениями отбивал молниеносные удары лучших королевских солдат. На контратаку, несмотря на выгодную позицию, времени просто не хватало. Однако мысли герцога занимал совсем не бой. Солдатами занимались руки и инстинкт самосохранения. Локо беспокоило другое – как предупредить брата.


Зазвенело стекло – это выбитый из чьей-то руки кривой кинжал разбил цветной витраж и улетел во двор. Осколки сверкнули на солнце ярко-красной вспышкой, едва не ослепив герцога. И он вспомнил. Сквозь картину судорожного безумия мелькающих клинков слабо проступила другая: двое мальчишек, семи и тринадцати лет, бегут по зеленой траве, размахивают деревянными мечами, разя направо и налево придуманных врагов. Алый лоскут на траве – тайный и самый важный знак. Это одного из братьев похитили варвары из несуществующей северной страны. Знак, говорящий «я в плену, спасай свою жизнь».


Локо увернулся от удара и провел глубокий выпад – один из излюбленных приемов мэтра Одре. Стены рассветной опочивальни обагрила горячая кровь одного из солдат. Помнит ли Лонцо эту игру? Конечно, он должен помнить. Он ведь и сейчас совсем мальчишка.


Следующий удар рассёк чей-то мундир вместе с плотью. И тут же самого герцога полоснули клинком по рёбрам. Разорванные камзол и рубашка быстро намокли и потемнели. Горский отшатнулся к стене, ударившись спиной о резную поддержку полога. Рванул рубашку. Мокрая ткань поддалась неохотно и громко. В руке Локо остался красный лоскут. Ударив наотмашь по трём свистнувшим в воздухе клинкам, герцог метнулся к окну. Обрывок ткани, пропитанный благородной кровью, вылетел во двор. И сразу тяжёлая рукоять ударила Горского в затылок.


– Только выгляни… – прошептал он, проваливаясь в темноту.



Странные красноватые отблески на стенах напоминали зарево пожара.


– Какая глупость вставлять в витражи алую слюду, – проворчал Лонцо, потягиваясь.


Одевальщики за дверью так и не дождались приглашения. Стараясь во всем походить на брата, герцог Дорский с детства одевался сам, вызывая бурное возмущение своей матери, урождённой принцессы Хор. Пристегнув тёмный плащ с красным подбоем, юный герцог шагнул к окну. Нехорошее предчувствие кольнуло сердце.


– Это все дурацкие красные окна, – сказал себе Лонцо и распахнул створки.


В лицо дохнул по-утреннему холодный ветерок. Только взошедшее солнце освещало чистый зелёный дворик… не такой уж и чистый. Что-то не вписывалось в мирную солнечную картину. Лонцо пригляделся. Среди зелёной травы, среди поблескивающих цветных осколков лежал багрово-красный лоскут. На миг Лонцо почувствовал себя совсем маленьким ребёнком. Только тогда сердце билось не так тяжело.


– Локо? Что-то случилось? – спросил он у воздуха. Воздух молчал.


– Чушь. Совпадение. Это была просто игра, – отмахнулся герцог, но от окна отойти не смог.


Лоскут лежал под окнами покоев герцога Горского. Самих окон Лонцо видеть не мог из-за страсти витского архитектора к лепнине. Беспокойство нарастало лавиной. Решительно развернувшись, юноша направился к двери. Его комната, как и комната брата, находилась на третьем этаже, но как раз между ними смыкались два крыла замка. Чтобы попасть в покои Локо, герцогу Дорскому надо было спуститься на первый этаж и лишь оттуда вновь подняться на третий. Уже взявшись за ручку двери, он замер и прислушался. Если это всё же было предупреждением…


На нижних ступенях отчётливо послышался грохот подкованных сапог. И сапог этих было немало. Уйти вверх по лестнице? Но за дверью ждут слуги. Лонцо метнулся к окну.


– Высоковато, – поморщился он, глянув вниз. Потом посмотрел на стену.


«Если солдаты не за мной, я буду долго чувствовать себя дураком», – подумал герцог, перешагивая через подоконник.


В следующий миг сомнения разрешились. Судя по грохоту, дверь выбили пинком.


– Она ведь не заперта, идиоты, – тихо проговорил юноша, прислушиваясь.


Он стоял на причудливом выступе на расстоянии вытянутой руки от окна и крепко обнимал статую неизвестной ему девы. Стена, к счастью, была обращена в сад, а не на площадь, всегда полную горожан.


Солдаты с шумом и топотом обошли комнату, видимо, не слишком церемонясь с мебелью. Один из них вдруг высунул голову в окно. Лонцо вжался в стену так, словно хотел сквозь неё провалиться. Каменная дева при жизни едва ли была удостоена столь пылких объятий. Солдат же внимательно изучил двор и исчез в комнате. Лонцо с облегчением выдохнул. При всём желании, он так и не смог стать невидимым, и солдату было достаточно просто повернуть голову, чтобы увидеть фигуру в чёрном.


