Ольга Коханенко.

Братья Гавв. Операция «Крепкий орешек»



скачать книгу бесплатно

© Ольга Коханенко, текст, 2016

© Максим Коваленко, ил., 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Глава 1. Золотой орех

 
Если вы нашли случайно
Где-то золотой орех,
Не скачите, не кричите.
Спрячьтесь поскорей от всех.
 
Пёс Арахис – поэт, репортёр и просто красавец


Белка Бусинка прогуливалась в Ореховой роще и вдруг заметила в траве что-то блестящее.

– Золотой орех! – Бусинка схватила его. – Какой красивый!

Белка нежно протёрла находку хвостом. Орех засиял, как кусочек солнца.

Ветер поднял траву у ног Бусинки, закружил подол лёгкого жёлтого платья. Счастливая, она принялась танцевать. И по поляне запрыгали сотни солнечных зайчиков.

Ветер усилился, начал трепать одежду, словно предупреждая белку о чём-то. Перестав танцевать, Бусинка нахмурилась.

Кусты неподалёку затряслись. Белка замерла.

Показался пёс Арахис в мятой зелёной кепке, сползшей на один глаз. На его шее болтались сумка и микрофон. Пёс был поэтом и репортёром, повсюду совал свой нос и ужасно всем надоел. Где бы он ни появлялся, там всегда случались неприятности. Звери старались держаться от него подальше.

Арахис подбежал к застывшей белке и завопил в микрофон:

– Сенсация! Сенсация! Все сюда! Белка Бусинка нашла на дереве золотой орех! Скоро мы все сказочно разбогатеем! Золотой урожай!

– Чего орёшь? – шикнула на него белка. Но было поздно. На поляне начали собираться жители звериного города.

Первым притопал ёжик Трюфель-Пуфель с корзиной в лапах. Он задумчиво глядел вниз, словно что-то искал. Поравнявшись с белкой и псом, ёжик спросил:

– Мне кажется, или я видел какое-то сияние?

Но никто не успел ему ответить. Прямо с неба на ежа рухнула ворона Карлита. Замахала крыльями и возмущённо закаркала:

– Карраул! Кор мне что-то пррилипло! Оно корлется!

Трюфель-Пуфель попытался стряхнуть с себя надоедливую птицу. Но это оказалось не просто.

Под оглушительные вопли вороны на поляну неуверенно вышел хомяк Хома. Маленькими лапками он с трудом поддерживал преогромные щёки.

Последним, важно вышагивая, заявился помощник мэра крыса Зловред. Он был в строгом костюме и с кислой миной на тощей морде. Не глядя ни на кого вокруг, Зловред направился прямиком к белке.

Звери последовали за ним. От восхищения многие пооткрывали рты: золотой орех искрился на солнце, поражая красотой.

– Вот это даа! – поправляя очки на носу, протянул Трюфель-Пуфель.

– Пррелестно! – Карлита закатила глаза и шлёпнулась в обморок на Хому.

– Разве на дереве растут золотые орехи? – процедил Зловред.

– Кар! А цепочки ррасти могут? – неожиданно прокричала ворона.

Её шёлковое платье скользило, как Хома ни старался её удержать. Кроме того, хомяку мешали перевешивающие щёки.

Звери галдели. Радуясь суматохе и перекрикивая всех, пёс Арахис предложил белке:

– Погрызи его! Я читал в книжке, что внутри изумруд!

– Вот ещё! – возмутилась белка. – Он красивый, зачем его грызть? – Бусинка нежно прижала находку к груди.



– Это ж какие зубы надо иметь, простите, – подтвердил Трюфель-Пуфель.

– Позвольте, – грубо прервал их Арахис и сцапал орех.

Перебросив драгоценность из одной лапы в другую, пёс постучал по нему микрофоном. И даже лизнул. Звери затаили дыхание. Арахис закричал в микрофон:

– Да это самый настоящий орех из золота!!!

– Кар! Безобрразие! – на что-то обиделась Карлита.

Помощник мэра Зловред сверкнул золотым зубом:

– Ты богата!

– Белка – миллионерша! – заохала толпа.

У Бусинки голова закружилась от избытка чувств:

– Друзья! Я приглашаю всех в гости, разделить мою радость. Обещаю, будет весело!

