Ольга Янышева.

Лис и Александра



скачать книгу бесплатно

Александра

– Еще раз, попытаешься меня ударить, я завяжу подол твоего платья тебе на голове, сниму твои панталончики и выпорю по розовой заднице, ремнем, больно! Всосала! – У меня от шока даже дар речи пропал.


Мужчина стал пристально рассматривать обстановку королевских покоев, продолжая больно удерживать мою руку. Его выражение лица плавно менялось со злого  на полного недоумения.


– Пусти… – зашипела я на этого остолопа.


Мужчина ошалело перевёл на меня взгляд, резко отпуская руку. Я прижала ее к себе, стала тереть другой рукой. Наверное, будет синяк!


– Извини.


– Извини? Нет, мужлан, ты так просто не отделаешься, – злобно заявила я, видя, как терпение этого громилы лопается.


– Заткнись! – Рявкнул он, переводя взгляд с меня на Алисию.


– Вы вообще кто такие?


– Кто я такая?! – Злость буквально душила меня.


– Ты глухая что ли? Я сказал кто вы такие, а не ты персонально. Что со слухом проблемы?


От ярости я перестала тереть руку. Гордо выпрямилась:


– Я принцесса Аквитании! И я нахожусь в своем замке. А вот кто ты такой?

Лис

Принцесса???!!! Такого я еще не видел. А что сразу не императрица? Киндер, похоже, совсем заигралась в сказки!!! На моем лице расплылась глумливая ухмылка:

– Так прямо и прЫнцесса? – проигнорировал я ее вопрос. – И как зовут прЫнцессу – Будур или Турандот?

Вопрос поставил девушку в тупик, она даже опешила: – почему Будур или Турандот?

– Ну, я только таких прЫнцесс знаю.

– Я Александра Аквитанская.

– А, Шурочка значит. Понятно. – Повернулся к сидевшей на полу, – а ты, милашка, то же прЫнцесса?

Та отрицательно замотала головой.

– Ну, слава богу. Хоть кто-то тут не прЫнцесса. А кто ты?

Девица пыталась ответить, но слышны были только какие-то непонятные звуки, похожие на всхлипы.

– Она моя фрейлина, баронесса Витольд!

Блин опять засада. Если не принцесса, так баронесса обязательно.

– И что же мне так везет на вас, на принцесс. И все какие-то попадаются, одна на меня сказала ЭТО, вторая драться лезет.

– Хорошая принцесса, раз сразу определила тебя не как рыцаря, а как скота.

В ответ, я только криво усмехнулся.

– Стража! – неожиданно закричала принцесса.


Ее крик подхватили за дверью, призывая стражу. Раздался топот, дверь резко открылась и в комнату влетело трое. Колоритные бодигарды – в надраенных доспехах с мечами наголо, разодетые как петухи. Пистолет сам прыгнул мне в руку. Стоявшую рядом скамеечку, подцепив ногой, отправил под ноги первому, он запнулся и грохнулся на пол. Тут же впечатал ему ботинком по голове, облаченной в шлем. Видел, как шлем прогнулся. Он что, из фольги? Второго встретил ударом ноги, когда он попытался перепрыгнуть через своего лежащего товарища. Не парень, ты явно не ниндзя. Тот улетел назад, прямо на третьего. Оба завалились возле входа. Но в комнату продолжали лезть другие.

Грохнул выстрел. Самый шустрый, прорвавшийся через затор, опрокинулся на баррикаду из тел. Все же, девятимиллиметровая пуля, обладает хорошим останавливающим эффектом. Но я допустил ошибку. И как я мог так лохануться? Оставил за спиной, без контроля, бешенную соплячку. В голове взорвалась бомба. Мир поехал в сторону и последнее, что я запомнил, это приближающийся к моим глазам ковер на полу. Дальше мрак.

Александра

– Стража! – неожиданно даже для себя закричала я.

