Ольга Лавин.

Болею тобой



скачать книгу бесплатно

1 Глава

Настоящее

Матвей

– Я приказываю ничего Анастасии Ивановне не подписывать. Я сам, при личной встрече это сделаю.

– Но чем больше времени пройдет, тем плачевнее…

– Ярослав Федорович, Вы глав врач онкологического отделения 9 городской больницы. А я кто, знаете?

– Не стоит, Матвей Леонидович. Я понял. Просто жаль Вашего брата. Если бы Анастасия подписала сейчас соглашение с родственниками донора, то..

– Нет! Я ясно дал Вам это понять! Никакого соглашения, пока она сама не придет ко мне.

– Она отказывается. Я уже говорил.

– Она придет, если хочет, что бы Денис жил. Передайте ей мои требования, – рычу в трубку и отключаю телефон.

Придет! Еще как придет! Звонить отказалась, просить помощи отказалась. Все сама и для него. Для него! Ради него готова на все!

Хотя нет. Одно сообщение она мне отправляла год назад, когда я еще жил в Швейцарии.

“ У твоего брата рак. Помоги. Ты можешь, Матвей. У тебя есть для этого все, а у нас ничего не осталось. Пришлось продать даже мою квартиру. И купить дом в поселке. “

Я тогда долго думал, что же мне ответить. Жалости не было. Сострадания тем более. Но написал лишь одно предложение.

“ Это – твой выбор, Настя.”

Она сама его сделала семь лет назад.

Променяла задрота на заводилу.

Видно теперь не так заводит ее, как она того ожидала? Ну что же, это не моя забота!

Наша с Денисом мама умерла от рака мозга тринадцать лет назад, поэтому я и решил, что посвящу себя полностью медицине. Мне хотелось не просто лечить, но, и помогать людям. Мы никогда не были богатеями.

Закончил мед университет с красным дипломом по специальности нейрохирургия, также на отлично защитил докторскую. Несколько лет врачебной практики, опыт работы и к 27 годам я стал лучшим в этом деле. Сейчас мне 34 года. Я заработал много денег, купил огромный дом и даже открыл свой благотворительный фонд для людей больных раком. Я успешный человек. Но, я не счастливый человек. Все семь лет я не могу выбросить из своей головы мысли об этой рыжей девчонке, на пятом курсе у которой я читал лекции. В которую влюбился впервые в своей жизни и которая выбрала не меня.


Настя

– Он не дает согласия, Анастасия. Простите, но все придется отменить.

– Нет! Вы знаете, сколько времени мы искали этого донора. И вот нашли. Матвей не прав! Он будет жалеть сам, если с Денисом что – то случится. А потом и себя винить…

– Настя, Вам просто стоит пойти к нему и лично обо всем поговорить. Он сидит выше меня, должны понимать. Я бы с радостью помог. Но окажусь без работы.

Я не могу пойти к нему! Я презираю человека, который так поступает с единственным и родным братом. Да, пусть в прошлом у них были разногласия, но как можно в такой ситуации просто требовать, что бы я явилась? Это абсурд! Он до сих пор не смерился, что я с Денисом? Он ненавидит меня за то, что я полюбила не его? Но ведь сердцу не прикажешь.

– Настя, поговорите лично с Матвеем. Встретитесь с ним и он…

– Не надо, не продолжайте. Я встречусь с ним. Только сообщите ему сами. А он уже пусть назначит дату и время.

– Сегодня. Он желает видеть Вас сегодня.

– Хорошо. Я приеду. Домой?

Доктор лишь коротко кивнул. Он понимал, что просто так для делового ужина и разговора молодых женщин не приглашают на дом. Да и я прекрасно понимала, для чего все это надо Матвею.

Хотя надеялась, что обманываю саму себя. Очень на это надеялась!

– Я могу даже отвести Вас к нему. Мне все равно по пути, – любезно предлагает врач.

– Вы живете рядом с ним?

– Нет, не совсем. Но мне по пути.

И тут я понимаю, что он согласен на все, и даже сам готов меня отвезти к Матвею, лишь бы наша встреча состоялась.