– …значит, успел уйти раньше! Найти! Приказ был достать из-под земли! – загремел в комнате знакомый голос. – К полудню младший тоже должен быть в подземелье! Пятый на караул, остальные за мной!


– Тарэ… Ведь вы с Локо под одними стрелами стояли, – сквозь зубы прошипел юноша. – Похоже брат был прав. Тагор нас испугался.


Несколько минут спустя, когда стихли шаги ушедших солдат, Лонцо осторожно заглянул в комнату. Караульный сидел в кресле и со скучающим видом изучал гарду своего меча. Лонцо бесшумно ступил на пол. Заметив боковым зрением движение, солдат вздрогнул, резко поднялся и обнажил меч.


«Надо не дать ему закричать», – подумал юноша и сразу пошёл в атаку.


Первый его удар был отбит уверенно и умело. Второй герцог нанес сбоку, немного неловко, как учил мэтр Одре. Мастер считал, что двух ударов достаточно, чтобы, не раскрывая себя, понять возможности противника. Третьим нужно было бить наверняка.


Солдат же, уверившись в том, что слухи о мастерстве Дорского сильно преувеличены, с довольной улыбкой перешёл в наступление. И даже не успел понять, в какой момент Лонцо поднырнул под его меч, приняв клинок на клинок. Когда его собственный кинжал, вырванный из ножен, по рукоять ушёл в его грудь, на лице его проступила не боль, а удивление. Выронив меч, солдат повалился на пол.


Лонцо выпрямился, тяжело дыша. Его сердце пыталось проломить рёбра и куда-то сбежать. Впервые в жизни ему пришлось убить.


В глазах потемнело, и юноша опустился на пол рядом с телом. Все учебные бои казались теперь дурацкой забавой. Однако уроки эти пошли на пользу, и Лонцо, когда немного пришёл в себя, мысленно поблагодарил мэтра Одре за эту первую победу.


Оставаться дольше здесь было нельзя, и юноша, стараясь не смотреть на убитого, прокрался к двери. Вытащив из ящика бюро тяжёлый кошель, он привязал его к поясу и посмотрел в замочную скважину. На лестнице не было ни души.


Подхватив со стола чёрную шляпу с алым пером, Лонцо выскользнул в коридор. Ступая мягко, словно кот, юноша спустился на два этажа и остановился. Внизу слышались чьи-то голоса.


– Откуда его может принести? – ворчливо спросил один. – Все комнаты проверили! И чердак! В окно, что ли, прилетит?


– Может, и прилетит, – хохотнул второй.


– И потом, сами же видели, шляпа осталась, кошелёк остался. Он где-то рядом был. Чего-то мы недосмотрели, – уверенно заявил третий.


– Да чего мы могли недосмотреть? Я даже в окно выглядывал! – взорвался первый.


– Ты не кипятись, – добродушно проворчал четвёртый, – не поймаем, и не поймаем. Голову не с нас снимать будут, а с генерала.


– Чего мы вообще его ловим? – поинтересовался второй.


– Доброе утро, – хмыкнул третий. – Его светлость Горского когда арестовывали, ты где был?


– За дверью, на карауле.


– Тогда понятно. Наш будущий король обвинил герцогов и Олара-Младшего в заговоре.


– Чушь какая! – фыркнул второй. – Зачем им это? Ну ладно ещё его высочество Олар. Между ним и троном всего двое стоят, но герцогам это зачем?


– Ох, не знаю. Этот Горский столько наших ребят положил, пока мы его взяли, – встрял первый.


– А ты бы как дрался, если бы свою честь и свободу отстаивал? Я родом из Гории, и точно могу сказать, что такие благородные люди моим народом ещё не правили. Благородный он человек и не стал бы заговор устраивать, – горячо проговорил четвёртый.


– А младший? Год прошёл с тех пор, как он Дорсе унаследовал, и что-то я ничего хорошего про него не слышал, – ехидно вставил первый голос.


– Плохого тоже не слышал. Так что молчи, о чём не знаешь, – резко оборвал его четвёртый. – Дорский мальчишка ещё. Мечтатель и романтик. Он бы ближайшие лет десять в политику лезть не собрался. А вот теперь я бы на его месте попробовал.


– Договоришься ты… давайте помолчим, – предложил второй, и разговор стих.


Лонцо стал бесшумно пробираться обратно. Где-то должна была быть лестница для прислуги. Герцог ни разу ей не пользовался, но примерное расположение её знал. Поднявшись до своего третьего этажа, он скользнул в пустой коридор.


Дворец всегда был полон именитых гостей, но все они обитали в северном крыле. Только герцога Дорского поселили в южном, для того, видимо, чтобы отделить его от брата. Благодаря этому и слуг в южном крыле было мало, и теперь юноша не встречал ни души.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7