– Ура! – заревели все. – У белки лучшие вечеринки в зверином городе!

Пёс Арахис подхватил:

– Давайте поздравим белку! Ух, какая получится статья…

– Стойте! – вдалеке показался брат Арахиса, пёс Тюбик. От неожиданности ворона снова упала в обморок на Хому.

Звери повернулись к Тюбику. У белки защемило сердце от дурного предчувствия.

Раздался шёпот:

– Один брратец Гавв – плохо, два – катастррофа!



Пёс был всклокоченный, в грязном белом халате. Спотыкаясь, он с трудом тащил какой-то предмет.

Тюбик считал себя гением, но его изобретения редко работали. А если и работали, как-то не так. Поэтому его прозвали чокнутым изобретателем.

Пёс дотащил свою штуковину и радостно пролаял:

– Давайте я сниму счастливый момент! Это новый, сразу проявляющий суперфотоаппарат! Я назвал его СырПроСуп!

– Сырр… что?! – облизнулась Карлита.

– Суп – это хорошо! – подмигнул Арахис.

– А это не опасно? – заволновалась Бусинка, отбирая у Арахиса золотой орех.

– Это красиво! – заверил её Тюбик.

Белка начала поправлять платье и многочисленные бусы. Потренировавшись, она встала в красивую позу.

Как по команде, звери ринулись к ней, пытаясь влезть в кадр. Всем хотелось красивую фотографию.

– Я хочу сделать снимок! – закричал Арахис и выхватил фотоаппарат у брата.

– Но ты не знаешь, как… – пытался остановить его Тюбик, но опоздал. Арахис нажал на самую большую красную кнопку СырПроСупа. Собравшихся ослепила вспышка.

Фотоаппарат зашипел и взорвался. Во все стороны повалил едкий дым.

Звери кашляли и толкали друг друга. Доносились крики: «Лапы прочь от моего хвоста!» и «Немедленно уберите свой клюв!»

Промямлив: «Кажется, его нужно доработать», – Тюбик стал пятиться назад. Прихватив изобретение и упирающегося Арахиса, пёс шмыгнул за дерево. Братья скрылись в лесной чаще.


Вскоре дым рассеялся. Лапы и хвосты нашлись.

И тут раздался ушераздирающий плач белки: золотой орех пропал.


Глава 2. Удивительный куст

Братья бранятся – только чешутся.

Поговорка жителей звериного города, страдающих от блох (со слов пса Арахиса)


Золотистое солнце, улыбаясь, беззаботно клонилось к горизонту. Тем временем в лесной чаще смолкли все птицы и, затаившись, перестали жужжать насекомые. Казалось, деревья с кустарниками замерли, прислушиваясь. Спор разгорался нешуточный.

Пёс Арахис напялил грязную кепку на ухо и раздражённо ходил вокруг потрёпанного Тюбика. Тот сидел на земле, уставившись на своё расплавленное изобретение.

Арахис посмотрел на брата. Затем с досадой бросил на землю сумку и микрофон:

– Почему ты утащил меня? Это был мой лучший репортаж! Теперь я – звезда! Тебе что, завидно?

– Звезда? – вытаращил глаза Тюбик. – Да ты – метеорит, рухнувший на город!

Усмехнувшись, пёс снял халат и стёр гарь с лица.

– Это почему? – обиженно спросил Арахис. – Что такого я сделал? Подуумаешь, немного дыма! – репортёр легкомысленно махнул лапой. – Было весело. Просто у тебя нет чувства юмора.

– Весело? Произошла катастрофа! – рассердился Тюбик. – А если бы кто-нибудь пострадал?

Изобретатель аккуратно отложил в сторону почерневший корпус СырПроСупа и поднял глаза на брата:

– Мне надоело с тобой нянчиться!

Вытащив из кармана серую шляпу, Тюбик нахлобучил её на уши.

В это время от лесной чащи отделился странный куст и поплыл в сторону братьев.

– А мне надоело, что ты вечно умничаешь! – Арахис злобно растёр лапами следы сажи, от чего его морда стала ещё чернее. – Такой весь пра-авильный, пёс-всезнайка! Туда иди, сюда не иди. Надоело!

– Это потому, что ты безответственный! – обвинил брата Тюбик.

Куст ещё немного приблизился, но его никто не заметил.

