Ольга Ярмакова.

Все начинается утром



скачать книгу бесплатно

Тяжело было жить Катарине, но она не жаловалась, у нее была дочь, ради которой она сражалась с жизнью каждый день. Одно лишь огорчало женщину: из-за негатива со стороны людей местные детишки не играли и не общались с ее дочкой, и это сказалось на маленькой Анне. Аннушка, так звала ее мать, росла замкнутым и тихим ребенком, хотя была очень доброй и отзывчивой девочкой. Любви и уважения к своей дочурке желала Катарина со стороны жителей деревни, лучшей доли хотела для дочери.


***


Вот что поведала женщина Элен пока они шли по тропе, усыпанной мелкой каменной крошкой, выйдя в лесной пролесок. По пути их обогнала небольшая группа рыбаков, спешащих домой с уловом. Мужчины в напряженном молчании обошли женщин, перекрестясь, и, не по-доброму пялясь на Элен, словно на чумную, а затем, прибавив шагу, быстро скрылись из виду.

Наконец, прошагав еще немного, в стороне от тропы на достаточном удалении показался дом травницы. По удобной дорожке, выложенной мелкой галькой и сокрытой от дороги травой ростом по колено, женщины подошли к домику. Это был небольшой, но добротный и крепкий на вид дом в один этаж высотой с вытянутым чердаком и окрашенный в темно-синий цвет; вокруг ограждением высился частый забор, поблекший от солнца и времени и давно нуждавшийся в покраске. Катарина распахнула калитку забора и пропустила вперед свою новую знакомую и в этот самый момент открылась дверь дома и оттуда вылетела навстречу маленькая девочка.

– Мамочка! Мамочка! – закричала тоненьким голосочком девочка, но увидев незнакомку, она остановилась, как вкопанная и замерла.

– Все в порядке, Аннушка, эту госпожу зовут Элен и ее не нужно бояться. – Улыбаясь, мать подошла к дочери и та прижалась к ней, обхватив ручонками за ноги.

Катарина ласково погладила дочь по пепельно-русым волосам, непослушным, выбившимся из двух маленьких косичек. Элен приветливо улыбнулась девочке и подмигнула, но та застенчиво спрятала лицо в юбке матери.

– Тебя долго не было. Я уж хотела идти за тобой, мамочка. – Тихо шептала Анна, уткнувшись в подол материнской юбки. – Я соскучилась.

– Дорогая, ты же знаешь, что я в это время всегда возвращаюсь домой. – Катарина нежно взяла ладонями детское личико, повернула вверх и, наклонившись, поцеловала лобик.

Девочка улыбнулась и счастливая обняла мать еще крепче, у Элен защипало в носу от такой картины.

– Аннушка, возьми у нашей гостьи корзину и отнеси ее на кухню. Я потом разберу ее. – Катарина погладила еще раз по голове дочь. – Не бойся ее, она не из деревни. Ничего плохого не сделает тебе.

Девочка недоверчиво глянула в сторону Элен и медленно отстранилась от матери. Девушка протянула корзинку, продолжая улыбаться, а Анна рывком схватила корзинку и побежала в дом, не оглядываясь.

– Не обижайся на нее, Элен. Слишком много ей досталось от местных. Слишком много одиночества для маленького ребенка. Слишком. Вот и растет дикаркой. Но пошли в дом. Сейчас будем ужин готовить.

У гостьи не нашлось ответа, все слова зажало тисками в горле.

Преодолев пару низеньких, но крепких ступенек, женщины прошли через широкую мощную дверь внутрь.

Дом изнутри оказался на удивление прост. Сразу за входной дверью располагалась достаточно просторная кухня с высоким окном и внутренними ставнями; проход через кухню дальше в дом был сквозной и не имел двери, за ним располагались друг напротив друга две комнаты, которые служили спальнями для хозяйки и ее маленькой дочери. Напротив кухонного окна стоял массивный стол из темной древесины, испещренный за время службы царапинами от домашней утвари, за которым вполне могли усесться десять человек, не тесня друг друга. Как потом призналась хозяйка, они с мужем мечтали о большой семье, которая бы собиралась за этим столом, но Господь распорядился иначе.

На деревянном стуле стояла корзина с травами, которую поставила Анна, поспешно скрывшись в своей комнатке. Катарина любезно предложила свою комнату гостье в полное распоряжение. Элен была смущена такой доброте и открытости, ведь в своем мире она очень редко видела такое проявление добра со стороны людей.

