Ольга Шерстобитова.

Нить волшебства



скачать книгу бесплатно

– Нет вопросов? – переспросил преподаватель. – Тогда идем дальше. Открывайте тетради и записывайте историю основания первого королевства.

Остаток пары, начавшейся так интересно, прошел скучно и невесело. Даже по сторонам не посмотришь, все время записывай чудаковатые имена и названия. Про цифры, запомнить которые было для меня нереально, я промолчу.

Следующее занятие тоже радости не прибавило. Мы переоделись в форму – короткие бриджи и туники каждый цвета своего факультета и, едва прозвучал колокол, дружной толпой вышли на огромную площадку. На ней располагались разные приспособления – турники, канаты, непонятные стенки с выемками. Лично мне они напоминали пыточные приспособления из средневековой Европы. Спортом я занималась со школы, не так чтобы серьезно, мне не светили всякие чемпионские разряды, но и в отстающих не числилась. Но никогда такой странной полосы препятствий не видела.

Профессор Чернавий, мощный и усатый, напоминающий древнего викинга, только что не русый и без шлема, выстроил нас в ряд в одном ему понятном порядке. Заставил пройти процедуру «уколи палец иголкой» и долго, прищурившись, рассматривал. Словно мясо на рынке выбирает! Я невольно поморщилась.

– Многие из вас, – баском, которому позавидовал бы даже Шаляпин, начал он, – считают, что физическая подготовка мастерицам и мастерам, – он внимательно оглядел небольшое количество парней-портных, стоящих позади, – не нужна.

Я поежилась под его пристальным взглядом.

– Вынужден вас огорчить: она у вас будет. Каждый из здесь присутствующих, оказавшись за стенами Магической Школы Кудесниц, неизменно встретится со злом!

Какой, однако, положительный настрой дает-то!

– Поэтому вы будете бегать, прыгать, ползать и постоянно проходить полосу препятствий. Через месяц после бала состоится традиционный обмен между школами целителей, боевых магов и нашей. Боевые маги будут не просто у нас учиться, получая новые знания и умения, они станут учить вас боевым заклинаниям и обращению с оружием! – гордо выдал Чернавий.

По нашему длинному, словно объевшаяся гусеница, ряду поползли шепотки.

– И какое же оружие будет? – спросила рыжеволосая девушка с факультета ткачей.

– Иголка, разумеется, – усмехнулся преподаватель-викинг, доставая клубок и что-то на него шепча.

Мы дружно охнули, увидев, как иголка заострилась, превращаясь в подобие меча, а клубок вытянулся в щит.

– Это первое заклинание, что вы выучите и освоите. Затем на следующем курсе научитесь превращать иглу в легкий меч, саблю, шпагу… Да кому что захочется.

Чернавий как-то подозрительно ласково улыбнулся. Мне захотелось нырнуть рыбкой в распахнутые двери МыШКи и носа оттуда не высовывать.

– А теперь марш на полосу препятствий! Проверим, на что способны нынешние мастера и мастерицы! – прервал викинг мои размышления.

Через два часа (ровно столько длилось каждое занятие) мы напоминали измученную армию Наполеона, проигравшую сражение и отступающую на всех направлениях.

Никак иначе нашу ползающую, стонущую, усыпанную синяками шеренгу назвать не удавалось.

Наш викинг-изверг, прозвище, которое намертво закрепилось за ним, довольно хмыкнул и отпустил нас, хитро прищурившись. Физическая подготовка мне напомнила игру «Остаться в живых». Даже Фиона, привычная к тренировкам, еле волочила ноги, что уж говорить о нас с Ромео!

Приняв душ и переодевшись, мы договорились, что встретимся на обеде. Я поднялась на третий этаж факультета вышивальщиц, нашла нужную аудиторию. Обычно, когда входишь в новое помещение, обращаешь внимание, как оно выглядит. Но в этот раз, даже если бы я оказалась во дворце, стала бы все рассматривать в последнюю очередь.