– Хорошо, поехали, – соглашаюсь я и ровно через пару минут мы выходим из его кабинета. А через 40 минут я уже находилась во дворе дома Матвея, где при входе в дом он уже ожидал меня.

– Добрый вечер, Настя.

На улице июнь, а меня в миг от его приветствия пробрало в дрожь.

– Я приехала, доволен, Матвей?

Он слегка ухмыльнулся, пройдясь взглядом по мне и ответил:

– Не совсем. Я тебя запомнил более яркой, а сейчас из яркого только твой цвет волос. Пошли в дом, я проголодался. Да и тебе не мешало бы поужинать. Ты слишком прозрачна, Настя.

– А разве может быть иначе? Разве может, когда я ночами плачу над кроватью Дениса, когда я обиваю пороги монастырей и молюсь за его здравие? Тебе этого не понять.

– Пошли в дом, Настя, – отчеканил он, а затем резко схватил меня за руку и потащил. Я едва успевала перебирать ногами. Отпустил лишь тогда, когда мы подошли к накрытому столу и он отодвинул для меня стул.

Сам сел напротив, закатил рукава своей рубашки и принялся за ужин.

Я же не притрагивалась ни к чему. Не хотела! Мне было не по себе в его компании!

– Я две недели просил тебя приехать и поговорить. Но ты упрямо игнорировала мою просьбу. Почему?

– Матвей, почему? А для чего нам встречаться? Ты мне тогда написал, что я сама виновата. Сама сделала не правильный выбор. Для чего нам с тобой встречаться? Ты..

– Я скучал по тебе и хотел увидеть. Зачем? Потому что я этого пожелал. Почему? Просто так.

Не ищи в моих действиях иного подтекста. Его нет.

Я соскучился и я хочу тебя. Мне плевать, что ты жена моего брата. Мне плевать, что ты любишь его. Мне плевать на все теперь также, как и тебе было плевать на мои чувства. Поэтому сейчас я научился разделять многие понятия. Знаешь, так оказывается намного проще жить.

– Ты очень сильно изменился, Матвей.

И ведь это на самом деле было так. Он давно не затравленный и влюбленный в меня парень. Он совершенно другой – властный, серьезный и опасный. А еще он прекрасно понимает, что…

– Я просто хочу тебя трахнуть. И как ты понимаешь – не один раз.

– Я не соглашусь. Нет! У меня есть Денис и я, – но не успеваю договорить. Матвей поднялся из-за стола с бокалом вина в руке и направился ко мне. Я подскочила в ту же секунду со стула, но он уже оказался слишком близко. Лицом к лицу.

– Ты ничего не ешь, Настя. Может хотя-бы выпьешь вина? – поднес к моим губам бокал, но я резко отвернула голову.

– Я не пью, Матвей. Ты это прекрасно знаешь. У меня непереносимость.

– У меня такое ощущение, что у тебя непереносимость меня, Настен. Сделай глоток, не пожалеешь. Специально к твоему приходу открыл коллекционное.

– Я не буду пить! Не буду! Не хочу!

– Какая же ты все таки упрямая девочка. Не хочу, не буду! Что же. Есть и другие способы, – проговорил еле слышно, а затем опустил указательный палец в бокал и слегка смочил его.

– Что ты делаешь, Мат..

Не успела договорить, как палец уже коснулся моих губ и стал понемногу размазывать алкоголь по ним.

Терпкий запах, сладковатый на вкус.

Он не сводил с меня горящего взгляда.

– Оближи их, Настен.

Я отрицательно замотала головой. Для меня это было дико. Он требовал от меня того, чего не позволял никогда себе даже Денис.

Он снова ухмыльнулся, как будто прочитав мои мысли.

– С ним ты такая же скромница и умница? А, Настя? – пальцы Матвея плавно начинают скользить по шее вниз.

Меня накрывает паника, ведь я прекрасно понимаю, что он не остановится, даже если я буду умолять его стоя на коленях. Даже если буду просить не трогать меня. Нет, этого момента он ждал достаточно долго. И вот время его вендетты настало.


