Ольга Дерябина.

Соседи



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Савелий


Надя приоткрыла окно и с удовольствием вдохнула прохладный утренний воздух. За стеклом начинался новый день. Лучи солнца перебирали макушки деревьев, крыши машин и домов, добираясь до куполов храма вдалеке. В эту панораму, расстилающуюся до самого горизонта, она влюбилась с первого взгляда.

Надя придвинулась поближе к щели между створками и еще раз вздохнула утренний воздух, зажмурив глаза от удовольствия.

Они с мужем переехали в новый дом, в собственную «двушку» в канун Нового года, и сейчас встречали здесь первую весну.

Это была их первая квартира. Не очень большая, пока частично обставленная, зато очень уютная. Опять же по цене вполне приемлема для молодой семьи. С учетом полученного приданого ипотечные выплаты были щадящими, что позволяло Наде покинуть ненавистный офис и приобрести статус домохозяйки с небольшой подработкой в социальных сетях. При этом оставаться уверенной во всех смыслах в завтрашнем дне.

Они с мужем были эффектной парой. Обоим исполнилось по 23 года. Савелий Пономарёв – высокий, широкоплечий, с волнистыми темными волосами, жгучим взглядом и белоснежной улыбкой на смуглом лице. Надя – невысокая девушка с пышными русыми волосами, уложенными в аккуратное каре чуть выше плеч, худенькой талией, пышными грудью и бедрами.

У них был красивый роман, который продолжился безоблачной семейной жизнью. Многие предупреждали о непростом первом годе «притираний». О сердцееде в вечном окружении поклонниц. О том, что их счастье очень хрупко. Да что они знали – завистники!

Внимание им льстило, и – чего греха таить – обоим нравилось чувствовать интерес к своим персонам. Но ещё больше они любили уединиться от чужих глаз в своём мирке. И новая квартира вполне соответствовала этому желанию.

Их новостройка возвышалась на окраине, в трех остановках до оживленного района на краю растущего города. Это сейчас их комплекс из трёх 16-этажек смотрится нелепо среди смеси зелёных клочков, пустырей, остатков частного сектора.

В перспективе старенькие крыши заменят новые дома, дорога из узенькой полоски превратится в полноценную магистраль и наполнится плотным движением. В итоге лет через десять они оказались бы в центре очередного нового микрорайона с новенькой развитой инфраструктурой. Именно такие радужные перспективы рисовал риелтор, подчеркивая выгоду сравнительно небольших инвестиций.

Неприхотливую пару это вполне устроило. Было только несколько неудобств. Большие продуктовые магазины находились дальше, в городе. И мужу надо было раньше выходить на работу, с учетом ожидания автобуса и более долгого пути. Своя машина у молодоженов была только в перспективе.

Витиеватая дорога, покрытая щебенкой, вела от дома через полосу деревьев шириной метров двадцать – двадцать пять, делая в зеленой зоне небольшую петлю. Со стороны новостроек перелесок огораживали остатки старенького забора. Строители не стали его трогать, так как граница была за пределами жилого комплекса.

По почерневшим колышкам и доскам сложно было предположить, чьи границы раньше подчеркивал заборчик.

В ожидании, пока Савелий спустится и появится под окнами, Надя в очередной раз попыталась найти ответ. Но тут появилась знакомая макушка, и жена вновь отбросила эти мысли.

Муж, как обычно, дошел до перелеска и повернулся, чтобы помахать жене рукой, а затем пропал из поля зрения среди веток, обрастающих первыми листочками.

Тишину, как в деревне, нарушало веселое щебетание птиц, настраивающее слушателей на хороший день. Надя с улыбкой слушала их весеннюю песенку, смотря на продолжение дороги после перелеска, ведущей к автотрассе, по обочинам которой поблескивали крыши остановок.

Вот-вот, из-за зелени покажется знакомый силуэт с уверенной и легкой походкой. Надя снова вздохнула прохладный воздух, прикрыв глаза, уверенная в том, что увидит Савелия на дороге, когда разомкнет веки.

Каково же было удивление, когда муж не появился. Может, звонок по телефону остановил по пути? Или ещё хуже – что-то забыл дома. Если задержаться, он мог опоздать на автобус, а следующий придет только через 15 минут.

Надя обернулась на часы. Затем посмотрела правее на проезжую часть – она была еще пуста: Савелий не появился ни с той, ни с другой стороны перелеска. А ему следовало поторопиться.

Жена пыталась высмотреть, что творится за безмятежно покачивающимися макушками деревьев, однако ничего не было видно. Птичка продолжала свою песню, нарушая тишину, тропинка через перелесок пустовать. Часы набатом отсчитывали секунды.

