Ольга Шерстобитова.

Нить волшебства



скачать книгу бесплатно


– Безобразие! Ни одной достойной работы! Да болотные кикиморы лучше вас вышьют! – ледяным голосом сказала профессор, возвращаясь к своему столу и что-то отмечая в журнале.

– А они умеют? – поинтересовалась Красава.

– Кто?

Бастинда встала перед классом, поправляя очки.

– Кикиморы, – прошептала мастерица, пожалевшая, что начала этот разговор.

– Болотная нечисть больше путает нити, чем прядет и шьет. И я бы на вашем месте остерегалась встретиться с таким духом.

– Почему? – робко спросила Дария.

– Потому, Критская, что кикиморы не умеют вкладывать положительные эмоции в свое творчество. В пряжу да нитки они добавляют весьма редкие заклинания.

– Какие?

– Смертельные, – отрезала Бастинда, оглядывая класс. – Сглаз и порча, заговоры на неудачу и беду.

– А бабушка говорила, что дух может и благоприятное напрясть, – шепотом выдала Дария.

– Может, Критская, но в редких и исключительных случаях. Для этого нужно либо спасти ту же кикимору из западни, либо оказать услугу. Тогда в благодарность дух нашепчет на нити добрые пожелания. Но, учитывая их пакостный характер, я бы не стала на вашем месте рисковать и связываться с ними, – угрюмо сказала преподавательница.

– Профессор Бастинда, а как быть с русалками? – спросила Дира, одна из близняшек-хохотушек.

Они со Свен были единственными на нашем курсе, кто хоть и признавал авторитет Бастинды, но абсолютно не боялся ее насмешек и язвительных замечаний. Аж завидно!

Какое-то время в аудитории стояла тишина, а затем Бастинда неожиданно улыбнулась, чем заставила всех нас поежиться.

– Русалки – единственный, пожалуй, вид нечисти, что относится к людям, а в особенности к мастерицам, более-менее лояльно, – сладко пропела она. – Они любят шить, а каждое полнолуние возле заколдованного озера, что в двух верстах за Нарой, оставляют клубки «неубывающих ниток».

По аудитории пополз шепоток.

– И это все волшебство? – фыркнула я. – Разве лень взять ножницы и…

– Нитки, Мальцева, не просто не заканчиваются. Они по вашему желанию превращаются в ту нить, что вам нужна. И у них большое преимущество – они не рвутся, не путаются. Про то, что клубок русалки зачастую обладает уникальными чарами, вы явно тоже не знаете, – припечатала она, усмехаясь.

Затем Бастинда вытянула ладонь, дунула, и мы чуть не ослепли от золотистого сияния. Я даже рукой прикрыла глаза.

– Думаю, что вам стоит продемонстрировать это волшебство, – улыбнулась она, пока мы как зачарованные пялились на переливающийся клубок ниток в ее ладонях.

– Шелковая желтая!

Преподавательница коснулась пальцами ниток, те засветились, а мы дружно охнули.

– Шерстяная красная! Простая голубая! Разноцветная льняная!

– И как добраться до этого озера? – не выдержала Дира.

Бастинда спрятала клубок, осмотрела класс и усмехнулась.

– Главное, не как добраться, а как взять этот клубок, – заметила она. – В новолуние нечисть сильна как никогда.

Вы не знаете даже основ боевой магии мастериц, а собираетесь отправиться к озеру. Хотите стать нечистью? Пожалуйста, рискуйте!

– А если повезет?

Преподавательница в очередной раз поправила очки на носу и фыркнула.

– Если повезет и добудете клубок, значит, из вас выйдет неплохая мастерица-вышивальщица, Критская. И я лично поставлю вам, когда предъявите клубок, созданный русалками, «отлично» по моей дисциплине за этот семестр, – серьезно сказала она.

Девушки снова зашептались.

– Профессор Бастинда, а можно еще один вопрос?

