Ольга Гринвэлл.

Тебе меня не удержать



скачать книгу бесплатно

Люба заканчивала восьмой класс, за ней увивался целый рой кавалеров, но у неё почти никогда не хватало времени на свидания. Она участвовала в соревнованиях по биатлону. Ездила вместе с Максом на чемпионаты Европы во Францию, Германию.

Неожиданно для себя юноша понял, что влюбился в свою подружку. Ни у одной другой девушки он не видел таких бездонных синих глаз, обрамленных бархатистыми дугами бровей. Её кожа была смуглая и нежная как персик. Губы её были такими, что, разговаривая с ней, Максим с трудом удерживался, чтобы не впиться в эту пухлую мякоть. Тем не менее они оставались очень хорошими друзьями. Макс боялся показать свои чувства Любе, боялся, что это может помешать их дружбе. Он отчаянно ревновал её к другим парням, ждал от неё телефонных звонков, даже начал курить.

По крайней мере раз в неделю Люба заходила к парню на чашку чая. Она обожала зеленый жасминовый чай, и тот всегда держал запасную пачку в шкафчике. Максим помнил, как она, подогнув длинные ноги под себя, сидела на диване и, жмурясь от удовольствия, пила чай из широкой пиалы. Такими вечерами они подолгу разговаривали, и Люба уходила, как правило, около двух часов ночи. Макс провожал её до дома, примерно три автобусные остановки, а потом шел обратно, засунув руки в карманы и мечтательно глядя на звезды. Жил он один, снимая однокомнатную квартиру на Соколинке. Он привык к самостоятельности с тех пор как родители уехали в Питер пять лет назад.


Это случилось в Минске, когда они приехали на республиканские соревнования по биатлону. Спортсменов расселили в гостинице «Минск». Вся их команда заняла два этажа. Любу поселили с двумя другими девушками. Комната Максима располагалась в другом конце коридора. Он попросил главного тренера об отдельном номере, пришлось даже доплатить. Он надеялся, что Люба будет заходить к нему в гости на чай. Конечно, все ребята из их команды знали про их давние дружеские отношения, но Максим все же не хотел лишних сплетен и кривотолков. К сожалению, Люба была очень занята, и у неё не было времени зайти к своему приятелю, даже чтобы перекинуться словечком, и видеться им доводилось только во время соревнований. Максим выкурил немало сигарет, одиноко стоя вечерами на балконе, наблюдая, как к подъезду их гостиницы подъезжает очередная машина, и какой-нибудь поклонник увозит его любимую девушку на дискотеку. Он чувствовал свою ненужность и еле сдерживался, чтобы не напиться. Максиму было совершенно наплевать на то, что к нему неровно дышит большая половина женского коллектива биатлонисток.


В тот вечер Макс, как всегда проводив ревнивым взглядом вишнёвую пятерку, увезшую Любу, выкурил сигарету, достал винтовку и начал её чистить. После этого делать было особо нечего, поэтому он, перебрав все телевизионные каналы и не найдя ничего интересного, выключил телевизор и, раздевшись, лег на кровать. Ему было тоскливо. Он представлял, как веселится Люба в дискобаре, танцует, прижимается к какому-нибудь парню, а потом… Что потом?.. Может, у них что-то будет позже… Он не хотел об этом думать, но не мог сдержаться.

Наверное, было уже часа три ночи, и Максим заснул, сам не зная как, когда внезапно услышал торопливый стук. Он не сразу понял, что это. Сел на диване. Стучали к нему в номер. Наскоро обернув простыню вокруг бедер, он, натыкаясь на мебель в темноте, подошел к двери.

– Кто там?

– Пусти… – Это была Люба. Её голос звучал глухо.

Максим распахнул перед девушкой дверь.

– Заходи, – он щелкнул выключателем, зажигая свет. – Что случилось?

Люба стояла перед ним, промокшая насквозь. Волосы тяжелыми прядями свисали по плечам, тушь растеклась, а ярко-красная помада размазалась по подбородку. В глазах стояли слезы. Сердце Максима сжалось и ухнуло вниз.

