Ольга Громыко.

Космоолухи: до, между, после



скачать книгу бесплатно

Бойцы хмуро покивали. Если миротворец крупный, с толстыми ветками и пышной листвой, то хищник продирается в шатер с бо?льшим трудом и шумом: когда кто-то попадается в ловушку, дерево сжимает ее стенки, чтобы бойкий падальщик не смог уволочь чужую добычу. Размер шатра тоже имел значение: люди всегда укладывались возле самого ствола, чтобы успеть заметить и пристрелить ворвавшегося в «дом» хищника.

Лежать в экзоскелете было невозможно – только сидеть, привалившись спиной к стволу, вытянув одну ногу и согнув в колене другую, чтобы быстро вскочить по тревоге. Киборг, подчиняясь сержантскому приказу, вскарабкался по стволу до первого сука и растянулся там, как на персональной койке. Олег ему сперва позавидовал, но потом сверху упала одна скомканная белочка. Вторая. Третья слабо подергивалась, и Наф-Наф брезгливо добил ее ногой.

Первая вахта прошла тихо, без происшествий. Через полтора часа Марк разбудил сержанта, а тот лейтенанта, и караул сменился.

Болтать не тянуло – короткий сон не столько освежил, сколько заставил с тоской мечтать о его продолжении. Шум реки одновременно убаюкивал и тревожил: под его прикрытием враг может подобраться почти вплотную, ориентироваться приходилось непосредственно на шорох раздвигаемых веток. Но пока их никто не раздвигал.

Перед концом смены Олег украдкой вытащил и проглотил очередную таблетку, но сержант, как и положено снайперу, оказался неприлично зорок.

– Что там у тебя?

– Витамины, – с запинкой соврал лейтенант.

– Аскорбинка, что ли?

Наф-Наф без задней мысли протянул ладонь, но Олег поспешно затолкал коробочку обратно в карман.

– Нет, это… специальный состав, вам такие не подойдут.

Сержант слегка удивился, но настаивать не стал.

– Правильно, за здоровьем нужно смолоду следить. Надо и мне что-нибудь специальное подобрать, от ревматизма.

Олег виновато поддакнул, а потом невесть зачем, будто кольнуло что-то, посмотрел вверх – и наткнулся на пристальный, заинтересованный взгляд киборга.

Заинтересованный?!

Похолодевший лейтенант стиснул пальцы на бластере, торопливо присмотрелся и с облегчением понял: это просто свет фонарика отразился в стеклянных глазах, сымитировав живой блеск.

– Чего там? – привстал насторожившийся сержант.

– Да так, показалось… Белочка.

Парень нервно усмехнулся. Вот уж точно – «слишком похожи»! А главный идиотизм ситуации – кажется, Олег больше испугался не внезапной разумности рыжика, а что тот «застукал» лейтенанта, наверняка прекрасно рассмотрев и коробку, и таблетки.

– Что, уже выспался? Тогда давай карауль!

Киборг не стал спрыгивать на землю: там и без него было тесно. Просто активировал ночное зрение, сел на корточки и замер, изредка поворачивая голову на слышные лишь ему звуки.

Олег уже начал задремывать, когда над головой зашуршало. Луч фонарика успел выхватить только исчезающий в листве сапог. По шлему Стива цокнул спелый плодик, боец вздрогнул во сне, поморщился, но не проснулся.

– Куда его опять понесло?! – Наф-Наф, оказывается, тоже не успел заснуть. – DEX, что ты делаешь?

– Преследую цель. – Коммуникатор делал голос киборга еще более синтетическим. – Нейтрализую цель.

Вверху громко хрустнуло, хлопнуло, и перед Олегом что-то упало.

На сей раз – не белочка.

Сержанту хватило одного взгляда на покореженный металлопластик с треснувшим глазком камеры, чтобы вскочить на ноги и гаркнуть:

– Тревога! К бою!

