Ольга Громыко.

Космоолухи: рядом. Том 1



скачать книгу бесплатно

– Вот так всегда и будешь делать, ясно? Иди теперь нарежь хлеб, вот этим ножом на вон той доске, а я разогрею еду.

– Приказ принят к исполнению.

Когда Стрелок с дымящимися тарелками подъехал к столу, на разделочной доске громоздилась гора кубиков размером пять на пять миллиметров. Уж нарезал так нарезал, не поленился!

– А знаешь, так даже удобнее, – пошутил Стрелок, бросая в рот сразу несколько штук. – Не надо постоянно ломоть в руке держать, и вкус как-то ярче.

Кай не ответил. Ему велели есть, и он ел.

Белка берет конфету, с сосредоточенным видом разворачивает фантик, съедает ее и возвращается к возне с аквариумом.

– Эй, – спохватывается он, – ты что, съела ее только потому, что я тебе это приказал?

Белка мокрыми пальцами убирает со лба прядку волос. Прядка тоже становится мокрой, темной.

– Конфета была вкусная, – уклончиво говорит она.

Прежде он не задумывался, насколько сильно ее контролирует. Подай рубашку, перестели постель, налей воды, пожалуйста… Для человека это просьба, для киборга – приказ. Даже если киборг не прочь его выполнить, не выполнить – невозможно.

– Вот что, давай так: с этого момента ты будешь выполнять мои приказы только после их двойного повтора. Это приказ. Ясно?

Белка смотрит на него и молчит. Типовое выражение лица номер шесть.

– А где «приказ принят к исполнению»? – не выдерживает он.

Она еще немного затягивает паузу, потом лукаво улыбается:

– А где повтор приказа?

С Каем такой номер не пройдет – киборг якобы не может хотеть есть, он просто восполняет уровень энергии при необходимости. В остальных же случаях двойной приказ только даст ему фору, позволив сделать вдвое больше ошибок.

Значит, придется в первую очередь контролировать себя, каждое слово.

– Ты, кажется, любишь печенье? – Стрелок вскрыл купленную специально для киборга коробку и показал ему, сколько там разных сортов: и шоколадное, и с орешками, и обсыпанное сахаром. – Можешь брать какое угодно и сколько нужно. В общем, любую еду в этой квартире.

– Информация сохранена. – Кай едва взглянул на лакомство.

– Что, пока не хочешь? – Стрелок демонстративно поставил открытую коробку на тумбочку возле кровати киборга и отъехал от нее. – Ну, тогда пошли нагуливать аппетит!

* * *

Во время гонок орбитальная станция напоминала растревоженный улей, но в остальное время была пустынна и казалась огромной, пешком из конца в конец аж полчаса идти придется. На ней постоянно жило около пятидесяти человек – владельцы и обслуживающий персонал гасилки, бара, складов, нескольких магазинчиков и медблока, кое-кто с семьями. Примерно столько же наезжало от случая к случаю: навестить друзей, передохнуть между рейсами, спрятаться от кредиторов. Местечко не сказать чтоб бойкое, скорее даже захолустное, но для такого количества людей работы хватало – за день через станцию проходило от двух до десяти кораблей.

Гравикресло могло двигаться со скоростью до шести километров в час, но Стрелок обычно не разгонялся выше трех – так комфортное всего и для него, и для идущего рядом собеседника.

Каю же что скорость, что хозяин в роли собеседника были до фонаря. Точнее, до более современной световой панели в потолке. Киборг сосредоточенно крутил головой по сторонам, но делал это исключительно по велению программы, нигде не задерживая взгляд дольше положенного.

