Ольга Шерстобитова.

Нить волшебства



скачать книгу бесплатно

– Привет! – раздался девичий голос.

Я оглянулась, уставилась на стройную красавицу с пухлыми губами.

– Привет! – икнула я от удивления.

Нет, девушка как девушка – светловолосая, кареглазая, только четыре лошадиные ноги и хвост с толку сбивают.

– Ты никогда не видела кентавров, да? – улыбнулась она. – Из другого мира? Не из Чарды?

Ик. Ик. Ик.

Я пялилась на незнакомку, отчаянно краснела и не знала, что сказать.

Ик.

– Не смущайся. Просто щит в первый раз не пропустит, если я не приму настоящее обличье. Да и учителя желают видеть истинную сущность. Я – Фиона, кстати.

– Варвара, можно Варя, – справилась я с шоком.

– Куда хочешь поступать?

«Никуда», – чуть не сказала я, стараясь откровенно не смотреть на белоснежный круп с пушистым хвостом. Но не говорить же приветливой и любезной девушке, что я собираюсь год отмучиться и вернуться обратно. Правда, по словам Рыжика, выходит, что мне еще нужно и необходимую миссию выполнить, только тогда портал откроется, а я даже не знаю, в чем она состоит.

– А есть выбор? – спросила я.

Может, в портные пойти? Остается надежда, если иголка с ниткой мне не подвластны, то молоточками и ножами смогу работать. Или портные это тот же швейный, но для мужчин? А может, так в этом мире всех башмачников зовут? Я бы тогда лучше к ним пошла, если можно. Я с трудом сдержала смешок, представляя, как на такое среагировала бы мама.

– Предлагают пройти испытания всех шести факультетов, – улыбнулась Фиона. – У меня тут два старших брата учатся – Артур и Ричард.

– Правда? Тоже шьют?

– Портные, – усмехнулась девушка. – Артур сапоги мастерит, а Ричард выкройки любит делать.

Хм… Похоже, недалеко я ушла в своих предположениях о факультете портных.

– Генри повезло больше, он – боевой маг.

– А ты на какой факультет хотела бы?

– Либо в ткачихи, либо в швеи, – безапелляционно заявила Фиона.

– Почему?

– Прясть тяжело. Веретено выскальзывает, нитка рвется, путается и режет до крови пальцы.

При последних словах я содрогнулась и поморщилась.

– Вязать у меня умеет мама. Она в этом деле истинная мастерица, – с теплотой продолжила девушка. – А вышивка – не мое. Там, помимо прочего, надо уметь пришивать пуговицы, создавать узоры из нитей и придумывать украшения на готовое изделие. Кропотливая работа, интересная, но с мелочью возиться …

Фиона закатила глаза и хихикнула.

– Поверь, куда проще соткать ковер. Для этого надо вызубрить определенные заклинания и попытаться наложить их на каждую нить и стежок.

– По-моему, это сложнее, – заметила я.

– Там меньше ответственности – ковер либо взлетит, либо – нет. А украсить платье так, чтобы оно сделало кого-то неотразимым, к примеру… Нет, лучше уж не связываться.

Разговор прервался, так как подошла наша очередь. Мы с Фионой и еще четырьмя девушками проскользнули внутрь.

– Нам надо на второй этаж, – сказал кто-то.

Остальные закивали и спешно направились вперед.

Мы прошли через огромный мраморный зал, любуясь красивыми гобеленами, вышитыми из сверкающих ниток, поднялись по широкой лестнице и оказались в небольшом коридорчике, где находилось трое ребят.

– Я – последняя, поэтому следующий кто-то из вас.

Заходите сразу же, как распахнется какая-то из дверей, – сказала нам девушка с двумя перевитыми разноцветными лентами косами.