Мой крик подхватили за дверью, призывая стражу. Раздался топот, дверь резко открылась, и в комнату влетело трое стражей. Он неожиданно быстро среагировал на гвардейцев. Двигался как большой и хищный кот. У дверей началась свалка. Вот только свалка получилась исключительно из моих гвардейцев. ОН же оставался на ногах. Что-то сильно грохнуло и один мой гвардеец упал на спину мертвым.

Это окончательно вывело меня из себя и я, схватив первый попавшийся под руку предмет, которым оказалась великолепная ваза, ещё времен моей прародительницы, разбила ее о голову этого негодяя.

Когда он упал, гвардейцы хотели его изрубить, но я запретила, велела оттащить его в самую глубокую темницу королевской тюрьмы, откуда невозможно было убежать. Я хотела насладится его унижением. Увидеть, как он будет ползать на брюхе, вымаливая себе свою ничтожную жизнь. А после этого отдать его в руки палача.

Я находилась на последней стадии терпения, чувствуя, как самоконтроль трещит по швам, поэтому вся прислуга с живостью убирала последствия встречи с этим громилой, а Алисия, скомандовав принести мне успокоительный чай, сопроводила меня в ванную комнату.

Когда я ложилась спать, перед глазами продолжали мелькать образы боя этого мужчины с моими солдатами. Уснув под утро, я продолжала видеть карие глаза громилы, которые смотрели на меня с укоризной, но уже во сне.


Глава 2

Лис

Голова раскалывалась и плющилась, как будто ее положили на наковальню и пара молотобойцев усиленно трудились над ней. Когда взгляд сфокусировался, увидел перед собой рожу. Здоровенная харя, с минимумом зубов, а те, что оставались, представляли жалкое зрелище.

– Что, очнулся? – заявила харя.

– Ага, твоими молитвами. – Сплюнул на пол. Слюна была красной. Знатно значит приложился, даже ковер не помог. КОВЕР!!! Вспомнил предшествующие моему приходу в сознание события.

Злость начала заполнять меня. Вот сучка. Чем это она так шарахнула мне по кумполу? Ну, ничего, мы с тобой обязательно проведем воспитательную беседу на тему, что такое хорошо и что такое плохо! Главное выбраться отсюда.

Я находился в каменном мешке, что-то типа стакана. Окружность имела метров десять в диаметре. На высоте трех с небольшим метров, виднелась дверь из широких и толстых, окованных потемневшим металлом, досок. В верхней части двери имелось небольшое смотровое окошко, с  металлической решеткой. От двери до пола шла, вдоль округлой стены, каменная лестница. Я сидел на каменном полу, на моих руках были средневековые металлические браслеты. Которые цепью, через кольца с каждой стороны, крепились к двум небольшим блокам. Я понял, что так можно было натягивать, уменьшая или наоборот отпускать, увеличивая, длину цепей. Я находился напротив лестницы. Рядом с лестницей, в таких же браслетах сидел какой-то бедолага, со страхом следящий за толстячком, поприветствовавшим меня первым. Толстяк раскочегарил жаровню. С удовольствием раскладывая клещи, крючки и прочие, как я понял, пыточные приспособления.

– Что-то у тебя бедный ассортимент!

Толстяк удивленно на меня посмотрел: – почему бедный? Как у всех.

– А где "испанский сапожок"?

– Какой сапожок?

– Испанский, чучело. Что, не знаешь что ли?

– Нет. – Удивление, на лице дегенерата достигло максимума, на оскорбление он не обратил внимания.

– Как у вас тут все запущено! А "железная дева" где? То же нет? У-у-у.

Толстяк присел на корточки, в паре метров от меня: – расскажешь?

– Обязательно, в следующий раз только.

Толстяк разочарованно вздохнул: – боюсь, следующего раза у тебя может не быть.

– А чего так?

– Вот чудной человек, – воскликнул он, – ты совершил сразу несколько тягчайших государственных преступлений. Оскорбление Ее Высочества, нападение на Нее и ты видел то, что видеть простым смертным нельзя.