Не прошло и двух секунд, как ощетинившаяся бластерами группа полукругом стояла снаружи и что есть сил таращила заспанные глаза в ночь. Ночь была тиха и благодаря тепловизорам отчаянно красна: фонили «лианы», «паутина» и даже некоторые стволы – из-за обволакивающего их мха.

– Кибер словил разведдрон, – коротко пояснил Наф-Наф.

– Мля! – Уголь поудобнее перехватил плазмомет. – Сколько их? С какой стороны подходят?

– Информация отсутствует. – Равнодушие DEX’а в такой напряженный момент казалось издевкой. – Вражеские объекты не обнаружены. Продолжаю наблюдение.

Сержант лихорадочно размышлял. Что дрон успел увидеть и передать?! Если просто исчез с приборов, это полбеды – противник, конечно, насторожится, но вслепую на рожон не попрет, вышлет другой «глаз» или разведчика. А вот если им уже известно, кто здесь и сколько…



– Хватайте вещи, и сваливаем!

Наф-Наф сунул руку в шатер, на ощупь выдернул ближайший мешок и, разглядев, чей он, бросил киборгу.

Найти свою снарягу Олег еще успел. Надеть – нет.

– Обнаружена вражеская техника, три боевых объекта, предположительно – роботы типа «краб», – методично доложил DEX. – Движутся цепью на шесть, семь, восемь часов, дистанция – двести семьдесят метров, скорость приближения – двенадцать метров в секунду.

– …! – вырвалось у сержанта. – Бежим!

Робокрабы не слишком подходят для войны в джунглях. Они шумные, громоздкие, бестолковые и, несмотря на восемь ног, передвигаются медленнее киборгов, норовя свалиться в овраг или влипнуть в трясину. Для патрулирования их еще можно использовать, но не для разведки.

Значит, это не встречный рейд, а спланированная облава.

Враг приближался со стороны джунглей, прижимая группу к берегу. Уходить вверх или вниз по течению?! Испуганная крыса бросается наутек той же дорогой, по которой пришла, – она знакомая и якобы безопасная, хотя с тех пор все сто раз могло измениться. Сержант и «ферзи» это понимали, поэтому задавили инстинкты и предпочли неизвестность предсказуемости.

Бежали тесной группой, размеренно, как на учениях, стараясь не поддаваться панике – здесь она опаснее робокрабов. Хищники, к счастью, предпочитали держаться в стороне от такого большого, многолапого и разъяренного зверя – вон как пыхтит и топает! Но паутина, лианы и прочие безмозглые паразиты никуда не делись, как и чисто механические преграды.

Робокрабы тем не менее настигали. Двести двадцать метров… Сто девяносто… Сто пятьдесят… Еще немного сократят дистанцию или выгонят беглецов на открытое место – и начнется пальба.

Наф-Наф крутил головой на бегу, выискивая поваленный ствол или какой-нибудь бугор, за которым можно залечь и спокойно прицелиться. Если у врага нет киборгов, а робокрабов удастся вывести из строя, шансы на спасение значительно возрастут. Идущая за техникой пехота наверняка отстала, дураков бегать по ночным джунглям, если тебе в спину не дышит смерть, нету.



– Уголь, берешь на себя левого, кибер уничтожает правого, остальные палят по среднему… – Сержант спохватился, что чего-то не хватает. – DEX, подтверди приказ!

– Обнаружены новые вражеские объекты, – неумолимо сообщил киборг. – В ста сорока метрах прямо по курсу две единицы техники типа «краб», семь единиц экзоскелетов, десять единиц плазменного оружия различной мощности.

– Засада!!!

Дальше начался ад.

Группа инстинктивно метнулась назад, хотя проскочить вдоль берега мимо первых трех робокрабов было уже нереально; видя, что противник развернулся, повстанцы залили его перекрестным огнем – не слишком метким, но шквальным.