Две другие ученицы покосились на меня и о чем-то зашептались. Вскоре распахнулись сразу три двери, и девушки исчезли, а мы остались ждать и волноваться. Я кусала губы, вспоминая, как дважды провалила экзамены. Боюсь, что в третий раз в случае поражения родители не поймут и окончательно разочаруются в непутевой дочери. Надо попробовать. Потерпеть-то всего лишь год, не всю жизнь…

Едва распахнулась дверь, девушки испуганно переглянулись. Я пожала плечами и смело направилась в комнату.

Обычная аудитория с самыми привычными партами и стульями. Высокие окна с тяжелыми бархатными портьерами и огромный преподавательский стол, за которым сидела женщина средних лет в наглухо застегнутой серой мантии с брошкой-мышью, символом школы. Словно в родную школу попала. Только тут на стенах не плакаты висят, а вышитые картины.

– Добрый день.

– Добрый, будущая мастерица. Проходите, присаживайтесь.

Я оглянулась.

– Сюда, пожалуйста, – доброжелательно сказала она, указывая на парту напротив себя.

– Я – профессор Ванесса. Сейчас вы пройдете испытание, чтобы определиться, на какой факультет поступите. На столе шесть конвертов с заданиями. Берите их, открывайте и внимательно читайте. А затем приступайте к исполнению. Все необходимое лежит на соседней парте.

Я повернулась и увидела, что на столе действительно разложены швейные принадлежности. Глубоко вдохнула и открыла первый конверт. Вчиталась в строчки. Пришить карман к платью. Ладно, попробуем. Встала, взяла первое попавшееся платье – малиновое с зелеными оборками, ужасно безвкусное, на мой взгляд, но остальные ничем не лучше. Темно-розовое, расшитое ярким желтым бисером, чуть не заставило поморщиться. Даже сомнения возникли в том, как тут учат шить.

Исколов пальцы иголкой, я отложила выбранное платье с пришитым карманом, открыла следующий конверт и чуть не застонала. Вязать по схеме я, сколько ни старалась, не научилась. Не знаю, что там должно было получиться, но спицы в моих руках выдали неровный кусок полотна зелено-голубого цвета.

Третье задание оказалось проще – вырезать по определенным меркам подошву для сапог, зато следующее заставило недоуменно моргать. Нет, я знала, как выглядит веретено, но никогда не брала его в руки, о чем и сообщила преподавательнице. Профессор Ванесса подошла, показала принцип работы и вернулась обратно за стол, листая какую-то книжку. Изредка она мечтательно вздыхала, не обращая внимания на то, как продвигаются мои дела. Но веретено, как оказалось, не худшее из зол, а вот маленький ткацкий станок… Лучше бы меня к нему не подпускали, потому что только нити перепутала, и в итоге у меня получился весьма странный узор с торчащими в разные стороны оборванными концами ниток.

Вздохнув, вскрыла последний конверт. Вышивка. Я перевязала порезанные веретеном пальцы чистым платком, которые стопочкой лежали на парте, взяла пяльцы, придвинула корзинку с нитками и задумалась. Четкого задания, что именно вышивать, не было, поэтому я решила выбрать самое простое – создать цветочек. Боясь завалить и это испытание, я действовала медленно и порадовалась, когда ромашка на тонком стебельке получилась весьма симпатичной. И не беда, что у нее парочка лепестков кривовата.

– Все? – спросила Ванесса, откладывая книгу.

Я кивнула.

– Подходите, показывайте.

Первым на ее стол легло платье с карманом. Преподавательница долго на него смотрела, потом что-то прошептала, и на том месте, где был пришит лично мной кусок ткани, вспорхнула бабочка.

– В швеи однозначно нет, – сказала она.

Повертела в руках связанный мной лоскут, поморщилась, отложила в сторону.

– Там должен быть узор, а не… – Профессор Ванесса вздохнула и не рискнула назвать мое творение.

Над вырезанной стелькой тоже что-то прошептала, та вспыхнула и увеличилась в три раза.

– Арчи оценит, – не выдержав, подмигнула она.

Это кто? Но спрашивать я не стала.

– Но мерки сняты неправильно, в портные вы не годитесь.

Нитки, намотанные на веретено, преподавательница рассматривала долго и, не выдержав, рассмеялась.