– Насчет оскорбления, согласен. Хотя, на мой взгляд, это не оскорбления, а констатация факта. Чучело она и есть чучело, так же как и курица, вместо мозгов опилки.

Толстяк, подскочил на месте, а мой однокамерник охнул.

– Замолчи! – заорал толстяк, – или я тебе прямо сейчас язык вырву.

– Да ладно, чего так засуетился? Хорошо не буду. Насчет нападения, так поклеп это. Если кто на кого и напал, так это она на меня – шарахнула чем-то по голове.

На лице палача, появилось благоговение.

– Ее Высочество сама, собственными ручками приложила тебя? Ооо! Воистину, я счастливый человек!

– Это почему? – теперь удивился уже я. Больные они тут все что ли?

– Как почему? Я совершу казнь человека, которого отметила собственноручно наша добрая принцесса!

– Добрая? – я аж закряхтел.

– Добрая, чужеземец! Ее высочество – будущая королева Аквитании!

– Прими мои соболезнования!

– ???

– Если бы у нас в стране появилась такая королева, я бы сбежал оттуда не задумываясь. И мне не потребовалось бы сорока минут, что бы добежать до канадской границы, хватило бы и десяти.

– Не знаю чужеземец, о какой границе ты говоришь, но ее высочество все любят.

– Ну, любите дальше. Кстати, ты сказал, что я увидел то, что простым смертным видеть нельзя, так? – палач кивнул.

– А что я там такого увидел? – озадачено задал вопрос сам себе.

– Не знаю чужеземец и знать не хочу.

– Ноги ее видел в чулочках с прикольными панталончиками…

– Заткнись!!! – лицо толстяка посерело. У второго заключенного глаза стали как блюдца.

– Ну ладно, ладно. Что так возбудился то? – нужно было срочно переводить разговор на что-то другое, так как толстяк схватил клещи, – а этот за что сидит? То же за оскорбление ее высочества?

Толстяк недоуменно остановился, посмотрел на второго узника.

– Нет. Это недоучка маг. Его вышибли из академии и он стал приторговывать фальшивыми амулетами! За это его ждет аутодафе.

– Маг? Амулеты? Да еще и фальшивые? А что, есть и настоящие?

– Конечно! Ты что с Луны свалился?

– Не, из ночного клуба. Весело тут у вас. Маги, колдуны, амулеты, артефакты, аутодафе. Блин, палата номер шесть какая-то! – сказал я и подумал: «обмочиться можно! О, кстати, насчет обмочиться. Удивительно, но штаны сухие, сколько я был в отключке?»

Правда и мочевой пузырь уже на уши по-черному давит. Встал. Стоял, чуть ли не согнувшись. Длинны цепи для рук, явно не хватает, что бы нормально справить нужду.

– Слышь, – обратился я к толстяку, – ослабь руки, мне помочиться нужно.

– Может тебе еще и горшок ночной принести? – засмеялся он, – в штаны делай.

– Толстый, а если я сейчас еще кое-что расскажу про принцессу? То, что тебе слышать не рекомендуется? Глядишь и ты тут рядышком окажешься.

С удовлетворением увидел панический испуг на лице палача.

– Давай расслабь руки, недоносок.

Палач со злобой и страхом, глядя на меня, все же ослабил цепи на обеих руках. Я смог, наконец, выпрямиться нормально и облегчиться, направив струю в сторону жаровни.

– Ничего, я посмотрю, как ты запоешь, когда я примусь за тебя. – Злорадно сказал он.

– Мечтай. Мечтать не вредно, вредно не мечтать.

Похоже я на самом деле не у себя дома, а в каком-то непонятном месте. Или у меня реально крыша течет. Ладно, главное не зацикливаться, проблемы будем решать по мере их поступления. Тем более одна такая нарисовалась. Это кто-же мне такую подляну устроил?

Неожиданно дверь открылась. На пороге появился какой-то разодетый в цветастое крендель.