2 Глава


Матвей

Прижимать ее к себе так приятно. Она восхитительно пахнет. От нее просто сносит напрочь голову. А мои инстинкты… Черт! Я из последних сил держу себя в руках.

На ней обычное черное платье до колен, на ногах балетки. На бледном лице ни грамма косметики, лишь ее восхитительные рыжие кудри. И когда я говорил, что она прозрачна, я не врал, и ни коим образом не хотел ее обидеть. Мне жаль ее. Мне так сильно жаль, что у нее такая судьба. Что она мучается с моим смертельно больным братом, ночами ревет в подушку, обивает пороги церквей. А еще она не знает всей правды – даже если будет донор, и пересадка пройдет успешно, Денис может остаться инвалидом на всю жизнь. Риски, что донорский костный мозг не приживется слишком велики.

А прожить всю жизнь с инвалидом – не самая лучшая перспектива для молодой девушки.

– Я не хочу спать с тобой. Я не могу изменить Денису, не могу, – ее начинает трясти, а в уголках глаз появляться слезинки.

– Ты не изменишь ему душой и сердцем. Ты все так же сильно будешь любить его и верна ему.

Секс – это просто физическое удовлетворение. Физическая измена это ничто, Настен. Ты студентка меда, тебе ли этого не знать? – моя правая рука легонько сдавливает ее грудь через платье и она всхлипывает.

– Я дам тебе разрешение на донора, я позволю тебе заключить с ним договор, я все сделаю, что бы Денис жил. Но я и сам хочу жить. Хочу любить тебя, раз не выходит быть любимым тобой, – она замерла на месте, когда вторую руку я просунул ей за спину и потянул молнию на платье.

– Я не могу, это не правильно, Матвей. Я себя возненавижу. Я не, – но я не позволяю ей договорить, затыкаю ее рот поцелуем. Сначала целую ее медленно, а затем проталкиваю свой язык в ее сладкий ротик.

Она пытается оттолкнуть меня, бить своими худенькими ручками, но ничего не выходит.

– Не целуй меня! Нет! Поцелуй – это уже эмоциональная близость. Хочешь трахать – трахни, но не целуй, Матвей.

Меня разозлили ее слова. Я буду ее целовать! Буду! – и нарочно прикусил ее губу до крови, сперва сорвал со стола скатерть со всем содержимым и опрокинул Настю на гладкую поверхность.

Я слизал каплю крови с ее нижней губы. Она смиренно легла спиной на стол, но ноги так и продолжали свисать, и едва касаться пола.

Простой черный лифчик и такие же трусики, без всяких бантиков и кружев. Все в меру. Все таки она настоящая скромница. И это безумно подкупает.

– Ты станешь моей любовницей на постоянной основе, Настен, – она попыталась сжать ноги, но я рывком раздвинул их своим коленом.

Потянулся к ремню, и ровно через минуту избавился от всей мешающий мне одежды – брюк и боксеров.

Она молчала, даже не смотрела на меня. Отводила взгляд в сторону, куда угодно, лишь бы не на меня.

– Это только начало! – прошипел, когда подтянул ее за бедра к краю стола.

– Это начало твоего конца, Матвей. Поверь мне. Ты возненавидишь себя…

Снова заткнул ее, сдвинул пальцами в сторону трусики, и одним резким толчком вошел в нее.

Черт! Как же охерительно! Начал сначала медленно двигаться, а затем с каждым последующим толчком наращивать темп. Она уже не лежала на спине, я тесно прижимал ее к себе, покрывая поцелуями – ее шею, ключицу, плечи. Покрывая поцелуями все открытые участки ее тела, продолжая глубоко и яростно биться в ней. Рукой вцепился в ее рыжую гриву и сильно сжал, заставив наконец-то ее посмотреть на меня.

– Смотри на меня! – со стоном проговорил ей в рот, и в этот раз погрузился в нее до самого упора, но она лишь всхлипнула, но на меня так и не посмотрела.