– Впервые такое вижу. Даже кентавры, проходившие испытание, не смогли намертво примотать нити к веретену.

Я насупилась, покраснела и вздохнула.

– А тут должна быть лягушка на кувшинке посреди воды, – огорошила Ванесса, откидывая мой ткацкий шедевр.

Моим последним шансом осталась вышитая ромашка. Ванесса вздохнула и что-то прошептала. Вышивка засияла ровным белым светом.

– Ну что ж, мои поздравления! Вышивальщиц-мастериц у нас немного, – улыбнулась она.

Хлопнула в ладоши, и передо мной появилась мерцающая дорожка.

– Иди по ней. Так перемещаются внутри Магической Школы Кудесниц преподаватели, но для вас сделали исключение. Получай нужные учебники и набор мастерицы.

– А комнату в общежитии можно?

– Это к коменданту. На первый этаж.

Профессор Ванесса протянула мне стопку документов и доброжелательно улыбнулась. Я поблагодарила преподавательницу и распрощалась.

Едва ступила на мерцающий, похожий на туман путь, как все вокруг размылось, мгновенно исчезая. Шла я недолго и вскоре оказалась перед еще одной дверью. Открыла, и все стало приобретать очертания. Я оказалась в просторной мастерской, заваленной швейными принадлежностями. Пахло шерстью, кожей и едва уловимо – лавандой. На полках стояли корзины, укрытые белой тканью. Одну из них дали мне, всмотревшись в документы, выданные преподавательницей.

Я шла в библиотеку и про себя ругалась. Как они такую тяжесть носят? Сейчас и книги еще добавятся. Поняв, что точно все не унесу, свернула в другую сторону – сначала решу проблему с жильем. Не вижу смысла носиться и искать комнату нагруженной как ослик.

Комендантом оказалась молодая девушка. Марьяна, круглолицая и румяная, с озорными глазами пила чай с бубликами, но, едва узнала, что я пришла с просьбой о заселении, поднялась.

– Мест свободных для факультета вышивальщиц немного. Первые этажи заняты, зато последний – почти пуст. Хочешь, там комнату выделю?

– Давайте.

– С соседкой или без? – уточнила она.

Я замялась. С одной стороны, с кем-то жить – не так скучно и даже интересно. Но что делать, если мне попадется не самая приятная особа? С другой стороны, жить одной – это роскошь. Никто не будет мешать заниматься.

– Одной, если можно, – попросила я.

– Хорошо. Но если мест не хватит, к тебе кого-нибудь подселю.

Марьяна вписала мое имя и фамилию в тетрадь и достала ключ. Надо же, последний раз я такой видела только в мультфильме про Буратино. Правда, тот размером побольше раз в десять был.

– Поднимайся на второй этаж, проходи через коридор, увидишь лестницы. Тебе нужна синяя, это цвет факультета вышивальщиц, – напомнила комендант.

– А какой номер комнаты?

– Там будет написано твое имя, – отчего-то смутившись, сказала Марьяна, возвращаясь к чаю с бубликами. – Приложишь ключ один раз, он исчезнет, но созданная магия позволит тебе проходить в комнату.

Нехорошие предчувствия возникли, когда нужную комнату я не нашла, обойдя все пять этажей. Странно. Вернуться и уточнить? Я вспомнила, как волокла сюда тяжелую корзину, и передумала. Бросить вверенное хозяйство нельзя, придется подняться на шестой этаж, что я и сделала.

Погорячилась. На чердаке не селят будущих студентов. Тут только семь комнат, заваленных всяким хламом. Прошлась и с удивлением обнаружила на одной из них свое имя. Издеваются? Я поставила корзину возле двери и решительно отправилась вниз.

Что делать, если тебя в первый раз нещадно обманули? Пока я искала свою комнату, все остальные были розданы швеям, которых набралось в этом году в два раза больше, чем в прошлом. Судя по виноватому взгляду Марьяны, повлиять на ситуацию она не сможет. Факультет швей – это своеобразная элита, представителям которой в Магической Школе Кудесниц идут на уступки. Об этом мне чуть ли не прямым текстом пояснила комендант.

Хотелось пойти и устроить скандал. Только к кому направляться? Сразу к директору школы? Я вздохнула и решила попробовать, перспектива жить на пыльном, наверняка продуваемом ветрами чердаке, меня не прельщала.

Секретарша, которой я дважды объяснила причину своего визита, хлопала огромными глазами, а потом заявила, что директор Моргана отсутствует и прибудет только через два месяца. Кроме нее, если комендант не поможет, решать проблему некому. Спрашивается, так ли я нужна этому миру? Я не видела ни одной причины, по которой должна тут оставаться.

– Варя! А я повсюду тебя ищу! – окликнула меня Фиона.

Она уже выглядела как обычная девушка, спрятав свой истинный облик.

– Привет, – устало сказала я, садясь прямо на ступеньку.

– Ну как? Куда прошла? Почему такая грустная?

– Нормально все, – кисло отозвалась я. – Факультет вышивальщиц.

– Ого! А я попала на ткачество, – весело отозвалась она. – И все же, что случилось?

– Меня обманом поселили на чердак, – буркнула я.

Фиона присела рядом.

– Безвыходная ситуация. У меня Ричарда тоже на чердак поселили, – с сочувствием сказала она. – И даже поход к директрисе ему не помог. Это притом, что он один из лучших учеников.

Надежда обрести нормальное жилье стремительно таяла.

– А может, ну ее, эту школу, – всхлипнула я.

– Варь… ты прошла испытание, уже нельзя уйти. Да и бросать все только потому, что придется жить на чердаке…

Я шмыгнула носом.

– Боюсь, что чердак стал последней каплей, – ответила я, вытирая набежавшие слезы.

Знакомая удивленно приподняла брови.

– Расскажешь?

– Меня друг ждет, – ответила я.

– Познакомишь?

Я кивнула и поднялась. Подумаешь, чердак. Бывает и хуже! Вспомнился бесприютный Ромео, и я сразу почувствовала себя эгоисткой. И чего я расстроилась, правда? Потерплю год. Немного по сути. Но пока мы ходили в библиотеку и обратно поднимались, как же мне захотелось оказаться дома среди привычных вещей и запахов! Я не из тех, кого пугают перемены, но поддержка близких людей необходима даже сильным и смелым, что уж обо мне говорить!

Дверь в комнату протяжно заскрипела и отворилась. Пахло пылью, покрывшей тут все, и немного затхлостью. Солнце тускло светило через огромное немытое окно. Под потолком на деревянных балках висела паутина. Из мебели в комнате был большой письменный стол со стулом, кровать под выцветшим, когда-то синим балдахином, шкаф с зеркалом, пара кресел и… камин. Последний я с недоверием рассматривала.

– Его что, нужно топить?

– Да. Не переживай. Дрова натаскаем, – оптимистично сказала Фиона. – Сквозняков, кстати, как ни странно, нет.

И боюсь, это единственный плюс этих хором.

– Оставляй вещи и пошли, – распорядилась моя новая знакомая. – До заката осталось несколько часов, надо отметить наше поступление в МыШКу.

– А у тебя нет друзей? – удивилась я.

– Кто станет дружить с кентавром? – вздохнула Фиона и, увидев мой вопрошающий взгляд, пояснила: – Нас не особо любят в МыШКе. Кентавры – прирожденные целители и воины, но не… Смеются, обзываются и не желают понимать, что не мы выбираем себе судьбу.

– Для меня это не имеет значения, – ответила я, ставя на кровать корзину и перетаскивая с пола стопки книг. – Я из другого мира, Фиона. И я оцениваю людей по их поступкам, а не по расовой принадлежности или социальному статусу.

– Нелегко тебе тут придется, Варь. Редко, чтобы в вышивальщицы попадал кто-то из простых, не из аристократии.

Девушка печально улыбнулась.

– Фиона, в платье принцессы или нищенки, на Чарде или на Земле я буду Варварой Мальцевой, самой собой, понимаешь? Это главное, – ответила я. – А теперь давай не будем поддаваться унынию и отправимся на поиски Ромео. Занятия начинаются послезавтра, завтра меня ждет грандиозная уборка, а перед этим я хочу повеселиться!

Глава 5

– Мальцева! – окликнул кто-то.

Я обернулась и увидела полноватую девушку, одетую в нелепое голубое платье с кружавчиками.

– Да?

– Я – Мара, староста факультета вышивальщиц, – представилась она, брезгливо посматривая в сторону Фионы. – Ты же из другого мира?

– Допустим, – ответила я, понимая, что с этой краснощекой матрешкой мы точно не будем дружить.

– Ураганом Морганы принесло?

– Да. – Я пожала плечами.

Зачем она меня расспрашивает?

– Там у входа на столах разложены вещи, попавшие в наш мир с перемещением. Можно сходить и посмотреть, есть ли твое.

– Спасибо, – ответила я.

– Только свои бери, иначе обожжешься. Боевые маги наложили специальное заклинание!

Я кивнула.

– И сменила бы ты компанию. Это так, совет. С ткачихой, а тем более кентавром… – хмыкнула она, морща нос.

Я открыла было рот, чтобы возразить, но Фиона сжала мой локоть. Все, что мне оставалось, – смотреть, как уходит девушка-плюшка, и злиться.

– Оно того не стоит, – мягко сказала подруга, потянув меня к выходу.

Мы отправились смотреть вещи. Как оказалось, их было не так много. Я обнаружила папин клетчатый шарф, мамины кожаные перчатки, и (вот оно, счастье!) свою сумку! Фиона всего масштаба моей радости не осознала, но хихикнула, когда я прижала к себе сумку. Ты ж мое сокровище!

Поразмыслив, решили не возвращаться на чердак, а прямо с вещами пойти праздновать.

Ромео как раз убирал мандолину, когда мы с Фионой пришли на площадь. Рыжик радостно улыбнулся, едва меня заметил.

– Знакомься. Это – Фиона, – сказала я.

– Кентавр, факультет ткачей, – добавила девушка, смущаясь и опасливо смотря на рыжика.

Друг изумленно приподнял брови, улыбнулся.

– Ромео, менестрель, не маг.

Фиона отчего-то покраснела и украдкой глянула на меня.

– Пойдемте в таверну. Есть хочется так, что сил нет, – предложила я, разрушив возникшую паузу.

– А как прошли вступительные экзамены? – взволнованно спросил рыжик.

– Поедим и расскажем.

Пока я за обе щеки уплетала пироги, Ромео и Фиона успели обсудить преимущество струнных инструментов над клавишными. На мой взгляд, странная тема для разговора, но прерывать друзей я не стала.

– Ты – менестрель? – раздался рядом голос.

Мы оглянулись. Мужчина средних лет, одетый в простую крестьянскую одежду, смущенно теребил в руках шляпу.

– Да, – отозвался Ромео.

– Не мог бы ты спеть для моей жены? У нее сегодня день рождения. Только у меня денег немного.

Незнакомец покраснел и быстро оглянулся. Я проследила за его взглядом и увидела красивую молодую женщину с сияющими глазами, с любопытством смотрящую на нас.

– Ладно, – отозвался рыжик. – Платить не нужно. У нас у самих праздник.

– Поступили в МыШКу? – улыбнулся мужчина, заметно расслабляясь.

– Да, – хором ответили мы с Фионой.

– А как вы угадали?

– У вас пальцы исколоты, – кивком головы показал он на мою руку, в которой замерла кружка.

Мы с подругой хихикнули и одарили мужчину красноречивыми взглядами. Знал бы он, чего нам стоили эти испытания!

Ромео тем временем поднялся, вышел на середину зала, провел рукой по струнам… Как же он преображается, когда играет! Из рыжика уходит тревога, суета и печаль. Мелодия плывет под его руками, плавится. И голос у него звонкий, ясный. Я настолько заслушалась, что не заметила, как закончилась песня. К Ромео тут же подошел хозяин таверны, они о чем-то пошептались, ударили по рукам, мандолина снова зазвучала. Одна песня сменила другую, в какой-то момент я стала подпевать и присоединилась к другу. Фиона круглыми от удивления глазами смотрела на нас. Через часок мы раскланялись и вернулись за стол, уставленный различными яствами. Так нас решили отблагодарить слушатели.

– Ух ты! Асканийское вино! – восхищенно сказал Ромео, рассматривая темную бутылку, слегка покрытую пылью.

– Правда? – подалась вперед Фиона.

– И чем оно так знаменито? – не удержалась я.

– Виноград, из которого оно приготовлено, выращивается в одном из оазисов в Великой пустыне, – пояснил рыжик.

– Редкое и дорогое, – заметила Фиона.

– Интересно, кто же так расщедрился? – Менестрель оглянулся в поисках того, кто за его песню расплатился напитком.

– Можно продать, – предложила я, зная, что другу нужны деньги.

– Вот еще! – фыркнул тот. – Я сегодня неплохо заработал. Плюс хозяин таверны согласился не брать с нас за постой и ужин. – Ты ведь останешься на ночь, Варь?

Голос у рыжика звучал странно.

– Конечно! – ответила я, вспоминая пыльный чердак. – Фиона, ты с нами?

Подруга заморгала, залилась краской.

– Мы – друзья, – быстро пояснил Ромео.

Кентавр покраснела еще больше и робко улыбнулась.

– Я не против, – отозвалась она.

– Чудесно! Завтра тогда с утра пойдем и купим все необходимое! – завершил менестрель, открывая вино и разливая его по кружкам.

Я вдохнула аромат янтарной жидкости и сделала глоток.


Я попыталась открыть глаза, но сделать это удалось с трудом. Голова отчего-то кружилась, слегка тошнило, а шевелиться не получалось. Что произошло? Последнее, что я запомнила, – сладкий вкус асканийского вина.

– Не двигайся. Противоядие еще действует, – раздался голос… боевого мага.

– Противоядие? – прохрипела я, осознавая, что ничего не помню.

Мурашки, словно муравьи, поползли по коже, создавая панику.

– Да, чудо. Расскажи-ка мне, что вы ели и пили.

– Фиона и Ромео…

– В соседней комнате. Спят, – отозвался брюнет.

– С ними все хорошо?

– Да. Вчера вашу троицу попытались отравить. Спасибо Великой Кудеснице, что я оказался поблизости и смог найти целителя.

Я постаралась успокоиться, сдержать неразумное желание – устроить истерику.

– Я внимательно тебя слушаю, Варвара.

Черные как ночь глаза смотрели на меня, не давая возможности сбежать.

– Мы с Фионой в МыШКу поступили, – жалобно всхлипнула я.

– Это я уже знаю.

– Откуда?

– А кто способен танцевать на столе, кроме студентов?

Я глупо заморгала, пытаясь вспомнить, что же происходило после злополучного глотка вина, но в голове стоял туман.

– Мы что… Мы же… Я…

– Думаю, что ты как раз расплатишься со мной за помощь таким же танцем.

Боевой маг многообещающе улыбнулся, от чего мне стало не по себе.

– А ты бескорыстен, смотрю, – не удержалась я от шпильки.

– Не занимаюсь благотворительностью, – хмыкнул он.

– А стоило бы. Глядишь, и добрее бы стал.

– Так я получу обещанную плату? – серьезно спросил он.

– Обещанную?

– Да. Я – боевой маг, чудо. И я не смог бы призвать целителя так быстро и накрыть вас защитным куполом, если бы не стребовал с тебя обещание, – отозвался мужчина, касаясь пальцами моей щеки.

На лицо невольно полез румянец. Проклятье!

– Помнится, от братьев Ромео ты нас просто так защищал, без всяких договоров.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37