– Внимание! Ее высочество, принцесса Аквитании. Повиновение. – Пафосно заявив, он стал спускаться по лестнице, опасливо смотря вниз. Ну да, перил то не было. За ним по лестнице сбежали двое солдат. Потом в проеме двери появился, упакованный в блестящие доспехи и разряженный как петух офицер. Он аккуратно держал за пальчики, облаченные в перчатку, Александру.

– Осторожно ваше высочество, – заботливо приговаривал он.

– Ба! Какие люди в Голливуде! Неужели сама принцесса Аквитании, решила осчастливить узников замка Ив, своим присутствием? – с сарказмом прокричал я.

Дождавшись, когда процессия сойдет с лестницы, подмигнул идущей за принцессой молоденькой баронессе: – мадемуазель, надеюсь, вы не будете падать в обморок, как в прошлый раз. Предупреждаю сразу, я только что помочился на пол. Да-да, недалеко от того места, где вы стоите.

Взглянув на принцессу, шаркнул ножкой: – Ваше Высочество, вы очень гостеприимная хозяйка, надеюсь, что это самый роскошный номер люкс в вашей стране?

Палач, сложившись вдвое, так и застыл, глядя в пол.

– Я смотрю, королевская тюрьма пошла тебе на пользу. По крайней мере, ты стал более вежлив с титулованной особой! – торжествующе глядела она на меня.

Я нагло ухмыльнулся ей в лицо. Наверное, шестым чувством она поняла, что я сейчас скажу что-то такое, что ее поданные, слышать не должны.

– Всем заткнуть уши! – резко выкрикнула Александра.

А вот это ты зря так сделала, цыпа. Стоявшие рядом со мной солдаты выполнили приказ не задумываясь, хорошо надрессированные засранцы! При этом уронили оружие, напоминающее алебарды. Одну из них я сумел подхватить, мгновение и отточенное лезвие оказалось около ее белой шеи. Цепь не позволяла мне подойти к девушке, но длины алебарды вполне хватило. Никто даже не успел среагировать.

– Всем стоять! – словно удар бича, прозвучала моя команда. Расфуфыриный вояка, попытался дернуться обнажив свой меч, но тут же замер.

– Всем отойти к лестнице… быстрее, уроды! – подождал, пока сопровождающие принцессу не собьются около лестницы в стадо баранов. Ухмыляясь, глянул в глаза Александре и опять обратился к ее поданным: – а теперь на самом деле, заткните уши, так как навряд ли кто из вас останется живым и здоровым, после того, как услышит наш, с мадемуазель принцессой, разговор. – Эти бараны заткнули уши.

– Вот видишь цыпа, как все может измениться в мгновении ока.

Девушка побледнела, но держалась хорошо. В ее взгляде была только злость, ненависть и презрение.

– И я тебя тоже люблю, цыпа! Ты даже не представляешь, как чудно выглядишь в гневе. Блеск!..Скажи, чем ты меня по голове ударила?

– Вазой!

– Дорогая ваза была?

– Да. Ей больше тысячи лет.

– О, как ты ценишь мою голову! Не ожидал. Я тебе не безразличен, так ведь?

– С чего это ты так решил, чудовище?

– Это я-то чудовище? Ты в зеркало посмотри, вот там увидишь настоящее чудовище.

– Конечно, только держа лезвие около моего горла, ты можешь оскорблять меня. На большее ты не способен.

– Не бери меня на слабо, цыпа. Лезвие только лишь для того, что бы поговорить с тобой. Вот скажи, чего ты сюда приперлась? Насладиться зрелищем, как мне будут вырывать язык и ослеплять? То есть тебе доставляют наслаждение человеческие страдания, боль других людей? Так кто из нас чудовище, цыпа? Ты оказывается ко всему прочему еще и извращенка, патологическая садистка.

– А ты лучше? Да у тебя глаза убийцы. Или ты скажешь, что никого, никогда не убивал? А двое моих гвардейцев, которых ты вчера вечером убил?