– Это я безответственный?! – возмутился Арахис. – Я очень даже ответственный!

Каждое утро чищу зубы сгущёнкой! Это я первый увидел, что белка нашла золотой орех! А твой, как там его… СырныйСуп не работает! – Арахис с силой пнул лежавший возле ног камень. Тот полетел прямиком в таинственный куст, раздалось сдавленное «ой». Но взволнованные братья не обратили на это ни малейшего внимания.

– Он работает! – Тюбик вскочил и в сердцах бросил халат на землю. – Зачем что попало нажимать?! В этом весь ты!

– Ну, прости, на нём не написано, на какую кнопку жать! – Арахис обиженно плюхнулся на землю. Пёс поднял валявшийся микрофон и что есть сил запустил им в сторону говорящего куста. Раздалось «ай-яй», и куст припустил со всех лап в лесную чащу, подальше от братьев.

Раздражённый Арахис решил, что ему почудилось:

– Понимаешь, я хотел всех поразить…

– Но ты мог меня спросить? – Тюбик печально вздохнул. – Поэтому нас не любят…

– Нас?! Не любят? – поразился Арахис. – Да меня все любят! Я прекрасен, посмотри! – пёс оскалил перепачканную сажей пасть:

– Ну? Как меня можно не любить?

– … и поэтому над нами все смеются, – с ухмылкой взглянул на брата Тюбик.

– А мне нравится, когда смеются. Что в этом плохого? – не понял чумазый Арахис.

– В смехе – ничего, – вздохнул Тюбик. – Но я говорю о другом. Неужели тебе не хочется сделать что-нибудь полезное? Помочь кому-то? За что ни возьмусь – всё плохо кончается!

– Почему же, не всё, – Арахис хитро улыбнулся. – А как же тот здоровенный водяной пистолет? А-ха-ха! – пёс ухватился за живот. – До сих пор помню мокрые усы мэра!

– Это был не водяной пистолет, а опрыскиватель для газона! – обиделся Тюбик, – сокращённо ОпЛяГаз.

– ОпЛяГаз? – не унимался Арахис. – Ха-ха-ха! Да какая разница? Оказывается, наш мэр панически боится воды! О-хо-хо! И у него чудный голос. Особенно, когда он визжит!

– Неудобно получилось с мэром, – улыбнулся Тюбик. – Я так и не понял, почему опрыскиватель сработал на него…

– Может, твой ОпЛяГаз решил, что так у мэра быстрее вырастут усы? – захохотал Арахис.

Тюбик засмеялся:

– А мне нравятся твои стихи. Не все, конечно… – пёс задумался. – И ты – хороший репортёр. Правда, любишь приукрасить.

– Никогда! – Арахис завилял хвостом. – Это профессия такая!

И процитировал:

 
Не хочу я быть пожарным.
Дрессировщиком – не то!
Я хочу быть репортёром,
В тёмной шляпе и в пальто.
 
 
За углом дождавшись жертву,
Я напрыгну на неё!
Обожаю я вопросы!
Репортёром быть – моё!
 
 
Пусть боятся все в округе
Не потопа, не огня.
Пусть боятся все в округе
Исключительно меня!
 

Арахис подмигнул брату:

– А ты не всегда зануда, бываешь нормальным.

Тюбик хихикнул:

– Иди сюда!

Братья крепко обнялись. Где-то на дереве запел соловей, словно обрадовавшись их примирению.

Шальной куст пронёсся в обратном направлении. Он спешил так, будто за ним гнались. Арахис начал извиваться, пытаясь заглянуть за спину Тюбику.

– Ну, что опять? – недовольно разжал лапы Тюбик.

– Показалось, что деревья двигаются! – воскликнул Арахис. – Ой-ой! Смотри, мне кажется, у нас неприятности.

К поляне приближалось облако пыли. Впереди него бежала очень сердитая белка.


Глава 3. Девчачьи штучки

Опять больше всех виноват тот, кто меньше всех виноват!

Возмущённый пёс Арахис


День таял как леденец в жару. Последние лучики солнца едва касались верхушек деревьев. Казалось, деревья вот-вот расплавятся и потекут зелёной рекой, а воздух – заискрится и задымит. Обстановка в лесной чаще была накалена.