– Ты же делаешь только хуже, сладкая, только хуже, – в наказание я начал трахать ее еще жестче и резче.

И наконец-то из нее вырвался первый стон удовольствия. Развернуть бы ее к себе спиной, и взять сзади, – мелькнула в моей голове мысль, но тут же я отбросил ее. Я видел, что еще совсем немножко и Настя просто потеряет сознание. Сил в ней практически не осталось. Пару резких толчков и я получаю долгожданную разрядку, а Настя…

– Я презираю тебя, Матвей, – прямо в губы, а затем плюет мне в лицо.


3 Глава

Настя

Открыла я глаза, когда уже наступило утро. Птички за окном сладко пели, трава шелестела, и солнышко пробивалось в окошко.

Я так надеялась, что события вчерашнего вечера мне всего лишь приснились, но когда проснулась совершенно в другой кровати, с ломотой во всем теле и поняла – это не сон.

Хорошо, что Матвея нет рядом, – только подумала, как тут же дверь в спальню открылась.

Матвей нес поднос на котором, как успела догадаться был завтрак и только для меня одной.

– Не стоило утруждаться. Я все равно не буду есть.

– Настя, я хотел бы поговорить с тобой насчет вчерашнего, – натянула одеяло до самого подбородка, и замотала головой.

– Не о чем, Матвей.

– Насть…

– Чего ты хочешь? Продолжения? Извини, но не выйдет. Не сегодня так точно! Мне надо в больницу заключать договор с донором. Я надеюсь, ты подпишешь разрешение или твои слова пустой звук?

– Я все подпишу! Я всегда держу слово! Сейчас я не об этом вообще хотел поговорить! Черт! Старался, как дурак! – орет и опрокидывает все содержимое подноса на ковер.

– Я не нуждаюсь ни в твоей заботе, ни в твоих извинениях, понятно! Денис никогда не был так груб со мной! Ты чудовище, Матвей. Ты потребитель!

– Денис вообще идеальный муж! Только можно сказать, одной ногой в могиле!

Мне было плевать уже на все, я вскочила с кровати подбежала к нему и отвесила оплеуху, вложив в нее всю силу и ненависть к этому подонку.

– Не смей хоронить его, сволочь! Не смей! Ты сделаешь все, что бы он жил! Понятно! – толкнула его в грудь

– Сделаю, Настя. Но и ты будешь делать все, что я захочу. Сегодня у нас четверг. В субботу вечером что бы была у меня! Ясно?!

– А как же, яснее некуда, Матвей, – соглашаюсь с ним. У меня просто нет другого выхода. Не с ним, и не в этой ситуации. Это все ради Дениса!!! Абсолютно все ради него. Я выдержу. Я смогу. У нас честная сделка.

– Вот и отлично. Тебя подвести?

– Нет. Сама справлюсь. Я могу принять у тебя душ?

– Что за вопросы? Конечно.

– Матвей, я хочу принять душ, а не заняться сексом в душе. Ты понимаешь?

– Ты слишком плохого обо мне мнения, сладкая. Да и вчера ты не особо сильно и сопротивлялась. Может, тебе даже понравилось трахаться со мной? – заявил с ухмылкой на губах.

– Не дождешься! Можешь тешить свое самолюбие сколько влезет!

– Разве я тешу?

– Еще как. Просто не замечаешь этого. Да, ты добился грандиозных высот. И, наверное, если бы была другая ситуация мы с Денисом порадовались за тебя.

– Правда? Почему – то я убежден в обратном.

– Зря, Матвей.

– Тебя точно не надо подвозить? Нам же по пути?

Быстро же он переключился.

– Нет. Пожалуйста. Дай мне побыть одной.

– Ладно. Я тогда по делам. Оставлю тебе ключи. Примешь душ, позавтракаешь, и когда захочешь сможешь уйти.

– А ключи?

– Оставь их себе. Скоро ты станешь частой гостьей в моем доме, – говорит, а затем выходит из комнаты.


Вчера после нашего « акта любви» Матвей почти не проронил ни слова.

