Ольга Карагодина.

Мой волчонок Канис. Часть вторая. Молодые годы.



скачать книгу бесплатно

© Ольга Карагодина, 2017


ISBN 978-5-4483-9215-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Новая книга Ольги Карагодиной «Мой Волчонок Канис» (М. Ridero, 2017) – это документальная повесть о редкой для России породе собак, чехословацкой волчьей собаке. Можно сказать, что представленное произведение, это в какой-то мере посвящение с яркой эмоциональной окраской, наполненное очень глубокими чувствами. Прежде всего, любовью – острой и пронзительной, трогательной и высокой. Однако, книгу в целом, нельзя рассматривать как повествование, адресованное исключительно любителям домашних и служебных собак. Это, одновременно, и художественное произведение, и наблюдение, и исследование. Более того, я бы сказал, что «Мой волчонок Канис» это книга не только о животных, но во многом, о людях – характерах, привычках и «повадках». Всё это – сквозь призму отношения к животным и не только. Автор в главах-рассказах, из которых состоит книга, наблюдает и анализирует поведение людей и животных в разных условиях и ситуациях. Как-то незаметно и неосознанно подходишь к тому, что в общем, это не просто рассказ о взаимоотношениях животных и людей, а глубокие размышления о жизни. Жизнеописание, переплетение судеб людей и собак, передача общих впечатлений, видения одних и тех же вещей и явлений глазами животного и человека. Иногда автор представляет это как единое целое, и мы ощущаем тонкую нить взаимопонимания, что возникает между животными и людьми. Людьми вообще, а не только владельцами собак.

С одной стороны, книга воспринимается как пособие, подготовленное в хорошей литературной форме и адресованное непосредственно собаководам и просто любителям домашних животных. Очень тщательно выписаны детали и тонкости общения «человек-собака» – вопросы ухода, воспитания, дрессировки, умения находиться в обществе людей и многое другое. Это глубокое исследование, в т.ч. и психологии животных, в частности, собак конкретной породы. С другой стороны, перед нами – интересное чтение для всех возрастных групп читателей. В первую очередь тех, кто любит животных, понимает, что человек и домашнее животное не просто обитают в одном жизненном, биологическом, и психологическом пространстве, но и накрепко связаны между собой самой природой.

Книга насыщена самой разной информацией, при этом информативность носит широкий характер, что интересно не только специалистам, но и большой читательской аудитории. В этой связи, в работе затрагиваются глубокие и серьёзные темы добра и зла, гуманности, семейных ценностей и проблемы социума в целом. Проводится и укрепляется мысль о том, что, в общем, домашние животные во многом способствуют укреплению семей, доброй атмосфере в доме, чем в значительной мере оказывают незримую, незаметную помощь людям.

Ольга, иногда тонко, почти незаметно, а порой во весь голос, используя сочные эпитеты и меткие сравнения, передаёт читателю своё красочное и многогранное чувство любви и УВАЖЕНИЯ к собакам, и всё это выражается в умении общаться с ними, следить за здоровьем, настроением и желанием за ними ухаживать.

В конце концов, быть партнёрами, и это особенно важно – находиться на «волне взаимопонимания».

Художественные рассказы сменяются профессиональными наблюдениями, наблюдения – исследованиями, исследования – размышлениями, достаточно чувственными и глубокими. От этого, произведение воспринимается многогранным и разно уровневым. Забавные случаи и весёлые истории переплетаются с серьёзными размышлениями о жизни. Грустные, порой трагичные вещи в контексте книги воспринимаются органично, как неотъемлемая часть общего замысла произведения. Разумеется, у некоторых читателей, что уже успели познакомиться с книгой, отдельные места вызывали слёзы, будили грустные и светлые воспоминания.

В целом же повествование можно рассматривать как цепь небольших историй о приключениях животных и людей. Рассматриваются все аспекты взаимодействия с животными, в том числе, и в таких специфических условиях как проведение профессиональных фото сессий, участие в различных мероприятиях, выставках и конкурсах и даже в съёмках кино. Очень интересно описаны особенности поведения животных в этих ситуациях, а так же показано, сколько труда в это вкладывается, и какие при этом достигаются результаты. Главное здесь, на мой взгляд, это едва ощутимая взаимосвязь мотиваций, действий и поступков человека и животного, что всегда вызывало и вызывает живой интерес у аудитории. Достаточно вспомнить кинофильмы «Ко мне, Мухтар» или «К-9. Собачья работа», где главные герои не просто выполняют совместную работу, но и являются друзьями, и даже, «родственными душами».