На проезжей части показался бело-зеленый автобус. Не торопясь, он двигался по привычному маршруту, соединяя дачные кооперативы и деревню дальше у реки с центром города.

– Ну, давай же, опоздаешь, – Надя от нетерпения сжала кулачки, покусывая нижнюю губу.

Автобус продолжал свой путь, никто не рванул за ним из перелеска. Может, она пропустила Савелия, когда жмурилась? Надя попыталась увидеть знакомую серую куртку у железного прямоугольника на обочине.

Автобус чуть притормозил, но продолжил движение без остановки. Значит, там никого не было. Надя снова посмотрела на зеленые макушки, пустую дорогу, и не на шутку заволновалась.

Что может произойти в их тихом районе, где из трёх построенных домов пока заселена лишь малая часть квартир? Перед глазами начали кружить темные пятна, которые Надя пыталась проморгать. ведь тогда она не увидит мужа. Но все усилия напрасны: пятна продолжали мешать, а Савелий так и не появился.

Жена бросилась к телефону. Она уже представляла, как он засмеётся над её тревогой. Пальцы непослушно нажимали на клавиши, телефон не хотел воспринимать команды, глаза отчаянно пытались высмотреть знакомый силуэт на дороге.

Наконец, мобильник понял задание и начал его выполнять. Ответил почему-то женский голос. Надя с недоверием посмотрела на дисплей. Последний набранный контакт – «любимый». Она еще раз нажала на вызов, решив, что произошел сбой связи. Однако механический голос также терпеливо повторил:

– Набранного номера не существует.


***

Нет, нет, нет! Надя не верила своим глазам. Происходящее казалось нереальным. Это просто ошибка, это просто дурной сон! Сейчас она перевернется на другой бок и почувствует рядом тепло любимого мужа, посапывающего во сне.

Этому недоразумению есть логическое объяснение. Позже они будут вместе с любимым вспоминать этот казус. Но это в будущем, а в настоящем ей было не до смеха: муж так и не появлялся, а его телефон оставался несуществующим.

Под окнами показались макушки двух мужчин, явно направляющихся на работу. Нервно покусывая губы, Надя ждала, как они подойдут к перелеску и скроются за ветками. Если там что-то произошло, то мужики помогут. Или вернутся за помощью. Или поведением выдадут, что что-то не так.

Молодая жена притоптывала от нетерпения, ожидая, что будет дальше. Однако ничего не произошло. Через пару минут эти же двое показались на дороге, ведущей к остановке, также неспешно о чём-то говоря.

Значит, всё-таки недоразумение. Значит, она умудрилась пропустить. Сердце хотело верить этому, но мозг не давал расслабиться, напоминая железобетонные аргументы. Все действительно происходит наяву. Она не могла пропустить мужа. Он просто… Просто – что? Исчез?!

В трубке снова сообщили, что такого абонента не существует. Но он есть! Был, хотя бы несколько минут назад.

С последней надеждой молодая хозяйка посмотрела на макушки деревьев, продолжение дороги за ними, пока контуры не размыли слезы. Она присела на край кровати и горько заплакала. Женское чутье подсказывало, что муж в последний раз помахал ей на прощание перед тем, как исчезнуть.


***

Поток слез, казалось, никогда не остановится. Наде было жалко мужа, себя, рухнувшее за несколько минут их будущее – романтические поездки, приятные родительские хлопоты, крупные покупки, новые должности. Да и вообще всю жизнь, во всех её счастливых проявлениях.

Она не знала, сколько времени так провела, пока сама себя не одернула. Рано хоронить Савелия и их жизнь, надо собраться и разобраться во всем.

Надя еще раз посмотрела на залитую солнцем панораму, излучающую беззаботность, как будто и ничего не произошло. Ну уж нет, не проведешь!

Одной идти на подвиги было страшно. Надя обула домашние тапки и вышла в подъезд. Входной «сейф» шумно брякнулся о стену за ним. Не обращая на это внимание, девушка начала молотить кулаками в соседнюю дверь, забыв про приличия и наличие звонка. Всё равно из пяти квартир на этаже были заняли пока только их две.

Прошла, казалось, вечность, прежде чем распахнулась соседская дверь. На пороге стояла заспанная Лада Милонова.

У девушки была модельная внешность: высокая, красивая, длинные белые волосы. Надя с ума б сошла от ревности, если бы сама не была красоткой.

Однако в это утро на Ладу было жалко смотреть. Прямые белые волосы спутались, глаза с трудом сфокусировались на незваной гостье. Хозяйка поёжилась и сильнее закуталась в махровый халат, под длинными полами которого виднелись бежевые пижамные штаны.

– Ты чего? – хрипло спросила Лада.

– Ты… болеешь? – Надя только сейчас обратила внимание на красный разбухший нос, запах лекарств и травок, тянущийся из квартиры.

– Ты для этого пришла? – соседка была не больно-то дружелюбной.

– Нет, – Надя умоляюще посмотрела на Ладу. – Очень нужна твоя помощь.

– Что случилось? – соседка помассировала горло.

– Беда случилась, – слезы снова подступили к глазам. – Муж мой… пропал…

– Что? – не поверила Лада. – Твой муж? Пропал?!


***

Лада хотела отлежаться. Она ненавидела начинать рабочую неделю с постельного режима, но ничего не могла с собой поделать.

Соседка была на пару лет старше Нади. Она закончила технический вуз и устроилась в строительную фирму проектировщиком.

Работу свою очень любила. Здесь был хороший дружный коллектив, опытные наставники, интересные проекты, о причастности к которым можно говорить лишь с гордостью.

К своему делу она подходила со всей ответственностью, стараясь работать на опережение, чтобы иметь фору на периоды своего отсутствия.

Никакие профилактические меры не спасали её от «плановых» больничных. Она знала свои периоды, когда инфекция сбивает её с ног: холодов – из-за плохой переносимости сильного ветра и низких температур; дождей – из-за влажности; начала цветения – из-за аллергии.

Каждый раз она начинала болеть резко, тяжело, однако дня через три уже была на ногах.

Руководство сначала заподозрило неладное. Всё же дело молодое: хорошенькая сотрудница запросто могла потерять голову с кавалером, забыв о работе и прочих обязательствах. В очередной больничный решили навестить её под благовидным предлогом поддержки в виде пакета цитрусовых и мёда.

С тех пор все сомнения отпали. Сотрудники уже знали, когда могут случиться очередные отсутствия коллеги и с сочувствием относились к таким особенностям организма.

Сегодня был как раз первый день её традиционной трёхдневки на листву. Направив сообщение руководителю, Лада вернулась в постель, чувствуя жар и набат в висках. Она только погрузилась в свой беспокойный сон, как Надя начала тарабанить в дверь.


***

– Ты можешь толком объяснить, что стряслось? – Лада снова поёжилась в своём толстенном халате.

– Он утром пошел на работу. Я смотрела в окно, – с нотками раздражения от непонимания соседки стала объяснять Надя. – Но пропал в этом лесу под окнами!

– Не поняла… – нахмурилась Лада.

– Шёл по тропинке и не вышел из перелеска, чего тут непонятного? – Надя стала злиться. – А потом… потом… – она сунула свой мобильник в руку Ладе и рванула в свою квартиру.

От волнения её стошнило. Организм избавился от последнего совместного с мужем завтрака, словно очищаясь от всех воспоминаний. И это снова вызвало град слёз.

Надя присела на край ванны, включила прохладную воду и начала умывать лицо, надеясь, что этим остановит очередной приступ жалости к себе и избавит от уродливых красных пятен.

Из санузла она вышла смущённая. Дверь в квартиру до сих пор оставалась распахнутой. Соседняя квартира также была открыта. Лада стояла на своем месте, держа пальцами телефон в том же положении, в каком Надя его пихнула перед тем, как убежать.

Лада терпеливо ожидала соседку и последующих объяснений. Надя забрала обратно телефон. Рывками вдыхая воздух, она продолжила:

– Я пыталась дозвониться, но началась какая-то чертовщина, – она сделала несколько глубоких вдохов, чтобы восстановить дыхание. – Говорят, что набранного номера не существует…

Предательские слёзы снова заполнили пространство между веками. Надя снова вышла в меню телефона.

– Вот, посмотри, – сквозь пелену на глазах девушка постаралась найти список звонков.

Она растерянно уставилась на перечень. Потрясла головой, чтобы избавиться от наваждения, запястьем вытерла слезы и посмотрела ещё раз.

– Ничего не понимаю, – сейчас она выглядела как изумленная четырехлетка. – Это какая-то ошибка!

Надя снова застучала по дисплею, ища список контактов. «Любимого» нигде не было – ни в журнале звонков, ни в стопках смс-ок. И никакие вариации не могли найти тот единственный номер.

Она посмотрела на Ладу. Та выглядела не менее потрясенной, даже забыв о своём недуге.

– Ты что-нибудь понимаешь? – Надя снова готова была расплакаться.

Соседка только растерянно покачала головой.


***

Сейчас Надя чувствовала себя самой несчастной. Она снова вспомнила, как какой-то час назад Савелий дошел по тропинке к перелеску, улыбнулся и помахал рукой. Словно сказал «прощай». Навсегда.

Навсегда? Ну уж нет. Она не нытик, она – борец.

– Переодевайся, – Надя в очередной раз за это утро стряхнула слезы и приступила к бурной деятельности. – Мне нужна твоя помощь.

Лада лишь кивнула и направилась вглубь своей «однушки».


***

Через несколько минут они спускались по лестнице. Оба лифта высвечивали на электронном табло один и тот же маршрут: с первого до 13-го этажа с длительными остановками. Во время переездов очередных хозяев оставался один путь – запасная лестница.

Пролеты мелькали перед глазами. Торопливые шаги двух пар ног гулким эхом разносились по пустому подъезду с бледно-персиковыми стенами, который пока не успели облюбовать молодежь и курильщики.

Дверь на улицу открылась с протяжным писком домофона. На улице действительно стояли две блинных «газели», у подъезда были расставлены мебель, коробки, разные свертки.

– Одними соседями больше, – проворчала Надя.

– Что-то слишком рано переезжают, – Лада шмыгнула носом и начала мелко и часто вдыхать воздух.

Надя остановилась и нетерпеливо посмотрела на подругу. Та продолжала вдыхать воздух, прикрыв глаза и приподняв руки.

– Ну, чихай уже! – скомандовала Надя.

Лада старалась дать себе маленькую слабость как можно тише, но не получилось. От её чиха шумно вспорхнули птицы, а рабочие в униформе недовольно обернулись.

Девушки тоже обернулись на них. Надя – и без того на взводе – готова была пойти в атаку на обладателей хмурых внимательных взглядов.

– Какие подозрительные рожи! – сказала она чуть громче, чтобы те непременно услышали.

Рабочие никак не отреагировали.

– Пошли уже, куда ты меня вела, – поторопила Лада.

Надя, нахмурив брови, посмотрела на специалистов по переезду, и поспешила за соседкой. Лада не успела достаточно отойти, так что зачинщица поисков налетела на неё.

Что-то больно ударило. Лада посмотрела на карманы подруги удивленно:

– Ты чего с собой взяла?

– Сама знаю, чего! – ворчливо ответила та.

– То есть? – глаза Лады раскрылись от удивления.

– То и есть.

Лада остановилась, демонстрируя, что не собирается идти дальше, не получив ответа. Несколько пар глаз под фирменными кепками наблюдали за ними.

– Самооборона это, что ж ещё-то, – Надя поджала губы. – Молотком называется.

– Че-его? – Лада решила, что ослышалась. – Против кого?

– А вдруг мы там окажемся не одни, – Надя без тени насмешки посмотрела соседке в глаза. – А вдруг моего мужа придется спасать?

Лада сильно побледнела.

– Да не бойся, мокруху, если что, на себя возьму, – Надя хлопнула её по руке и потянула на щебеночную дорогу.


***

Новый день обещал быть теплым и солнечным. Надя и Лада направились к перелеску. На том самом месте, где утром Савелий остановился, чтобы помахать ей рукой, Надя обернулась и посмотрела на осиротевшие окна их квартиры на восьмом этаже. Вон там, рядом с цветами, на фоне воздушных штор было её счастливое личико. Вздохнув, она развернулась и направилась дальше, в гущу деревьев.

Первые листочки, яркое солнышко, весёлое щебетание птиц действовали успокаивающе. Плохие мысли стали отступать. Может, ей всё показалось? Она снова достала телефон. Нет, не показалось. Контакт «Любимый» не появился, а после ввода знакомого номера гадкий голос сообщал о несуществовании абонента.

– Скажете тоже, не существует! – рассердилась Надя.

Она шла, оборачиваясь по сторонам и смотря под ноги.

– Что мы будем делать? – Лада едва поспевала.

– Улики искать! Что ж ещё, – фыркнула зачинщица поисков. – Фильмы разве не смотрела? Оброненные вещи, кусочки одежды на ветках, следы борьбы…

– Ты серьезно думаешь…?

– Ничего я не думаю, – опять огрызнулась Надя. – Но я с ума сойду от бездействия. Должен быть ответ, понимаешь?

Они продолжили молча осматривать перелесок, щурясь от пробивающегося через ветки солнца.

Впереди показался кусок кирпичной стены. Толстой, сделанной на совесть, и когда-то побеленной. Остатки-выступы в форме полукругов опоясывали новые деревья. Где-то высота была всего пару десятков сантиметров, в трех местах достигала до полуметра.

Лада подошла ближе и потрогала старые кирпичи сверху, потерла посеревшие бока.

– Интересно, что здесь было раньше?

Надя пожала плечами:

– Может быть, дом. Мы же не знаем, откуда и докуда шёл частный сектор.

– В наших краях избы строили в основном из дерева, – засомневалась Лада.

– Ну не знаю. Выпендрёжники были всегда, – махнула рукой Надя. – Хватит здесь торчать, пошли дальше искать.

Они продолжили осмотр веток, земли, периодически задирали головы, чтобы по расположению домов понимать, где находятся.

Надя была спокойна. Она явно злилась, что нет никаких улик. Однако в то же время это говорило о том, что ничего страшного не произошло.

Просто недоразумение.

Над которым они оба посмеются.

И какое-то время Надя держалась за эту мысль как за спасительную соломинку.

Лада все чаще шмыгала носом и чихала, соседка делала вид, что не замечает явных проявлений недомогания, сосредоточившись на поиске.

Когда они сделали небольшой крюк и стали возвращаться к тропинке, Надя снова занервничала, предательские слёзы в который раз за утро подступили к глазам, а сердце наполнилось тревогой.

– Эй, ты чего? – потрясла ее руку Лада. – Ничего же не произошло.

– Произошло! – взвизгнула Надя. – Но неведение может быть ещё хуже! – она не могла остановить потоки, льющиеся из глаз. – Теперь я не знаю, что делать, как всё вернуть.

От жутких завываний Лада поёжилась. Она не утешала соседку, продолжая молча наблюдать за ней.

У Нади истерика лишь нарастала. Она пнула попавшиеся под ноги трухлявые стволы и в отчаянии сломала несколько веток. Вытащила молоток и несколько раз ударила ни в чём неповинные ветки с первыми листочками. На просматриваемой через растительность тропинке зашептались силуэты и поспешили к остановке.

Лада продолжала шмыгать от насморка. Она едва держалась на ногах, чувствуя слабость и непреодолимое желание принять горизонтальное положение, чтобы продолжить свой оздоровительный сон. Ещё немного, и она пристроится прямо здесь.

Надя не унималась.

– Ну почему, почему?! Куда он пропал? Зачем кому-то нужно нас разлучать? Неужели ВЫ, – она выкрикнула это слово непонятно кому, – не понимаете, как мы будем несчастны?!

Она снова продолжила бить деревья кулаками и молотком, слыша приглушенный звук и хруст веток.

– Хватит! – тут уже не выдержала Лада.

Надя замолкла и с недоумением посмотрела на соседку.

– Что… значит… хватит? – всхлипывала она.

– Хватит спектаклей! – зло выкрикнула Лада. – Хочешь искать – ищи, хочешь истерить – избавь меня от этого зрелища. Я пошла домой, болеть дальше.

– Но… Ладушка… Мне помощь нужна. Нам надо найти его…

– Кого – его?! – Лада не собиралась смягчать тон.

Надя растерянно посмотрела на соседку.

– Нет у тебя мужа. И не было никогда!

Глава 2. Отчаяние

«Нет мужа, и не было никогда», – слова Лады прозвучали приговором.

– Так что кого мы всё утро ищем и по кому страдаем, а? – ехидно продолжала соседка. – Хватит перфомансов, пошли по домам и спать.

«Нет мужа, и не было никогда», – приговор эхом вновь и вновь проносился в голове. Надя была настолько потрясена, что забыла, как двигаться.

Однако глаза успели уловить движение за кустами. Это не просто случайный прохожий, кто-то специально наблюдал за ними!

– Смотри! – Наде казалось, что она крикнула что есть мочи, на самом деле едва прохрипела, беспомощно подняв руку и указав в сторону, где было движение.

Лада обернулась, однако там уже лишь ветер раскачивал ветки деревьев, отбрасывающих тень на кирпичные полукруги.

– Смотрю! – истерично прокричала она. – Деревья зеленеют, солнышко блестит! А я иду домой!

Она развернулась и зашагала напрямую к дороге, ведущей к домам.

«Нет мужа, и не было никогда».

Надя не знала, что делать дальше – куда идти, о чем думать, о чем мечтать. Словно она была на своем пьедестале, который грубо выпнули как табуретку из-под ног висельника, заставив рухнуть на землю, чтобы почувствовать боль всем телом.

Она смотрела на деревья, за которыми скрылась Лада. Веточки снова покачивались в такт ветерку, будто ничего не было. Никого не было. Вызванные человеком колебания пропадали, как следы на песке, стертые морской волной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2