– Можно, – смилостивилась колдунья. – Но последний. Потом приступайте к работе.

– А много мастериц вы знаете, у которых есть такой клубок? – спросила Дира, задумчиво накручивая каштановый локон на палец.

– Немного. Гораздо больше глупцов погибли, пытаясь одолеть чары нечисти. Принимайтесь за дело.

Мы как-то дружно вздохнули всем девичьим обществом и полезли доставать наборы начинающих мастериц. Уже месяц учимся вышивать простые узоры и скромненькие цветочки да листики без применения магии. Бастинда говорит, что нам нельзя использовать заклинания, пока не получится идеальная, на ее взгляд, вышивка. А это… это примерно как ждать у моря погоды.

Я в очередной раз укололась иголкой, отвлекаясь на свои мысли. Аптекарская лавка за счет меня скоро станет как сокровищница дракона, если я не научусь пользоваться наперстком. Но тот только мешает и постоянно падает. И какая из меня мастерица, спрашивается? Я в очередной раз подавила вздох и всадила иголку в ткань.

После пары меня нашла Фиона.

– Привет! А меня Ромео на первый бал мастериц пригласил, представляешь? – сверкая восхищенными глазами, выпалила подруга.

– Представляю, – хмыкнула я.

Рыжик три дня у меня на чердаке репетировал эту прекрасную во всех отношениях фразу: «Ты пойдешь со мной на бал?» Стеснялся, заикался и боялся, что Фиона не согласится. Вчера я психанула и сказала, что сама ее приглашу от его имени, если он не успокоится. Рыжик побледнел и…

– Мне родители такую чудесную ткань для платья прислали! – уловила я радостные нотки в голосе кентавра. – Варь, а ты в чем пойдешь?

– Да так, есть у меня идея… – протянула я.

Не говорить же, что денег на платье у меня нет. Большая часть заработка с концертов на площади с Ромео ушла на покупку теплых вещей. Правда, вопрос с обувью до сих пор не решен. Бегаю в кроссовках, но те постоянно промокают. Полученной же стипендии мне хватит лишь на один сапог. В самом прямом смысле слова. Но расстраивать подругу, светящуюся от счастья, не хотелось.

– Там будет так весело! – прощебетала она.

– Почему? По мне, так все балы ужасно скучные.

– Ой, ты же ничего не знаешь! Я совсем забываю, что ты из другого мира, Варь! Сам праздник длится два дня, – начала она. – В первый день обычно старшекурсницы показывают свое мастерство и вручают правящей семье подарки.

– Хочешь сказать, что на балу будет король?

– Да. Вообще-то его величество Эридан в этом году должен был посетить Школу боевых магов, но, говорят, что принц его переубедил.

– Конечно, бал интереснее, чем рыцарские турниры, – улыбнулась я. – С девушками хоть пофлиртовать можно. С медведями на охоте да соперниками на состязаниях… хм…

Подруга заливисто рассмеялась.

– Так и подарки, как я сказала, будут. Можно познакомиться, понравиться… – мечтательно протянула Фиона, усаживаясь за мою парту.

– А что дальше будет?

– Танцы, – рассмеялась подруга. – А на второй день еще и конкурс, где опять же выберут лучшую плясунью. Победительница получит денежный приз и тур вальса с самим принцем!

Я закатила глаза. Теперь понятно, почему у нас вторую неделю в школе все только и делают, что говорят о нарядах, а по вечерам вместо того, чтобы заниматься, запираются в комнатах, из которых раздается самая разная музыка и слышится жуткий топот. Девичье общество вовсю готовится поразить его королевское высочество изящными пируэтами и балетными па. Наверняка и на пробежку по утрам все вышивальщицы выползают только ради того, чтобы блистать на балу.

– Варь, завтра наш факультет отправляют на ярмарку ткачей. Мы вернемся ближе к балу. Встретимся на празднике, да?