В переходе между секторами D и E шли ремонтные работы, пол был кусками раскурочен и устлан вытащенными из дыр кабелями. Из-под него глухо доносились злые потусторонние голоса и возня – у монтажников что-то не ладилось. Стрелок машинально активировал антиграв, позволявший креслу приподняться до полуметра над поверхностью, преодолеть порог или подняться по лестнице. Существовали и более навороченные, полностью «летучие» кресла, но для перемещения по ровному полу станции старые добрые колеса подходили лучше всего – если движок вдруг откажет, кресло не рухнет на пол мертвым грузом и можно катить его вручную.

– Подкожные микродатчики, – постучав себя по лбу, пояснил Стрелок, хотя Кай ничего не спрашивал. – Считывают нейроволны и передают их на блок управления креслом. Работают по той же технологии, на глюкозе, что и твои имплантаты, а учитывая количество стержней и нейропротезов, которыми нашпигован мой позвоночник, меня тоже вполне можно считать киборгом.

Из поперечного коридора внезапно вылетел обшарпанный футбольный мяч, громко врезался в потолок и отскочил прямо Стрелку в голову.

Стрелок в последний момент ловко его поймал и, завидев боязливо выглядывающих из-за угла ребятишек, с нарочито грозным видом подкинул трофей на ладони. За углом так же фальшиво завизжали от страха, захохотали, а затем вытолкнули на заклание растрепанную черноволосую кареглазую девчонку в крутом пацанском комбинезоне.

– Дядя Стрелок, мы нечаянно! – пропищала она, скорчив умильную рожицу. – Отдайте мячик, пожалуйста!

– Вот я вас сейчас тоже нечаянно! – страшным голосом пообещал Стрелок и, притворившись, будто целится на поражение, кинул мяч обратно.

Девчонка с писком метнулась за угол, но тут же снова выскочила и схватила мяч, пока он еще куда-нибудь не ускакал.

– Спасибо!

– Лиза, папа на станции? – вдогонку окликнул ее Стрелок.

– Ага! Позвать его?

– Нет, мне не срочно, просто поболтать. Потом как-нибудь пересечемся.

Стрелок все еще с улыбкой повернулся к Каю, и она медленно угасла.

– Эй, ты опять это сделала!

– Угроза хозяйской безопасности. Перехват потенциально опасного объекта.

– Ну да, вдруг там внутри бомба окажется!

– Сканирование завершено. Взрывоопасных устройств не обнаружено.

– Слушай, так нечестно, ты же прекрасно знаешь, что мне нравится его ловить!

Белка, дразнясь, раскручивает мяч на кончике пальца:

– Мне тоже!

Кай даже не попытался предотвратить «угрозу». Видимо, счел ее несущественной, хотя будь хозяин не столь расторопным – обзавелся бы синяком под глазом.



– Эх ты, боевой киборг! – шутливо упрекнул Стрелок. – Ты почему хозяина от диких мячей не спасаешь?

– Список потенциально опасных объектов уточнен, – тусклым голосом сообщил Кай.

– Ладно, пошли дальше, – вздохнул Стрелок.

Он и не ожидал, что Кай так сразу оттает, но все равно было слегка обидно. Стрелок любил эту станцию и ее жителей, даже безотносительно Карнавальских гонок – хотя они его с ней и сроднили. Он не пропустил ни одни, а в этом году были юбилейные, десятые.

И вторые без Белки.

– Мы можем отложить отлет на сколько понадобится.

Гонки закончились три недели назад, но Белка знает, как тяжело ему далась дорога на Карнавал. Десять месяцев после травмы, два из которых были адом, а пять – тяжелейшей, мучительнейшей реабилитацией из лежачего инвалида в сидячего… Все друзья в один голос сказали, что он чокнутый: чудом выжил – и собирается переться на захолустную станцию, чтобы посмотреть какие-то гонки!

Но он так и не пожалел о своем решении и откладывал возвращение на Землю вовсе не из-за плохого самочувствия. На станции ему даже стало лучше, легче – здешняя гравитация на семь процентов ниже земной.

– Хотя я бы тоже хотела остаться, – неожиданно добавляет Белка. – Тут хорошо. Спокойно.

– А тебе не будет скучно?

– Мне? – непонимающе хмурится списанный армейский киборг.

Он напоминает ей о шумных городских улицах, торговых центрах, парке, голубом небе, весенних грозах и зимних сугробах. Белка слушает так, словно он не искушает ее, а запугивает. И уверенно заключает:

– Нет. Мне не будет скучно.

Каю, наверное, этого все-таки будет не хватать. Его списали после первого же боя, смухлевав с документами, по которым киборгу якобы оторвало ногу, и чудесным образом регенерировавший DEX-6 перекочевал на интендантскую дачу, а потом, через третьи руки, к некоему преуспевающему бизнесмену. Короткое военное прошлое Кай не помнил, осознал себя уже в роли дворецкого-охранника-посыльного, неотъемлемой части дома. Выгуливал хозяйских доберманов, охранял вместе с ними коттедж и приусадебный участок, сопровождал бизнесмена в деловых разъездах и присматривал за порядком во время банкетов. В общем, вел насыщенную и одновременно спокойную жизнь, из которой его выдернули сперва в стеклянную банку, а теперь в железную коробку.

Стрелок вспомнил, с какими чувствами смотрел в окно первое время после травмы. Потом это прошло, как и обида на судьбу. Он ведь знал, на что шел, и, если бы получил возможность переиграть тот день, провел бы его точно так же – несколько часов эвакуировал бы людей с гибнущего в потоках лавы континента, а в последнюю ходку запрыгнул с напарницей в рубку поврежденного стихией транспортника, чтобы попытаться спасти еще хотя бы пятьсот человек. Вопреки ожиданиям более малодушных пилотов корабль взлетел и даже дотянул до базы, а там – грохнулся при посадке, когда они уже поверили, что везунчики… Вытаскивали их уже другие спасатели, но двадцать погибших – это все-таки не пятьсот, а значит, все было сделано правильно. Поменяться пилотскими креслами с Валеркой? Он никогда бы себе этого не простил. Нет, единственное, что, возможно, стоило бы изменить, – в последний момент отстегнуть ремни безопасности, подыгрывая смерти. Потому что игры с ней, увы, не всегда кончаются смертью…

А потом прошло и это. Ведь тогда не было бы Белки и ее трех с половиной лет счастливой, как он надеялся, жизни.

Доехав до командного центра, Стрелок быстро вправил мозги и «странному» Тимуру, и Ираклию. Ведь вроде оба умные взрослые люди, а спокойно договориться не могут, обязательно срываются на скандал с родовыми проклятиями! Стрелок действовал на спорщиков как холодный душ, сам удивляясь такому эффекту. Ничего же особенного не сказал, просто четко разложил все по полочкам, но его, в отличие друг от друга, выслушали и услышали. Один сбавил, другой накинул, и договор продлили еще на год.

– Золотой ты наш человек! – растроганно запыхтел Ираклий, когда арендатор вышел из кабинета. – Что бы мы без тебя делали!

Стрелок смущенно отмахнулся. Ираклий, Тимур и прочие обитатели станции знали его и до, и после аварии – почти не изменившимся, уверенным в себе и своих словах, отзывчивым, честным, стойким, ничуть не сломленным. Его прилет на гонки в инвалидном кресле встретили овацией, его ставили в пример всем нытикам и слюнтяям, жалующимся на жизнь, и те мгновенно затыкались, а бывает, и что-то в ней меняли.

Только Белка знала, что было между.

– Прекрати!!! Все, на сегодня хватит!

Она остановилась – приказ есть приказ – и в отместку «включила киборга»:

– Предупреждение: перерыв в реабилитационных тренировках негативно отразится на вашем здоровье. Выполнение данного комплекса упражнений способствует регенерации нервной ткани, а также ее интеграции с нейроимплантатами и предотвращает атрофию мышц.

– Да нет у меня уже здоровья и больше никогда не будет. – Он заставляет себя сбавить тон. – Все бесполезно. Невыполнимый приказ, понимаешь?!

Белка продолжает сердиться, но теперь это хотя бы видно.

– Твой прогресс со вчерашнего дня составил ноль целых семь тысячных процента.

– Вот видишь!

– Вижу, – соглашается она. – Он есть.

Семь тысячных, одиннадцать сотых, пять десятых… чем дальше, тем быстрее и легче. А может, он просто захотел жить – если не ради себя, то ради Белки. Выкупить ее у социальной службы удалось только через полгода, за двойную цену и через влиятельных знакомых, «а то не положено». К тому времени Стрелок уже мог сидеть в кресле. Лечащий врач был очень доволен и, чего греха таить, удивлен таким прогрессом, а на последнем осмотре начал даже поговаривать об установке экзоскелета, хотя раньше категорически отрицал такую возможность, чтобы напрасно не обнадеживать пациента.

Но потом стало ни до экзоскелета, ни до осмотров. Да и тренировки он забросил.

Стрелку пришлось задержаться в командном центре еще на пару часов – обсуждали с Ираклием, стоит ли связываться с «Пекарней Пита», жаждущей открыть на станции филиал, и прикидывали, во что встанет замена регенератора воды и стоит ли вообще его менять, он старый и маломощный, но худо-бедно работает, а в период гонок, когда нагрузка на систему жизнеобеспечения возрастает на порядок, все равно придется арендовать дополнительный.

Кай все это время простоял в углу слева от двери симметрично фикусу справа. Ираклий поглядывал на киборга с одобрением (он тоже давно мечтал завести себе DEX’а, для статуса и устрашения таких вот Тимуров), а когда Стрелок уже собрался уезжать, искренне пожелал:

– Надеюсь, с этим кибером тебе повезет больше!

– Мне и с тем очень повезло, – сухо возразил Стрелок.

* * *

Перед сном Стрелок подъехал к плите, включил вытяжку и вытащил из нагрудного кармана пачку сигарет.

– Ты опять стал много курить.

– Брось, это всего третья за день! То есть пятая… Ну ладно, шестая… или седьмая! Эй, не смотри на меня так, вредина! Последняя это сегодня, последняя! И только до половины!

Кай внезапно, впервые за день, проявил хоть какой-то проблеск интереса к происходящему вокруг него: подался навстречу улизнувшему от вытяжки клубу дыма, жадно раздул ноздри.

– Что, твой прошлый хозяин тоже курил? – догадался Стрелок.

Киборг мгновенно закуклился:

– Данная информация отсутствует.

«Ну хотя бы курить при нем будет не стыдно», – подумал Стрелок, и курить сразу расхотелось, сигарета стала горькой и противной. Он тщательно растер ее в пепельнице и поехал в санузел, позвав с собой Кая. Нет, не ради помощи – сейчас Стрелок вполне мог обслуживать себя сам, по крайней мере, целый год худо-бедно справлялся. С помощником, конечно, безопаснее, комфортнее и намного быстрее, но это смотря какой помощник. Каю Стрелок, чего греха таить, пока не слишком доверял.

Так что он просто проконтролировал, чтобы Кай почистил зубы пастой, а не кремом для рук, и не встал под душ в комбинезоне.

– Все, теперь можно идти спать.

Киборг никак на это не отреагировал, и пришлось переформулировать:

– Кай, ложись в постель и отдыхай.

Киборг подошел… к модулю, быстро и четко разделся, лег и закрыл крышку. Все, я тут уже нагостился, пора и честь знать!

– Нет, Кай! – Стрелок едва успел подъехать и отменить автоматический запуск консервации. – Теперь твоя постель – вон та кровать. Ты должен спать только на ней.

Киборг послушно, хоть и не столь резво, выбрался из модуля и перелег на кровать – ноги на подушке, голова в изножье.

«Старайтесь не слишком его зажимать, – предупреждала Мэй. – Не больше необходимого. У Кая должна оставаться свобода выбора хотя бы в мелочах, иначе он либо вконец отупеет, либо начнет сопротивляться имплантатам, а это очень больно и вызывает микрокровоизлияния в мышцах».

– Кай, лежать на подушке головой удобнее, чем ногами, – мягко заметил Стрелок.

– Информация сохранена, – равнодушно сообщил киборг, не двигаясь с места – приказа изменить позу не было.

«Ладно, – решил Стрелок, – спи как хочешь. Пять раз назло мне так ляжешь, потом поймешь, что хозяину все равно, а самому неудобно, и «случайно» развернешься в нужную сторону».

Вообще же, за исключением мелких ошибок и подчеркнуто машинных ответов, Кай вел себя на удивление прилично. Может, дело не в определенном человеке, а в Центре, где хозяина как такового у Кая не было – право управления имели все сотрудники, и киборга это тревожило и раздражало? Уж лучше не идеальный, зато единственный командир, чем все подряд. Стрелок на это и надеялся, когда забирал Кая. Один на один договориться проще, проверено.

Стрелок заметил на лице Кая что-то странное, насторожился и подъехал ближе. А, это всего лишь обрывок красной нитки, прилипший к щеке и издали похожий на длинную царапину! Стрелок протянул руку, чтобы его снять, но Кай, не меняя выражения лица, отвернулся к стене. Плавное движение не выглядело ни испуганным, ни раздраженным – программа самосохранения, уклонение от столкновения с неодушевленным предметом.

– Вот, значит, кем ты меня считаешь… – с сожалением пробормотал Стрелок.

Нитку он все-таки снял, скатал в комочек и щелчком отправил в угол.

– Спокойной ночи, Кай.

Киборг молча закрыл глаза.

* * *

Этой ночью Стрелок спал, как всегда, плохо и урывками, дергаясь от каждого шороха, но они существовали только в его воображении. Кай смирно лежал на кровати, как и положено исправному киборгу. Даже позу ни разу за ночь не сменил, или просто не удалось подловить.

С утра сразу навалилась работа, чему Стрелок был только рад. Пришло письмо от бывшего начальника с просьбой написать очередную статью для инфосайта МЧС, поделиться опытом с молодой сменой. Ираклий переслал счет от подрядчика за ремонт шлюза, сопроводив его импульсивным комментарием, который Стрелку предстояло перевести на дипломатичное: «Не вкралась ли в ваши многомудрые расчеты прискорбная ошибка, о высокочтимый потомок шоаррской лисы?» Заглянули в гости несколько жителей станции – кто по делу, кто просто проведать друга, кто поглазеть на нового киборга. Последней, уже после полудня, явилась юная застенчивая Синь О и, пряча глаза, вручила Стрелку белую махровую хризантему в горшке. Благодарила, что помог ее непутевому брату, по молодости и глупости связавшемуся с дурной компанией, предлагала в комплект к цветку свою жизнь и вечную преданность.

От довеска Стрелок решительно отказался, хризантему расхвалил и взял, хотя совершенно не разбирался в цветах. Но для Синь О было очень важно, чтобы он принял ее подарок, и ушла она счастливая.

Стрелок понюхал хризантему, пожал плечами – трава травой! – и поставил горшок на край стола.

– Кай, надевай кроссовки. Сходим пообедаем.

Сегодня в поведении киборга наметились сдвиги, но Стрелка они не радовали. За утро Кай совершил больше ошибок, чем за весь вчерашний день, причем чем дальше, тем чаще «глючил». Может, скучно стало? Хозяин сидит на одном месте, читает и пишет что-то неинтересное, выйти нельзя, поиграть не с чем (вернее, упрямство не позволяет), вот и остается только выеживаться.

– Кай, поменяй кроссовки местами.

Киборг на миг задумался и поставил ноги накрест.

– Нет, сними кроссовки и надень левую на левую ногу, а правую – на правую.

Пока Кай изгалялся над обувью и хозяином, Стрелок насыпал гурами щепотку корма и полюбовался, как они, прижав к брюшку нитевидные плавники, наперегонки продираются сквозь водоросли и склевывают с поверхности воды разноцветные хлопья. Прополоть, обязательно прополоть! Сегодня же!

Между гонками бар «Сытый гонщик» превращался из злачного логова в обычное кафе с салфеточками на столах, центр культурной жизни станции. Здесь отмечали все мало-мальски торжественные события, назначали встречи, делились новостями, признавались в любви, звали замуж и однажды даже родили, благо станционный врач как раз ужинал за соседним столиком. На время гонок хозяин бара нанимал дополнительный персонал, но в межсезонье здесь оставались только одна официантка, распорядитель, уборщик-амебоид и повар, он же вышибала – когда Щедрый Майк выскакивал из кухни с мясницким тесаком в руке, пьяному буяну сразу становилось ясно, из кого сделан бифштекс, мягкостью которого клиент столь опрометчиво остался недоволен.

Стрелок был завсегдатаем «Сытого гонщика» – почти ежедневно ходил туда обедать, а порой и ужинать. Готовить он не умел и не любил, к тому же это было поводом выбраться из своей берлоги, а значит – умыться, побриться, одеться и вообще встряхнуться. Вот и сейчас он уверенно направил кресло к любимому, самому дальнему столику, из-за которого виден весь зал и сцена. На столике всегда стояла табличка «зарезервирован», хотя Стрелок никогда об этом не просил, а если во время наплыва посетителей за столик и пускали другого любимого клиента, то после его ухода снова так переставляли стулья, чтобы обеспечить подъезд и место для кресла.

– Ой, Стрелок, дорогой, привет! А мы тебя еще вчера ждали!

Распорядителя звали Юнни, и вел он себя так, будто его пол не вызывал никаких сомнений, а значит, спрашивать о нем глупо и неприлично. Длинные светлые волосы обрамляли изящное треугольное лицо с миндалевидными зелеными глазами, ни грудь, ни зад не выпирали, что с учетом общей тонкокостной худобы неудивительно. Носил Юнни только брюки, говорил о себе в мужском роде (что не редкость среди брутальных космолетчиц или девушек, выросших в некоторых инопланетных колониях), однако если к нему обращались в женском, не поправлял, а любовников (обоих полов) выбирал так тщательно, что те уходили от него озадаченные, но отнюдь не разочарованные, на расспросы любопытных только смущенно и загадочно ухмыляясь. Даже Тед Гризли не раскололся, хотя обычно любил прихвастнуть своими успехами на постельном фронте.

– Добрый день, Юнни! – Стрелок обменялся с ним рукопожатиями. – Вчера не получилось, извини. А что, я пропустил что-то интересное?

Юнни мелодично рассмеялся, показав мелкие жемчужные зубы:

– Нет, мы просто по тебе соскучились! Как слетал, успешно?

Стрелок кивнул на Кая – мол, сам смотри.

– Какой милый мальчик! – искренне восхитился Юнни. Для DEX’а, изначально не заточенного под гражданского телохранителя, Кай действительно выглядел довольно симпатичным, неудивительно, что из всей поступившей в военную часть партии интендант спер именно его. – А как его зовут?

– Кай.

Киборг повернул голову к хозяину, будто тот его окликнул.

– Садись! – Стрелок указал Каю на соседний стул. – Юнни, что у вас сегодня посъедобнее?

– На первое или свежий суп-харчо, или кислые щи – своим мы честно говорим, что позавчерашние, но так даже вкуснее. На второе есть фирменное мясо по-карнавальски, внезапно не подгорело, но лучше возьми куриные котлеты в морковке, пальчики оближешь. И через пятнадцать минут творожный штрудель будет, пахнет просто божественно!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6