– Ванная по коридору налево, так же есть на втором этаже возле твоей комнаты.

Моей комнаты? Почему – то меня это заявление не удивило. Настолько грязной и униженной я себя ещё не чувствовала никогда.

Он посмотрел на меня, застегнул ремень и поднялся наверх. Я все ещё сидела с раздвинутыми ногами на столе, пытаясь унять дрожь в теле. Он даже ничего не сказал за плевок. Думаю, что со временем он вспомнит и обязательно накажет.

Так же как и сейчас я стою под душем и все ещё пытаюсь отмыть себя.

Мне больно. Не только физически, но и душевно.

Ключи мне оставил? Буду частой гостьей? Да. Он хорошо подготовился. Все просчитал.

Матвей изменился. Он уже не тот худощавый очкарик, он подтянутый, высокий мужчина. Наверное, делал коррекцию, ведь я ни вчера, ни сегодня утром не заметила на его лице очков.

И когда я говорила Матвею за то, что Денис никогда так не относился ко мне в постели, я была честна.

Денис…

Чувствую себя предателем.

Ладно, надо брать себя в руки. Сегодня важный день. У Дениса есть донор и это самое главное.

Цена слишком высокая. Отдавать себя ненавистному человеку, когда любишь до безумия его брата. Что это? Расплата или проклятие? Да и за что я должна расплачиваться? За то, что выбрала не его?

Матвей любил меня, да. Я это видела. Но я не могла ответить ему взаимностью. Всегда была предельно честна с ним, и никогда не давала ложных надежд. Но он все же считает меня предательницей.


***

– Лисенок, как я рад тебя видеть. Сегодня мне вкололи просто огромную дозу снотворного, я так хорошо спал. Настюша, я видел в своем сне нас, и не просто нас, а с сыном. Говорят, что сны, которые сняться с четверга на пятницу вещие, правда? Он спал, а я! Где была я? Я была с Матвеем! И он меня! Не сдержала слез! Так паршиво мне еще никогда не было! Я люблю Дениса больше всего на свете, и готова на все, что бы он жил. Матвей знал это! И знал, чем давить. Присела на край кровати, взяла холодную руку Дениса, поднесла к своим губам и поцеловала.

– Конечно, любимый. Ты поправишься и у нас обязательно появится маленький. Успокаиваю его, хотя уже давно потеряла веру. Не выходило у нас с Денисом ничего. А сейчас тем более с его болезнью.

– Настюш, я боюсь, – честно признается.

– Все получится. Донор нашелся. Осталось сделать операцию.


– Если вдруг что-то пойдет не так, ты не вини меня, ладно!

– Не говори ничего, все будет так! Мы справимся! Обязательно.

–Мы справимся, любимая, – соглашается со мной муж и в ту же секунду дверь в его палату открывается. И на пороге появляется не медсестра, не доктор, а Матвей. Человек, которого я сейчас меньше всего ожидала здесь увидеть.

– Брат? – Денис ошарашен намного больше моего.

– Здравствуйте, – обращается он к нам обоим. Не хочет выдавать того, что мы уже виделись. И это правильное решение.

– Я пойду, вам есть о чем поговорить, – я тут же поднимаюсь с кровати мужа, игнорируя полностью попытку Матвея схватить меня за руку и остановить, пока не видит Денис, и выхожу из палаты.

Ну зачем он это делает? Денис не должен узнать ничего. Его это просто убьёт. А я хочу спасти своего мужа.


Матвей

– Денис, ты..

 Я поражаюсь, насколько плохо он выглядит. От лица практически ничего не осталось, один нос, кожа бледная, голова побрита на лысо. И мне жаль его…

– Херово выгляжу? Я знаю. Но для меня до сих пор не понятно, как ты тут оказался? Ты же не хотел иметь со мной ничего общего с того момента,  как я женился на Насте. Наверно думал, что больного она меня бросит, не будет нянчиться, как с ребенком? А нет. Любовь она и проявляется в беде. И она осталась со мной несмотря на все. Я люблю Настю, и она любит меня.