Около двадцати девушек моего возраста, но неимоверно напоминающие… э?э?э… пирожки (такие они были пухленькие и румяные), сидели за партами, разложив наборы для вышивания, и молчали, изредка поглядывая друг на друга.

Елки зеленые! А я точно туда попала?

– Проходите, не задерживайтесь, – прозвучал ледяной голос.

Я оглянулась и уставилась на высокую полную женщину средних лет. Строгое синее платье некрасиво обтягивало фигуру, а прямоугольные очки и пучок мышиного цвета волос на затылке делали ее похожей на надзирательницу. Я по сравнению с ней, да и со всем классом, казалась себе Дюймовочкой.

– Так и будете стоять?

– Нет.

Я быстро направилась к партам, сопровождаемая угрюмыми взглядами и зловещей тишиной. М?да… Видимо, не зря мне друзья говорили про аристократические замашки.

Я села за последний свободный столик, рассматривая давно немытое окно, к стеклу которого прилип дубовый лист. Стены голубоватого цвета украшали разноцветные вышивки, изображающие пейзажи, птиц и цветы.

– Я – профессор Бастинда. Буду преподавать у вас искусство мастериц – основную дисциплину.

Как же я попала-то! Мы вряд ли найдем общий язык. Шить-то я так и не научилась, а мои вышивки… Да ничего в них особенного не было. Мне не хватало усидчивости и терпения, чтобы хоть одну до конца довести. Нитки всегда торчали, ткань скукоживалась, вышивка получалась кривоватой и неказистой. А я точно на нужный факультет пришла? Может, все же в портные меня надо отправить?

Бастинда, проинформировав о том, что и как станет с нас требовать, велела открыть тетради и записать основные виды вышивок. Диктовала она на удивление понятно, выделяя интонацией нужные слова и разъясняя те или иные термины, но для меня все равно полученная информация оставалась темным лесом. А ведь ее еще и зубрить придется, а потом применять на практике!

– К следующему занятию, которое состоится завтра, вы должны приготовить по образцу каждой вышивки, – сказала она, осматривая аудиторию и поправляя квадратные очки. – Теперь записываем три основных заклинания, которые используются мастерицами-вышивальщицами.

Я подавила тяжелый вздох.

– Первое, самое главное, называется наматывающим или вплетающим. Накладывается на нить перед вышиванием. Оно должно быть четким и точным, иначе вся вышивка пойдет насмарку. Заставлю переделать. И не раз, чтобы запомнили, – зловеще усмехнулась Бастинда. – Второе заклинание – связующее. Произносится, когда заговоренные нитки и иголка лежат на ткани. Оно наделяет предметы общей магией, позволяет вышивке перенестись на любую другую ткань.

Одна из девушек выронила перо и наклонилась поднимая. В аудитории воцарилась тишина. Студентка покраснела и уставилась в тетрадь.

– Третье заклинание – заклинание мастерицы. Его каждая из вас выдумывает сама, вставляя необходимые слова. Хотите, чтобы девушка, купившая вашу вышивку, удачно вышла замуж? Стоит внести пожелание в заготовку-формулу, которую произносите. Но напоминаю, что есть слова, которые мастерицам запрещено использовать. Никаких приворотов! – строго сказала Бастинда. – В Чарде за это сажают в тюрьму. Никаких пожеланий болезни и смерти! Вы – мастерицы и должны быть достойны этого звания, – пафосно завершила лекцию профессор. – К следующему занятию выучить три основных заклинания. Так, чтобы от зубов отскакивало! Чтобы ночью вас разбуди – сказали, – припечатала она. – И приготовить конспект первой главы «Закона о магической вышивке».

В этот момент зазвенел колокол, и профессор Бастинда покинула аудиторию. Несколько девушек поднялись и вышли. Другие остались сидеть на местах, занятые своими делами. Белокурая мастерица, сидевшая за первой партой, жевала огромную булку с маком. Две сестры-близняшки неподалеку от меня о чем-то увлеченно шептались.

– Привет, – раздался тоненький голосок.

Я подняла глаза. На меня неуверенно смотрела девушка, уронившая на паре перо.

– Привет, – дружелюбно улыбнулась я.