Разгневанная толпа окружила братьев Гавв.

– Верните мой орех! – белка Бусинка грозно наступала на Тюбика и Арахиса. Звери глядели осуждающе.

– Какой орех? Мы ничего не брали! – обиженно мямлил Арахис, отступая в кусты.

– Почему сразу мы? – недоумевал Тюбик, закрывая брата.

– А кто ещё?! – белка всплеснула лапами. – Один обещал интересную статью, другой – красивые фотографии! Сами ослепили нас дымом из этой штуковины. Ещё и плели что-то непонятное. Про сыр или суп?!

– А ни сырра, ни супа! – возмущённо каркнула Карлита.



– Извините, ни статьи, ни фотографий! – ёжик Трюфель-Пуфель поправил очки с треснувшим стеклом.

– Ни моего орешка! – в глазах Бусинки сверкнули слёзы. – Мало того, что украли орех, посмотрите, во что вы превратили моё платье! – Бусинка провела по свисавшим с боков грязно-жёлтым лохмотьям.

– Кошмарр! Испорртили такой нарряд! – покачала головой ворона. – Соверршенно не рразбирраются в моде! Кошмаррные брратья Гавв!

Карлита укоризненно пялилась на несчастных псов.

– Платье, золотой орех! – фыркнул осмелевший Арахис, – девчачьи штучки! Нам до них дела нет!

– Ах тааак! Девчачьи штучки?! – белка была готова взорваться от возмущения. – Да я тебя сейчас… поколочу!

Бусинка начала решительно закатывать рукава платья, словно и правда умела драться. Арахис испуганно спрятался за спину брата.

Вместо драки, белка шмякнулась на траву и зарыдала:

– Ну, пожаалуйста, верните мой орех! Мне никогда не везло! У меня и так одни неприятности!

– Какие у тебя неприятности? – сочувственно спросил Тюбик.

– Вчера, – всхлипнула белка, – вышла из дома и грохнулась в яму. Посмотрите, какая шишка! – Бусинка показала распухшую голову.

– Ты это, приберись, что ли. Зачем так запускать двор, – посоветовал Арахис.

Бусинка метнула на пса сердитый взгляд:

– Да не я это! Не знаю откуда. Проснулась, а весь двор перекопан!

– Коршмарр! – воскликнула Карлита. – Карк теперрь шляпу носить?!

– Двор перекопан, извините? – деликатно вмешался ёжик Трюфель-Пуфель. – Но это же очень странно…

Хомяк Хома испуганно округлил глаза.

– Я имею в виду, – продолжил Трюфель-Пуфель, – странно, что ты не заметила, кто его перекопал.

– Ха! Что тут странного! – хохотнул помощник мэра крыса Зловред и поправил цилиндр на голове. Золотой зуб ярко сверкнул. – Если она не заметила, как у неё стащили орех, что уж говорить о дворе!

Звери осуждающе поглядели на Зловреда. Карлита цыкнула. Трюфель-Пуфель хотел возразить, но побоялся. Хома и вовсе не мог открыть рта из-за щёк. Почувствовав себя ещё более несчастной, Бусинка громко и протяжно заплакала.

И вдруг произошло чудо: последний солнечный луч пробился сквозь кроны деревьев и осветил путь тому, кто всегда спешил на помощь оказавшимся в беде. В лесной чаще появился мэр звериного города – всеми любимый кот Длинноус. В строгом костюме, как подобает положению. Казалось, деревья с кустарниками расступаются перед ним. Длинноус выглядел встревоженным и почему-то хромал.

– Не плачь, Бусинка, – мэр устремился к белке, – я во всём разберусь!



Зловред сжался и попытался спрятаться под цилиндром.

– Ай-яй! – мэр покачал серой головой, – какая шишка!

– Карк шляпу носить?! – раздался голос позади.

– Пустяки! – Длинноус махнул пухлой лапой. – Можно сшить квадратную шляпу! А ещё, если на шишку не смотреть и не думать о ней, она исчезает. Давайте отвернёмся и не будем смотреть на шишку Бусинки! А я пока расскажу, что случилось с её прекрасным садом.

– Вы что же, знаете? – с восторгом спросил Трюфель-Пуфель.

– Разумеется! – ответил кот. – Я – ваш мэр и всё знаю!

