Ольга Фельде.

Лексикографическое моделирование русской и английской пирологической терминологии



скачать книгу бесплатно

Введение

Эта работа посвящена описанию разработки и реализации концептуальной модели сопоставительно-контрастивного двуязычного глоссария пирологической терминологии (ПТ) России и США, способствующего упорядочению и гармонизации терминов. Отдельные разделы представляют анализ различных подходов к моделированию переводных (двуязычных) терминологических словарей и роли лексикографического моделирования в исследовании и гармонизации терминосистем разных языков. Авторы освещают историю формирования русской и английской ПТ, раскрывают степень её упорядоченности в настоящее время через анализ отечественных и зарубежных толковых и переводных словарей, а также через сопоставительно-контрастивное логико-понятийное моделирование терминологических полей пирологии. Теоретические положения подкрепляются практической работой по созданию прототипа сопоставительно-контрастивного двуязычного электронного глоссария ПТ на примере субполя «Классификация пожаров».

Известно, что вопросы лексикографического моделирования двуязычных и многоязычных словарей специальной лексики занимают особое место в обширной проблематике терминографических работ. Различным аспектам лексикографического моделирования посвящены работы В. Д. Табанаковой [2001], Л. Г. Федюченко [2004], Н. А. Сиваковой [2004], М. А. Ковязиной [2006], А. Б. Кутузова [2006], И. Ю. Хмелевской [2006], Т. Н. Петровой-Маслаковой [2006], И. С. Кудашева [2007], Е. В. Ятаевой [2007], Т. А. Ильющеня [2008], А. В. Русаковой [2008], А. М. Бобунова [2012], И. С. Волошина [2015], А. Ю. Левенкова [2016] и др. Однако в теории и практике лексикографического моделирования сохраняются некоторые лакуны; в частности, нуждаются в усовершенствовании способы моделирования терминологических словарей, отвечающих современным требованиям и нуждам пользователей. Необходимо разработать модель такого двуязычного словаря, который может служить не только источником получения информации о понятиях и особенностях употребления ПТ, но и способствовать исследованию коммуникативно-когнитивных свойств терминологического знака.

Особую значимость имеет лексикографическая фиксация терминологической лексики молодых наук. Актуальность настоящего исследования определяется, во-первых, его включенностью в парадигму современных прикладных исследований, направленных на поиски эффективных способов отражения языкового существования человека в глобальном мире и оптимизацию межъязыкового профессионального общения. Во-вторых, необходимостью расширить эмпирическую базу современной двуязычной терминографии. В-третьих, апробацией новых способов сопоставительно-контрастивного лексикографического исследования научной терминологии с целью её упорядочения и гармонизации посредством лингвистического моделирования. В-четвертых, обоснованием прототипирования как важного этапа качественной терминографической работы.

Объектом исследования является лесная пирологическая терминология русского и английского языков (от греч.

pur – огонь и logos – наука), которая вобрала в себя значительное число специальных наименований из комплекса подъязыков наук о лесе (лесоведения, таксации и др.), а также таких научных дисциплин, как экология, география, почвоведение, климатология, метеорология, химия, технические науки и др. В анализ включаются научные термины и терминоиды, появившиеся за последние 40–50 лет, т. е. период существования пирологии как самостоятельной области научных знаний. Особое внимание уделяется амбисемичным терминам, характерным для научной терминологии и требующим развернутой диахронной и синхронной семантизации через анализ неоднозначности дефиниций терминов, отражающих одно и то же понятие.

Источниками исследования послужили: 1) отраслевые пирологические глоссарии [Glossary of wildland fire management terms used in the United States, 1990; Glossary of forest fire management terms (Canada), 2003; Glossary of wildland fire terminology, 2007; FAO, 1986; FAO/GFMC, 2003; Международная многоязыковая лесопожарная терминология, 2010]; 2) словари и энциклопедии по лесному хозяйству [Лесное хозяйство: термин. словарь, 2002; Энциклопедия лесного хозяйства, 2006]; 3) переводные лесоводческие словари [Russian-English Forestry and Wood Dictionary, 1966; Англо-русский и русско-английский лесотехнический словарь, 1998]; 4) ГОСТы: ГОСТ 12.1.004–91 Пожарная безопасность. Общие требования; ГОСТ 12.1.033–81 Пожарная безопасность. Термины и определения; ГОСТ 17.6.1.01–83 Охрана природы. Охрана и защита лесов. Термины и определения; Гос. комитет СССР по стандартам, 1983; ГОСТ 18486–87 Лесоводство. Термины и определения; ГОСТ Р 22.0.03–95 Безопасность в чрезвычайных ситуациях. Термины и определения; ГОСТ Р 22.1.09–99 Пожарная безопасность. Мониторинг и прогнозирование лесных пожаров; 5) прикнижные и электронные авторские глоссарии [Курбатский, 1972; Scott, Reinhardt, 2007]; 6) отечественная и зарубежная научная литература по пирологии (монографии, статьи, диссертации – 118 наименований общим объемом около 300 п. л.).

В процессе выборочной расписки источников была составлена рабочая картотека наименований, относящихся к лесным пожарам, растительным горючим материалам, противопожарным препятствиям и другим разделам пирологии. Всего проанализировано около 400 русских и 400 английских пирологических терминов.

Авторы выражают искреннюю признательность рецензентам (известному терминологу доктору филологических наук, профессору кафедры англистики и межкультурной коммуникации ГБОУ ВПО «Московский городской педагогический университет» Константину Яковлевичу Авербуху и одному из руководителей Томской лексикографической школы доктору филологических наук, профессору, зав. кафедрой русского языка Национального исследовательского Томского государственного университета Татьяне Алексеевне Демешкиной) за компетентную и доброжелательную оценку нашего труда, который, как мы смеем надеяться, послужит дальнейшему развитию теории и практики отечественной терминографии.

Глава 1
Теоретические предпосылки исследования

1.1. Моделирование как эффективный инструмент реализации системного подхода к языковым явлениям

В современной прикладной лингвистике наблюдается смена вектора описательности на моделируемость языковых явлений и процессов и, как следствие, – установка на достоверность, квантитативность и прогностический характер создаваемых моделей [Белоусов, 2010: 94]. К. И. Белоусов видит в этом предпосылки становления модельной лингвистики – теории модельного исследования языковой реальности. Возросло количество исследований, в названиях которых основным методом провозглашается моделирование или основной целью которых ставится построение модели предмета исследования. География филологических проблем, отражаемых в моделях, заметно детализировалась: взамен немногочисленным обобщенным языковым моделям появились многочисленные модели частных фрагментов изучаемой языковой и культурной действительности.

Представление о языке как о системно организованной взаимосвязи впервые было отмечено в работах И. А. Бодуэна де Куртенэ, А. А. Потебни и Ф. де Соссюра. Поскольку система языка заложена в мозгу человека и не поддается прямому наблюдению, ученые строят ее модели в виде схем, чертежей, диаграмм, чтобы приблизиться к пониманию ее устройства. Так, появилась уровневая модель системы языка (Э. Бенвенист, С. Лэмб, Д. Локвуд, Г. Глисон, И. П. Распопов, Л. М. Васильев), полевая модель (В. Г. Адмони, А. В. Бондарко, Г. С. Щур), многослойная модель (Д. Л. Спивак), модель ассоциативно-вербальной сети (Ю. Н. Караулов), динамическая модель (З. Д. Попова, И. А. Стернин).

Понятие «лингвистическая модель» возникло в структурной лингвистике и разрабатывалось такими лингвистами, как К. Л. Бюлер, З. З. Харрис, Ч. Хоккет, но в научный обиход оно вошло в 60–70-е гг. XX в. под воздействием математической лингвистики и в связи с проникновением в языкознание идей кибернетики.

По состоянию на начало 60-х гг. в докладе Чжао Юань-женя [1965] «Модели в лингвистике и модели вообще», сделанном на Международном конгрессе логики, методологии и философии наук в Стэнфорде (Калифорния), а затем и в работе А. Ф. Лосева было выделено 27 основных значений модели в лингвистике [Лосев, 2004: 16].

Наличие разных значений можно рассматривать как дифференциацию научного знания, обозначение одним и тем же термином разных сторон языка, что сохраняется и в настоящее время. Так, проведенный нами дефиниционный анализ понятия «модель» в толковых, философских и лингвистических словарях (см. список ниже) отражает наиболее полным образом диапазон его родовых понятий и видовых признаков:

толковые словари [Захаренко, Комарова, Нечаева, 2003; Музрукова, Нечаева, 1995; Ожегов, Шведова, 1999; Словарь русского языка, 1981– 1984; Толковый словарь русского языка, 1935–1940; MultiLex, http://www.multilex.ru/; Webster’s New World College Dictionary, 1999];

философские словари [Философская энциклопедия, 1960–1970; Философский энциклопедический словарь, 1983; Энциклопедия эпистемологии и философии науки, 2009];

лингвистические словари и лингвистические статьи и монографии [Апресян, 1966; Ахманова, 1969; Лингвистический энциклопедический словарь, 1990; Лосев, 2004; Пиотровский, 1966; Ревзин, 1962, 1977; Словарь-справочник лингвистических терминов, 1976; Штофф, 1966] (табл. 1.1).


Таблица 1.1

Систематизация родовых понятий и видовых признаков лексемы «модель» из дефиниций в толковых, философских и лингвистических словарях




Представленный анализ позволяет сделать вывод о том, что понятие «модель» отражает своеобразное «единство и борьбу противоположностей»: она может быть искусственной и естественной, материальной и абстрактной, аналитической и синтезирующей, она может воспроизводить абсолютно разные по сложности и размерам объекты в детальном или обобщенном виде. Для научного познания самыми важными свойствами модели являются объяснительное, прогностическое и свойство экспериментальной проверяемости.

Отсюда моделирование – это метод построения модели, который предполагает:

1) фиксирование фактов, требующих объяснения;

2) выдвижение гипотез для объяснения фактов;

3) реализацию гипотез в виде моделей, не только объясняющих исходные факты, но и предсказывающих новые, еще не наблюдавшиеся факты;

4) экспериментальную проверку модели [Апресян, 1966: 98].

Если выбирать ключевые слова, характеризующие новейшие области практической жизни человечества, то это будут термины «компьютерные технологии», «коммуникация», «общество» [Баранов, 2001: 343]. Эффективный системно-структурный анализ языковых явлений в современной лингвистической науке немыслим без обращения к возможностям компьютерного моделирования.

При этом компьютерное моделирование не следует понимать упрощенно, механистически, как способ, облегчающий работу лингвиста. Применение компьютерного моделирования дает другие не менее важные преимущества:

1) возможности оперирования данными, которые нельзя получить «вручную»;

2) осуществление вероятностно-статистической обработки имеющихся данных и построение математических моделей;

3) создание возможностей для обмена экспериментальными данными [Белоусов, 2010: 96].

Универсальным методом, играющим ключевую роль при создании словарей и глоссариев, также является моделирование. Применительно к лексикографии моделью может считаться схема программы (плюс генерированный продукт), которая отображает и воспроизводит в более простом виде структуру, свойства, взаимосвязи и отношения между ее элементами.

В нашем исследовании реализуется компьютерное моделирование лексикографического продукта – двуязычного пирологического глоссария – и его представление в виде прототипа. О различении этапов моделирования и прототипирования при компьютерном лексикографировании речь пойдет в следующем разделе.

1.2. Прототипирование как этап лексикографического моделирования

В отечественной лексикографии термин «модель» охватывает как абстрактные изображения, так и реально функционирующие бета-версии лексикографических продуктов. Предлагаемый анализ понятий «модель» и «прототип» в русском и английском языках подтверждает необходимость официального введения терминов «прототип» и «прототипирование» в терминологию российской компьютерной лексикографии.

Рассмотрим в качестве примера цитату из коллективной монографии: «Данный глоссарий является лишь моделью, он не претендует на полное отражение русскоязычного компьютерного сленга» [Лингвистическое моделирование, 2009: 129]. В данном случае не совсем ясно, характеризуется ли модель лишь количественной или также концептуальной ограниченностью. Моделируя словарь, авторы-разработчики стараются создать открытую систему для возможности ее регулярного пополнения, предусмотреть все ключевые логико-понятийные блоки, отражающие современное состояние языка или его подсистемы. Поэтому сами принципы создания словаря, идея его композиции уже являются полноценной моделью словаря. Количественный параметр в данном случае принципиальной роли, по нашему мнению, не играет.

Количественный параметр начинает играть роль на следующем этапе проектирования, который может следовать за моделированием и о котором в отечественной лексикографии практически ничего не сказано. Это этап прототипирования – создания прототипа лексикографического продукта.

В зарубежных прикладных терминологических разработках термин «прототип», заимствованный из области информационных технологий, используется широко: «6.2.3. Прототип. В терминологических проектах, как и на производстве, полезно создавать прототип до начала массового производства. Прототип, который, к примеру, может содержать с десяток словарных статей, отдается заказчику для апробации. В этом случае заказчик имеет возможность через исполнителей внести изменения в структуру, форму, содержание и т. п. прежде, чем сотни “некорректных” словарных статей будут созданы. Производство в полном масштабе должно начинаться только после получения одобрения от заказчика. Поэтому официальное одобрение прототипа является важной вехой на этапе реализации проекта и контроля качества его исполнения, а потому с самого начала должно быть включено в проектную документацию и согласовано с заказчиком» [F?hndrich, 2005: 252–253].

Современная периодика по информационным технологиям представляет обширный материал для семантизации понятия «прототип» через словоупотребление в конкретных контекстах [Colazzo, Costantino, 1998; Жижимов, Мазов, 1999; Бахтизин, 2002; Иванов, 2002; Мелкумян, 2006; Клименков, Максимов, Харитонова, 2008; Сулейманова, Яковлев, 2010].

Слово «прототип» – интернациональное, но по своей семантике оно несколько отличается от своего аналога prototype в английском языке, а именно отсутствием сем «полномасштабный (в натуральную величину)» и «операционный, действующий, функционирующий» (табл. 1.2).


Таблица 1.2

Дефиниционный анализ слов «прототип (prototype)», «модель (model)» в толковых словарях



Английское слово model в Вебстерском толковом словаре отличается от слова prototype в одном из технических значений семами «в уменьшенном размере» и «в натуральную величину» соответственно. Получается, что в английском языке понятие «модель» сохраняет условный характер в несколько большей степени, чем соответствующее ему русское понятие в связи с тем, что заимствованное русское слово «прототип» до сих пор сохраняет более узкую семантику по сравнению со своим английским аналогом.

Мы используем термин прототип при описании конкретного физического продукта лексикографического исследования в соответствии с его техническим значением в Вебстерском толковом словаре: «…функционирующая модель в натуральную величину, которая используется для демонстрации или тестирования и воплощает новый дизайн или функции» [Webster, 1999; Multilex, 2009]. При этом мы не видим противоречия при одновременном употреблении этого термина с термином «модель». Например, возможно следующее словоупотребление: «прототип разработанной нами концептуальной модели глоссария».

Под термином «модель» мы понимаем как наличие исключительно концептуальной структуры продукта в виде словесного описания, схемы и пр., так и возможное наличие генерированного продукта, внешние параметры которого могут быть представлены в уменьшенном размере (или в увеличенном размере при миниатюрном оригинале). Прототип обязательно строится на базе концептуальной модели и предполагает наличие генерированного продукта с воспроизведением всех внешних параметров в реальном размере (ср. прототип самолета и модель самолета). В компьютерном моделировании прототип обладает еще одной обязательной характеристикой – сокращенным объемом содержания для возможности предварительного тестирования и корректировки перед началом работы над полномасштабной версией продукта. Таким образом, мы не видим противоречия в использовании термина «прототип» как видового к термину «модель» в лексикографическом моделировании, поскольку всякий прототип есть модель, но не всякая модель является прототипом.

По характеру отображаемого дизайна или функций прототип может быть четырех видов и представлять собой: 1) принципиальный прототип (proof-of-principle prototype) – реализация принципа работы без воссоздания полного дизайнерского облика продукта; 2) формальный прототип (form study prototype) – реализация формы продукта (размер, материал и т. п.) без воссоздания операционных функций и точного визуального дизайна; 3) визуальный прототип (visual prototype) – реализация точного визуального дизайна без воссоздания операционных функций продукта; 4) функциональный прототип (functional or working prototype) – реализация продукта со всеми функциями предыдущих видов прототипа (1, 2, 3) [Papelis, Madhavan, 2010: 315–316].

Мы констатируем важность этапа прототипирования при реализации проектов по созданию электронных лексикографических продуктов. Модель – понятие концептуальное, идеальное (хотя возможен и ее физический аналог, отличающийся от оригинала масштабом), в то время как прототип, созданный на базе модели, – понятие материальное, функционирующее в реальности в натуральную величину. Правда, прототип имеет очень важную отличительную особенность – содержательное его наполнение (по количеству словарных статей и их тематическому охвату, например) обязательно уступает финальному продукту (словарю, глоссарию и пр.), задуманному моделью.

Итак, при анализе теоретических предпосылок исследования было выявлено, что лексикографическое моделирование относится к универсальному методу упорядочения и гармонизации терминологий. Важным этапом лексикографического моделирования является прототипирование, что подтверждает анализ современной зарубежной лингвистической литературы, а также функционирование термина «прототип» в отечественной периодике по информационным технологиям. В результате понятийного анализа нами предложена дефиниция специального понятия «прототип» при лексикографическом моделировании на основе анализа понятий «модель» и «прототип» в русском и английском языках.

1.3. Сопоставительные и контрастивные исследования в терминоведении и терминографии

Термины «сопоставительный» и «контрастивный» в современной научной парадигме иногда употребляются как синонимы, а иногда дифференцируются. Для терминоведения и терминографии представляется существенным разграничение сопоставительных и контрастивных методов исследования.

Сопоставительные и контрастивные исследования в лингвистике берут начало из прикладных проблем перевода, поскольку сопоставительный и контрастивный анализ – основные методы переводческих исследований. Контрастивные исследования выделились из сопоставительных в 70–80-х гг. XX века благодаря особым методам сопоставления и ориентированности на практику преподавания иностранного языка, а также на потребности двуязычной лексикографии.

Как отмечает И. А. Стернин, контрастивные исследования, в отличие от сопоставительных, предполагают: 1) изучение не любых языков и не в любом количестве, а только двух – родного и изучаемого; 2) изучение не подсистем, полей и других структурных единиц лексической системы, а отдельных единиц и явлений языка в двух сопоставляемых языках;3) изучение не автономное в каждом языке с последующим сравнением, а в направлении от единицы одного языка к ее возможным соответствиям в другом языке; 4) не установление сходств и различий языковых подсистем, а выявление сходств и различий в семантике и функциях единицы одного языка в сравнении с возможными соответствиями в другом языке [Стернин, 1992: 214].

Для терминоведческих и терминографических исследований важность имеют как сопоставительный анализ разноязычных терминологий на уровне систем, подсистем, групп, так и контрастивный анализ на уровне конкретных терминологических пар.

Считаем, что и сопоставительные, и контрастивные исследования предполагают некоторые общие принципы анализа, а именно:

1. Принцип сравнимости, т. е. сопоставление функционально сходных явлений с учетом типологической близости и степени родства сравниваемых языков, функциональных стилей, этапов исторического развития и пр.

2. Принцип системности, который включает как выявление системных отношений между элементами в пределах одной терминологии, так и определение связей соответствующих разноязычных элементов и терминосистем между собой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4