– Убивал, отрицать не буду. Да у меня руки по локоть в крови. Но я убивал на войне. Там нужно убивать или тебя убьют. Таковы законы войны. И ты думаешь, что мне это доставляло удовольствие, цыпа? Нет. А скажи, служанок вчера выпороли, за то, что они плохо сделали тебе подвязку на чулке?

– Наверное.

– Наверное да, конечно. Тебе это по барабану. А сколько из них умерло после этого?

– Никто не умер, – не уверено сказала она – наверное.

– Опять наверное. Вот видишь, только лишь за то, что какая-то девчушка не сильно подвязала тебя, ее забили насмерть или искалечили. И кто ты после этого? Кстати цыпа, а панталончики ты сменила? Мне они понравились, вылитая Мальвина!

Принцесса покраснела: – Сволочь, ничтожество! Давай убей меня, пролей божественную кровь!

Я даже опешил: – кто божественная, ты?

– Да я! Я прямой потомок богини зари Эллии! – принцесса гордо подняла голову.

– Куда деваться! Голубая кровь, белая кость, да еще и отпрыск цельной богини, да не простой, а БОГИНИ ЗАРИ! Убиться об стену. Ну конечно, куда нам лапотникам. Нам бы просто в кулак высморкаться, да об чью-нибудь задницу вытереть.

– Ты еще и богохульствуешь!

– Что, еще одно государственное преступление совершил? Весело! Да ладно, одним больше, одним меньше. А за это преступление, что мне сделают? Язык вырвут, так его за другое преступление вырвать должны. Глаза выколют? Так их тоже за другое преступление выколоть должны. Руки отрубить? И здесь мимо! Предлагаю отрезать мне нос или уши, выбить все зубы, а из спины нарезать ремней. Один ремешок ты даже можешь потом использовать для какой-нибудь своей модной сумочки.

Теперь принцесса побелела.

– А что так Александра сбледнули? У меня тут татуировка есть – группа крови. Знаешь, как изыскано будет смотреться на ремешке.

– Какая группа крови? – ее глаза расширились.

– Обыкновенная, первая отрицательная.

Принцесса смотрела непонимающе.

Она даже не заметила, как я убрал острие алебарды от ее шеи.

– Господи, о чем это я? У вас же здесь дикое средневековье. Ну ладно. Кровь подразделяется на четыре группы и два резус-фактора – положительный и отрицательный. То есть, первая группа – резус положительный, вторая группа – резус положительный, третья группа – резус положительный и четвертая группа – резус положительный. То же самое и с отрицательным. У меня первая группа, резус отрицательный.

– А зачем?

– А это что бы, например, при ранении и большой потери крови, можно было сделать пациенту переливание от другого человека. Что бы он не умер.

– И к какой группе относится кровь принцесс?

– Да все равно. Это не имеет малыш, ни какого значения. У тебя она может и первой и второй и третьей и четвертой группы с положительным или отрицательным резусом.

Глядя на ее удивленный взгляд, сказал: – ладно, не замарачивайся, потомок богини зари. Где там твой палач, пора мне язык вырвать вместе с глазами.

Она только сейчас поняла, что ей давно уже ничего не угрожает.

– Эй вы, клоуны, – крикнул я гвардейцам, – держите свой свинорез, – бросил им алебарду.

Они сорвались с места как борзые, увидев зайца, на ходу выхватывая мечи.

– Не сметь. – Успела крикнуть принцесса, прежде, чем меня начали рубить.

Оба бодигарда, смотрели на меня бешеными глазами, сжимая в руках мечи. Хотя нет, это были не мечи, а что-то типа тяжелых шпаг.

Я, ухмыляясь, смотрел на них. Потом поискал глазами палача, – эй толстяк, давай сюда, устрой мадемуазель сеанс развлечения!

– Когда говоришь о принцессе Аквитании смерд, нужно говорить Ее Высочество! – встрял расфуфыринный вояка.

– Да пошел в задницу, клоун. Ты со своими буратинами, нарушили инструкцию, вы – зашли с оружием в камеру, где содержаться особо опасные, государственные преступники – я правильно, солнышко, сказал? И тем самым вы подвергли опасности жизнь и здоровье своей будущей королевы. Да вас, уродов, прямо сейчас нужно на дыбу, может вы заговорщики?

Принцесса удивленно посмотрела на вояку. Тот побелел.

– Это ложь, ты, мразь! – это уже мне.

– Серьезно? Хочешь я докажу это в течении пяти минут? Если мне освободят руки. Я, в отличие от ваших дилетантов палачей, умею проводить очень быстрый экспресс-допрос. Мало кто его сможет выдержать!

– Так значит ты тоже палач? – с презрением протянула принцесса.

– Ничего не значит. Просто в условиях военного времени, когда находишься на территории противника, захватываешь языка, то есть пленного для получения информации о враге. А так как во времени ограничен, а пленник еще начинает играть в героя, то проводишь допрос по жесткому. И получаешь необходимую информацию. Правда от пленного в этом случае, мало что остается. Ну, так это издержки войны дорогая!

Девушка вздрогнула. Посмотрела мне в глаза, – кто ты?

– А тебе, зачем это?.. Хотя, если тебе так это необходимо, зови меня просто – Лис.

– Это твое имя?

– Нет. Это мой позывной. И тебе этого достаточно будет.

– Ваше Высочество, – кланяясь, обратился к девушке палач, – разрешите, и я вытащу из него все, что вы пожелаете – как его зовут и откуда он.

– А пыль глотать не устанешь? – ухмыляясь, спросил я.

– Нет, не устану. Но ты у меня запоешь очень быстро.

– Ну, давай. Вот только учти такую вещь толстячок, чтобы не попасть к врагу в плен и не выдать секретную информацию, нас учили убивать себя. Например, я откушу себе язык и умру либо от болевого шока, либо просто захлебнусь кровью. Или разобью себе голову об стену. А если это будет невозможно, остановлю себе сердце. И все толстячок. А с трупом ты можешь развлекаться сколько угодно. – Насчет остановки сердца, я конечно погорячился, но им то это не известно.

Вся толпа, смотрела на меня пораженно.

– А вы что думали, что я боюсь умереть? Я давно уже не боюсь смерти. Это не так страшно, как кажется.

Александра глядя на меня, сказала: – нет Лис, ты умрешь не сейчас. С твоей головы не упадет ни один волос. Смерти ты не боишься, я верю в это. Но знаешь, что для тебя будет страшнее всего?

– И что же?

– Для тебя страшнее всего будет, ползать у моих ног и молить о прощении.

– Какая ты догадливая. Молодец, значит, точно истинная принцесса и в тебе точно течет кровь богини зари. – Мой сарказм заметила только Александра, остальные приняли все за чистую монету.

– Так вот, ты отсюда никогда не выйдешь, скоро обрастешь как зверь, твоя одежда превратится в лохмотья, на тебе будут кишеть насекомые. Свет ты будешь видеть только тогда, когда к тебе будут приходить тюремщики, приносить еду. Все остальное время ты будешь сидеть в темноте. Этот факел, когда догорит, менять не будут. И ты сломаешься Лис. Пусть не сейчас, пусть не через пять или даже десять лет, но это произойдет. И я дождусь этого Лис, поверь. Ты не сказал своего имени, что ж, пусть так. Его никто не узнает. И ты сам его забудешь. Находиться ты будешь здесь один. Этого, – она кивнула на второго арестанта, – завтра сожгут на костре. Так что у тебя есть еще полдня и ночь, что бы пообщаться с человеком. После чего, тебе будут только приносить еду. Разговаривать с тобой будет запрещено. И так же сегодня вечером на твое лицо, оденут железную маску. Прощай Лис. Мы увидимся с тобой тогда, когда ты захочешь поползать передо мной на своем брюхе. Или, если ты такой смелый, откуси себе язык и разбей голову.

– Ух ты какие страсти! Прямо как у Дюма, настоящий узник замка Ив. Потрясающе. А ты на самом деле добрая! – Я засмеялся. – Прямо мать Тереза!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное