Оксана Лаврентьева.

Танго с одиноким волком



скачать книгу бесплатно

В оформлении обложки использованы фото с https://pixabay.com/ по лицензии CC0.

Глава1

С трудом я дотащила свой чемодан до середины вагона. По закону подлости моё купе класса «люкс» оказалось в самом конце коридора, поэтому я пару раз чуть не грохнулась, наступив на край своей порфиры.

Всё-таки странные эти оборотни. Почему они решили, что для незамужней девушки этот огненно-красный балахон самая подходящая одежда? Как по мне, так эта порфира действовала на оборотней мужского пола как красная тряпка на быка.

Несмотря на то, что в комплекте с этой накидкой до пят шла довольно изящная маска для лица, вервольфы постоянно на меня оборачивались. Принюхивались как голодные псы и с подозрительным прищуром старались заглянуть мне в лицо. В такие моменты моё сердце ухало вниз и начинало в ужасе биться в одной из пяток.

– Что им от меня нужно? – как-то не выдержала я и спросила об этом свою подругу Шейлу, которую угораздило родиться оборотнем.

– Ты им нужна. Знаешь, как наши мужчины любят таких как ты?

– Ты имеешь в виду девушек человеческой расы? Я что, по-твоему, с луны свалилась? Об этом все знают. Но даже у себя дома, ещё до того, как вы от нас отсоединились, мужчины-оборотни на меня как-то странно реагировали. Не так как на других девчонок.

– Ну, не знаю… была бы я мужиком. Ничего не могу тебе сказать по этому поводу. Для меня ты пахнешь как и остальные девчонки твоего вида, то есть как человек. А порфиру девушки-верфольфы снимают на второй же день после свадьбы. То есть сразу после того, как лишатся девственности. Но, как ты знаешь, некоторые особы умудряются её потерять задолго до своего замужества. Но в угоду этому дурацкому обычаю всё же продолжают её носить до самой свадьбы. – Моя подруга хитро мне подмигнула. Я не выдержала и хихикнула ей в ответ. Уж мне-то было прекрасно известно, кого она имела в виду…

Хорошо хоть её жених не принадлежал к тем фанатикам, которые слепо чтили эти традиции. И он прекрасно знал, что свою невинность Шейла потеряла ещё пару лет назад. А знал он это потому, что сам её у неё и забрал. Тогда они ещё жили среди людей и особо не афишировали свою сверхъестественную природу. Понятное дело, Шейла не носила тогда эту ужасную порфиру. Поэтому они с Томом ходили в школу как самые обычные подростки, и влюблялись так же как и все.

Между прочим, эта красная мантия до пола, надеваемая поверх другой одежды, служила для оборотней неким барьером. Ведь ткань порфиры вымачивалась в специальном растворе, который напрочь глушил запах девственности. И делалось это для того, что бы на честь девушки не посягнул какой-нибудь безбашенный вервольф. Ведь их мужчины превращались в каких-то сексуальных маньяков от одного этого запаха, и далеко не все могли себя тогда контролировать. Поэтому среди своих девушки-оборотни предпочитали ходить в порфирах от греха подальше. А уже после замужества они с радостью избавлялись от этого балахона за ненадобностью…

С раздражением я приподняла выше край своей мантии и только после этого преодолела расстояние до нужного мне купе.

С облегчением нажала на блестящую ручку и потянула её на себя… Странно, не поддаётся. Я повторила попытку.

Ничего. Моё купе упорно не хотело открываться. Я пыталась дёргать ручку вверх-вниз, а она лишь в ответ издавала мерный металлический стук. И когда я уже чувствовала себя каким-то долбанным дятлом, только тогда я заметила странную прорезь прямо над дверной ручкой.

Вот чёрт! Как хорошо, что этого никто не видел! И как я раньше не догадалась, что в люксовом вагоне предусмотрена карта-ключ? Её-то и вставляют в эту дверную прорезь и только после этого хватаются за ручку. Идиотка. Хорошо хоть замок не сломала.

Я с возмущением повернула голову в надежде увидеть там проводницу, которая не удосужилась снабдить меня этой картой и… тут же оцепенела.

Его колючие холодные глаза смотрели на меня так, будто он следил за мной из-за засады, словно выслеживал добычу. Вот уж, действительно, стопроцентный вервольф! В то же время в его взгляде читалась такая высокомерная насмешка, что мне сразу же стало мучительно стыдно. Наверняка он уже давно наблюдал за мной со стороны и удивлялся моей непролазной тупости.

И какого чёрта он на меня уставился? Девушек что ли никогда не видел? Вот урод…

Хотя, нужно признать, этот незнакомец был кем угодно, но только не уродом. На это я тоже обратила внимание. Несмотря на то, что почти все оборотни обладали потрясающей харизмой, у этого типа её наблюдалось слишком много. Настолько, что моё сердце в тот же миг забилось от волнения как сумасшедшее.

Иссиня-чёрные короткие волосы, правильные и на удивление благородные черты лица, и самое запоминающееся – пронзительные, притягивающие всё моё женское внимание глаза. Чёрные, как само небо в безлунную ночь, с характерным для оборотней жёлтым отливом, они манили, заставляли моё тело реагировать на них странным образом. Я буквально таяла от одного его взгляда. А низ живота у меня уже вовсю наливался сладостным томлением. Казалось, ещё немного и я сама подойду к нему и попрошу его взять меня прямо здесь.

Ужас какай-то! Мне всегда нравились вервольфы, но не до такой же степени! Ещё не хватало, чтобы он учуял мой сексуальный интерес к нему и не ответил бы мне тем же. Чёрт, здесь уже никакая порфира не поможет…

В растерянности я посмотрела по сторонам, всё ещё надеясь увидеть проводницу. И что прикажете теперь делать? Особенно с этим чемоданом, который по пути сюда показался мне набитым кирпичами. Шейла как всегда постаралась на славу: напихала мне туда всякой ерунды, сдобрив это огромным куском вяленой оленины, приготовленной по особому рецепту оборотней. И это несмотря на то, что я была убеждённой вегетарианкой.

В растерянности я посмотрела на свой багаж и увидела на чемодане небрежно брошенную ярко-алую порфиру. В страхе я тотчас схватилась руками за голову. Как и следовало ожидать, чуда не произошло: и мои пальцы тут же погрузились в копну пушистых волос. А значит, этот загадочный оборотень лицезрел меня сейчас во всей моей белокурой красе.

Бог мой! Видимо, чисто машинально я сбросила с себя эту чертовски неудобную порфиру, когда воевала с дверной ручкой…

До этого момента вервольфов сдерживал этот балахон и маска в пол-лица, которая успешно скрывала моё довольно привлекательное личико. Теперь же я стояла один на один в безлюдном вагоне с этим типом, который уже давно догадался, что я из себя представляю. И ещё неизвестно, как он на это среагирует. Ведь человеческая девушка (к тому же натуральная блондинка, которых они чуть ли не боготворили) представляла для него огромную ценность. В сексуальном плане, конечно.


***

– Странно. Кажется, эскорт услуги не входят в стоимость билета. Или же для VIP пассажиров, которые выкупают полностью весь вагон, предоставляются подобные бонусы? – низким, чертовски сексуальным голосом поинтересовался у меня оборотень.

От его слов у меня аж волосы на голове зашевелились от ужаса и возмущения одновременно. Какой же самонадеянный красавчик! Впрочем, чего ещё ожидать от вервольфа?

– Раскатал губу. Подбери слюни и разуй глаза! Где ты видишь здесь проститутку?! Много ты видел девочек по вызову, которые бы приходили к клиенту с таким чемоданом? – На всякий случай я вновь накинула на себя порфиру. Хотя, в этом уже не было никакого смысла. – Ага, всё своё ношу с собой. Думаешь, что я притащила целый чемодан секс игрушек? Так сказать, для работы.

Я решила сразу же поставить его на место. С такими нахалами как он, только так и нужно поступать. Ведь он почему-то принял меня за труженицу самой древней профессии! Вот похотливый волчара…

– Такой милый ротик, а такие нехорошие слова. Двуногие совсем распустили своих женщин. А ведь за такое можно схлопотать нешуточное наказание…

– Что?! А ты не забыл, что по закону Лиги Сверхъестественных Существ поезда, так же как самолёты и морские суда, обладают экстерриториальностью? Так что фактически я сейчас нахожусь на своей земле, где вы – оборотни, персоны нон грата! Да ты не можешь до меня и пальцем притронуться!

– Вообще-то я не пальцы имел в виду… – с насмешкой возразил мне вервольф. – Это ваши мужчины любят распускать руки, у оборотней к этому несколько другой подход. Особенно, если дело касается таких красоток, как ты…

Я в страхе застыла, а незнакомец подошёл ко мне вальяжной неторопливой походкой. Эти секунды, когда расстояние между нами неумолимо сокращалось, показались мне вечностью. Ведь он так и не оторвал от меня своего пристального, поистине гипнотического взгляда. И мне не позволил этого сделать, так что я уставилась на него как кролик на удава.

Незнакомец приблизился ко мне вплотную, слегка наклонился и с шумом втянул в себя воздух.

– По-моему, это неприлично, вот так откровенно обнюхивать женщину, – возмутилась я непроизвольно.

– А где ты здесь видишь женщину? Испуганная, но на удивление храбрая девушка, почти ещё ребёнок, но никак не женщина. Твой сногсшибательный запах невинности я учуял ещё на другом конце вагона. Может, этот пахучий кусок материи и способен обмануть какого-нибудь молодого вервольфа, но только не меня. – Он протянул к моему лицу руку и осторожно снял с меня маску вместе с накидкой. Причём, я ему даже не возразила! Так и осталась стоять неподвижно словно статуя. В то время как незнакомец улыбнулся, беспардонно меня осматривая: – Так-то лучше. Дай я хоть на тебя полюбуюсь. Не каждый день встречаешь такую красавицу.

Я нервно сглотнула и в ужасе опустила глаза. Взмолилась про себя о том, чтобы хоть одна живая душа нарушила наше тет-а-тет. Может, тогда он побоится ко мне приставать, и я благополучно улизну из его вагона.

И словно в насмешку моим надеждам пол под ногами резко дёрнулся, отчего я еле устояла на ногах. И если бы вервольф не поймал меня за локоть, скорее всего, мне не удалось бы сохранить равновесие. Я в ужасе посмотрела в вагонное окно – перрон медленно плыл в сторону. Даже живописные клёны с ярко-бардовыми кронами пришли в движение, затрепетали на ветру своими резными листочками, которые будто бы со мной прощались.

– Нет. Это невозможно. Я должна сейчас же сойти! – пролепетала я себе под нос и, подхватив свой чемодан и сумку, рванула в торец вагона.

– С ума сошла? Двери уже заблокированы, – бросил мне вдогонку незнакомец.

Но меня это не остановило. Я решила, во что бы то ни стало это проверить. Ведь в то время как поезд неторопливо набирал скорость, у меня ещё был шанс отсюда вырваться.

В слепом отчаянии я попыталась открыть входную дверь. Но, как и сказал вервольф, она оказалась уже закрытой. Недолго думая, я метнулась по тамбуру к двери, ведущей в соседний вагон. Но и тут меня настигла неудача: она не поддалась даже после хорошего пинка ногой.

– Я распорядился держать её закрытой на протяжении всего пути. Не люблю, когда меня беспокоят, – сухо заметил оборотень, хладнокровно наблюдая за моими отчаянными попытками покинуть его вагон. – Ключ имеется только у меня и у проводницы.

– Ну, хоть одна хороша новость, – выдохнула я с огромным облегчением. – Тогда прошу вас (я сразу же подхалимски перешла на «вы») открыть мне эту дверь, чтобы я смогла перейти в другой вагон. Как вы уже поняли, я не туда попала.

К моему удивлению, вервольф даже не пошевелился. Вернее, он лишь демонстративно привалился плечом к тамбурной стене и даже небрежно скрестил на груди руки. Затем уставился на меня, явно чего-то ожидая.

После мучительной, очень длинной паузы я не выдержала и повторила свою просьбу, на что получила прямо-таки обескураживающий ответ:

– Пожалуй, я этого не буду делать, ты мне понравилась. И если раньше я хотел провести всю дорогу в гордом одиночестве, то сейчас я передумал. К тому же… сколько ты хочешь за свою девственность?

– Что?! Я же доходчиво объяснила, что не для этого сюда заявилась. Неужели непонятно? – Я аж задохнулась от возмущения. – Интересно, а моё несогласие для тебя ничего не значит?

– Абсолютно ничего.

Когда у меня прошёл шок, я демонстративно уселась на свой чемодан. Решила для себя, что не сдвинусь с места до следующей остановки. А как только появится проводница, то сразу же предъявлю ей свои претензии. В конце концов, я тоже полноправный пассажир на этом поезде!

– Да я лучше умру, чем останусь наедине с таким наглым типом как ты! К тому же ещё с вервольфом.

Как ни странно, но оборотень на мой демонстративный протест среагировал странным образом. Он лишь окинул меня насмешливым взглядом и… преспокойно вернулся в вагон. Видимо, пошёл отдыхать после нашей с ним перепалки, оставив меня в наиглупейшей ситуации. Не могла же я к нему присоединиться после всего, что мы с ним друг другу наговорили…

Прошло около трёх часов с тех пор, как я не по своей воле (или по своей глупости?) прописалась в этом чёртовом тамбуре. В конце концов я не выдержала и провалилась в мучительный полусон, навеянным мне размеренным стуком колёс. Мне даже не помешала лихая поза верхом на чемодане, я просто прислонилась к стене и всё.

Неожиданно я проснулась и с ужасом поняла, что сильно хочу в туалет. И мне стало вдруг так обидно, что я чуть не расплакалась от досады. Стоило ли раскошеливаться на люкс, если я всё равно сижу в тамбуре как побитая собака в прихожке? Да к тому же ещё не имея возможности сходить в туалет как все нормальные пассажиры.

Я вскочила с чемодана с решимостью и твёрдым намерением не терпеть больше этого произвола. Но едва я оказалась на ковровой дорожке, как моя решительность сдулась как воздушный шарик. Ведь только сейчас до меня дошло, что в люксовом вагоне санузлы располагались прямо в купе. Так что моё законное пассажирское место с предназначенным для меня унитазом ехали сейчас где-то в соседнем вагоне…

Глава 2

Маркуса всегда возмущал тот факт, что он не ходил в школу как все остальные подростки. И пускай отец уверял его, что домашнее обучение намного эффективнее любого престижного заведения, мальчика это не устраивало. Также он не имел понятия, почему ему не разрешалось выходить одному за пределы их владений. Именно поэтому на утренней пробежке его всегда сопровождал персональный воспитатель. А в тех немногочисленных общественных местах, которые ему позволяли посещать, за Маркусом неизменно ходили по пятам личные телохранители.

На все его вопросы родители отвечали уклончиво. Обещали ему всё рассказать только после того, когда он будет к этому готов. Но при этом не поясняли, когда же этот самый момент настанет. Поэтому Маркус вплоть до своего шестнадцатилетия всячески пытался пролить свет на своё странное положение. Но кроме наказания в виде карцера, который располагался в подвале их огромного дома, он так ничего для себя и не добился.

Всё изменилось буквально за один день. Он проснулся утром как обычно, открыл глаза, с удивлением огляделся, принюхался и понял, что за эту ночь мир вокруг него стал другим. Это потом ему объяснили, что всё осталось прежним, а изменился он сам. И что теперь он – Маркус Фейнингтон, будущий наследник многомиллионного состояния, окончательно переродился… в вервольфа.

Конечно, он всегда подозревал, что с их семейством не всё нормально, но чтобы до такой степени! Теперь ему становилось понятным странное поведение родителей: ведь те просто-напросто хотели его защитить. И в первую очередь от самого себя. Ведь молодые вервольфы отличались крайне неустойчивой психикой. И в момент сильного эмоционального всплеска трансформация у них начиналась непроизвольно. А это могло навлечь на весь их род серьёзные беды, ведь в то время любые сверхъестественные существа свято хранили тайну своего пребывания в современном мире. Кроме того, из-за вспышки неконтролируемого гнева молодой вервольф мог нанести окружающим серьёзные увечья. До убийства дело пока не доходило, во всяком случае, Маркусу об этом было неизвестно.

А примерно через полгода у него появилась ещё одна очень серьёзная проблема, которую он даже постеснялся обсудить с родителями. И началось это также внезапно, как и все остальные сверхъестественные заморочки. Хорошо хоть рядом с ним в тот момент оказался его наставник, который и помог ему в этой на редкость щекотливой ситуации…

Маркус давно уже заметил, что нравится девушкам. Не успевал он где-нибудь появится, как все присутствующие там молодые особы начинали усиленно строить ему глазки. Но тогда он ещё не обладал всеми качествами вервольфов и поэтому эти знаки внимания ему были до лампочки. Прикольно, приятно как любому юноше, и не более того. Но однажды всё изменилось.

Как-то он пришёл со своим наставником Гидеоном – пожилым солидным вервольфом, другом их семьи, на художественную выставку. И когда они, вдоволь налюбовавшись известными полотнами, уже собирались уходить, с Маркусом произошло что-то непонятное. Неожиданно в нос ему ударил настолько соблазнительно-приятный запах, что у него аж в глазах потемнело. Юноша застыл и подобно хищнику (по сути, он им и был) начал ловить носом источник столь обворожительного аромата.

Не видя и не слыша ничего вокруг себя, Маркус как сомнамбула последовал по невидимому пахучему следу. И вскоре он привёл его к девушке, совсем ещё подростку, которая внешне ему совсем не понравилась. Так… что-то по-детски угловатое, с ещё несформировавшейся женской фигурой. Он бы сейчас предпочёл какую-нибудь грудастую, крепко сбитую девчонку, а не эту плоскую как доска малолетку.

И пускай он ещё не имел сексуального опыта, но порносайты уже сформировали у него образ Идеальной Девушки. И в душе, занимаясь мастурбацией, Маркус представлял себе одну из них. Мечтал, как он гладит округлые женские ягодицы, затем легонько надавливает девушке на поясницу, заставляя её прогнуться в чувственном изгибе. После чего до упора вгоняет в неё свой большой, опоясанный бугристыми венами, член…

Поэтому он не понимал, почему эта девушка рождала у него такое влечение. Глаза говорили ему одно, но вот обоняние словно бы кричало об её необыкновенной сексуальной привлекательности.

Тогда Маркус ещё не знал о своей волчьей природе, поэтому не понимал, что с ним происходит. И когда его наставник, не замечая странного поведения своего подопечного, так и продолжал наслаждаться картинами импрессионистов, юноша как в тумане кружил около молодой посетительницы выставки.

Совсем скоро кровь оборотня взяла над ним верх, и Маркус вплотную приблизился к девушке. Втянул в себя её сладостный манящий запах, и последние оковы, сдерживающие его, окончательно пали. Он наклонил к ней голову и тут же впился ей в шею страстным поцелуем…

Когда его буквально оттащили от девушки, он всё ещё находился под воздействием аромата её чудесной кожи. Гидеону пришлось приложить немало усилий, чтобы привести его в чувство. И когда с губ Маркуса улетучился чарующий девичий запах, только тогда к юноше вернулся трезвый рассудок. Он недоумённо посмотрел по сторонам, затем опустил голову вниз и тотчас пришёл в ужас.

К сожалению (или к счастью) как любой вервольф Маркус обладал мужским достоинством внушительных, по человеческим меркам, размеров. И сейчас его эрегированный член так и рвался из его брюк. И это не могло остаться незамеченным. Поэтому многие посетители выставки, привлечённые возмущённым девичьим возгласом, все как один сейчас смотрели на его пах…

Только потом Маркус узнал, почему он так странно среагировал на эту девушку. Как выяснилось, его привлёк запах её девственности. Это феромон, который вырабатывается у всех невинных девушек с момента их полового созревания. Вот он-то и превратил его в настоящего зверя, готового спариваться на глазах у всех.

Маркус тогда попросил своего наставника не рассказывать родителям о случившемся. Пообещал, что впредь будет выполнять все его указания. Причём сказал это искренне, полностью осознавая свою вину. Ведь этого инцидента могло бы и не быть, выполняй он всё в точности так, как советовал ему Гидеон. Ведь перед выставкой Маркус специально не стал выливать на себя большое количество парфюма, как велел ему наставник, посчитав это дурным тоном.

Теперь-то он знал, что сильный запах туалетной воды почти полностью глушил такой коварный женский запах. И лучше уж прослыть невоспитанным и вульгарным, чем звероподобным сексуальным маньяком.

Но, сколько бы он себя не сдерживал, сколько не контролировал, но ему пришлось вскоре пройти и через это. И пускай опытные вервольфы пытались ему доказать, что через это прошли все оборотни без исключения, Маркусу от этого не стало легче. И он на всю жизнь запомнил глаза той несчастной студентки, которая оказалась не в нужном месте, и в ненужное время…


***

Как вор я кралась вдоль лакированных дверей, на всякий случай проверяя каждую из них. Надеялась, что хоть одна из них окажется открытой. В то же время я не знала, в каком из купе находился вервольф, поэтому старательно прислушивалась, пытаясь уловить хоть какой-нибудь звук. Но вагонные колёса хладнокровно издавали своё ритмичное тук-дук, тук-дук, сводя на нет все мои усилия.

Где-то на середине вагона я расслышала музыку и человеческие голоса. Видимо, хозяин всего этого люксового рая решил посмотреть киношку. Приложила ухо к очередной двери и поняла, что звук лился именно оттуда. Поэтому быстро прошла к следующей двери и с надеждой, которая таяла с каждой секундой, продолжила свои поиски.

– Не это ли ищешь? – неожиданно раздалось за моей спиной. Я тут же обернулась и встретилась с насмешливым взглядом оборотня.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6