У горящего очага, обложенного ровными белыми камнями, позаимствованными когда-то с берега, величаво лежал большой черный кот и пристально взирал на каждого вошедшего в дом. Его нисколько не пугали искорки, вылетавшие из мерно танцующих язычков пламени, он попросту их не замечал, как и то, с какой грацией в дымоход уходил сизый клубящийся дым.

– Какой кот! – Вырвалось у гостьи.

– Это наш Мистер Мурлыка. Так его Аннушка прозвала. Уж не знаю, где она нахвататься могла таких обращений, а уж услышать и подавно, ведь и не с кем ей особо то. Говорит, он сам ей имя подсказал. Маленькая фантазерка.

– А у вас здесь очень хорошо натоплено. – Гостья поспешно стянула чепец и взъерошила вспотевшие волосы, вдова последовала ее примеру.

– Аннушка у нас ответственная за огонь в доме, когда я отлучаюсь по делам. Они с Мистером Мурлыкой поддерживают огонь. Кот несколько раз нас предупреждал, когда угли выкатывались на пол, а она помогает мне поддерживать пламя в очаге, подкидывает дрова. Иногда, правда, может перестараться, как сегодня. – Хозяйка подошла к запотевшему окну, по которому стекали маленькие ручейки влаги, и приоткрыла одну из створок, впуская вечернюю прохладу, взволновавшую очаговый дым и того, кто его сторожил. – Она у меня такая умница, самостоятельная и помощница. Моя маленькая гордость.

– А вы ее гордость.

Наскоро помыв руки, женщины приступили к приготовлению ужина: Элен вызвалась почистить и отварить картофель, Катарина сходила в огород за зеленью, потом спустилась в подпол и принесла оттуда засоленной рыбы, которую уложила в блюдо. Анна все-таки вернулась на кухню и резала хлеб, украдкой поглядывая с интересом на незнакомку. Когда картофель сварился, его размельчили ножом в кастрюле, смешали с маслом и зеленью и подали к столу в красивом темно-синем глубоком блюде с белыми звездами по окантовке. Хоть еда была проста и не прихотлива, у Элен потекли слюнки при одном виде легкого пара, исходящего от ароматной картошки.

Все трое уселись близко и Катарина с Анной склонили головы в благодарственной молитве. Затем был роздан хлеб и каждый брал из блюда себе картофеля, сколько желал. Тоже проделано было с рыбой, вкуснее которой Элен еще не ела. Кота тоже не забыли, в миску было отложено достаточно рыбы и Мистер Мурлыка с кошачьим достоинством и благодарным урчанием, отужинал с людьми. Покончив с едой, Катарина разлила в изящные фарфоровые чашечки густой черный кофе, который сварился к тому времени. Элен пребывала в некоем блаженстве: сытный вкусный ужин, а теперь обволакивающий изнутри теплом кофе, словно колдовское зелье, погружали в расслабленное состояние покоя.

Делая маленькие глотки и смакуя на языке терпкий привкус божественного напитка, девушка рассказывала неторопливо хозяйке о своем доме, семье и стране. Катарина иногда перебивала ее и задавала много вопросов, но в целом беседа шла размеренно и плавно. Маленькая Анна уже не жалась около матери, а облокотившись о край стола, с жадным интересом ловила каждое слово гостьи, которой явно не боялась, а временами даже осмеливалась задавать вопросы и, получая на них ответы, то улыбалась, то удивленно открывала рот. И Элен ловила себя на мысли – как можно было не любить этого милого чистого ребенка с ясными светлыми глазами, с веснушчатым личиком, курносым носиком и задорными полураспустившимися косичками? Как?

Кот снова занял свое место у теплого очага, лег на живот и, подмяв под себя лапки, внимательно слушал гостью, не сводя с нее своих круглых желтых глаз. За долгой беседой было выпито немало кофе, но на дворе уже стояла глубокая ночь, девочка начала зевать, и, глядя на нее, у остальных глаза начали слипаться. Было решено идти спать.

– Мамочка, а ты мне сегодня расскажешь сказку?

– Я ее тебе завтра расскажу, малышка, сегодня у нас гостья и сказки подождут.

– Если хочешь, я могу тебе рассказать одну сказку. – Предложила Элен, видя разочарование на детском личике. – Ее мне в детстве рассказывала сестра, сочинившая, кстати, специально для меня – непоседы, чтобы побыстрее меня усыпить и отчасти, потому, что она любила придумывать истории.

– А сейчас она придумывает сказки? – Девочка оживилась и буквально прильнула к колену рассказчицы.

– Нет, она повзрослела и ее воображение поменялось, оно стало другим. Ведь, чтобы быть сказочником, нужно суметь не повзрослеть и оставаться маленьким ребенком не смотря ни на какие испытания. Ей это не удалось.

– А тебе удалось?

– А сейчас мы это узнаем. Однажды в одном большом городе жила маленькая девочка. Ее звали Нелия…


Однажды в одном большом городе жила маленькая девочка. Ее звали Нелия. Семья, где жила девочка была очень бедной. Отец был рыбаком, а мать работала прачкой. У девочки были две старшие сестры и младший братик Нико, которого она обожала. С самого раннего детства Нелия не могла играть в игрушки, так как в семье всегда было мало денег, а была вынуждена помогать матери, как и ее старшие сестры.

И вот однажды в семье случилось несчастье. Маленький Нико очень тяжело заболел, а денег на лекарство не было. Родители каждый день уходили рано утром, а возвращались поздно вечером, чтобы заработать побольше денег для маленького сына. Но пришел самый мрачный день – отец потерял работу, а мать заболела, и деньги на лекарство закончились. Сестры и отец пытались искать работу, но им не особо везло, а то, что удавалось подзаработать, едва хватало на еду. А малютка Нико все болел и болел теперь уже вместе с мамой.

И тогда Нелия ушла из дома в поисках хоть какого-нибудь заработка: она помогала повару, работала портнихой, подметала, стирала, шила. Одним словом, работала там, где ее брали, ведь она была еще маленькой девочкой. Но вся эта работа плохо сказалась и на ней. Те немногие крохи, которые она заработала, она потратила на лекарства для братика и мамы. Лишь добрый повар ее подкармливал, жалея эту маленькую худенькую девочку, но Нелия умудрялась часть угощения приносить домой, где все делилось на всех поровну. И вот после недели такой работы, она шла домой и упала, потому что ослабла от недосыпа и недоедания.

Так вот она упала и лежала, потому что сил встать у нее не было. И люди проходили мимо, им было все равно. Но, о чудо, чудеса и должны свершаться именно в такие моменты, как раз в это же время по этой же улице проезжал богатый экипаж, в котором ехал домой мальчик из богатой семьи со своей няней. Он увидел девочку и приказал остановиться. Вместе с няней они перенесли Нелию в экипаж и отвезли в роскошный особняк, в котором и жил мальчик. Девочку хорошо накормили и усадили у камина погреться. Она познакомилась со своим спасителем. Его звали Рени. Мальчик был сиротой, жил в большом доме и воспитывался няней. А его опекуном был дядя, который любил мальчика, как родного сына, но сам постоянно находился в разъездах.

Друзей у Рени не было, и девочка ему очень понравилась, а потому, он захотел помочь ее семье. Он взял с кухни огромную корзину, наполненную вкуснейшей едой, конечно, корзина оказалась слишком тяжела для маленького мальчика, а посему на помощь маленькому господину пришел его верный и надежный возничий, тот, что управлял хозяйским экипажем.

Так вот, поехал Рени вместе с Нелией к ней домой. Встретила его семья девочки недоверчиво поначалу, ведь он был богатым мальчиком, а, как известно, все богатые мальчики зазнайки и избалованы своими богатыми родителями. Но оказалось, что Рени, очень скромный и добрый, а еще и отзывчивый. Он каждый день приезжал навещать Нелию и ее больного братика, и привозил нужные лекарства.

И вскоре семья девочки полюбила его, а мама и вовсе называла его сыном. Нико поправился, да и мама тоже. И Рени забрал их жить в свой большой дом. Для отца Нелии нашли работу на рыболовном судне, старшие сестры пошли в школу, а Нелия и Рени теперь были неразлучными друзьями. Мальчик теперь был не одинок – у него появилась любящая и заботливая семья. Да, да. Рени любили не за его деньги, а за его доброе и отзывчивое сердце, хотя нашлось немало злых и завистливых языков, утверждавших обратное. Но ведь не каждый придет на помощь в трудную минуту, даже, если у него есть деньги, и не каждый ответит искренней любовью в ответ.

Вот так семья Нелии больше не знала голода и нужды и приобрела доброго и надежного друга, который нуждался в их любви.


– Повезло этой Нелии. Я бы тоже хотела, чтобы со мной кто-нибудь дружил, все равно кто.

– У тебя обязательно будут друзья, никогда не гони надежду из своего сердца и верь искренне, все придет в свое время, Аннушка. – Гостья подмигнула и озорно и легонько щелкнула пальцем по детскому носику, чем вызвала ответную не менее озорную улыбку.

– А они потом выросли и поженились? – Спросила девочка.

– Кто? Нелия и Рени? Вполне возможно. Продолжения не было у сказки.

– А вы придумайте продолжение, у вас точно получится.