– Да, – соврала я, прикидывая, что мне надо будет где-то спрятаться, иначе подруга найдет и…

Нет, на бал пойти хотелось. Потанцевать, попробовать угощение, послушать сплетни и увидеть королевскую семью, но… платья-то нет! Я не так сильно завишу от мнения окружающих, но оказаться белой вороной не хочется. Если приду в джинсах и тунике, всеобщее внимание мне обеспечено. Среди мастериц-вышивальщиц я пока что единственная, кто на пары не носит платьев, предпочитая удобство и комфорт. Да и с моими кроссовками опять же платье надеть… Безвкусица.

Попросить в долг у друзей на наряд не получится. Фиона потратила все до последней монетки на туфли и украшения, а Ромео готовил девушке какой-то сюрприз. С другими же мастерицами я находилась в нейтральных отношениях.

Прозвенел колокол, и счастливая Фиона, попрощавшись, умчалась, источая аромат фиалковых духов, которые так нравились менестрелю, а я сосредоточилась на занятии.


Следующим утром после завтрака всех швей и вышивальщиц собрали в главном зале. Я, сонно зевая, лениво скользила взглядом по сторонам.

– Мастерицы! – раздался голос преподавательницы Бастинды. – Сегодня мы отправляемся в королевскую мастерскую! Многие из вас, закончив Магическую Школу Кудесниц, – при этих словах она поправила значок мыши, несущей клубок ниток, – будут искать работу. Королевская мастерская станет надежным причалом. Делимся на пары и проходим через портал. Не задерживаемся!

В воздухе вспыхнула золотистая дорожка. Девушки, толкаясь и шипя, ручейком потянулись к преподавательнице. Мы с Дарией пошли почти последними.

– Не разбегаться! Ждать меня. Не заступать за защитные контуры. Действует парализующая магия! – раздался напутствующий голос Бастинды.

Мы оказались в огромном зале. Потолок представлял собой стеклянный купол, сквозь который в погожий денек наверняка льется солнечный свет, заставляя золотистый пол сверкать. Сейчас же ничего, кроме хмурых туч, разглядеть было невозможно, и помещение казалось мрачноватым и пустым.

Постоянно хлопали двери, расположенные на одинаковом расстоянии. Люди и маги спешили по огромной лестнице, обходя нас со всех сторон. И все равно ощущение какой-то тревоги меня не покидало. То ли давят мраморные стены, то ли…

Я охнула и некрасиво указала пальцем на высокую женщину. В одной ее руке замерла иголка, а в другой – кусок ткани.

– Кто это?

– Великая Кудесница или Мастерица, как ее иногда называют, – благоговейно прошептала Дария, осторожно осматриваясь.

Я моргнула.

– Это статуя, Варь. Много веков маги и люди ныряли в океан за ледяными жемчужинами. Затем их расплавили, сделали…

Подруга кивком показала на красавицу с тонкими чертами лица и мудрым взглядом.

– Выглядит как живая, – прошептала я, нервно сглатывая.

– Мастерицы! – снова раздался голос профессора Бастинды. – Делимся на три группы, чтобы не толпиться и не помешать работникам.

Она быстро зачитала списки, потом представила нам двух мастериц – Вангу и Ладу, что будут нас сопровождать. Улыбчивые и общительные, с заплетенными косами и одетые в длинные синие платья, они мне сразу понравились. Дария оказалась в другой группе, поэтому помахала на прощанье рукой, последовав за Ладой.

– Сегодня мы посетим три отдела, – бодро сказала Ванга, когда и группа во главе с Бастиндой скрылась из вида. – Начнем, пожалуй, с самого большого – швейного.

Мы поднялись по лестницам, глазея по сторонам, прошли по длинному коридору, отделанному в песочных тонах, и оказались у двери.

– По всей королевской мастерской стоит защита, – предупредила девушка. – Если вы здесь работаете, то у вас будет допуск в общий зал и расположенные там кабинеты, а также в помещение-мастерскую по вашей специальности.