– Это ты попаданка из другого мира?

– Да, – отозвалась я. – Варвара Мальцева.

– Дария Критская. Не возражаешь, если я к тебе пересяду? – почти шепотом спросила она.

– Нет, – улыбнулась я, наблюдая, как на нас высокомерно и с презрением смотрят остальные девицы.

Я никогда не любила аристократов, а теперь – еще больше. Не понимаю, как человека можно оценивать по его социальному статусу? Разве кто-то виноват, что родился в самой обычной семье? Титул и богатство не делают добрее или счастливее.

Моя новая знакомая перенесла свои вещи, в гробовой тишине разложила их на парте и достала булочки.

– Хочешь?

– Давай. – Я не стала отказываться от угощения. Все равно у Чернавия все лишние калории сгоню.

– А ты почему не ешь?

– Мне нельзя, – вздохнула Дария и покраснела.

– Она думает, что похудеет и тем самым привлечет внимание…

– Красава! – оборвала белокурую, смахивающую на аппетитный пончик студентку девушка.

– Ой, тоже мне тайна! – фыркнула в ответ мастерица, дожевывая булку.

Другие девушки захихикали.

Я не стала расспрашивать, кому отдала сердце моя новая знакомая. Правда, сомнения этот тип у меня вызвал. Понятное дело, что в первую очередь мужчины смотрят на внешний вид, но если его интересует только это… Мне бы не хотелось, чтобы милой и, судя по всему, добродушной Дарии кто-то разбил сердце. Ох, лезешь ты, Варя, не в свое дело. Но не помочь мастерице я не могла.

– Одной диеты мало, – тихо сказала я Дарии, которая пошла пятнами и не знала, куда деться.

– Да? А что еще нужно?

– Физическая нагрузка, – ответила я, откусывая булочку и замечая, что все присутствующие в аудитории прислушиваются к нашему разговору.

– Мешки потаскать на кухне?

Я с трудом сдержала смешок.

– Можно и мешки, только они тяжелые, еще надорвешься. Лучше по утрам бегай, откажись в еде от жирного и сладкого, а ужин…

– Что? – хором спросили рыжие близняшки, которые, видимо, заинтересовались моими советами.

– Нищенке отдайте, – улыбнулась я.

– Ой, а я знаю одну. Она возле храма сидит все время с ребенком.

Я рассмеялась. Нет, не думала, что они так буквально воспримут мои слова. Впрочем, проявление доброты никому не вредило.

– Варя, а ты со мной по утрам не будешь заниматься? – снова краснея, спросила Дария.

М?да… Я знала, что инициатива наказуема, и, похоже, буду за нее расплачиваться.

– Завтра. За час до подъема, – сдалась я.

На этом разговор прервался, потому что вошла Бастинда. Она оглядела вмиг затихшую аудиторию и раздала практическое задание. Смысла вышивать какие-то непонятные схемы я не видела, но куда деваться? Какие-то крестики, завитушки, ромбики…

На обед я пришла уставшая, с исколотыми иголкой пальцами, в сотый раз себе обещая, что в первую очередь, как поднимусь на чердак, положу в сумку крем, залечивающий ссадины. Ромео, одетый в коричневую форму портных, состоящую из кожаной жилетки поверх просторной рубашки и штанов, был задумчив и водил по тарелке ложкой больше, чем ел. Фиона же, наоборот, без умолку щебетала. Еще бы! Ей не у Бастинды учиться досталось, а у доброжелательной Ванессы. Сейчас преподавательница сидела за столом с профессорами и мечтательно улыбалась, попивая чай.

Покинув шумную столовую, где витали чудесные ароматы, мы взяли листы с расписанием на следующий день и отправились в библиотеку. В прошлый раз мы ее толком и не рассмотрели, получили литературу и разбежались.

Книжная сокровищница была темноватой и мрачноватой, никак не вписывающейся в общий светлый колорит МыШКи. В углу я разглядела паутину, а на стеллажах слоями лежала пыль.

Ромео оглушительно чихнул.

– Добрый день, – вежливо сказала я невысокому старичку, выглянувшему из?за стеллажей.

В прошлый раз его не было. Вроде бы…

– Никак студенты пожаловали? – удивленно воскликнул он.

– Да, нам нужна литература.

– Правда?

Что-то я его радости не понимаю.

– Мастерицы не любят читать, – пояснил старичок. – Никто ко мне не заглядывает.

Он развел руками, показывая на запыленные стеллажи, ломящиеся от книг.

Однако…

– Меня зовут Арнавий, – представился он. – Проходите, выбирайте что нужно.

Мы робко пробрались в первый ряд. Фиона потянулась за книгой, взяла, открыла и чихнула. Нет, так не годится! Предположим, я могу заниматься на чердаке, но как книги-то брать?

– Э?э?э… Арнавий! – позвала я.

Рыжик подозрительно скосился в мою сторону, я провела рукой по полке, поморщилась.

– Что?

– Тряпки, швабры, ведра, вода – где есть?

Ну не могла я спокойно смотреть на то, как пылятся книги!

– А тебе зачем? – с тревогой спросил старичок.

– Буду…

– Будем, – тут же поправил Ромео, разобравшись, что я задумала.

– Будем приводить помещение в порядок! – твердо сказала я.

– Наказали? – не удержался Арнавий.

Я заморгала, а потом рассмеялась. А мастериц наказывают, заставляя пыль вытирать?

– Я книги очень люблю, – созналась я, прикасаясь к одному из корешков.

Арнавий усмехнулся, глаза его засияли.

– Буду рад помощи. Сам я старый, магией не обладаю, а домового, чтобы следил за порядком, Моргана никак не может найти. Да и зачем ей этим заниматься? – грустно заметил он. – Главное, научить мастериц и мастеров шить.

Я фыркнула.

– Главное, нужно научить мастеров и мастериц не быть лентяями и неучами.

Арнавий закивал, указал на каморку, где нашелся необходимый инвентарь. Фиона и Ромео последовали за мной.

Вечером после уборки я вползла без сил на свой чердак, застучала зубами от холода. Подошла к незажженному камину, тяжело вздохнула. Придется вспоминать, как топила печку бабушка Вера в деревеньке. Жаль, я тогда маленькая была, этой премудрости не научилась. Огонь, естественно, разгораться не хотел. Я пыхтела в полутьме, про себя ругалась и мерзла.

– Безобразие! Я тут от холода умру, – прошипела я, садясь на пол.

Неожиданно в камине появилась искра, потом еще одна и еще. Огонь вспыхнул, и из него на пол прыгнула небольшая ящерка черно-желтой раскраски. Внимательные янтарные глаза-бусинки уставились в упор на неподвижно замершую меня.

Ящерка была необычна. За спиной – перепончатые крылья, похожие на драконьи, хвост напоминал змеиный, и только голова была такой, какой, по моему мнению, она и должна быть у ящерицы. Шкурка чешуйчатая, словно сложена из язычков пламени. Возможно, в любой другой ситуации я бы испугалась невиданного зверя, но после произошедшего в последние дни меня мало чем можно удивить.

– Привет, – послышался звонкий голос.

Я оглянулась. Никого. Но не ящерица же со мной в самом-то деле разговаривает?

– Я – саламандра. Дух и хранитель огня, – снова послышался легкий звучный голосок, и я уставилась на перепончатое крылатое существо, от которого мороз шел по коже.

– Это ты со мной говоришь?

– А кто еще? Ты что, не знаешь ничего о саламандрах? – удивилась она.

Я глупо заморгала.

– Из другого мира, да? – уточнила ящерка.

– Да.

– Тогда все ясно. Я – существо, способное жить в огне, – сказала саламандра, расправляя крылья. – Чем тебе помочь?

– Помочь?

Послышался вздох.

– Саламандра обычно следит за порядком в доме, – хитро ответила ящерка.

– Что-то вроде домовых?

Ящерка фыркнула, села и обвилась хвостом.

– Нашла с кем сравнивать! Эти стариканы ужасно вредные и ворчливые. Об этом-то ты должна знать, – заметила она.

Разумеется, должна. У меня же дома только и жили домовые да саламандры.

– Ты вроде погреться хотела, иди к огню.

Я нерешительно протянула руки к пламени, чувствуя изучающий взгляд духа огня.

Ящерка обернулась вокруг себя и превратилась в красивую огненную девушку.

– Так лучше?

Я нервно сглотнула.

– Да ты не смущайся. Я сама не люблю эту ипостась, – поморщилась она. – Все женихи разбегаются.

Я промолчала, не зная, что на такое ответить.

– Я – Огана, а ты?

– Варвара Мальцева, вышивальщица-мастерица.

– Ты чего такая уставшая? – заботливо спросила саламандра, сунувшая руку в огонь и доставшая оттуда поднос, на котором лежала гора бутербродов и стояла кружка с ароматным кофе.

– Ешь, а то худая, как березовая щепка.

Я поперхнулась и хмыкнула. Непосредственность саламандры изумляла.

– А мы в библиотеке убирались, – сказала я, делая глоток.

Вкусно-то как! Да и бодрость мне еще пригодится. Как ни крути, а полночи возиться с вышивкой придется.

– У Арнавия? Давно я не видела этого ворчливого старикана, – улыбнулась саламандра, взмахом руки зажигая свечи в подсвечниках, которые я еще вчера обнаружила.

– А почему не видела? – поинтересовалась я.

– Путешествовала. – Она улыбнулась, обернулась в ящерку и нырнула в огонь. – Я завтра загляну. И да, дрова можешь не носить. Мне они без надобности, – крикнула Огана, исчезая.

Хорошо, что огонь в камине остался, продолжая меня радовать.

Я доела последний бутерброд, допила кофе и достала вышивку. Как ни крути, а не сдать домашнее задание Бастинде я не рискну.

Нитки рвались и путались, я нервничала. И закончила только к утру, когда начало всходить солнце. Быстро законспектировала главу нужного закона, зевнула и собралась пару часиков поспать. Но планам помешал раздавшийся стук в дверь. Недоумевая, кто же может ко мне на чердак на рассвете прийти, я пошла открывать.

– Привет, – красная, как клубника, сказала Дария. – Не передумала? Я вчера не ужинала, как ты велела.

Девушка теребила край туники.

– Нет, – ответила я. – Проходи. Я сейчас переоденусь, и пойдем становиться стройными и красивыми.

Мастерица с облегчением вздохнула. Явно боялась, что я передумаю.

Сонный привратник с удивленным видом выпустил нас из главного здания.

– Привет, – откуда-то слева раздался голос.

Я обернулась и споткнулась. Первый курс факультета вышивальщиц в полном составе, одетый в синие туники и черные бриджи, с любопытством смотрел на меня.

– Возьмете в свою компанию? – осторожно спросила Красава.

Я моргнула.

– Зачем?

– Красота – это сила, – ответил кто-то из толпы. – А у нас ее нет.

Чудные дела! Это что, я теперь буду спортивным инструктором для всей группы вышивальщиц?

– Так что? – Красава теребила кончик длинной косы и явно стеснялась.

– Да, пожалуйста.

Мастерицы как-то синхронно и радостно вздохнули и преданно уставились на меня. Детский сад!

– Куда бежать?

– Быстро?

– Десять кругов вокруг МыШКи, – распорядилась я.

Девушки, хихикая, развернулись и одна за другой растворились в тумане, укутавшем Школу Кудесниц. Мы с Фионой, ежась от холода, побежали следом. В какое-то мгновение, когда мы, пыхтя и задыхаясь, заканчивали седьмой круг, у меня возникло ощущение, что за нами кто-то наблюдает. Но разглядеть что-то в лоскутах тумана не удалось.

После десятого круга красные как помидоры вышивальщицы проклинали все на свете, но сдаваться не стали. Сделали упражнения, которые я показала и, охая, гуськом потянулись в здание, поблескивающее красочными клубками. На крыльце я снова оглянулась и, вздохнув, открыла дверь.

Глава 7

– Итак, к доске пойдет, – Злотарий, слегка прищурившись, обвел класс, – Варвара Мальцева!

Я мысленно застонала и на негнущихся ногах поднялась. После очередного утреннего забега все тело ныло и сильно хотелось спать.

Почти месяц прошел с тех пор, как я оказалась в МыШКе, но белого света с этой учебой не видела. Вышивала, писала конспекты, отмывала библиотеку… Единственные доступные развлечения – по вечерам болтала с саламандрой, которая рассказывала интересные истории о Чарде, да по выходным выступления на главной городской площади с Ромео, а так… Даже с Фионой виделись лишь в столовой и на общих парах, где не очень-то поболтаешь. То по канату в это время лезешь, то даты битв записываешь. Будущую ткачиху загрузили так же, как и меня. Только Фионе все чуточку легче давалось. Все же не приходилось каждое третье слово искать в словаре. Уж очень много новых понятий было и названий.

– Слушаю вас, Мальцева. Какие легенды вы нашли о швеях-мастерицах? – Злотарий вроде бы говорил мягко и спокойно, но мне все равно чудилось, что он отчего-то злорадствует.

Про то, что домашнее задание я не приготовила, смелости признаться не хватило. Да и причина сомнительная: не успела из?за очередной вышивки, которую заставила переделывать Бастинда. Ее я боялась больше, чем… Впрочем, этого Злотарию не объяснишь. Преподавателей мало волновало, когда мы успеваем готовиться. Получать же пару из?за того, что делала домашнее задание к другому занятию, не хотелось. Но как ни крути, а первая в жизни двойка… намечается.

Что делать? Начинать учебный день с пары решительно не хотелось. Надо выкручиваться. Я оглядела класс и глубоко вдохнула. Никто ведь не говорил, о каком мире идет речь. Почему бы не рассказать миф об Арахне, ставшей паучихой? И еще об Ариадне, спасшей жизнь Тесею, и о Пенелопе, которая постоянно распускала полотно, чтобы выиграть время.

– Вы не готовы? – вырвал меня из раздумий профессор.

– Готова, – ответила я. – Жила-была на свете девушка-искусница…

Когда я закончила, в аудитории стало подозрительно тихо.

– И где же вы нашли эту легенду? – удивился Злотарий, скрещивая руки на груди.

Ох не к добру!

– Это одна из легенд моего мира, – учтиво сказала я.

Преподаватель сначала нахмурился, а потом усмехнулся.

– Что ж… За сообразительность ставлю «отлично», Мальцева.

Я вернулась за свою парту и с облегчением вздохнула. Фиона пожала мне руку и улыбнулась. Профессор Злотарий вызвал следующего, а я уставилась в окно, исполосованное дождем. Опять придется по колено в грязи проходить полосу препятствий. В прошлый раз Ромео чуть не заболел. Я, саламандра и Фиона отпаивали его травяными сборами. Кентавр проводила у простывшего рыжика все свободное время. И стоило мне зайти к другу, как парочка напрягалась и отчаянно краснела. С одной стороны, радостно, что они нашли друг друга, а с другой – я невольно начинала себя чувствовать третьей лишней. Правда, грустить и страдать от одиночества не успевала. Учеба, чтоб ее, родную!

На следующей паре профессор Бастинда в пух и прах раскритиковала мою вышивку. Ожидаемо. Предсказуемо. Интересно, наступит день, когда она скажет, что я все сделала верно? Стараюсь же! Стало обидно до слез, когда она удалила с полотна то, что я создавала всю ночь, но работа действительно никуда не годилась. Преподавательница четко объяснила ошибки и велела начать заново. Утешало только то, что домашнее задание придется переделывать всем. Даже Красаве, у которой на полотне лежали ровные стежки. Оказывается, девушка не учла какой-то там угол наклона. Но хуже всех пришлось Граске, самой пухленькой и робкой среди нас. Она умудрилась наложить на одну из вышивок сильный сглаз. Теперь отбывать ей наказание под руководством Бастинды весь вечер!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37