– Я знаю, и не претендую,  – нагло вру.

– Тогда чего ты хочешь?

– Помочь. Я хочу тебе помочь! Неужели в это так сложно поверить?

После нашего утреннего разговора с Настей во мне что-то сломалось. Я понял, как не прав был в отношении нее вчера. И не прав был столько времени по отношению к родному брату. Она выбрала его, и я должен был смириться с ее выбором, но сердце мое с этим было не согласно.

Я потребитель! Подонок! И вполне заслужено получил сегодня по роже! Но черт возьми! Уже поздно!

– Деньгами?  Не надо. Мы нашли донора и операция состоится в ближайшее время.

– Донора нашел я! – Каким бы подлецом они меня не считали, но это я подсуетился в поисках. Они бы с Настей еще полгода, в лучшем случае его искали. Я много сил и денег потратил, но нашел.  И я хотел сообщить об этом  ей. Но она продолжала игнорировать мои звонки.

– Даже так? Мы тебе должны за это? Сколько?  Я очухаюсь когда, предоставишь нам чек.


Так и хотелось подтрунить его и сказать, что его жена уже начала расплачиваться со мной, но прекрасно понимал, к каким необратимым последствиям это приведет.

– Не надо, Денис. Считай, что это все сделал благотворительный фонд, а не я.

– Ладно, раз так. Матвей, ты на Настену мою не смотри, ясно?

– Удивительно,  но даже в таком состоянии ты ее ревнуешь.

– Когда то она была моей, – проговорил про себя, вспоминая те несколько дней, когда мы были счастливы. Нет, я был счастлив, а она была со мной лишь из жалости.

Не хотела обижать, вот и согласилась пойти на свидание.

– Я опасаюсь за нее, когда ты рядом, Матвей. Сейчас ты хорош собой, успешен, богат.  Легко можешь найти достойную девушку.


Учитывая то, что я не могу забыть Настю столько времени, то не так и легко, Денис.


– Я не нуждаюсь в браке. А внимания и хорошего секса у меня предостаточно. Так что, меня все устраивает.

– Ладно, у меня голова что – то разболелась, ты не мог бы оставить меня одного и позвать медсестру?

– Конечно, брат.

– И это, Настене надо поехать домой. Ты не мог бы ее подбросить?

Эта его просьба мне показалась странной.

– Ты доверяешь мне отвести ее?

– Лучше уж ты, чем какой-то таксист извращенец, – впервые за все время нашего разговора на его лице появилась улыбка.

Я спокойно вышел, позвал медсестру, сказал, что брату стало хуже.

– Почему здесь медсестра? Что с ним? – взволнованно поинтересовалась Настя, когда вышла из лифта со стаканчиком кофе в руке.

– Все хорошо, у него просто закружилась голова и он попросил оставить его в покое и вызвать медсестру, а тебя попросил отвезти домой. Поехали, Настя.

– Нет! Я никуда не поеду с тобой! Я поеду домой сама.

– Давай ты не будешь устраивать скандал в больнице, ладно?

– Я не поеду с тобой, мне надо уладить с донором вопросы, – уже спокойнее проговорила она.

– С донором уже давно все улажено, если ты об этом.

– Что? То есть, ты меня обманул?

– Нет, просто не договорил. Это немного разные вещи. Поехали! – мне надоело с ней церемониться, поэтому хватаю ее за руку и тяну за собой, нажимаю на кнопку лифта и заталкиваю первой, следом захожу и сам.

Спуск на первый этаж мне казался мучительно долгим. Настя смотрела на циферблат и вслух отсчитывала этажи, а я смотрел на нее, и до сих пор не понимал, почему меня так клинит на ней?

– Хватит на меня смотреть так, Матвей. Меня это раздражает.

– Как же я на тебя смотрю, Настя?

– Так, как буд-то я одна единственная. С твоей стороны это всего лишь месть.


– У тебя значит своя правда, Настя, раз ты так говоришь.

– Пусть будет так. Но я не хочу, что бы ты меня отвозил домой, я поеду на автобусе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении