Ольга Громыко.

Космоолухи: рядом. Том 2



скачать книгу бесплатно

Самодовольно улыбнувшись, Трикси поправила майку и снова сосредоточилась на деле.

Почерк первого убийства из тройки всегда отличался от предыдущих, что неизменно сбивало полицию с толку и давало преступнику фору до вызова ГБР. Маньяки время от времени появляются везде, но одно дело – единичное преступление в состоянии аффекта или опьянения, которое, возможно, удастся раскрыть силами местной полиции, и совсем другое – опытный, уже многажды отведавший крови зверь, не боящийся человека и умеющий идеально под него маскироваться. Некоторые маньяки хотят, чтобы их поймали, для них это часть щекочущей нервы «игры», они подкидывают полиции глумливые записки, оставляют на месте преступления какой-нибудь предмет или кусочек головоломки, шарады, но не этот. Первая девочка обычно пропадала, и находили ее только через несколько дней. Иногда жертву душили, иногда – убивали из лазерного пистолета, иногда закалывали ножом или даже забивали камнем. Затем насиловали, и Трикси очень хотелось верить полицейским судмедэкспертам, что затем. Вторая и третья жертвы умирали гораздо дольше – множественные порезы, синяки, внутренние травмы, – и прятать их тела маньяк уже не удосуживался…

Выходит, Майе еще «повезло».

На первый взгляд кленовильское убийство тоже выглядело «безобидно». Дома Трикси ежедневно просматривала полицейскую базу, и за минувший месяц на разных планетах произошло несколько подобных преступлений. Трикси подолгу рассматривала снимки погибших девочек, внимательно читала описание дома жертвы и ее семьи – и отвергала их одну за другой.

Пока не увидела голографию Саманты Харрис, четырнадцатилетней шатенки, выглядевшей младше своих лет из-за хрупкого телосложения, по-детски круглого личика с большими глазами и доверчивого, чуть застенчивого взгляда. Точно такой же был у Майи.

Той же ночью Трикси беззвучно собрала вещи, сунула в карман заранее приготовленные документы и, оставив на столе наскоро нацарапанную записку, открыла мансардное окно и беззвучно спрыгнула на лужайку перед домом.

Лежащий на верху терминала видеофон снова зажужжал, пополз к краю, и Трикси торопливо прихлопнула его ладонью. Тот же номер. Можно было бы внести его в черный список или вообще сменить карту, тем более что по ней Трикси могут выследить, но девушка знала, что абонент не станет этого делать. Он будет стоять у полузавешенного окна, точно так же прикусив губу, глядеть на обсаженную тисами дорожку, слушать длинные гудки, сообщение, и, может, от этого ему станет хоть немножко легче…

Звонки прекратились. Трикси осторожно убрала руку и снова обратила взгляд на вирт-экран.

Если маньяк сумел убить тринадцать девушек, а полиция до сих пор располагает только парой мутных записей с уличных камер, значит, этот гад чертовски умен, хитер и осторожен. Он очень тщательно выбирает себе жертв и подолгу следит за ними, изучает их распорядок дня, привычки, семью, друзей, маршруты и наносит удар, только когда уверен в своей безнаказанности.

Тем вечером Трикси с Викой отправились в ночной клуб с, прямо сказать, сомнительной репутацией, а Майе предстояло «всего лишь» пройти три квартала от дома подруги.

Трикси и Вика вернулись, Майя – нет.

Потом все говорили Трикси, что она ни в чем не виновата.

Нельзя быть в двух местах одновременно, невозможно предвидеть нападение маньяка в пяти шагах от дома в спальном районе, где даже украденная сумочка становится главным происшествием года. Да Трикси и сама это знала.

Но не верила.

– Я найду тебя, ублюдок, – процедила она сквозь зубы. – А когда найду…

Трикси внезапно стало неуютно, и она передернула плечами, отгоняя предательский холодок внизу живота.

«Я и раньше убивала людей».

Только совершенно этого не помню.

«Ничего, программа помнит».

Трикси решительно встала из-за терминала.

Пора проводить разведку боем.

* * *

Обычно города зарождаются в центре долины, если, конечно, она не заболочена, но Кленовиль изломанным кольцом вырос по ее краям и при относительно небольшом количестве населения, всего двадцать тысяч, занимал солидную площадь. Прежде чем припарковаться у съемного жилья, Трикси покружила над городом, собирая данные, хотя уже скачала с инфранета и туристическую карту, и программу для киборгов. Но они обновлялись год назад, а для Трикси был важен каждый отстроенный за это время дом, разросшийся куст, припаркованный аэрокар и даже куча песка, достаточно большая, чтобы за ней спрятаться.

Из дома Трикси вышла пешком, нацепив на нос огромные солнечные очки, а на плечо – дурацкую лакированную сумочку. Шпильки высоких черных сапог негромко цокали по тротуару, теплый ветер приятно и пока еще непривычно щекотал выбритые виски. Трикси давно мечтала остричь волосы и отращивать их, пожалуй, уже не станет. Новый имидж ей нравился, броский, хищный, а самое главное – резко отличающийся от прежнего. На всякий случай Трикси сменила даже динамический профиль и за время космического перелета успела привыкнуть к провокационно-эротичной походке роковой женщины.

Ведь этот ублюдок тоже ее видел, и знает, что она такое.

Трикси потряхивало от охотничьего азарта, не терпелось как можно быстрее начать прочесывать город, но первым делом надо было поговорить с матерью погибшей девочки, Элизабет Харрис. Вообще-то полицейские спросили у нее все, что только можно спросить, допрос вел умный и дотошный детектив, но после очередной бессонной ночи, проведенной за сотым перечитыванием материалов по делу, Трикси померещилось, что кроме внешности, возраста и поведения жертв маньяка объединяло что-то еще, и теперь это изводило ее сильнее, чем вина за веселый вечер в клубе… в то время как в нескольких кварталах оттуда убивали их Майю.

Но поделиться своей догадкой даже с самым близким человеком Трикси так и не смогла. Потому что если она права, это может стать непосильной ношей для них обеих.

Элизабет Харрис смерть единственной дочери подкосила еще больше. Тридцатипятилетняя женщина выглядела старухой с отекшим лицом и нерасчесанными волосами, паклей свисающими на спину и плечи. Несмотря на близящееся к полудню время, на ней до сих пор был несвежий домашний халат поверх ночной рубашки.

Трикси представилась детективом-стажером, направленным с Нового Бобруйска в помощь местной полиции, попросила ответить на несколько уточняющих вопросов, и женщина охотно согласилась. Это давало хотя бы надежду, что расследование ведется полным ходом, а не заглохло в самом начале.

Вопросы Трикси взяла из протокола, только немного переформулировала, и терпеливо выслушала сбивчивые пространные ответы – Элизабет уже сама запуталась, что подозрительного видела и слышала на неделе перед убийством, а что додумала задним числом.

– Скажите, пожалуйста, у вас есть киборг? – дошла наконец очередь до единственно важного вопроса.

– Да, Флора, то есть Mary. Она у нас уже девять лет, практически член семьи, – с гордостью сообщила Элизабет, хотя это к делу совершенно не относилось. – Но в тот день она не выходила из дома и ничего не видела, ваши коллеги уже проверили ее память…

– Можно на нее взглянуть?

– Да, конечно. Флорочка, подойди сюда, пожалуйста! Познакомься с нашей гостьей, это Трикси Фишер, полицейский детектив, она ищет убийцу Саманты… – Голос Элизабет дрогнул, она судорожно вдохнула, пытаясь совладать с эмоциями.

Из кухни, впустив в комнату запах обеденной стряпни, чуть вразвалочку (милая черта, но вообще-то подлежит калибровке) вышла киборг в чистом темно-сером платье, белом переднике и пушистых розовых тапочках на хлопковые чулки.

– Здравствуйте, детектив Фишер, – пропела она мягким грудным голосом. – Чем я могу вам помочь?

Трикси сделала вид, что критически ее рассматривает.

Невысокая, темнокожая, с усредненными чертами лица, полноватая – так заложено разработчиками «для психологического комфорта владельцев», ведь служанка-красотка может вызвать ревность хозяйки (и зачастую оправданную). Прямо сказать, не очень удачная модель, ее быстро сняли с производства, но женщина смотрела на «Флорочку» с умилением, как на беспородную, но все равно любимую кошку или собаку.

Статус состояния: работоспособность – 94 % (для девятилетней Mary это почти рекорд), уровень энергии – 91 % (значит, в еде ее не ограничивают), повреждения отсутствуют, все системы в норме.

Призрак вырвался из логова в подсознании, куда Трикси с переменным успехом заталкивала его с момента убийства Майи, и обрушился на нее, как скелет из открытого шкафа.

«Я все-таки виновата».

– Спасибо. – Бесстрастное лицо Трикси не смогло бы обмануть только четырех… уже трех человек. – Вы мне очень помогли.

* * *

Чтобы обойти все закоулки Кленовиля, изображая праздношатающуюся, глазеющую по сторонам туристку, Трикси понадобилось несколько часов.

И ни-че-го.

Разочарованная и проголодавшаяся, девушка присела за столик в первой попавшейся уличной кафешке. «А чего ты ожидала? – попыталась подбодрить она себя. – Что выйдешь из космопорта и сразу увидишь идущего навстречу маньяка? Может, еще и с приветственным транспарантом в руках?»

В общем-то да, именно этого. Без транспаранта, конечно, но расчехляющий удочку рыбак тоже уверен, что с первой же поклевки вытянет огромного сома, а то и легендарное доисторическое чудище.

Ничего, это только начало «рыбалки». Днем большинство туристов шляется по Городу Фейри, а после заката они начнут стекаться в такие вот кафешки, и настанет второй тур поисков.

Трикси заказала официантке комплексный обед, молочный коктейль и фирменный десерт – клубнику со сливками. Что в нем фирменного, девушка не поняла, даже когда его принесли, – обычные ягоды, даже не очень спелые, а сливки вообще из баллончика. Но, может, для Кленовиля это экзотика вроде процыкулыра.

– Добрый день.

Бли-ин! А Трикси так надеялась, что он пройдет мимо!

Полицейский символически, вползамаха козырнул девушке и представился:

– Помощник шерифа, детектив Ирэл Аш-Сэй.

– Очприятно, – нахально сказала Трикси, забрасывая ногу на ногу. Мини-юбка из плотной псевдокожи призывно заскрипела. – Хотите клубничку?

Девушка за хвостик вытащила из вазочки самую крупную ягоду в хлопьях сливок и принялась медленно, с наслаждением их слизывать, игриво посматривая на Аш-Сэя. Копов Трикси не боялась, свою программу подчинения она давным-давно взломала, оставив распознавание официальных жетонов (надо же знать, кто пытается получить доступ к твоему драгоценному телу!), но аннулировав присвоение их владельцам статуса «хозяин». В крайнем случае можно притвориться послушной куклой, а чуть легавый расслабится и отвернется – бесшумно слинять.

– Нет, спасибо. – Полицейский был так убийственно серьезен, что Трикси на миг показалось, будто она действительно от чистого сердца его угостила. Жетон он доставать не стал, видимо, счел, что наглой девице достаточно полицейской формы. – Мне необходимо с вами поговорить.

– Валяйте, – великодушно согласилась Трикси, меняя ноги местами.

Аш-Сэй сел напротив, продолжая смотреть исключительно ей в лицо.

– Вы прибыли в Кленовиль сегодня утром, верно?

– Да у вас тут этих прибывших! – Трикси театрально взмахнула рукой. – Каждый второй, а вон там, в долине, – каждый первый!

– Вы среди них выделяетесь.

Трикси жеманно взмахнула длинными ресницами:

– Надеюсь, красотой и обаянием?

– Нет.

Блин, этот тип непрошибаем!

– Так в чем проблема-то?

– Сегодня утром вы посетили мать Элизабет Харрис.

Черт! А ведь Трикси была уверена, что женщина не станет сообщать о ее визите копам, нормальные люди стараются лишний раз с ними не связываться.

– И что? Это запрещено?

Трикси врубила выработку феромонов на полную мощность, но, кажется, с тем же успехом можно было орать на ухо абсолютно глухому.

– Вы расспрашивали ее об убийстве дочери, Саманты.

– Ладно, вы меня поймали, – театрально воздела руки Трикси. – Я частный сыщик, веду независимое расследование, мой клиент пожелал остаться неизвестным. Довольны?

На самом деле она не пыталась соблазнить Аш-Сэя – только раздразнить и поглумиться, вымещая на нем свою злость и горечь. Дать официальные показания полиции Трикси не могла, а найти копа, который согласится выслушать неофициальные, совсем нереально. Она даже Фрэнку не рискнула довериться, хотя он вроде неплохой… человек, и это ключевое слово. «С искином как с богом, bella! – пафосно заявил он в самом начале их знакомства, делясь с Трикси хакерскими премудростями. – Ты можешь трепаться с ним сколько угодно, однако, если он начнет отвечать тебе по-настоящему, у тебя от страха capelli sul culo[6]6
  Волосы на задней части тела (ит.).


[Закрыть]
зашевелятся!»

Так что лучше их не шевелить.

– Нет, не доволен, – спокойно возразил Аш-Сэй. А ведь он, пожалуй, действительно в ее вкусе – поджарый, с резкими, правильными чертами лица. Староват только. – Покажите мне свою паспортную карточку и удостоверение частного детектива.

Карточку Трикси достала и картинно, как козырный туз, бросила на стол. Поддельная, но на таком высоком уровне, что этот занюханный коп ни за что не подкопается. Аш-Сэй и не стал изображать эксперта, едва скользнул по карточке взглядом и кивнул – мол, можете забирать, и снова выжидательно уставился на Трикси.

– Удостоверение подделать не успела, извините, – с ироничной улыбкой развела руками девушка: мол, вы же оценили мою изящную шутку?

Аш-Сэй не оценил.

– В таком случае вы не имеете права вести расследование – это будет расцениваться как вмешательство в частную жизнь других граждан.

– Что, правда? Упс, а я и не знала!

Трикси была уверена, что арестовывать ее по такой ерунде провинциальный коп не станет, свои же коллеги не поймут. Вот если бы Элизабет Харрис написала на нее заявление – другое дело, но несчастная женщина будет цепляться за каждый шанс найти убийцу дочери, а полиция уже двенадцать раз доказала свою несостоятельность.

Аш-Сэй поднял голову и проследил за кружащей в небе птицей. Взгляд был странный, слишком пристальный, обычная ворона его определенно не заслуживала. Трикси тоже посмотрела вверх – и тут же получила ментальную «саечку».

– Так кто же вы на самом деле, Трикси? – поинтересовался полицейский таким жутковато-проникновенным тоном, словно прекрасно знает ответ, но хочет получить чистосердечное признание.

«Любопытная туристка, прочитавшая об убийстве в новостях», – хотела соврать девушка, но поняла, что это только затянет неприятный разговор.

– Друг семьи одной из жертв, – сухо сообщила она почти правду. – Ладно, детектив, мы познакомились, вы провели со мной разъяснительную беседу, и я пообещала больше так не делать. Все, до свидания?

– Нет. Если я узнаю, что вы продолжаете расследование, то буду вынужден принять меры.

У Трикси на языке завертелось: «Это угроза или обещание?», но, похоже, тратить на этого типа сарказм тоже было бесполезно.

– А может, лучше займетесь настоящим делом и поищете маньяка, орудующего в вашем драгоценном Кленовиле?

– Я ищу, – спокойно подтвердил Аш-Сэй. – И не хочу, чтобы в это дело лезли посторонние.

– Судя по фильмам и книгам, подобные «висяки» только они и раскрывают, – парировала Трикси. – А, детектив? Как насчет молодой, красивой и умной напарницы? Кажется, это называется «внештатный консультант»? Из нас вышла бы превосходная команда!

Работать с копом Трикси, разумеется, не собиралась, но лучший способ избавиться от мужчины – самой экзальтированно на нем повиснуть.

Аш-Сэй наконец встал, однако ощущение победы почему-то не появилось. Он встал бы в любом случае, в удобный для себя, а не для Трикси, момент.



– Вы смотрите и читаете слишком много бульварной литературы, – нравоучительно, как ребенку, сообщил полицейский. – Хорошего вам дня, Трикси.

– Вам тоже, офицер, – елейным голоском пропела девушка.

Трикси поболтала трубочкой в почти осевшем коктейле, делая вид, что пачками таких копов на завтрак ест, но в душе крепло неприятное ощущение, что этот раунд остался за Аш-Сэем.

* * *

Местная достопримечательность, Город Фейри находился в центре долины. На самом высоком из окружающих ее холмов стояла обзорная вышка, к которой перед закатом выстраивалась длинная очередь из жаждущих красивого снимка туристов. Насквозь просвечиваемый лучами солнца в любое время суток (как этим примитивным существам удается этого добиться?), на закате Город был особенно красив. Золотые, алые, багряные, оранжевые отблески наполняли эфемерную конструкцию, как зеркальную трубку калейдоскопа, смещаясь с каждым шагом солнца к горизонту. В монастыре на соседнем холме в это время начинали без слов петь монахи, и тягучая завораживающая мелодия стекала в долину вместе с туманом, усиливая ощущение нереальности происходящего.

В другое время Трикси охотно встретила бы ночь на склоне этого холма, а то и дождалась рассвета под небом, опоясанным цепочкой мелких лун разного оттенка. Вика вообще пищала бы от восторга, она обожает подобный сказочно-мистический антураж. Однажды девушки даже съездили на фэнтезийную ролевку, представившись другим участникам двоюродными сестрами. Прикольно было, хотя Трикси больше запомнилась не сама игра, а вечный холод со снегом выше колена, кальвадос из ходящей по кругу фляжки и тот симпатичный светловолосый парень, отыгрывающий короля эльфов. Трикси ему тоже приглянулась, и, пожалуй, это стало более интересным опытом, чем кальвадос.

Третью, а иногда и вторую жертву маньяк выбирал из приезжих. Скорее всего, просто потому, что в местной общине новость о всем знакомом ребенке разносилась мгновенно, и люди начинали следить за своими детьми гораздо пристальнее, а у туристов была уйма куда более интересных занятий, чем читать местные инфосайты. К тому же на отдыхе люди становятся намного беспечнее – раз уж мы в кои-то веки выбрались из дома, надо гульнуть на всю катушку! Ну убили здесь кого-то, и что с того? Может, это просто страшилка для туристов, как о сорвавшемся в пропасть или съеденном хищной лианой!

Однако если подворачивалась возможность найти и выкрасть нужную девочку из числа местных жителей, маньяк ее не упускал. Беспечных или очень занятых родителей в любом городе хватает.

Раньше Трикси – а полиция и до сих пор! – считала, что уследить за всеми десяти-четырнадцатилетними девочками-шатенками в переполненном приезжими городе нереально.

Теперь Трикси знала, как сузить круг поисков.

У всех семей погибших были киборги.

У первой жертвы в тройке – любимая няня, вторая мама или подружка для игр, чаще всего Mary.

У второй – домашняя техника, которой дали имя только для удобства пользования.

У третьей – вечный источник раздражения, который терпят лишь по необходимости.

Трикси вычислила это по мельчайшим намекам, интонациям голоса, когда родственники погибших упоминали о киборгах. «Флорочка, пожалуйста…», «в тот день наш кибер был на ежегодной диагностике», «этот ни на что не годный дебил»… Но видеозаписи допросов все-таки не очень показательны, к тому же на свежих эмоциях люди могут выдавать неадекватную реакцию, о которой потом будут жалеть. Мать Саманты уже немного успокоилась, смирилась с мыслью, что ее дочь мертва, и ее чувства к киборгу были абсолютно искренни. Мать-одиночка, домашний киборг – ее единственная подмога и опора… Отец шестой жертвы убил киборга, когда узнал, что тот не уследил за ребенком, хотя тут была вина хозяина, не отдавшего нужный приказ. Родители восьмой сразу продали свою няньку-Mary, «чтобы не напоминала».

Люди, особенно большие семьи, для которых отель «все включено» слишком дорог, часто берут с собой в отпуск киборгов. Кто-то же должен готовить-стирать-убирать и менять памперсы младшему, пока семья валяется в шезлонгах у бассейна или шляется по экскурсиям! Иначе какой это отдых?

Трикси регистрировала и раскладывала по трем папкам всех встретившихся ей в Кленовиле киборгов. Большинство из них, увы, относилось ко второй, самой актуальной сейчас категории: просто техника. С третьей будет намного легче – пока Трикси нашла всего две потенциальные жертвы, живущие не так далеко друг от друга. Наладить за ними наблюдение несложно, а за неделю слежки Трикси с маньяком не смогут не пересечься.

Вот только к этому моменту еще одна девочка будет мертва.

Трикси прибилась к группе туристов, столпившихся возле женщины-гида. Та осуждающе косилась на халявщицу, но прерывать из-за нее рассказ не стала.

– Обратите внимание на во-о-он ту крупную особь! Видите, у нее не одно светящееся ядро, а целая звездная система? Это означает, что она готова к инициации! После того как фейри вступит в контакт с королем, мелкие ганглии начнут перемещаться к поверхности тела и одновременно затухать, консервироваться, пока не покроются плотной оболочкой и не вылущатся сквозь шкуру. Кстати, вон там в лишайнике как раз лежит одно яйцо, по какой-то причине отвергнутое сборщиком. Да, вы можете взять его на память, но не рекомендую – через несколько дней оно почернеет и рассыплется, лучше купите в сувенирном киоске вычищенное и обработанное консервантами. Интересно, что при контакте с королем передачи генетического материала не происходит, он просто каким-то образом стимулирует нейромитоз…

Гид бойко сыпала научными терминами, цитируя и так безбожно перевирая общедоступную информацию из Галапедии, что профессора ксенобиологии хватил бы удар, но туристы слушали разинув рты. Трикси старалась из них не выделяться – рассматривать людей, делая вид, что рассматриваешь бродящих среди них фейри, было очень удобно.

Город напоминал частые строительные леса, возведенные около гигантской невидимой крепости. По ним ползали бледные полупрозрачные твари, похожие на метровую тлю, в брюшке которой полоскала куполом светящаяся «медузка» – одновременно сердце фейри, нервный центр, железы, орган размножения и, судя по последним исследованиям, средство коммуникации. Когда люди только открыли эту планету, они приняли фейри за разумную форму жизни и попытались вступить с ней в контакт, но, как шутили злые языки, форма оказалась слишком разумной и величественно игнорировала парламентеров. Это фейри продолжали делать и до сих пор, уже считаясь примитивными колониальными насекомыми. Туристы спокойно лазили по нижним этажам Города, монахи медитировали на верхних, дети с визгом играли в прятки у подножия, а фейри преспокойно их огибали, продолжая заниматься своими нехитрыми делами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6