Некоторые истории можно использовать как самостоятельные произведения малых форм, поскольку, почти все главы книги сюжетно организованны и представляют собой отдельные короткие рассказы. То есть, если их опубликовать отдельно, скажем, в каком-нибудь литературном издании, они будут так же легко и с интересом восприниматься читателем.

Во многих главах Ольга активно применяет художественный приём воображаемого диалога на уровнях: «человек – животное», «животное – животное». В ходе таких «диалогов», автор очеловечивает домашнее животное. В общем, это свойство очень многих, кто имеет дело с домашними питомцами. Эта «художественная линия» широко испокон веку используется в народном творчестве (сказки), литературных произведениях, в кино и, конечно, в мультипликации.

Ведь если вдуматься, то «диалоги» и не очень-то воображаемые, учитывая телепатические способности животных, в частности, собак. Владельцы домашних животных, в первую очередь собак и кошек знают, что животные всё понимают, и реагируют, порой не то, что на слова и команды, но и на мысль человека. И конечно, автор мастерски «расшифровывает» подобное мысленное общение.

Рассказы, написанные в такой манере, очень напоминают мультипликационные фильмы с участием говорящих (и мыслящих) животных. Некоторые главы, где повествование идёт от имени животных хорошо читаются вслух, и будут очень интересны даже самым маленьким детям.

Язык изложения простой и доходчивый. Почти исключены специальные термины, а если и попадаются, то автор даёт соответствующие пояснения. Такой образ подачи материала близок и понятен читателям, не только различных возрастных групп, но и различных предпочтений и вкусов в современной литературе.

Учитывая особенности стиля Ольги Карагодиной, «Мой волчонок Канис», разумеется, изобилует разными смешными случаями, эпизодами и историями, которые читать без смеха просто невозможно. Одна из сильных сторон книги – не только юмористический, но и творчески осмысленный взгляд на весь процесс в целом. Собаки дарят радость и хорошее настроение, это – аксиома.

Книга, в целом, наполнена добрыми эмоциями, и при чтении поднимается настроение, а не это ли характеризует мастерство писателя? Ольга щедро делится своим позитивным видением всей темы и очень умело передаёт его читателю.

***

Работа «Мой волчонок Канис», в целом, оставляет весьма яркие впечатления. Автор сознательно избегает сложных смысловых конструкций и передаёт свою мысль простым и понятным словом. При этом ставит и решает главную творческую задачу – подвести читателя к пониманию того, что животные, в частности, домашние кошки и собаки, находятся на уровне интеллекта, что в общем, само по себе не ново, но необходимо, учитывая порой жестокие реалии нового времени. Отсюда, большое внимание к проявлению у героев книги (из числа людей) самых разных чувств – доброты, сердечности, сострадания. Отношение к животным – это своеобразный индикатор человечности. Поэтому, у Карагодиной собака выступает не только как друг, но и как строгий судья поступкам, мыслям и поведению человека.

Книгу, в сущности, можно уже считать успешной: её читают в Москве, российских регионах, в других странах – Болгарии, Грузии. Так во время лекции в Москве, она была подарена Ясону Константиновичу Бадридзе – ученому этологу, доктору биологических наук. Ясон Бадридзе возглавляет сектор поведения и экологии животных в Институте зоологии АН Грузии. Почти двадцать лет своей жизни изучал поведение волка. Два года прожил в волчьей стае. Самостоятельно выкормил и воспитал почти сотню волков. Разработал методы выращивания и отбора диких животных для возвращения их в природу.

Моё же мнение таково. Если бы Ольга Карагодина сама не написала книгу «Мой волчонок Канис», то её следовало бы об этом попросить…«От имени и по поручению» многочисленных владельцев собак, любителей животных, и просто читателей – добрых и сердечных людей.

Евгений Скоблов
Прозаик, член МГО Союза писателей России, Академии Российской литературы
г. Москва

Введение

Влчак Канис к трём годам превратился в молодого красивого зверя: пушистый воротник, обрамляющий острую серую морду, янтарные глаза, светящиеся умом, великолепные штаны, длинный хвост с чёрным кончиком, висящий почти до самой земли, мощные лапы с крепкими когтями. Великолепный зверь гордо носящий голову, зорко осматривающий окрестности, смутил не одну душу прохожего.

У него изменился характер. Ушла юношеская непосредственность. Появилось чувство собственного достоинства. Он стал больше интересоваться собаками другого пола. Появились новые подружки. Выучил новые трюки, которые в последствии нам очень пригодились. Его стали приглашать на фото и кино съёмки.

У нас появилась особая связь между собой. Мы часто стали понимать друг друга без слов. Канис стал воспринимать изменения в моей физиологии (пульс, дыхание и т.п.), известно давно – собаки это чувствуют. К примеру, лабрадоры чувствуют у больных диабетом изменение сахара в крови и стараются предупредить хозяина.

Повысилась и ответственность. Кобель быстро матерел, приобретая новые черты характера. У него прибавилось силушки, порой мне приходилось прикладывать немало усилий, чтобы регулировать его поведение.

Как постепенно менялось поведение

В юном возрасте Канис обожал бегать под дождём, рыть мокрую землю, валяться до поросячьего состояния. К четырём годам всё стало иначе. Лишь стоило первым каплям дождя упасть на серую голову, Канис бежал в укрытие переждать непогоду. Однако остались и старые привычки. По крупным лужам, попадающимся нам по пути после дождя, продолжал скакать по щенячьи, высоко подкидывая лапы.

Стал угадывать куда мы собираемся идти, чётко разворачиваясь в нужном направлении, без всяких команд с моей стороны. Мы частенько с ним ходили гулять по набережной Москвы реки, и чтобы сделать прогулку более длительной, я переходила с ним большой Устьинский мост. Канис тихо возненавидел эти переходы через мосты. С чем это было связано, я так и не поняла. Каждый раз, как только мы ступали на мост, он соглашался с моей политикой, но плёлся, как столетний старик, а порой и вовсе рядом с мостом разворачивался в обратную сторону.

Пёс очеловечился. Однажды, бегая с собакой вдоль забора, получил удар веткой по уху. Сразу же прекратил беготню. Подошёл ко мне и начал жаловаться. Ухо прижал к голове (одно), более дурацкий вид не придумаешь, на полусогнутых лапах, молча (мужчины не скулят), прижался к ногам, заглядывал в глаза. Дал ухо осмотреть (ни царапины). Жалела ещё минут десять, пока снова уши торчком встали. Валился на спину, подставлял брюхо. Наглаживала.

Придумал вечернюю игру. Собрала ему на лоджии в коробку все его игрушки: десяток пищащих мячей, огромную коровью ногу с копытом, парочку свиных сушеных ушей. После каждой прогулки отдых минут двадцать, потом ужин, поход на лоджию, копание в своих игрушках. Дальше в ход шёл любимый мяч. Канис сжимал его зубами, чтобы он пискнул, давая мне понять, что игра началась и бежал его куда-нибудь прятать (под стол, под тумбочку, в мои кроссовки в задник). Потом приходил на кухню: «Иди ищи! Я спрятал!» Я должна была найти мяч, тоже пискнуть: «Нашла!» Затем кинуть его через всю квартиру и так раз двадцать, пока игрок не притомится. После чего начинался следующий ритуал. Канис вытаскивал коровью ногу, приносил к моим ногам и, если я не обращала на него внимания (посуду мою), ронял её мне на ноги. Поверьте, это больно. Ругалась как могла. Брала ногу в руки, он хватал её за другой конец, начиная грызть, но надо, чтобы я продолжала её держать в руках.

Если я ложилась спать, а кошка Ульси пыталась залезть на меня сверху, Канис молча подходил, спихивал её носом с меня, потом с дивана, и носом же вёз по полу на пару метров от кровати: «Там валяйся, на коврике.»

С командой «гаси свет» довёл всех домочадцев до белого каления. Каждый вечер ждал прихода моей дочки с работы. Обычно она скидывала одежду и шла в ванную. Канис садился у двери ванной и внимательно слушал налилась ли вода? Села ли она в ванную? Если слышал «плюх», гасил свет и с упоением слушал доносящиеся вопли: «Мама! Зажги свет…» Однако, когда я садилась в ванную, он прорывался внутрь и садился на полу рядом, вылизывая моё ухо. Мне почему-то он свет не гасил.