– Нам сказали, что на плетения наложены парализующие чары, – заметил кто-то из швей.

– Да, верно.

Девушка провела рукой вдоль двери, на поверхности вспыхнула ажурная сеть, слабо мерцающая синим.

– Это – первый уровень защиты. Если вы случайно не заметите плетение и окажетесь в такой паутине, то вас парализует. Вы не сможете двигаться до прихода боевых магов. Никаких болезненных ощущений не испытаете, – сказала девушка.

– А остальные уровни?

– Второй – паутина замерцает красным, опутает и… – Ванга поморщилась, – будут сильные ожоги. Третий же – плетение станет черным, накроет… Мгновенная смерть. Используется, если в королевскую мастерскую проникают враги. Активируется в том случае, если у носителя есть с собой оружие.

– То есть в мастерскую нельзя брать с собой мечи, к примеру? – уточнил кто-то.

– Да. Но иголки, ножницы и ножи допустимы.

– А как спастись от паутины? – спросила я.

– От нее невозможно спастись. Нити опутают вас в любом случае, дотянутся. Лишь те, кто вложил в нее часть своей силы – защитной, к примеру, или магию мастерицы, имеют над ней власть.

С этими словами Ванга, откинув толстую косу с васильковыми лентами, приложила ладонь к паутине. Та странно замерцала и исчезла. Дверь распахнулась, и мы нырнули внутрь. Я уловила запах ткани, кожи и пыли. Просторный зал, за столами которого трудились девушки и женщины разных возрастов, впечатлил всех. Стены – разноцветные стекла, а под потолками тяжелые кованые люстры, сделанные в виде паутины, с которой свисают небольшие паучки и в лапах держат огоньки. Жуть, если честно! Как тут можно работать? Я чихнула и потерла нос.

– Перед вами один из залов швейной мастерской. Всего их насчитывается пятьдесят, – пояснила Ванга.

– А почему так много? – поинтересовалась Дира, оказавшаяся со мной в одной группе.

– Одежды тоже немало шьют. Штаны, рубашки, туники, платья… Не сосчитаешь сколько! Кроме того, есть отдельное помещение, где создаются наряды для королевской семьи, к примеру, – улыбнулась мастерица. – Я даю вам полчаса, чтобы рассмотреть все, что захотите, и вернуться ко мне. Старайтесь не отвлекать мастериц.

Мы разбежались по залу, с любопытством рассматривая, как работают опытные рукодельницы. Мы шили, не используя заклинания, а в королевской мастерской девушкам достаточно было управлять взглядом иголкой с ниткой, а не держать ее в руках. Правда, этот самый взгляд у них сосредоточенный, цепкий и какой-то не очень радостный. У многих были бледные щеки или, наоборот, слишком сильный румянец. Вполне возможно, что от недостатка воздуха. В помещении было душно и даже жарко.

Отряхивая с обуви разноцветные нитки, я пробралась в самый конец швейного зала и огляделась. Вроде бы все хорошо, но тревога нарастала, не отпуская. Хоть срывайся и беги со всех ног. Наваждение какое-то! Маленькая худенькая девушка неподалеку шила, что-то шепча. Иголка опустилась на ткань, девушка обрезала нить, и я случайно увидела черную паутину на внутренней стороне ладони.

– Что это? – спросила я, вглядываясь в странный рисунок.

Мастерица подняла глаза, серые и уставшие, оглянулась, поманила меня пальцем.

– Знак принадлежности к королевской мастерской, – шепотом ответила она.

– И зачем он?

– Чтобы можно было проходить защиту.

Хм…

Она уронила клубок ниток, и мы вместе наклонились, чтобы его поднять.

– Не верь всему, что тут тебе скажут, – прошептала мастерица. – Здесь давно живет зло, которое никто не в силах остановить.

Я вздрогнула и поднялась. Девушка вдела нитку в иголку и принялась за работу, будто ничего не случилось и мгновение назад она мне ни слова не сказала. Решив, что не стоит думать о плохом, я поднялась и пошла к выходу, где нас дожидалась Ванга.