– Пусти меня. Ну чего ты так смотришь?

Максим молча отстранился. Люба прошла в комнату и включила настольную лампу.

– Ты что вся такая мокрая? Ты где была?

– Максик, миленький, не спрашивай меня ни о чем сейчас, – она тяжело опустилась на диван и закрыла лицо руками.

Он присел перед ней на корточках.

– Что с тобой, малышка? Ну давай, говори. Ты же знаешь, ты все мне можешь сказать, я же почти твой брат.

Она резко вскинула голову и зло произнесла.

– Вечно ты весь такой правильный, весь такой… А я, может, не хочу, чтобы ты был моим братом! Не хочу!

– Ну хорошо, я не буду… твоим братом.

– Ты прям как деревяшка, красавчик, – Люба всегда так называла Макса. – Или кусок льда.

Люба встала с дивана. Максим продолжал сидеть на корточках. Девушка обвила руками его шею.

– Я хочу, чтобы ты был у меня первым мужчиной.

– Что?

– Не притворяйся глухим, ты знаешь, что я имею в виду.

Максим выпрямился. Он не мог поверить услышанному.

– Я? Первым? А кто будет у тебя вторым, третьим?

Люба устало вздохнула и опустила голову.

– Пожалуйста, красавчик, я хочу стать женщиной только с тобой. Мне нужен ты.

Максим молча прошел в ванную, и, сняв с вешалки белый махровый халат, протянул его Любе.

– На, переоденься, ты можешь заболеть. А я сделаю тебе чай. Будешь свой любимый?

– Макс, ты что, дурак? Я же не шучу. Неужели ты не хочешь меня? Да брось ты эту простыню наконец!

– Слушай, принцесса, – Максим подтолкнул её в сторону ванной комнаты. – Дело не в том, хочу я тебя или не хочу, дело в моменте и в нас с тобой. Иди успокойся, и мы все обсудим после.

– Какой-то ты не такой, красавчик. Ты или последний идиот, или… Или, может, гей? А?

– Нет, не гей, но точно дурак, – пробормотал Максим, закрывая за девушкой дверь.


Когда, спустя пять минут, Люба вышла, умытая и причесанная, Максим уже успел натянуть джинсы и заварить чай.

– На, – он протянул ей пиалу. – Садись в кресло, а я, пожалуй, налью себе чего-нибудь покрепче

– Вот ты весь такой рассудительный, с тобой всегда просто и всегда так тяжело, – провожая его взглядом, проговорила Люба. – А почему бы тебе не отбросить все это и не быть, как все парни?

– Это не от такого ли парня ты сбежала сегодня?

– А, он был просто козел, руки решил распускать…

– Ну так все парни такие, – Максим ухмыльнулся. – Ты хочешь, чтобы и я был таким же?

– Только со мной, красавчик.

Максим судорожно вздохнул.

Люба отставила пиалу и встала.

– Скажи, у тебя был уже кто-то?

– Ну, Люб, ты же знаешь… Я слишком занят… Конечно, девчонкам я, по по-видимому, нравлюсь.

– А в институте? – Она подошла к нему ближе. Теперь они стояли друг напротив друга, и их глаза были на одном уровне.

– Ты что, Макс, девственник еще?

Лицо парня пошло красными пятнами.

– Ну ты хоть целоваться умеешь? – Люба положила ладони на его обнаженные плечи.

– Это я умею, – он с нежностью провел пальцем по её щеке.

– Скажи, если я признаюсь тебе, что всегда была влюблена в тебя, ты сильно удивишься?

Сердце Максима на миг остановилось, а потом сильно-сильно застучало в груди. Он взял её руки в свои и крепко сжал их.

– Удивлюсь. Почему ты так долго молчала и почему ты бегала на свидания с другими парнями?

– Я такая глупая, красавчик, я боялась. Боялась, что ты посмеешься надо мной, разложишь все по полочкам, погладишь по головке, начнешь успокаивать… А другие парни… Мне никто не нужен, кроме тебя. Ты самый лучший. Ты – мой.

Люба приблизила губы к его губам и прошептала.

– А теперь покажи, как ты умеешь целоваться.

Максим не мог поверить в происходящее. Сколько раз, глядя на прекрасное лицо Любы, он боялся, что не сдержит своих чувств. Он на миг зажмурился, и в этот момент почувствовал на своих губах её. Дыхание перехватило, и он, отбросив все условности, впился в них долгим и страстным поцелуем.

– Ох, красавчик, – простонала она. – Какой же ты! О… Пожалуйста, давай сделаем это. Я хочу тебя…

Максим на миг отстранился.

– Любовь моя, а вдруг ты будешь жалеть об этом?

– Никогда, – задыхаясь, прошептала девушка, сильнее прижимаясь к нему. Максим простонал.

– Люба, Любушка, что ты со мной делаешь…

Он на секунду оторвался от её губ, быстро снял джинсы и осторожно развязал халат на Любе. Она была прекрасна. Прекраснее, чем он даже мог себе представить. Округлая грудь, увенчанная нежно-розовыми затвердевшими сосками. Тонкая талия, аккуратный пупок и холмик шелковистых белокурых волос внизу, там, где соединялись её безмерно длинные стройные ноги.

Люба, не отрываясь, смотрела на обнаженного Максима, и от её взгляда его мужественность становилась твёрже.

– Любка, принцесса моя, – хрипло простонал Максим. – Ты будешь моей. Я люблю тебя, я так люблю тебя.

Он зарылся лицом в её волосы. Её руки крепко вцепились в его плечи. Они опустились на диван.

– Прости, я не знаю, что надо делать, чтобы тебе понравилось… Глупо… Я вообще ничего не знаю. Прости…

– Не бойся, родной, я тоже не знаю, – она покрывала его плечи поцелуями. – Просто люби меня. Делай со мной, что хочешь.

Она лежала навзничь, глядя на него своими невинными голубыми глазами, и просила взять её. Максим начал целовать её брови, нос, шею. Ладони накрыли её грудь.

– Я боюсь тебе сделать больно, малышка, – он не мог больше ждать. Еще минута, и он мог просто взорваться. Задыхаясь от возбуждения, он одной рукой раздвинул её ноги. Его губы скользнули вниз и остановились в ямке между ключиц. Юноша резко выдохнул. Зажмурил глаза. Господи, сейчас это наконец-то случится!

Люба выгнулась ему на встречу. Максим стрелой вонзился в её тело, разрывая плоть. Люба тихо вскрикнула и прильнула к нему, словно отдавая всю себя. Максим почувствовал, что взрывается. Мириады звезд взвились у него перед глазами. Он застонал и приник губами к шее Любы, шепча её имя.

Когда он открыл глаза, казалось, прошла вечность. Он сжимал руку Любы. Она с нежностью глядела на него, по её лицу текли слезы.

Он сел на кровати.

– Я сделал тебе больно. Прости. Ты плачешь…

– Дурачок, – она села перед юношей на колени, погладила его плечи. – Я просто плачу… Не знаю почему. Я просто счастлива.

– Прости, я не хотел, чтобы тебе было больно, и чтобы ты плакала. Ну и, так все быстро произошло.

– Не надо, красавчик. Девчонки говорили, что так всегда бывает первый раз. Но мне кажется, что это лучше, чем я представляла. Я согласна повторить еще пару раз, – Люба шаловливо улыбнулась. – Надеюсь, у тебя хватит сил?

Максим опустил голову.

– Знаешь, у меня больше нет сил… сдерживаться!

И он с диким рычанием повалил Любу на кровать.


Максим проснулся от того, что что-то щекотало его нос. Он открыл глаза. Люба, склонившись над ним, водила кончиками своих волос по его щеке и хитро улыбалась.

– С добрым утром, красавчик.

Максим лениво потянулся и зажмурил глаза.

– Какое яркое солнце… Сколько времени-то?

– Достаточно, чтобы я уже соскучилась по тебе.

Макс приподнялся на локте.

– Ты серьёзно? Тогда покажи мне, как ты соскучилась, а то я как-то тебе не верю. Уж больно хитрый у тебя вид.

Люба наклонилась к парню и нежно его поцеловала. Максим судорожно вздохнул.

– А ты знаешь, похоже, я тоже соскучился по тебе, – с этими словами Максим обнял девушку и крепко прижал её к себе. – Ты чувствуешь, как я соскучился по тебе, принцесса?

Они опять занялись любовью, потом пили свежесваренный кофе, перемежая его поцелуями, потом вместе принимали душ, где в который раз не смогли сдержать страсть.

Они чуть было не забыли, что им еще надо на тренировку.

По пути туда они шли, держась за руки.

– Подумать только, Макс, я знаю тебя столько лет, и мы наконец-то вместе по-настоящему, – задумчиво произнесла Люба. – Ты знаешь, я так рада, что у нас это произошло…

– И что ты теперь будешь делать с этим? – Настороженно спросил Максим. – Теперь, когда ты большая девочка?

– Как что, красавчик? Пойду во все тяжкие. Дурачок, – Люба прижалась щекой к его плечу. – Я же сказала, что люблю тебя уже давно. Мне нужен только ты.

Они остановились и теперь стояли, глядя друг другу в глаза. Максим снял перчатку и провел пальцем по холодной щеке девушки.

– Я всегда буду любить тебя, малышка. Всегда. Помни об этом.

Глава 3

Максим закончил Бауманский с красным дипломом. Ему наперебой предлагали работу по контракту за границей, но он считал, что не готов покинуть Советский Союз и мечтал в будущем открыть своё охранное агентство. За каждую написанную компьютерную программу ему платили очень хорошие деньги. Естественно, делалось это не совсем легально, но проблем у Макса не возникало. Люба училась на третьем курсе Института Международных Отношений, на вечернем отделении экономического факультета. Молодые люди встречались, по крайней мере, раза три в неделю. Частенько они проводили время в тире, соревнуясь друг с другом в стрельбе по движущимся мишеням.

Однажды Люба прибежала к Максиму необычайно счастливая и возбужденная. Максим в это время сидел за компьютером и что-то печатал.

– Красавчик, отгадай, что сегодня произошло?!

– У нас будет ребёнок?

– Глупый, мне предложили работу. В настоящей заграничной фирме! Они только начали осваивать просторы нашей родины.

Максим повернулся к Любе.

– Молодец, малышка, рад за тебя. Ты думаешь, ты выдержишь и учебу, и работу?

– Макс, это такой шанс для меня. Это канадская компания, и я могу использовать свои познания в английском и французском. Так что…

– А как же спорт, Люба?

– Максик, ну я же уже мастер спорта. Ну куда мне дальше-то…

– А я? Как же я без тебя? – Максим притворно насупился и надул губы.

– Я люблю тебя, красавчик! Когда ты будешь готов, закончишь институт и вообще-то я могу стать твоей женой.

– Всегда готов! – Отрапортовал Максим и стал расстегивать пуговицы на её блузке.


Компания, в которой Люба начала работать, занималась новыми технологиями в нефтегазовой индустрии. Шёл девяносто первый год, и обновленная Россия была очень привлекательным куском на рынке мирового бизнеса. Несмотря на свою юность, девушка получила очень престижную должность помощника финансового администратора. Перед тем, как выйти первый день на работу, она, её подруга Зоя и Макс провели полдня в походах по магазинам, выбирая Любе одежду для работы в офисе.

– Если у тебя все получится, и все пойдет хорошо, рыбка моя, то я тебе сделаю классный подарок, – сказал Макс. – Но не раньше следующей недели.

– Подарок? – девушки переглянулись. – Это интересно.

– Наверное, кольцо, – шепнула Зоя на ухо Любе.

– Не-а, вряд ли, – протянула та. – Скорее всего, что-нибудь из оружия, винтовку новую или еще чего…

Максим хитро усмехнулся.

– Теперь тебе уже не винтовку надо, а «Магнум». Растёшь, принцесса.

Зойка обняла подругу за плечи.

– Везёт же тебе, Любка. Он тебя так любит, твой красавчик.

Та в ответ счастливо рассмеялась, взяв Максима за руку.


В первый же день Люба была представлена всем сотрудникам компании. Всего она насчитала около двадцати человек, половина из них были женщинами, три из них – канадского происхождения. Девушка сразу почувствовала на себе оценивающие взгляды будущих коллег. Русские женщины смотрели на неё, кто скептически, кто с откровенной неприязнью. Мол, посмотрим, на что ты годишься, фифочка малолетняя. Канадки в основном улыбались и выглядели дружелюбными. Мужская половина и не старалась скрыть своего восхищения.

На Любе был надет темно-зеленый костюм и салатовая блузка в тон. Юбка, чуть приоткрывающая колени, подчеркивала стройность её длинных ног. Волосы цвета спелой пшеницы были убраны в низкий пучок. Легкий макияж, ничего лишнего – она выглядела профессионально и была совершенно неотразима.

– Вот ваш кабинет, – секретарь Алла открыла дверь офиса. – Президент нашей компании Нолан Паркер будет около часа дня. Ты хоть по-английски-то шпрейхаешь?

– Speaking, – машинально поправила Люба, оглядываясь.

Секретарша хмыкнула и удалилась.


Нолан Паркер оказался приятным мужчиной лет тридцати с интересным выразительным лицом. Сначала он старался говорить с Любой на ломанном русском, но поняв, что она прекрасно ориентируется в английском языке, перешел на свой родной. Их разговор занял около часа, и за это время секретарь Алла дважды приносила им кофе. Любе не понравилось то, как та с неприязнью смотрела на неё, но потом девушка смекнула, что у Аллы по-видимому есть свой интерес, и Любе даже стало смешно. В течение следующей недели секретарша продолжала так же холодно вести себя по отношению к Любе, и наконец-то девушка решила расставить точки над «i» и выяснить отношения.

– Послушайте, Алла, – сказала она, когда та положила папку с бумагами на стол с такой силой, что Люба даже вздрогнула. – У вас какие-то неприятности? Может, я каким-то боком в них замешана?

– С чего вы взяли, Любовь Сергеевна?

– Можете называть меня просто Любой, – девушка встала и вышла из-за стола. – Алла, вот уже в течение некоторого времени я замечаю, что вы как-то раздражаетесь при виде меня. Может, со мной что-то не так, пуговица оторвалась, там, от пиджака или юбка слишком короткая? Вы мне скажите, и я исправлюсь, только не смотрите на меня зверем, это мешает мне в работе. И я думаю, господину президенту не понравится снижение моей продуктивности.

– Ну что вы, Любовь Сергеевна, ничего подобного, – Алла сжала губы. – Все просто замечательно.

– А теперь по поводу господина президента… Если вы думаете, Аллочка, что я каким-то боком-припеком покушаюсь на вашего шефа, то вы можете дышать глубоко и спокойно – у меня есть своя личная жизнь и любимый человек в этой жизни, и на работу я прихожу работать, а не флиртовать. А теперь, Алла, я попрошу закрыть за собой дверь с обратной стороны. И постарайтесь больше меня не беспокоить без нужды, – Люба села за стол. – Да, и кофе мне сегодня больше не приносите…

Как только за секретаршей закрылась дверь, Люба набрала номер телефона Максима.

– Привет, красавчик. Заедешь за мной на работу?

– Вообще-то у меня срочный заказ, но если ты хорошо попросишь… А что случилось?

– Да нет, так просто. И да, захвати наши винтовки, сходим постреляем.

– Ну вот, я так и знал – опять попала в какую-то кашу.

Люба радостно рассмеялась в ответ на слова своего парня и повесила трубку. Наверняка эта старая вешалка будет подглядывать за ней в окно, как обычно. Пусть она увидит, какой у неё классный молодой человек. Насчет старой вешалки Люба, конечно, преувеличивала. Алла хоть и была лет на десять старше её, но отличалась красотой и стилем. Особую яркость ей придавали каштановые волнистые волосы, выразительные карие глаза и пухлые губки. Высоким ростом Алла не отличалась, но фигура её оставалась стройной и красивой, благодаря специальной диете и различным массажам. Если бы не её завистливая и вредная натура, она могла быть самим совершенством.


Максим подъехал к зданию на Маяковского и, припарковав свою новенькую «Ладу», вышел из машины. На нем были «вареные» голубые джинсы и красная футболка с надписью «Marlboro». Темные, коротко подстриженные волосы были зачесаны назад. Бронзовый загар подчеркивал зелень его глаз. Он запрокинул голову, выискивая Любино окно. Она всегда махала ему рукой, когда он приезжал. Вот и сейчас, увидев её, он улыбнулся.

– Это твой бойфренд? – Нолан Паркер подошел к окну. – Красавчик…

– Я знаю, – Люба не могла скрыть гордость.

– Такой крепкий… И машина у него новая. Он, случайно, не бандит? Девушка расхохоталась.

– Боже мой! Он только что закончил Бауманское училище, и он классный программист, между прочим. У него нет отбоя от заказчиков. И еще он чемпион России по биатлону.

– Ну надо же, Ливан, – Нолан так называл Любу. – Где вы друг друга нашли?

– О, я знаю Макса давно, еще с тринадцати лет. Мы с ним всегда были хорошими друзьями.

– Друзьями? – Паркер хмыкнул. – Наверное, очень хорошими друзьями?

– Ну…

Президент громко расхохотался.

– Ладно, иди, приятного тебе вечера. Идёте ужинать?

– Да нет, пострелять в тир.

– И ты тоже?

– Конечно, я тоже неплохо стреляю, – Люба скромно потупила глаза.

Проходя мимо секретарши, Люба обратила внимание, что та избегала глядеть на неё. «Подслушивала», – подумала Люба. Выбежав на улицу, она упала в объятья Максима и, отвечая на его поцелуй, краем глаза заметила мелькнувшее в окне лицо Аллы.

Глава 4

После тира, вдоволь настрелявшись, Максим привез Любу к себе домой. Заварив её любимый чай, он дождался, когда девушка наконец расслабится, усевшись со своей неизменной пиалой на диване.

– Ну а теперь рассказывай, – сказал он.

– О чём? – Люба удивленно приподняла брови.

– Что там у тебя происходит на работе, что ты вызываешь меня к своему офису?

– Какой же ты, красавчик, от тебя ничего не укроешь.

И Любе пришлось рассказать в красках и лицах все её перипетии с секретаршей.

– А что по поводу этого твоего шефа?

– Дурачок ты, красавчик, неужели ты еще будешь ревновать?

– Ну я не знаю, принцесса, наверное, тебе как-то придётся доказать свое искреннее расположение ко мне, – Максим подставил девушке губы для поцелуя. – Можете начинать.

Люба, расхохотавшись, чмокнула его в губы.

– Я прощена?

– Почти, – Максим взял из её рук пиалу и отставил в сторону. – Давай я помогу тебе переодеться в костюм нашей прародительницы.

– У, ненасытный, – с придыханием проговорила Люба, прижимая его голову к своей груди.

После занятий любовью они долго лежали, обнявшись.

– Мой чай остыл, – Люба игриво надула губки.

– О, какое горе! Придётся вам, моя принцесса, умереть от жажды, а может и от чего-то другого, – Максим жадно поцеловал её в грудь.

– Я готова, милый…

Максим сел на диван. Неожиданно тон его изменился.

– Люба, нам надо поговорить.

– Что-то случилось? – Она села рядом с ним.

– Я не знаю, как тебе сказать…

– Что? – Внезапно охрипшим голосом спросила Люба. – У тебя есть другая?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8