Звери дружно отвернулись и навострили уши.

Длинноус продолжал:

– В сад Бусинки забрела шайка кротов-шахтёров. Тёмные и безграмотные звери. Представьте себе, они думали, что там есть золото!

– Оох! – подивились все.

– Но не волнуйтесь, мы с помощником их поймали, – успокоил всех мэр. – Пришлось рисовать на песке, чтобы объяснить, что они забрели в чужой сад. Кроты извинились и вернулись в свои шахты.

От удивления Арахис забыл, что нужно стоять отвернувшись. Глупо улыбаясь, пёс спросил:

– А там правда есть золото?

Мэр бросил на пса недовольный взгляд:

– Естественно, нет! – Длинноус рассмеялся. – В саду Бусинки нет никакого золота. Есть только неприятности.

– Какие неприятности? – вздрогнула Бусинка.

– Страшные! – сверкнул глазами Зловред.

Напуганные звери зашептались. Карлита возмущённо завертелась:

– Кар! Как стррашно жить!

Кот призвал к порядку:

– Тише-тише. Я говорю о ямах и оврагах. Жить в таком доме невозможно! Но я кое-что придумал, – выждав момент, Длинноус торжественно произнёс:

– Как мэр этого города я принимаю решение: Бусинка переезжает в новый дом! В самом центре. Может, это немного скрасит горе от потери золотого ореха?

Звери закивали. Зловред так активно закивал, что чуть не потерял свой цилиндр.

– Это прекрасно! – Бусинка была в восторге. – Наконец я смогу собрать всех друзей и устрою лучшую вечеринку!

Длинноус удовлетворённо кивнул:

– Ты переезжаешь сегодня же!

– Карк благорродно! – забила в крылья Карлита. – Господин мэрр в очерредной рраз прроявил мудррость и ширроту души.

Раздались крики «ура!» и «наш мэр великолепен!». Бусинка бросилась на шею спасителю. От неожиданности кот нервно затряс хвостом.

– А что делать с брратьями? – вспомнила ворона. – Опять им всё сойдет с лап?

– О! Я обязательно присмотрю за ними, – Длинноус сощурил зелёные глаза. – От них действительно слишком много неприятностей.

Тюбик повесил нос.

– Но мы правда не брали орех! – взмолился Арахис. – Мы хорошие! Я – ваш поклонник…

– Увидим, – прервал его кот. – Сейчас мне некогда с этим разбираться. – Длинноус разжал цепкие лапы белки. – Нужно позаботиться о том, чтобы воробьи гоняли мух, а не дрались.

Мэр бросил на Зловреда многозначительный взгляд. Крыс сжался и поплёлся за котом, ни с кем не попрощавшись.

– Господин мэрр! Научите его, карк рразговаривать с уважаемой птицей! И с самой популяррной белкой! – прокричала ворона, когда кот и крыса достигли первых деревьев.

Длинноус с улыбкой помахал в ответ.

– Надо же, какой тонкий слух! – восхитился Трюфель-Пуфель. – Как только он услышал, что у Бусинки украли орех?! Наш мэр уникален!

Хромающий кот и его помощник скрылись из виду. Тогда белка сердито прошептала Тюбику и Арахису:

– Я с вас глаз не спущу! Думаете, всех обхитрили?! У меня голова не только для того, чтобы красивые шляпы носить, – белка запнулась. – А… а ещё и думать!

– Кар! Карнечно, думать! – поддакнула Карлита. – Все знают, что ты умная и популяррная, – ворона с чувством приложила крыло к груди. Затем жадно потянулась к ушам белки:

– Дай поносить серрёжки?

Бусинка отмахнулась и продолжила наступать на братьев:

– Может, вы не похитители, но наверняка сообщники! Я от вас не отстану, пока не вернёте орех.

– А мы сами решили, что поможем найти вора, – прервал её Тюбик, который всё это время молчал.

– Вы готовы рисковать собой? – Трюфель-Пуфель испуганно округлил глаза. – Это очень опасно!

– Мы готовы, – повторил Тюбик. – Мы виноваты в том, что орех украли.

Звери, потрясённые, замолчали. Было слышно, как пролетела муха. И, удивившись, врезалась в морду Хомы. Нос у хомяка зачесался. Судорожно зажимая рот лапками, Хома старался не чихнуть.

Сорвавшись, хомяк понёсся прочь, наступая на массивные щёки. И скрылся в лесной чаще. Раздалось громкое «аааапчхииии». Кусты с деревьями затряслись. Неизвестно откуда, на поляну выскочил резиновый мяч и угодил в Арахиса.

– Как это готовы? – взвизгнул Арахис и потёр ушибленное место. – Я вот не готов! Я ни в чём не виноват!

– Всё хорошо, – успокоил его Тюбик. – У меня есть план.

Глава 4. Не стоит шутить с чудищами

 
Если страшный, дикий зверь
Постучался в твою дверь, –
Не беги и не визжи.
На пол грохнись и лежи.
Пусть подумает зверюга,
Что ты умер от испуга.
 
(Из курса по выживанию в трудных условиях от пса Арахиса)


Звериный город спал. А может, не спал, только делал вид. Ведь где-то скрывался коварный преступник, похитивший золотой орех. Зловещая темнота накрыла город.

На окраине дремучий лес и вовсе затаил дыхание, готовясь к чему-то невероятному. К чему-то, что навсегда изменит всё вокруг.

Лишь обитатели старой конуры на улице под названием Дуют Ветра упорно не хотели быть как все и бояться. Впрочем, ничего удивительного: маленькая конура, где в столь поздний час горел свет, принадлежала братьям Гавв.

Стены прогнили и покосились от ветра. Разбитое окно залеплено скотчем. Снаружи жилище выглядело не очень уютным. А внутри оно было ещё страннее. Всю его левую половину занимали стеллажи с непонятными железными, стеклянными и деревянными приборами. Они шипели, гудели и вращали маятниками. Каждую минуту что-то бурлило, взрывалось или взлетало под потолок. Как ни удивительно, в происходящем наблюдался порядок. Пёс Тюбик всё свободное время посвящал своим изобретениям.

Правая половина конуры была полной противоположностью левой и словно кричала «караул», утопая в разбросанных тут и там кучах яркого хлама: тряпок, бумаг, красок, кистей и прочего. У стены стояло старое потемневшее зеркало. С него небрежно свисала бумажная корона, клоунский нос и деревянный меч на веревочке. Пёс Арахис любил воображать перед зеркалом или читать вслух стихи собственного сочинения.

В центре стоял кривоногий стол. По углам – деревянные лавки, на которых неприхотливые братья спали. Сверху торчала ничем не прикрытая одинокая лампочка. Занавесок на окнах не было. Как, впрочем, и скатерти на столе. Запаха пищи конура тоже давно не чуяла.

Радостно возбуждённый, пёс Тюбик рылся в необъятном чемодане со старыми вещами:

– Наконец-то! Настоящее дело! Теперь мы всем докажем, что Братья Гавв на что-то способны!



– Конечно! Это будет проще, чем ловить блох дуршлагом, – поддакнул Арахис, который валялся на лавке и сочинял стихи.

– Кто же ловит блох дуршлагом? – на минуту остановился Тюбик.

– Не знаю, бывают глупцы, – буркнул Арахис и уткнулся носом в лист бумаги. – Только вдруг мы не справимся? Не сможем найти золотой орех. Что тогда?

– Обязательно сможем! – уверенно отмахнулся Тюбик и вытащил из чемодана толстенную пожелтевшую книгу, покрытую слоем пыли. – Я прочитал много рассказов о знаменитом сыщике Котомбо и знаю, как вести расследование.

– У-уу, ещё куда-то нужно будет везти расследование? – загрустил Арахис. – Оно тяжелое? У нас и везти-то не на чем…

– Успокойся, ничего никуда везти не нужно, – улыбнулся Тюбик.

– Тогда ладно, – облегчённо выдохнул Арахис и забормотал, заводил карандашом по бумаге:

 
Я прекрасен, я чудесен,
Только этим я полезен!
Полюбуйтесь на меня,
Всех красивей в мире я!
Я не создан для работы,
Не моё – труд и заботы!
На меня надо смотреть,
Восхищаться и свистеть!
 

Помоги Тюбику найти лупу и сосчитать все косточки, спрятанные Арахисом!


Пёс задумчиво погрыз карандаш. Перечитал стихотворение и остался им очень доволен.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2