Секунд тридцать зажатая в клещи группа еще кое-как держалась. Углю даже удалось завалить одного из робокрабов – правда, левого или правого, хрен поймешь, джунгли в считаные мгновения превратились в ревущую топку. Потом из объятых пламенем кустов выскочил другой робот и в упор расстрелял плазмометчика. С такого расстояния проку от брони было ровно столько, что человек разлетелся не вдрызг, а на фрагменты – обугленная голова в шлеме, черепаший панцирь жилета с болтающимися снизу кишками, смятая сетка экзоскелета.

Уцелевшие бойцы шарахнулись в стороны и открыли по «крабу» такую яростную, бездумную пальбу, что Олег далеко не сразу понял: давить на гашетку бессмысленно, батарея разряжена. А менять ее некогда, с другой стороны уже ломится сквозь бурелом третий робот.

– Тва-а-ари!

Перед Олегом мелькнуло дико искаженное, залитое потом лицо Наф-Нафа, выскочившего навстречу врагу – и палящего в него до последнего.

Остатки группы уже без оглядки друг на друга бросились врассыпную. Резанул по ушам и сразу оборвался чей-то дикий крик, в небе расцвела хризантема фальшфейера, и ад стал белым, с четкой черной дверью прямо напротив Олега. Куда она ведет и дверь ли это вообще, парень в тот момент не соображал, но подсознание («ВЫХОД!!!») приняло решение за него.

В следующий миг лейтенант почувствовал, что стремительно летит вниз.

«Дверь» оказалась брешью в кустах вдоль высокого, обрывистого берега.

* * *

От удара о воду Олег почти потерял сознание, и в чувство его привел другой удар – о дно. Экзоскелет пришпилил к нему парня, как якорь, вся электроника моментально отрубилась, превратив усилители в бесполезную груду металла. Олег отчаянно дернулся, забулькал, с ужасающей ясностью осознавая, что это – конец, но все-таки сумел вывернуть кисть, сковырнуть заглушку и втопить кнопку экстренного сброса экзоскелета вместе с броником. Все крепления мгновенно распались, течение выдрало человека из доспехов, как ручейника из сломанного домика, и поволокло с собой. Глубина реки вблизи берега не превышала пяти метров, но поток был такой плотный и сильный, что Олегу пришлось продираться сквозь него секунд тридцать, истратив почти все силы и оставшийся в легких кислород.

На поверхности течение оказалось еще сильнее, с захлестывающими голову волнами и крутящимися в потоке, но не дающимися в руки древесными обломками. Прибор ночного видения слетел вместе со шлемом, нос и уши забило водой. Ослепший, оглохший, по-прежнему мало что соображающий Олег бестолково молотил руками и ногами, понятия не имея, в какой стороне берег, и пытаясь лишь удержаться на плаву. Только бы не водопад! Тогда ему точно конец!

Обессилевшему парню казалось, что он борется за жизнь уже больше часа (хотя прошло около десяти минут), когда из темноты внезапно выскочил окаймленный пеной валун, мелькнул у Олега перед носом и исчез. Лейтенант отчаянно попытался за него уцепиться, но только мазнул пальцами по гладкому осклизлому боку. Волны выросли, вскипели, пловца стало швырять из стороны в сторону. «Пороги», – сообразил Олег, удваивая усилия. Немногим лучше водопада, но они хотя бы дают шанс выбраться!

Лейтенант принялся высматривать следующий камень и почти сразу так впечатался в него боком, что чуть не переломал ребра, а буруны кувырнули парализованное болью тело, издевательски перекатили по короткой отмели и снова выпихнули на стремнину. Олег, опомнившись, попытался выгрести против течения, но куда там! Река даже не заметила его жалких попыток.

Парню захотелось завыть от отчаяния. Решительно изменить свою жизнь, порвать с любимой девушкой, прилететь на чужую далекую планету, уцелеть в бою, не разбиться при падении с обрыва – и утонуть в нескольких метрах от берега?! Со вторым разрядом по плаванию?!

«Ну, если ты так настаиваешь…» – пожала плечами судьба.

На щиколотке Олега сомкнулись большие беззубые челюсти и мягко, но неумолимо потянули вниз.

Парень взмахнул руками и без всплеска исчез под водой.

* * *

Когда Олег очнулся, было уже светло.

Некоторое время лейтенант просто лежал и тупо смотрел вверх. Вверху были ветки. Темно-синие, извитые. Миротворец. Или этот, как его, Иггдрасиль?[3]3
  Иггдраси?ль – мировое дерево (дерево жизни) в германо-скандинавской мифологии, исполинский ясень (или тис), в виде которого скандинавы представляли себе вселенную.


[Закрыть]
На старинных гравюрах он выглядел именно так: мощные корни, затейливый, неземной рисунок коры, густая листва, ветвистый ствол, уходящий в сияющую бесконечность.

Нет, все-таки миротворец. Олега внезапно отпустило, как будто опьянение схлынуло. Сразу стало жестко, душно, муторно, заныли ушибленные ребра, запершило в груди и засаднило в горле. Лейтенант закашлялся, перекатился на бок – и увидел сидящего на корточках киборга.

Рыжик повернул голову, уставился на Олега пустым взглядом, как кукла из фильма ужасов. И, как у той куклы, в руке у него был зажат длинный, заляпанный свежей и засохшей кровью нож.

– Эй, ты чего делаешь?! – прохрипел парень, пытаясь отползти в сторону. Костяная подстилка хрустела и крошилась под непослушным телом, колясь даже сквозь комбез.

– Система работает в охранном режиме, – лаконично ответил DEX и пришпилил ножом очередную, уже заметно одурманенную миротворцем крысу.

Олег остановился и нервно заперхал-засмеялся. Ну конечно! А он успел себе навоображать черт-те что, чуть в штаны не наложил…



– А где остальные? Эдик, Стив, Марк?

– Информация отсутствует.

– Так свяжись с ними! – все еще не понимал лейтенант.

– Связь отсутствует.

– Почему?!

Вопрос был дурацкий, но киборг на него ответил – с жуткой машинной иронией:

– Два наиболее вероятных варианта: единовременный отказ передатчиков, одна целая три десятых процента, и гибель всех указанных объектов, восемьдесят шесть целых семь десятых процента.

Олегу они показались одинаково невероятными.

– Тогда как я здесь очутился?! Кто меня из реки вытащил и сюда перенес?

– Я.

Олег растерянно уставился на киборга. Может, рыжик неправильно понял вопрос?!

– Нет, меня интересует, кто отдал тебе этот приказ?

– Действия по спасению жизни члена группы автоматически сгенерированы программой.

– А почему ты именно меня решил спасать, а не остался прикрывать других бойцов?

Олега снова затошнило – теперь от мысли, что группа погибла из-за так и не отключившейся «приоритетной защиты» самого слабого звена. Будь киборг с «ферзями», может, и вырвались бы из окружения.

– Случайный выбор из равнозначных объектов, – равнодушно отозвался DEX.

– Умеешь ты выбирать, рыжик! – с облегчением пробормотал лейтенант. Случайный выбор – совсем другое дело! Значит, ему просто повезло. Да и киборгу тоже: в дальнейшей перестрелке он стопроцентно погиб бы. – В навигаторы бы тебя, трассы прокладывать…

Так, значит, они здесь совершенно одни. Без оружия, без снаряжения, без связи.

Олега все-таки вырвало – разбавленной водой желчью. Голова раскалывалась, горло отекало все сильнее, а нос не дышал с самого начала, и лейтенант наконец сообразил, что ему так паршиво вовсе не из-за экстремального купания. Точнее, не только из-за него.

– Ч-ч-черт… – Олег опухшими, едва гнущимися пальцами расколупал застежку нагрудного кармана. Внутри было сыро, но, когда парень вытащил и встряхнул герметичную коробочку, она весело забренчала. Лейтенант перевел дух – смерть от отека легких откладывалась. Впрочем, у костлявой наверняка еще уйма идей: повстанцы, голод, полный список местных хищников…

Дозатор сбойнул, на ладонь выпало сразу две штуки, и Олег, поколебавшись, проглотил обе. Скорее подействует.

– Сколько сейчас времени? – морщась, спросил он. Лишь бы снова не стошнило!

– Десять часов сорок семь минут утра.

– Твою мать! – вырвалось у Олега. Значит, уже не по две в сутки, а по три. Вот, блин, шутка природы: яд миротворца, валящий с лап большинство местных тварей, на человека не действует, а безобидная пыльца…

Ладно, сейчас это наименьшая из их проблем… точнее, его проблем, киборгу-то все по барабану. Интересно, что бы он делал, если бы лейтенант тоже погиб? Пошел обратно на базу? До нее больше двухсот километров, найдет ли, дойдет ли? Олег точно не дошел бы, даже в полной снаряге, еда и заряд экзоскелета закончатся на полдороге. Если бы группе удалось установить маяк, то через четыре дня ее ждали бы в зоне высадки. Был разработан план действий и на случай провала задания: опять-таки отступить на исходную позицию и пальнуть из ракетницы.

Но у Олега больше нет ни маяка, ни ракетницы. Командование решит, что группа погибла, и будет рассылать не катера, а похоронки.

Зато до вражеского лагеря осталось всего два дня пути. Если выйти к нему с поднятыми руками, может, и пощадят, а потом обменяют на какого-нибудь боевика, захваченного «Иблисом». Олег же не какой-нибудь рядовой, а офицер, сын генерал-майора, ценный пленник – его, наверное, даже пытать не очень больно будут. На этом, правда, о военной карьере придется забыть, да и как потом отцу в глаза смотреть, непонятно. Но лучше живой трус, чем павший герой, верно?

Мля, как ему эта мерзость вообще в голову пришла?! А главное, соблазнительная такая, успокаивающая!

Нет, идти к врагу можно только ради мести и завершения миссии. Но как это сделать имеющимися, точнее, отсутствующими средствами?

– Эх, был бы у нас хоть бластер, а лучше пяток гранат…

Олег представил, как они с рыжиком вразвалочку, с дубинками наперевес, подходят к ракетному комплексу и разносят его к едрене фене, словно два гопника – припаркованный не в том районе флайер.

– Это у меня так, истерика, не обращай внимания!

Киборг снова отвернулся. Хриплый кудахтающий смех вызвал у него не больше эмоций, чем любой другой звук, но Олегу была важна хотя бы иллюзия собеседника. Тогда нет ощущения, что вот-вот действительно рехнешься от страха и безысходности.

Ну, почти нет.

– Где твое снаряжение? – на всякий случай спросил лейтенант. Утонуло ли оно в реке или стало вражеским трофеем, о нем можно забыть.

– Оставлено на берегу перед вхождением в воду.

– Ты имеешь в виду, на краю обрыва? – встрепенулся Олег.

– Нет. Спуск был осуществлен в другом месте, чтобы догнать объект по суше и произвести его перехват ниже по течению.

– Умница!!! – Честное слово, сейчас парень сам готов был его расцеловать! Собаку так точно в нос чмокнул бы. Ракетницы DEX’у не полагалось, зато он тащил второй маяк, НЗ-пайки, запасной бластер (меньшего размера и мощности, но хоть что-то) и десяток универсальных батарей. – Надо скорее туда вернуться и все подобрать! Помнишь то место?

– Да.

– Тогда показывай, где оно! – Олег с опрометчивой живостью вскочил, пошатнулся и, не справившись с головокружением, снова шлепнулся на задницу.

Киборг молча проводил его глазами – вверх-вниз, – а потом вытянул руку и куда-то показал.

– Н-да, кажется, с «умницей» я поспешил… – пробормотал лейтенант.

* * *

Река успела отнести Олега километра на три, хорошо хоть на другой берег не зашвырнула – перебраться обратно было бы тем еще геморроем. На лодыжке остался круговой синяк, как от кандалов, и прихрамывающего лейтенанта потряхивало от одного вида воды.