Мы дружной вереницей покинули швейный зал, поднялись на второй этаж, прошли защитный барьер и оказались в таком же помещении. Только тут стоял гул из шепотков. Мастерицы вплетали заклинания в нити и готовые вышивки. На полу валялись пуговицы, мелкий бисер, бусины, ленты и куски ткани.

– Вышивка требует от мастерицы больших усилий и умения, – сказала Ванга. – Она основа обережной магии.

– Разве такая есть? – удивилась одна из учениц, одергивая мантию.

– Раньше видов магии было гораздо больше. Но много воды утекло. Наши дальние предки считали обережную магию самой главной и важной, потому что она могла защитить дом и семью от беды. Ее сила была столь же велика, как и у боевой. Обережной магией обладала каждая кудесница.

– А теперь лишь единицы?

– Я бы так не сказала. У мастериц, боевых магов и целителей есть заклинания, которые являются обережной магией, – отозвалась Ванга.

Она еще немного рассказала про виды вышивок, часто используемые узоры и украшения на тканях, а потом отпустила нас самостоятельно побродить. Я почти дошла до конца зала, когда раздался грохот, а затем – пронзительный крик. Я обернулась, пытаясь разглядеть, что произошло, но мастерицы соскочили со своих мест, загораживая путь к выходу. Непонятно из?за чего началась паника. Шум, толкотня, грохот окружили со всех сторон. Растерянную меня оттеснили к стене. Я почувствовала спиной стекло, к которому прижалась, и снова огляделась, пытаясь разобраться, что случилось, и увидела… Потолок превратился в огромную паутину, мерцающую черным цветом. Толстые масляные нити нависали огромным ковром и медленно ползли по стенам вниз.

Все кинулись к выходу, переворачивая столы. Я в ужасе кинулась следом, но толпа, как огромная волна-убийца, отшвырнула назад. Я ударилась плечом и щекой о стену, чувствуя, как из ранки потекла кровь. Что делать? Поднялась как в тумане, рассматривая наползающую паутину. Кинулась снова к выходу… Несколько мастериц, за которыми я держалась, замешкались. Дверь замерцала, пошла черными нитями. Четыре девушки заметались по комнате. А я оторопело смотрела на отрезанный путь к спасению.

Мы оказались в ловушке. Неужели так и умру? Я огляделась в поисках… чего? Выхода? Он должен быть! Взгляд упал на окно. Интересно, а разбить можно? Я подняла ножку от стола, замахнулась и кинула. Раздался удар о стекло, звон, часть стены осколками осыпалась на пол.

Паникующие мастерицы замерли, уставились на меня, выглянувшую в окно.

Второй этаж, не так уж и высоко. Только как спуститься? Паутина медленно наползала, давя на психику. Когда опасность тебе понятна и ты знаешь как действовать, – это одно, но тут… не наводнение, не пожар, не ураган, а чернильная мерзость, от которой не существует способов уйти. Или все же?..

– Рулоны ткани есть?

– Есть, – прошептала одна из мастериц.

Они вчетвером нырнули под завал и вытащили белую мятую ткань.

– Скатываем наподобие веревки, вяжем на ней узлы, чтобы удобнее было спускаться! Быстрее, – крикнула я, всматриваясь в черные нити и голыми руками откидывая осколки стекла, торчащие из стены. Не пораниться бы, спускаться же будет нужно!

Закончила и оглянулась. Мастерицы дрожащими руками сделали веревку.

– А помощь? Наши же…

– Дождешься от них, – рявкнула одна из девушек, пришедшая в себя и помогающая мне привязать к какой-то странной выпирающей железяке наше будущее спасение.

– Лира, Анна, Сара – вы первые, а потом мы с ученицей.

Девушки живо направились к пролому в стене. Нити паутины уже доползли до середины комнаты, поэтому мастерицы нервно сглотнули, уцепились за веревку и стали одна за другой спускаться. Следом отправилась я, оглянувшись на невысокую девушку, с расширенными от ужаса глазами смотрящую на паутину.

– Лезь ты, – выдала я, проклиная себя за доброту.

Она нахмурилась, но послушно подошла к краю импровизированного окна, схватилась за веревку и исчезла. Я вцепилась в узел, перекинула ногу… Что-то маленькое блеснуло неподалеку.

Лезь, Варвара, лезь и ни о чем не думай. Ползущие щупальца нитей – вот что должно тебя волновать. Не глупи.

Маленькая вещица засияла. И дальше… дальше была не я. Ноги сами повернули обратно, будто я стала чей-то марионеткой. Руки опустили веревку, и я, с ужасом осознавая, что не могу контролировать собственное тело, поползла к завалу. Нашарила блестяшку. Пуговица! Точно такая же, что я нашла у разбойников и купила в лавке.

Странное ощущение навязанной чужой воли отпустило. Я кинулась к проему в стене, понимая, что уже не успеваю пролезть. Опоздала! Паутина заполнила почти всю комнату. Пролезть в проем, не задев ее – нереально.

Я не хочу умирать! Я не хочу умирать вот так… глупо!

Пригнулась и замерла. Что делать? Не паниковать. Дышать ровно и думать. Что-то больно впилось в плечо. Я нащупала цепочку, на которой висело кольцо, данное боевым магом. Стоит надеть и позвать, и тогда… Нет, нельзя. Он попадет в эту паутину и погибнет. Вместо меня одной нас будет двое. Я всхлипнула, сжимаясь в комок от нависших черных маслянистых нитей, которые сейчас коснутся меня, и мысленно попрощалась со своими родными. Не кричала, не ревела, только тяжело дышала. Помощи ждать все равно неоткуда, а умирать надо достойно. Даже если очень страшно.

Черная нить паутины повисла над моим носом, напоминая жидкую смолу.

– Не двигайся, – раздался знакомый мужской голос.

Галлюцинация. Мираж. Не более.

– Не двигайся, – снова рявкнули из проема стены, и я послушно замерла, боясь даже дышать. – Зажмурься, иначе ослепнешь.

Как же захотелось в этот момент покричать! Нервы-то не железные. Но раздался странный гул, потом жуткий шорох, будто по стенам поползли тысячи пауков, а затем… Горячие и сильные руки подняли меня и прижали к себе. Я вдохнула легкий запах апельсина, не переставая дрожать, и вгляделась в черные глаза боевого мага.

– Ранена? – спросил он.

Я не ответила, только сильнее обняла его, стараясь не разреветься.

– У тебя кровь на щеке. Скажи хоть что-нибудь, чудо, – попросил мужчина, тревожно всматриваясь в мое лицо.

Я всхлипнула, он вздохнул.

– Только не реви. Знаешь же, что я…

Раздался громкий звук, будто в стену ударил таран. Я вздрогнула и вцепилась еще сильнее в нежданного спасителя. Дверь рухнула, поднимая пыль, и в разгромленное помещение влетело с десяток боевых магов и несколько испуганных и бледных женщин-мастериц.

Они уставились на нас, застыв на месте. И что такого? Неужели исцарапанных грязных девиц не видели?

– Мальцева! – Профессор Бастинда прорвалась сквозь толпу. – Жива! – В голосе преподавательницы слышались нотки облегчения. – Отпустите ее.

Боевой маг послушно поставил меня на ноги, удивленно приподнял брови.

– Ранены?

– Нет, – просипела я. – Испугалась только…

– Ясно. Спускайтесь вниз, вас проводят, – тоном, не терпящим возражений, велела она.

Сухарь!

– А что это было? Почему сработало? – спросила я, рассматривая завал, который начали убирать боевые маги.

– Оружия ни у кого не было, я проверил, – отозвался мужской голос.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37