Ольга Гусейнова.

Галактика. Принцесса и Генерал



скачать книгу бесплатно

– Странные у тебя увлечения, Дарья. Не детские и совсем не девчачьи, – весело удивился Киш.

– Я не ребенок, просто в детстве болела, – нахмурилась Даша. – И вообще, мне уже двенадцать.

– Да-да, конечно, извини, – отозвался Киш, нисколько не впечатленный ее возрастом. Отчего Даша ощутила глухое раздражение: впервые внешность служит ей плохую службу.

Она быстро апгрейдила кибер и сунула парню под нос. А потом довольно усмехнулась почти детскому восторгу, отразившемуся на бледном, круглом, с резкими чертами лице Киша, увлеченно тестирующего девайс.

– А вы в какое заведение решили поступать? – спросила она у осчастливленного х’шанца с дальним прицелом выяснить планы Лейса.

– Мы с Лейсом в Космические войска хотим. И космос осваивать будем, и служить заодно… – пробормотал Киш, увлекшийся проверкой свойств и новыми возможностями кибера.

– А сама чем будешь заниматься в перспективе? – Лояр, наблюдая за разборкой следующего кибера, проявил отнюдь не формальный интерес.

– Меня привлекает биоинженерия. Пока не решила, какое именно направление выбрать, но однозначно – эта область науки мне близка. Я сейчас в своей лаборатории занимаюсь изучением процесса передачи импульсов по синапсам у червеобразных с планеты Граппа. Вы в курсе, что даже если их разрезать в любом месте, нейросвязи не прерываются и…

– Фу-у-у! Ты дома червяков потрошишь?! – изумленно и с некоторой брезгливостью воскликнул Киш.

– У них полностью отсутствует болевой синдром, – оправдалась Даша. – Разделяй сколько угодно, потом так же легко происходит сращивание. В общем, мне пришла в голову мысль, что, используя их свойства, можно придумать наносимбионты и…

– Тебе отец позволяет экспериментировать дома? – чуть завистливо восхитился Лояр.

Даша немного успокоилась: не все негативно отнеслись к ее увлечениям. И Лейс на нее смотрит с веселым удивлением, одобрительно.

– Ну, это громко сказано – лаборатория. Родители комнату выделили и оборудование позволили приобрести. Мы с ари Майшель там некоторые практикумы проводим. Так лучше запоминается, когда наглядно…

– Ари Майшель Теш’ар – твоя наставница? – пораженно выдохнул Лояр.

– Да-а, – недоуменно ответила Даша.

– Тебе невероятно повезло с педагогом. Она замечательная, одна из лучших в системе Х’шана.

– Я с тобой полностью согласна! – Лицо Даши озарила счастливая улыбка и словно все вокруг осветила. – Мне кажется, нет того, о чем бы она не знала.

Киш поднялся с травы и направился к тренажерам, буркнув:

– С вами, умниками, скучно. Чувствуешь себя недалеким.

– Больше читать надо, а не только железо тягать, тогда многое понятным будет и интересным, – иронически заметил Лейс, невольно успокоив расстроившуюся было Дашу.

– Знаете, я в который раз слышу имена х’шанцев, – дочь дипломата решила сменить тему и заодно выяснить заинтересовавший ее момент, – и почему-то у мужчин всегда короткие имена…

– Наша традиция.

Мужское имя – не больше четырех символов. Так повелось. Мы хранители семьи, и раньше, в бою или разведке, длинное имя могло помешать позвать тихо и коротко. Да и звучит короткое имя сурово, внушительно, по-мужски, – серьезно пояснил Лояр.

– А женское? – продолжила Даша.

– А женское имя должно быть мягким, длинным, чтобы медленно стекало, скользило с мужского языка, ласкало слух и…

– Риш, – строго предупредил Лейс друга, – ей двенадцать…

– Не подумал. – Тот сверкнул серыми глазами, хмыкнул насмешливо и улегся на спину, закинув руки за голову.

Рядом с Дашей присел на корточки Киш, близко, но не нарушая некой невидимой черты, не давя своими габаритами на психику. Так что девочка не испытала беспокойства и дискомфорта. А в следующий момент он ее невероятно удивил, польстив:

– Ты Лейсу предлагала помочь подготовиться к экзаменам. Может, лучше мне, а? Он у нас и так умный. А мне бы по астрономии и кибернетике подтянуться, и…

– …и по всему остальному! – захохотал Лояр, обращаясь к Даше. Затем, посмотрев на друга, добавил: – Она тебе только железо тягать не поможет, а уровень ее знаний, как я понял, однозначно намного выше твоего.

– Да я не против. Но мне только к Лейсу разрешили приходить, – встрепенулась Даша, получив возможность чаще видеть своего кумира. – Давайте вы покажете программу вступительных экзаменов, и посмотрим, с чем я смогу помочь. Можно же и по видео связываться.

– Кошмар! – надменно фыркнул Риш. – Киш, ты только не проговорись о том, что твоей наставницей является ребенок двенадцатилетний. А то замучаешься всем объяснять, что это она вундеркинд, а не ты тупой.

Киш нахмурился, просчитывая последствия, а вот Лейс с Лояром едва сдерживались от смеха. Их забавляло происходящее, но Даше смешно не было.

– Какая разница, что говорят другие? – строго возразила она. – Главное – результат, а в случае Киша – исполнение мечты. Мой брат успешно сдал экзамены и от моей помощи не отказывался. Ему бы даже в голову не пришло стыдиться этого. Да и мнением он предпочитает интересоваться лишь уважаемых им личностей, а не всех кого ни попадя, чтобы скрывать что-либо.

Киш, задумчиво посверлив взглядом девочку, расслабился:

– Знаешь, Дарья, я с тобой полностью согласен. Только глупец откажется от помощи, какой бы она ни была.

– Закончили отдыхать, – Лейс встал, – давайте заниматься. Я на тренажеры. Киш, ты пока займись с арииль своими вопросами.

Сама же арииль поразилась почти приказному тону младшего Хеш’ара, которым он общался с друзьями. Но те не обиделись, а приняли призыв к действию. Все-таки она не ошиблась: этот х’шанец – будущий генерал.

– А в какую академию вы собираетесь поступать? – осторожно поинтересовалась Даша. – Брат говорил, что на данный момент академий Космических сил несколько. У каждого мира есть свои, а помимо этого созданы четыре общие – межзвездные. Кажется…

– Я поступаю в общую, в созвездии Ашран. Хочу стать биохимиком, – поделился планами Лояр.

– Я дома остаюсь учиться. Хочу стать врачом, – продолжил Риш, удивив Дашу выбором профессии. Уж больно он надменным и жестким ей показался.

– А мы с Лейсом поступаем в х’шанскую академию, которая на Шу’аре – второй по размеру и значимости из наших планет. Сейчас большинство торговых представительств транспланетарных компаний базируются именно там. Так что будет интересно…

– …с учетом того, что академия на Шу’аре славится суровым, самым жестким подходом к курсантам. У тебя вряд ли будет возможность развлекаться, – ехидно продолжил за друга Риш.

– Зато оттуда выпускают самых первоклассных спецов – это признано большинством государств и союзов! – задрал подбородок х’шанец-здоровяк, словно уже получил диплом.

– А зачем выбирать ту, где к вам будут чрезвычайно строго относиться? – удивилась Даша.

Лейс подошел к девочке и неожиданно для себя потрепал ее по плечу, поясняя:

– Преемственность поколений. Ее заканчивали мой дед и отец, и отец Киша тоже. И от дома недалеко, а значит, в увольнительные можно летать на Х’ар.

– И к любимой, – почему-то с сарказмом добавил Риш, хмуро посмотрев на друга.