– Что это было?

– Уточните вопрос.

– Та тварь, которая меня схватила?

– Холоднокровное позвоночное, предположительно вилиозавр. Обитает в глубоких быстрых реках, достигает трех метров в длину, имеет шесть пар гребных лопастей, кожа покрыта твердыми наростами, уязвимые места – светочувствительные пятна и обонятельная ямка на конце морды.

«Короче, рыбка», – заключил Олег.

– Ты ее убил?

– Вероятность летального исхода два с половиной процента.

Наверное, просто ножом ткнул, «рыбка» от неожиданности разжала челюсти и нырнула.

– В таких случаях надо говорить «вряд ли».

Олег догадывался, почему киборга давным-давно не обучили коротким ответам вместо громоздких, раздражающих канцеляризмов. Того, кто ведет себя как человек, со временем начинают воспринимать как человека, а именно от этого и предостерегал бывалый сержант.

Но Наф-Наф мертв, а Олег еще нет. Так кто тут умнее?!

– Уточните процент вероятности, при котором случай считается «таким».

– Э-э-э… Ну, скажем, ниже десяти.

– Информация сохранена.

– Не «информация сохранена», а «ладно». Понял?

– Ладно.

– Ни черта ты не понял, – вздохнул парень. Надо будет потом приказать ему стереть все изменения, а то на базе засмеют… Блин, вот нашел проблему! Да пусть хоть лопнут от смеха, лишь бы вернуться!

Идти по Шебе с одним ножом на двоих было непривычно и страшно. Еще и убегать, если что, некуда: возле берега черный ломкий кустарник вытеснили ядовитые колючки, местами слившиеся в сплошную стену. Чудо, что Олегу посчастливилось найти достаточно большую и чистую брешь, обычно их минными растяжками пересекали ветки.

В этой части русла берег был невысок, и лейтенант, доверившись рыжику, топал за ним вдоль самой воды, по плоским каменным наплывам, похожим на ослепительно-белый воск, – словно здесь текла лава, а потом остыла и затвердела. На камнях грелись мелкие камбалки-хамелеончики, проявляющиеся и обиженно вгрызающиеся в край подошвы, только когда на них случайно наступали. Киборг метко, целенаправленно их давил, подбирал, не сбавляя шага, что-то выгрызал из тушки, а остальное зашвыривал подальше в воду. Олег хотел попросить показать добычу поближе, но его снова замутило – не из жалости к бедняжкам, а из-за реалистично представившегося запаха рыбьих потрохов. Желудок все никак не успокаивался, обидевшись на проглоченную накануне бочку воды и принятые натощак таблетки.

Интересно, была ли каменная полоса там, где он упал? Неужто отважный лейтенант еще пару секунд драпал от врагов по воздуху?

Киборг внезапно остановился. Дорогу преградило давно поваленное, наполовину сгнившее, наполовину мумифицировавшееся дерево. На нем тоже сидели камбалки, но DEX не обратил на них внимания, даже когда напуганные его тенью зверюшки побежали в стороны. Перебраться через ствол или пролезть под ним было секундным делом, однако проблема оказалась не в нем.

– Ну и паскудство! – вырвалось у Олега.

– Потенциально опасный враждебный объект, – согласился киборг. Видимо, в его базе данных тоже были не все виды шебской живности, а лишь самые распространенные.

В полусотне метров впереди, у самой воды, топталась на месте здоровенная скотина с серой бородавчатой кожей. Из каждой бородавки торчало по два-три темных жестких волоса, как будто тварь страдала тяжелой формой парши и вся облезла.

– А раньше была белая и пушистая… – пробормотал Олег концовку известного анекдота. Впрочем, пропорции у твари были не лягушечьи, скорее бульдожьи: короткие мощные лапы с полупрозрачными когтями, массивная голова-кувалда с треугольной пастью, сплющенный сверху вниз хвост, сбоку казавшийся тонким и бестолковым.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29