Если муж долго сидел на кухне, попивая кофе, куря сигареты и смотря телевизор… доводил его до бешенства, выключая свет, каждые три минуты. В итоге приучил мужа смотреть голубой экран в темноте. Это было очень весело, так как муж, прикуривая, частенько ронял в чёрной тьме горячий пепел на себя и чертыхаясь, вспоминал всю родню Каниса до десятого колена. А потом… зажигал свет и начинал с тапочкой наперевес гоняться за Канисом. После чего виновник торжества прятался за мои ноги, чётко соблюда принцип: «Пока не доведу каждого – спать не лягу.»

Если я не слышала телефонный звонок, Канис начинал выть во всё горло, приходилось бежать к телефону, чтобы он скорее замолчал, а соседи не вызвали полицию. Одна старушка у подъезда как-то пожаловалась, что у нас в доме лежит покойник: «Псы воют…» объяснила она мне, только когда рядом лежит труп хозяина. Разубеждать не стала.

Стал поколачивать девиц… признавая только тех, кто его не боится и молчалив. Встретившись как-то в конце лета у подъезда с маламутом Кармой, привезли с дачи, подошёл к ней. Они оба были на поводках. Завиляли друг другу хвостами. Неожиданно Карма завизжала, то ли от счастья, то ли от испуга, непонятно. Канис тут же влепил ей оплеуху: «Не ори!». Пришлось увести домой.

Приложил и маламута Лиху. После чего, я сделала вывод, что влчаки разговаривают с собаками на разных языках, используя язык поз и звуков, и частенько, не понимают друг друга. Лиху приложил об асфальт. Повод оказался пустяковым. Они играли. Канису надоело с ней бегать. Показал зубы, чтобы она отстала. Лиха не поняла намёка и снова напрыгнула на Каниса. В итоге была сбита с ног и прикушена. Но появлялись и другие подружки. Неожиданно сложилась крепкая дружба с лабрадором Лапой. Но любимыми все же оставались такса Фрида и волчица Марсю, которых он никогда не трогал, защищая от всех.

Рассказы

Схрон

Канис сам не знал откуда он догадывается о схронах, но в его голове была чёткая установка – всё что можно припрятать на чёрный день, должно быть надёжно упаковано. Этим утром ему и овчарке Найде подарили несколько косточек. Пару – тройку они с удовольствием разгрызли, даже подрались из-за одной особо сахарной, остальные кости оставались. С ними надо было что-то делать, учитывая, что наблюдательные вороны и голуби расселись кружком на близлежащих деревьях, высматривая чем можно поживиться. Сгорбившись холмиком, опустив серую голову к земле, Канис с ненавистью буравил янтарными глазами птиц и крепко думал: «Пора делать схрон! Это должно быть надёжное место, о котором знаю только я. Кости – продукт первой необходимости. В земле могут долго храниться.» Оглянувшись на овчарку Найду, подхватил две косточки, и побежал вдоль огороженной территории в поисках надёжного местечка. Бегать пришлось долго, потому что за ним следили, он это видел. Наконец, улучив момент, забежал за земляной бугорок, быстро разрыл передними лапами землю, аккуратно положил в ямку кость, с помощью длинного носа забросал свежевырытой землёй. Получилось хорошо, но было видно, что ямку только что отрыли. Канис потоптался передними лапами по земле: «Ничего! Прорвёмся. Наблюдательность и пытливый ум – не гарантирует наличие мозгов. А мозгов у птиц мало!» констатировал он, утрамбовывая землю, как можно лучше.

– Канис! – послышался голос хозяйки. – Что это ты там прячешь? Надеюсь, это не склад подпольной виагры? Что-то глазки у тебя мутные.

– Р-р… – глухо зарычал Канис, предупреждая её о схроне, но дурында не поняла в чём дело и сунулась совсем близко, пытаясь погладить его по ушастой голове. Щёлк. Канис заскрипел зубами, мотнул головой, скидывая её руку.