Тайную поклонницу Лейса последняя реплика насторожила, хоть она не могла определиться почему. Девушки на эту площадку приходили пару раз, но ничего особенного между гостьями и хозяином бдительная соседка не заметила. По крайней мере, как брат со своими подружками вне Х’ара или как родители не целовался-обнимался. А раз не целовался, значит, ничего серьезного нет.

Землянка даже не почувствовала, когда перестала ощущать себя чужой в дружной мужской компании. Парни тренировались, беседовали, периодически перебрасывались шутками. Даша с Кишем сидели на траве и просматривали темы, с которыми у него возникли сложности. Девочка перекидывала их на свой коммуникатор, чтобы вникнуть в суть. Лишь одно удручало ее: периодически Лейс или кто-то другой одергивал того, чьи шутки, по их мнению, предназначались не для детских ушей. Трепетное отношение к себе просто бесило, хотелось быть на равных. Зато к концу «визита» Даша от всей души, на этих самых равных, поспорила с Лояром из-за новой статьи в журнале «Наука и космос». Вот уж действительно: мужская душа – потемки, как сетует ее мама, потому что пока они с оппонентом, образно выражаясь, брызгали слюной, доказывали каждый свою точку зрения, ее авторитет в компании взрослых чуточку подрос.

Прощалась Даша с парнями в новой для себя дружеской обстановке. И, что самое главное, пообщалась с Лейсом, пусть и опосредованно, через его друзей.

* * *

– Что-то ты зачастила к Хеш’арам. – Анна Михайловна подозрительно посмотрела на торопившуюся удрать из дома дочь. – Даша, послушай, я понимаю, что у папы такая работа, из-за которой у тебя нет друзей твоего возраста. Но сын х’шета уже совсем взрослый, а тебе всего двенадцать. Ты совсем малышка еще и…

– Мама, знаешь, как с Лейсом и его друзьями интересно! Они…

– Там есть еще парни его возраста? – неприятно удивилась жена посла.

– Да, трое, – не поняв причин недовольства мамы, Даша горячо продолжила: – Он очень умный, сильный, по-своему заботливый. – Девочка мягко улыбнулась. – Они с Мишкой нашим очень схожи характером, оба напролом к своей цели идут, но при этом стараются беречь нервы окружающих. Поэтому к нему все тянутся. И хотят дружить.

– Милая, я не сказала, что Лейс плохой или недостойный, просто он гораздо старше тебя. И у него с друзьями несколько иные увлечения… и желания, чем у девочек в двенадцать лет.

Даша нахмурилась:

– Целоваться, что ли, все время хотят?

– Откуда такие выводы? – насторожилась Анна Михайловна.

– Мамочка, Мишка же постоянно целовался с кем-нибудь, пока в академию не поступил. А теперь, наверное, не с кем: он по видеофону говорил, что там сплошь мужчины.

– Так, моя дорогая принцесса, я все-таки настаиваю, что компанию Лейса лучше оставить в покое. Давай подумаем о знакомстве с какой-нибудь девочкой твоего возраста. У работающих в посольстве х’шанцев есть дети, и…

– Ну-у, мамочка, скажешь тоже! С ними интереснее. Лояр, например, тоже увлекается биоинженерией, хотя больше молекулярной биохимией интересуется. Он мне вчера скинул на коммуникатор две потрясающие статьи по червям с Граппы…

– Я поняла, – едва заметно поморщилась Анна Михайловна.

– …а Кишу я помогаю с экзаменами.

– Поэтому допоздна сидишь в Сети и болтаешь с ним?

– Он еще многого не освоил, приходится срочно наверстывать. А экзамены уже через четыре месяца.

Анна Михайловна тяжело вздохнула: вразумить дочь и прекратить это странное общение с молодыми х’шанцами не удастся. Но давить на нее она тоже не в силах – слишком любит свою девочку, чтобы запретить. Рассудив, что друзья младшего Хеш’ара, конечно, не обидят ребенка, а отношения постепенно закончатся сами собой, тем более что скоро взрослые Дашины «друзья» разлетятся по учебным заведениям, она сочла важным предупредить:

– Ладно, но, пожалуйста, будь осторожна. Парни чужой расы. У них иной менталитет, традиции. – Анна Михайловна замолчала, секунду-другую подумала и добавила: – И никаких поцелуев до шестнадцати. Особенно с х’шанцами.

Пропустив мимо ушей большую часть родительских указаний, Даша все-таки заинтересовалась, почему «особенно с х’шанцами»:

– Они какие-то необычные?

Анна Шалая закатила глаза – сама себя загнала в ловушку. Знает же, что дочь слишком любознательная.

– У них поцелуи означают… свадьбу. Да, свадьбу. А тебе всего двенадцать лет.

– Да-а-а? – округлила глаза девочка. – Ладно, я побежала, мы с ребятами договорились встретиться, – чмокнула маму в щеку и вприпрыжку понеслась в парк.

В генеральском саду, мысленно напевая песенку, Даша как обычно прошла через очередное облачко тумана и оказалась у площадки с тренажерами. И сразу же впала в ступор, не ожидая увидеть Лейса с девушкой. Они стояли под деревом слишком близко друг к другу. Мало того, Лейс, одетый в легкие голубые брюки и белую рубашку, а не в обычный комплект для тренировок, обнимал эту девушку.

Даша всего пару раз видела ее, но издали, из окна, а теперь волей-неволей во все глаза рассматривала, без всякого сомнения, красивую х’шанку. Белоснежные волосы незнакомка собрала в высокий хвост на макушке, открыв длинную шею и узкое лицо с точеными чертами и пухлыми губами. Белое приталенное платье до колен, но с длинными рукавами подчеркивало ее стройную изящную фигуру. Синие перчатки, наверное, специально подобраны под цвет глаз, сиявших ярко-ярко – так, что девочка с другого края лужайки заметила.

Девочка поразилась, с какой нежностью и восторгом Лейс обхватил непривычно обнаженными ладонями лицо синеглазой красавицы, напоминающей земного лебедя, даже не так – сказочную Царевну-Лебедь. Поглаживал ее скулы большими пальцами и странно жадно всматривался в глаза. Невольная свидетельница романтического свидания ощутила себя неловко, словно подглядывала за чем-то совсем неприличным, недоступным детям.

– Хочу, чтобы ты стала полностью моей, Шарали, – прошелестел вместе с ветром голос Лейса. – Не только в постели, но и в жизни. До конца…

– Лейс, я не думаю, что…

– Я уверен в своем желании, – заверил подружку парень и потянулся к ее губам.

Даше хотелось крикнуть, остановить его. Ведь мама только что сказала про поцелуи на Х’аре. Но не успела, беловолосая х’шанка опередила – вскинула руки, явно не захотев целоваться, и визгливо заявила:

– Ты с ума сошел? Это решение на всю жизнь! А ты собрался в военную академию. Извини, я не вижу себя в качестве жены вояки. Пока ты в космосе болтаться будешь, я что – должна бросить к твоим ногам свою жизнь?

– Но ты говорила, что любишь! – глухо отозвался Лейс.

Девушка высвободилась из его рук и, отвернувшись, посмотрела на небо.

– Мне так казалось, но сейчас я понимаю, что у нас с тобой разные пути в жизни. Одно дело – ничего не значащий… защищенный секс, а другое – слияние. Я не готова к этому. Сейчас. Мне всего девятнадцать.

– А в будущем? – едко, с горечью спросил Лейс.

– Потом – конечно, но с партнером, которому будут близки мои интересы. А мы с тобой как две звезды из разных галактик – слишком далеки.

– Спасибо, что просветила, – хмыкнул будущий военный, внешне эмоционально закрываясь.

– Только не расстраивайся и не обижайся на меня, – неожиданно мягко попросила Шарали, пытаясь положить Лейсу на грудь ладонь, но он дернулся и отступил. – Лучше я сейчас приму решение за нас обоих, чем потом, осознав свою ошибку, буду страдать всю жизнь. И я хочу остаться твоим другом.

– Думаю, тебе сейчас лучше уйти, – слишком ровным тоном произнес отвергнутый влюбленный, холодно посмотрев на девушку.

– Как знаешь, – фыркнула та и, взметнув хвостом, резко развернувшись, скрылась в тумане и зелени.

У Лейса, провожавшего взглядом Шарали, желваки на скулах ходуном ходили, тонкие крылья носа яростно трепетали, а губы сжались в узенькую линию. Даша ощущала себя странно: с одной стороны, испытывала легкое головокружение от радости, что обошлось без противных поцелуев, ведущих к свадьбе, а с другой – обидно стало за своего кумира, даже жалко его.

«Как, скажите на милость, та дурочка могла отказаться от Лейса?! – мысленно негодовала его преданная поклонница. – Вот сама бы я вполне вытерпела эти слюнявые прикосновения ртами, только бы он так не переживал».

Тем временем Лейс решительно подошел к первому тренажеру, взялся руками за ручку, которая приводила в движение тяжелый пресс, – и вдруг сорвался, словно плотину прорвало. Выплескивая ярость и боль, он нещадно колотил ручкой по тренажеру и совсем скоро сломал его.

– А твой папа меня уверял, что сломать ваши тренажеры невозможно! – Даша не сдержала удивленного возгласа, подойдя поближе с намерением выразить сочувствие.

Лейс резко развернулся, взбешенно сверкнул глазами и пару раз глубоко вдохнул, чтобы успокоиться.

– Это ты? – мрачно спросил он, кривя губы. – Снова подглядываешь? Вынюхиваешь?

– Прости, я нечаянно. – Девочка сникла, виновато пожала плечиками и, искренне сочувствуя, предложила: – Тебе помочь починить тренажер? А то вдруг х’шет Гияс ругаться будет?

– Плевать! – процедил младший Хеш’ар. Снова резко, глубоко вдохнул, выдохнул и неожиданно сделал вывод: – Да, хорошо, что все выяснилось сейчас, а не когда было бы поздно…

– Мне очень жаль, – тихонько шепнула Даша, робко положив ладошку ему на предплечье. Она впервые коснулась его и теперь ощущала, как двигаются мышцы под ее рукой.

– Я не нуждаюсь в твоей жалости. – Лейс чуть ли не с ненавистью посмотрел на вездесущую соседку, которая стала свидетельницей самого большого унижения и провала в его жизни.

– Нет-нет, это не жалость. Ты очень сильный, умный, добрый. Ты справишься. Просто мне досадно, что тебе сделали больно, – пояснила Даша, заглянув в зеленые глаза обожаемого х’шанца, зло взирающего на нее, но предательские жалостливые нотки все равно звенели в ее дрожащем голоске. – Я бы никогда тебя не обидела. Если хочешь, можешь жениться на мне. Правда, через четыре года…

– Уходи, – приказал Лейс, убирая руку, а затем повернулся и шагнул в снова расползающийся туман.

Даша еще пару минут, глотая слезы, вглядывалась в белесую муть, надеясь, что друг вернется. Тщетно. Печально опустив плечики, девочка впервые возвращалась от соседей подавленная донельзя и в слезах. Ее жизнь рухнула, мечты развеялись.

* * *

Сумерки на побережье наступают всегда резко, словно кто-то выключает свет. Даже природа замирает, почти не слышно гула транспорта, гомона людских голосов и птичьих криков. Становится все тише и тише. Вот большой оранжевый Х’шан еще окрашивает плотную взвесь тумана и облаков в закатные розово-красно-фиолетовые цвета, напоследок касаясь лучами деревьев и отражаясь в окнах домов, а затем без малейшего, кажется, перехода раз – и становится темно. В небе загораются первые звезды. Наступает ночь, часто совсем непроглядная из-за туманов и похожая на темную клубящуюся субстанцию, разрезаемую искусственным освещением.

Семья посла, кроме старшего сына, собралась за столом. И глава ее очень любил тихие домашние вечера, когда не надо держать лицо перед очередными чужеземными гостями, вести светские и деловые беседы и следить за каждым словом. А вместо официоза можно расслабиться и наслаждаться обществом самых близких и любимых женщин.

Только Даша сегодня, понуро опустив плечи, без аппетита ковыряла вилкой в тарелке.

– Дашенька, что-то случилось? – обеспокоенно спросил Сергей Дмитриевич и попытался пошутить: – У тебя такой вид, словно тебе червей с Граппы для опытов не купили.

Не привыкшая держать свои тайны при себе, явно расстроенная Даша поделилась:

– Папочка, в жизни все так сложно. Сегодня подруга Лейса отказалась с ним целоваться и становиться невестой. А разозлился он почему-то на меня. И наверное, больше не захочет дружить. – Обиженно, тоскливо шмыгнув носом, вопреки заботливо прививаемому этикету, Даша закончила просвещать родителей, процитировав бабушку: – Куда катится эта пропащая Вселенная?

– Дашуль, все образуется, вот увидишь, – мягко коснулась дочкиной руки Анна Михайловна. Мысленно женщина вздохнула с облегчением: серьезно беспокоившая ее дружба девочки с парнями много старше дала трещину и, по-видимому, скоро закончится. Несомненно, маленькая принцесса сейчас переживает, но через какое-то время неприятности забудутся. Уж в этом Анна Михайловна поможет своему обожаемому чудо-ребенку.

Даша вяло, равнодушно пожала трогательно худенькими плечиками, но по привычке поинтересовалась у отца:

– Пап, а как у тебя дела? Надеюсь, не так плохо, как у меня?

Супруги Шалые тепло, сочувствующе улыбнулись, затем Сергей Дмитриевич решил отвлечь дочь своими проблемами:

– Не так гладко, как я надеялся.

– А что случилось? – Даша проявила искренний интерес.

– Гадавиш темнит, – поморщился посол, – не зря его Темным миром назвали. Я пару дней назад связывался с сокурсником… – Он обратился к жене: – Аня, ты наверняка помнишь Зорана.

– Рыжий, вечно мятый зануда? – улыбнулась Анна Михайловна, а Даша с еще большим любопытством слушала родителей.

– Он сейчас хоть по-прежнему рыжий и нудный, но существенно изменился. Дипломатическая служба ко многому обязывает, а уж на Гадавише и подавно. Теперь Зоран – респектабельный, солидный и весьма аккуратный. И специалист первоклассный.

– Так о чем вы говорили? – поторопила отвлекшегося отца Даша.

– Мы не могли все обсудить даже по защищенному каналу связи. Но общее положение дел настораживает. Пока Гадавиш в статусе наблюдателя, но нота, направленная несколько месяцев назад правительству Х’шана, насторожила Союз.

– Это та, в которой они оспаривают право открытия и владения одной из колоний Х’шана? – уточнила Анна Михайловна.

– Да, – мрачно кивнул посол. – Думаю, что они из-за постоянных внутренних войн совсем потеряли чувство самосохранения. Считают, что могут действовать абсолютно безнаказанно. С планет-участниц месяц назад начали массово депортировать гадавишских наемников.

– Ситуация настолько серьезная? – нахмурилась супруга посла.

Больше всего на свете она боялась военных конфликтов. Потому что в таких случаях посольства и дипмиссии всегда страдали первыми.

– Официальная причина, по которой Звездный флот Гадавиша приведен в боевую готовность, не объявлена.

– Надеюсь, все решится мирно, – тихо вздохнула Анна Михайловна, с надеждой глядя на мужа.

– Можно я пойду к себе? – устало спросила Даша. Интерес к новостям иссяк слишком быстро. Вообще она с каждой минутой чувствовала себя все хуже и хуже.

– Даш, что-то ты бледненькая, – озаботился Сергей Дмитриевич.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7