– Аннушка, пора всем отдыхать, иди в кроватку, я сейчас приду и причешу тебя перед сном. – Тут вмешалась Катарина и подтолкнула дочь к выходу из кухни.

– Спокойной ночи, госпожа… Элен. Добрых вам снов. – Девочка робко подошла к девушке и кивнула головой.

– Спокойной ночи, Аннушка. И тебе приятных сновидений. – Элен улыбнулась и слегка коснулась головы девочки кончиками пальцев. Та подняла голову и улыбнулась в ответ, а затем, шлепая по полу босыми ножками, убежала в комнатку.

– Я всегда ее на ночь причесываю. Моя мать в детстве мне также расчесывала волосы, и в такие минуты не было никого ближе нас двоих. Так и с Аннушкой у нас. Это своего рода ритуал перед сном.

Катарина встала из-за стола и пошла в комнату дочери. А Элен подошла к окну и залюбовалась яркой круглой Луной на ночном небе. Довольно скоро вернулась хозяйка и с улыбкой сообщила, что Аннушка в восторге от их гостьи и хочет, чтобы та пожила с ними хоть какое-то время. Элен не стала ничего обещать, но поблагодарила в ответ гостеприимную женщину.

Мистер Мурлыка потягиваясь, встал с нагретого местечка и неторопливо подошел к девушке. Обнюхав и, видимо, одобрив гостью, кот стал тереться о ноги и когда Элен присела снова на стул, то он запрыгнул к ней на колени и тут же свернулся клубком, урча от удовольствия.

– Ты очень понравилась Мистеру Мурлыке, а я тебе скажу, он особо никого не жалует, кроме старой Марии, ни кому не дает себя гладить, а тут просто идиллия какая-то. – Катарина усмехнулась и присела рядышком.

– Он у вас пушистое чудо, а как долго он живет с вами, Катарина? – Девушка с удовольствием запустила ладонь в длинную и мягкую шерсть кота, ощущая пальцами легкую вибрацию от утробного урчания животного.

– Два года он с нами, Элен, два тяжелых года. В ту ночь, когда мой Николас погиб и я, обезумев от горя, слонялась по берегу в слепой надежде отыскать его среди водорослей и ила, выбрасываемых океаном на камни, так вот, на самом рассвете, когда первые лучи утра рассеяли тьму, у одной коряги, обмотанной травой и водорослями, я его и нашла.

– Мужа?! – Воскликнула гостья.

– Нет, если бы…. Кота. Он лежал и казался дохлым, уж не знаю, как этот бедолага выжил, но ему явно повезло, что я наткнулась на него, иначе бы он там и помер, под той корягой. Мне стало жаль его, я отнесла его домой и выходила. Я думала, что если помогу этому несчастному существу, если спасу его, если он выживет, то может быть мой Николас тоже…

Катарина зажала рот ладонью, пытаясь утихомирить всплывшую боль, но Элен видела, как тяжело ей это дается.

– Я очень сочувствую вам, это слишком тяжелая утрата для жены и для дочери, простите, что снова вам напомнила о ней.

– Нет-нет, дорогая, все нормально, ты не причем, просто я все еще надеюсь, что он жив и может быть его, как и этого кота прибило куда-нибудь, и кто-то его также пригрел и спас. Я только на это и надеюсь. Нет ни тела, ни могилы. Остался только ветер.

– У вас есть дочь и этот кот, а еще ваша жизнь. А это несметное сокровище, поверьте.

– Ты права, милая. – Хозяйка улыбнулась. – Этот кот не так прост, он словно все, абсолютно все понимает, только сказать не может. Мистер Мурлыка наш защитник и талисман.

– Защитник?

– Эти люди, что живут в деревне, это же одни лицемеры! Они видят во мне лишь ведьму, дочь спесивого рыбака и вдову проклятого неудачника. Да-да, все это я слышала и слышу не раз, моя дорогая. Мой отец всегда говорил: Никогда никого не суди, никогда никого не оценивай, никогда ни на кого не оглядывайся. Может статься, что те, кто находится рядом с тобой, ровняются на тебя.

– Золотые слова, Катарина!

– Каждый человек приходит в этот мир на равных условиях и возможностях, понимаешь, мы все изначально равны, все! А потом начинается – ты с ней не общайся, она плохая, нечистая, обходи ее стороной. А потом что будет? Кинь в нее камень? Брось палку? Затрави, как собаку? Повесь на суку?!

Элен поддалась вперед и, обняв Катарину, прижала к себе, гладя по распущенным волосам, как обычно матери успокаивают своих детей, забирая каждым прикосновением боль и страх.

– А Мистер Мурлыка, он не пускает их в наш дом, он всегда оказывается рядом с малышкой или со мною, когда кто-то начинает угрожать расправой. Его почему-то люди бояться и не смеют нас обижать. Но, Элен, я боюсь, что скоро и это перестанет их останавливать. Еще пройдет немного времени и их никто, понимаешь, никто не сможет остановить.

– А может вам с Анной просто переехать в другой город? Там вас не знают и не причинят вреда.

– Я не могу покинуть землю, в которой лежат мои родители и на которой я была хоть и недолго счастлива. Это моя родина и оставить ее я не смогу.

– Но надо думать и о ребенке, Катарина! У нее же нет будущего здесь! Среди этих людей!

– Я знаю и понимаю, но сила неодолимая меня держит здесь, корнями я опутана.

– Ладно, утро вечера мудренее, надо ложиться и отдыхать. – Заметила девушка.

– Ты права, дорогая, прости, что раскисла, действительно уже очень поздно и все устали.


***


Обе уже собирались расходиться по комнатам ко сну, как на улице послышался отдаленный странный шум, который насторожил и привлек их внимание. Недолго думая, женщины подошли к окну и, вглядываясь в темноту, напрягли все свое внимание и слух. Шум больше похожий на гул шел со стороны центра деревни и усиливался, перерастая в жужжание.

– Катарина, посмотри на Луну! Что это? Затмение? – Элен схватила за рукав женщину и поднятой вверх рукой указала на небо.

Желтый диск медленно заглатывала черная тень с неровными краями и свет постепенно угасал.

– Что за чертовщина?! Я знаю, что такое затмение, но это не оно! Элен, это не оно! Это не Божье явление, а дьявольское! – Катарина перекрестилась трижды и стала читать вслух молитву.

Элен заметила в темноте маленькие огоньки, которые разрастались в количестве по всей деревне и странно прыгали. Она обратила на них внимание хозяйки и та, прервав свою молитву, замерла, всматриваясь в темень. Шум приближался в сторону их дома вместе с огоньками и вскоре в воздухе стали различаться слова.

– О, Боже! Это же люди с факелами идут. И они идут прямо к моему дому! Что случилось? – Катарина была напугана, ее ладони, нырнув в густые каштановые волосы, нервно гуляли по всей голове.

Казалось, что женщина хочет взбить прическу, если бы не вид испуганных глаз, в которых слились страх и беспокойство. Элен была напугана не меньше ее, с детства девушка боялась темноты и того, что могло из нее выйти. Она стояла рядом с Катариной, держась за ее руку, как бы ища защиты и поддержки. Мистер Мурлыка, давно перекочевавший на пол, нервно бегал по кухне с высоко задранным хвостом, его тоже происходящее волновало не меньше, чем женщин.

Луна полностью скрылась, и стало совсем темно и жутко. Но в темени женщины смогли различить движущиеся тени с огнями, приближавшиеся быстро к дому. Воздух наполнился криками множества людей, выкрикивающих ругательства, среди которых чаще всего повторялась одна фраза: «Смерть ведьме!».

– Нужно запереть все двери и окна! От этих людей только беда исходит. Не знаю, что нашло на них. Помоги мне, Элен. Помоги запереть дверь. Скорее! Даст Бог, и мы продержимся, выстоим! – Катарина бросилась к входной двери и стала задвигать тяжелый широкий засов.

Элен подбежала к ней и помогла подпереть дверь одним из стульев для дополнительной устойчивости. Дальше в быстром темпе женщины закрыли ставни и заложили их внушительным брусочным засовом. Люди уже окружили дом и прорывались через забор. В судорожной спешке женщины закрывали окна в спальнях и, напоследок, вспомнив про заднюю дверь, закрыли ее на щеколду и подперли табуретом для верности. Больше ничего более внушительного в жилище не нашлось и оставалось надеяться на крепость стен и дверей.

Дом был окружен плотным кольцом разъяренных людей, с бешенством, изрыгающим из себя проклятия и обещания смерти. Входная дверь вдруг сотряслась от мощных ударов извне, и воздух разорвал голос мощный и властный:

– Ведьма, выходи сейчас же из своего проклятого дома! Вся деревня пришла тебя судить за дела твои мерзкие и черные. Вышло твое время, по чистой земле ходить, да богомерзкими делами промышлять. Выходи сейчас же!

От этого крика вздрогнули обе женщины, кот ощетинился, шерсть его встала дыбом и он, шипя и скалясь, встал у самой двери, готовясь принять на себя первого, кто осмелится пройти через порог; Катарина побледнела и прошептала осипшим голосом:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33