– Ничего себе! – отдёрнула руку хозяйка. – Ах ты так со мной! Не буду с тобой больше играть. Сиди тут один! – Обиженно отошла в сторону. – Пошли Найда. Он там совсем заохранялся. Сейчас отойдёт от своего склада, вытащу тебе эти косточки.

Полезла в карман, достала кусочки докторской колбасы:

– Кушай Найда. Ты девочка хорошая, послушная.

Стерпеть такое Канис не мог.

– Его хозяйка! Его же колбасу! Отдаёт Найде. Эта бегемотиха всё одна съест. Её же кормят не так, как его. Навалят овсянки или макарон с запахом мяса и всё. Ясен перец колбаса для неё деликатес.

Плюнув на схрон, Канис припустился за колбасой, приняв позу Кисы Воробьянинова просящего милостыню. Лучше обед без аппетита, чем аппетит без обеда. Пока кланялся, да вымаливал прощение, шустрые вороны слетели с веток и одна, самая смелая ловко вытащила из земли одну из двух косточек. Крепко зажала в клюве и вспорхнула. Канис заметивший краем глаза воровство обомлел, развернулся на сто восемьдесят градусов, и понесся большими скачками по участку, разгонять наглое вороньё. Стая птиц из голубей, воробьёв и ворон, шумно взмыла вверх. Плюнув на докторскую, Канис мгновенно вырыл оставшуюся косточку и растворился. Хозяйка, общавшаяся с Найдой, даже не сразу заметила его исчезновение, хватившись пропажи, лишь минут через пять. Нашла за домом, где он сидел на плотно утрамбованной земле, вытянувшись стрелой, в позе королевского охранника: уши торчком, шерсть дыбом, глаза не мигая смотрят прямо перед собой. Вокруг расхаживают вороны и голуби.

– А-а… – протянула хозяйка. – Новый схрон.

Канис посмотрел строго:

– Вот тебе глобус! Иди с миром!

В тот день он домой, вообще, не собирался. Долго пришлось его отзывать. Не помогали: ни колбаса, ни сыр, ни ветчина, любовно предоставленная охранниками для снятия часового. Купился только на томаты в собственном соку, когда охранники выбрасывали остатки в мусорную яму. Там его с помидором в зубах и взяли на поводок.

Как я косточку украла

Обманула! Обманула собак. Украла у них кость. Они было на ворон подумали, Ворьку с бандой выглядывали, а я ходила белая, пушистая и шапка на мне не горела. А дело было так.

Охранники подкинули собакам сахарную косточку. Одну на двоих. Сначала её Найда долго мусолила, а Канис ждал, когда ему будет разрешено поскрестись зубами о прекрасное, потом она хотела было уступить ему, да за забором появился джек рассел терьер. У него хозяин чудной-й… Обычно подходит вплотную к забору и кричит: «Ну что? Поругаемся?» И начинается Содом и Гоморра. Терьер орёт дурным голосом, подпрыгивает каучуковым мячом. Канис с воем тарабанит передними лапами по сетке. Найда голосит, как торговка с одесского привоза, у которой из декольте вытащили выручку от продажи рыбы. И в этот раз всё было также. Оба бросили кость и побежали «ругаться».

Ворона Ворька со своей командой тоже не дремал, собираясь утянуть, что плохо лежит. Но у меня был другой план. Я подняла голову вверх, погрозила Ворьке пальчиком: «Сегодня буду шутить я.» Подхватила кость и унесла её внутрь здания. Вышла.

Найда с Канисом уже летят назад наперегонки. Встали у места где лежала кость, нюхали-нюхали, кружили-кружили, и бегом к Ворьке с его бандой, на меня-то они не подумали, я у них в честных хожу.

Ворька своим каркнул: «Все на забор! Злые псы!». Расселись вороны, как куры перед петухом на насесте. Канис обиженно заворчал. Найда визгливо затявкала. И тут я, вся порядочная, пригожая, захожу в здание и выношу им их кость.

Радости было не описать. Канис отпихнул Найду, вроде как она не уберегла сокровище, подхватил мосол, и потащил его закапывать в дальний угол участка. Кругом же одни ворюги!

А вороны умнющие птицы. Следом за ним полетели. Место приметили. Канис кость глубоко-глубоко закопал. Да только вечером, она снова исчезла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное