Оксана Кручинина.

Ангельские рассказы «Крылья». Ангелы всегда с тобой



скачать книгу бесплатно

© Оксана Александровна Кручинина, 2017


ISBN 978-5-4485-5591-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Крылья

Он сидел на высоком холме возле старого дерева. Ветер теребил крылья, раззадоривая сорваться с места и весело погоняться. Но ИО будто и не чувствовал, как шутливые порывы сгоняют его с края, и продолжал вглядываться в даль, спрятав подбородок в коленях.

Джейя тихо приблизилась и села рядом, отведя рукою ветер. Тот, взъерошив напоследок друзьям волосы, унесся, как веселый щенок, перебирать листья в соседней роще. ИО даже не повернулся в сторону девочки, его взгляд продолжал излучать задумчивость за горизонт. Конечно, он знал о ней. Яркий запах любознательности, как фонарик, предвещал появление девочки задолго до того, как она начала взбираться на холм. Мягкий ароматный шлейф молока, детского крема и котят дополняли образ милыми подробностями начала дня.

Едва заметно изогнувшись, Джейя вздохнула. В такие моменты ИО будто слышал мурчание от удовольствия, которое переполняло все существо этой маленькой девочки. Ему казалось, будто понимающая рука мамы продолжает поглаживать ее то успокаивая, то ободряя, где бы Джейя не находилась. ИО иногда даже сомневался зачем этой девочке Рий, когда у нее такая Мама. При таких родителях ангелов можно было перепоручать менее везучим детишкам. Но, конечно же, это были неповоротливые домыслы, ведь понятно же абсолютно точно, что ангелы должны быть у каждого и не важно насколько сытно малыша кормят булочками. Даже неожиданно, что он поймал такую мысль, вероятно, это ветер, играя, обронил возле него подобную странность.

Малышка грелась в свете ИО и старалась сидеть тихо, чтобы не беспокоить его. Но бабочки всполохами красок манили девочку, и она, чтобы отвлечься, пустила по ладошке радугу. Та послушно легкой струйкой потекла между пальцами, отбрасывая мягкие блики на лицо. Джейя завороженно с нежной улыбкой следила за сияющими узорами. Тягучий вздох заставил ее поднять глаза на ИО. Теперь его взгляд прятался в травинке, которую он теребил пальцами.

– Да так… Ничего особенного, – ответил ИО на ее молчаливый вопрос. Он понимал, что свои чувства долго таить не удастся, тем более ему и тем более от Джейи. Его встревоженность отражалась в ее наивно распахнутых глазах.

– Вот! – он протянул девочке руку. На раскрытой ладони лежало два пера. Они были волшебно прекрасны. Легкость и сила, сплетаясь, породили неповторимый узор света. Перья повисли перед ее лицом, как бы отвечая желанию получше рассмотреть их.

– Не может быть! – Джейя замотала головой. – Как же так?! Когда… это произошло?

– Уже не важно… – ИО снова грустно посмотрел за горизонт. Перышки, лишенные внимания, спустились на траву, и словно хрупкие снежинки, начали, угасая, таять. – Это только начало, Джей.

Девочка с недоверием посмотрела на чудесные крылья ИО.

Она просто не могла себе представить, как одно за другим они, словно осенние листья, разлетятся, оставив плечи ангела совсем одинокими.

– Это не честно! Ведь ты делал все и даже больше. Ты любишь его бездонно. Как он мог отказаться?

ИО устало пожал плечами:

– Так бывает. Из раза в раз так и бывает, Джей.

– Я! – малышка порывисто поднялась. – Слышишь?! Я в тебя верю и буду верить всегда!

Она бережно взяла поникшие перышки:

– Вот. Возьми. Мы все исправим.

Девочка зажмурилась, ее губы зашевелились, неустанно повторяя:

– Верю, я верю в тебя. Ты со мной, ангел мой…

Почти осязаемый взгляд ИО остановил ее на полуслове:

– Я благодарен тебе, Джей. Как и все остальные. Ты чудесная. Родители ждали тебя и с радостью приняли. Они лелеют тебя как цветок. Не тот который они видели на соседской клумбе или аромат которого создавали своими мечтами. Вовсе нет. Ты – есть ТЫ. И нужна большая храбрость человеку, чтобы признать всю уникальность своего ребенка. Они заново зацвели вместе с тобой. Но это, Джей, большая редкость. Тебе повезло. И Рию, конечно тоже. Где этот сахарный пончик?! – подчеркнуто сердито воскликнул ИО и даже стукнул кулачком по траве. Вот уж кого днем с огнем не сыщешь.

– Он здесь, с нами, – улыбнулась девочка. Ей не хотелось менять тему разговора, но и грустить долго она не умела. – У меня в волосах.

– А что? Я за котятами присматривал, они только что родились.

Из-за плеча Джейи, стекая струйками с ее волос, проявлялся Рий. Он был похож на румяную сдобную булочку. И даже крылышки были как сладкая вата, пышные и округлые. Наверняка, именно Рий пришел во сне к пекарю, когда тот на утро решил впервые испечь рождественские печеньки. Простое воспоминание об этом сияющем карапузе рождало в воздухе еле уловимый аромат тепла и ванили. И даже сейчас, когда одинокие перышки ИО еще мерцали на траве, постепенно исчезая, мягкость и простота Рия окрасила холм уютом.

– Мы с Джейей договорились, что я побуду и тут, и там, – продолжал бубнить ангел Сдобная Булочка. – Все равно вам было не до меня. Это же понятно. Мы с утра видели из окна Павла с мячом и по твоей тающей фигуре рядом с ним сразу стало понятно, что дело не сладко. И он… это.. – ангелу даже произносить было сложно – забывать стал тебя, да, ИО?

– Детские фантазии. Вот что я такое! Теперь могу появляться рядом с ним только под Рождество. И то… на открытке. Так нормально, взрослые решили.

– Пффф – недовольно профырчал Рий, – снова корова. То «нелепый сон», то «пустая болтовня» и «выдумки», то «это не серьезно» и «так не бывает!» Каждый раз вот это их пустое «бла-бла» закрывает малыша от нас. С некоторыми взрослыми, без обид, как с селедкой, если рядом посидишь, тоже пахнуть рыбой станешь.

Рий сурово надулся, обхватив себя руками. Перышки на его крыльях взволновано трепетали:

– Вот так сплошь и рядом. Холишь его с пеленок. Что там?! Малыш еще в животике, а ты ему уже песенки поешь, маме на ушко советы полезные нашептываешь. А потом – БАЦ! И тебя, оказывается, и не бывает. Как тень ходишь, срок отбываешь, не достучаться.

От Рия, как от только что испеченного каравая, казалось, во все стороны, пошел пар негодования. Он расхаживал, переваливаясь по лужайке, раздосадованный тем, что мальчик, чьим ангелом был ИО, тоже стал взрослеть по-обычному порядку, как здесь на Земле водится. Рий с обожанием посмотрел на свою маленькую подопечную. Он прекрасно понимал, как ему повезло в этот раз. Родители Джейи с уважением относились к любым ее фантазиям. Вся детская была завешена ее нелепыми, казалось бы, рисунками. Вот пустынная планета, где когда-то Джейя жила, а здесь она – рыбак, и ее лодку не спеша качают синие волны. Они даже подарили ей маленького ангелочка, который всегда стоял возле кровати и светился в ночи. Конечно, это было больше напоминание для них, нежели для дочери, так как своих ангелов она видела почти также ясно, как и других людей, и разговаривала с ними запросто. Зачем ей в них верить, если она точно знала без тени сомнений, что они есть?!

– Что поделать! – снова грустно проговорил ИО. – Я все равно буду его любить, несмотря ни на что. Буду стараться сделать для него все, что в моих силах и каждый раз снова и снова напоминать, что я здесь, и я забочусь о нем.

– Пашка даже твою музыку уже не слышит?

– Иногда кажется, что слышит. Я стараюсь, где бы он не был, чтобы играла его любимая. Ну та, помните, про веселых букашек? Он ее с самого детства просто обожает. Еще в колыбельке так смешно начинал теребить ножками и ручками. Вот вчера, в кафе, где он с родителями ел мороженое, мне удалось из припаркованной машины включить Букашек. Он услышал, стал веселиться, и родители улыбались. Стало душевно. Его глаза задорно блестели и мама гладила Пашу по голове.

По щеке ИО скатилась слеза.

– Конечно, я обнимаю его в грустные моменты, чтобы печаль от сердца отошла, и приношу ему самые интересные и добрые книжки. Подарить поутру запах листвы для хорошего настроения, напомнить маме положить бутерброды в школьный рюкзак, провести хулигана другой дорогой. Да мало ли еще что?! Каждый миг его жизни – это моя возможность проявить к нему всю свою любовь. Только это так сложно, когда в тебя не верят и тебя не замечают. Ведь попроси он – я сразу сделаю. А так… Разве могу я лишний раз вмешаться и помочь без разрешения? Ну вы понимаете – та самая свобода воли человека. Хоть на голове он стой, а мне рядом парить, несмотря ни на что, и губы кусать от переживаний.

Дуновение печали еле слышно подхватило еще несколько перьев со спины ИО и они, махнув на прощанье, скрылись за холмом.

Джейя и Рий переглянулись:

– ИО, я пойду к Пашке и расскажу ему, как он заблуждается!

– И как ты ему докажешь это, милая моя Джей? Ведь ты же знаешь их самый веский аргумент – не вижу, не слышу, значит – этого нет. Будешь ходить к нему все время и говорить об ангелах? А вокруг него постоянно все говорят о том, что Я – вымысел… Нет меня, понимаешь? Спасибо, Джей! Правда, спасибо. Но вряд ли это сработает.

– Чем дальше, тем жестче будет его сердце и тогда твои крылья… – Рий замялся. Ему не хотелось произносить то, что и так было понятно. Без благодарности человека ангел будет терять перышко за перышком от своих прекрасных крыльев, пока не останется ни одного. Но даже тогда ИО будет заботиться о своем подопечном преданно и безмерно.

Втроем они сидели на холме и каждый думал о своем. Вокруг светило весеннее солнце, природа просыпалась птичьим гамом и клейкими листочками. Все шло своим чередом.

Паша сидел на скамейке возле школы и ел бутерброд, жмурясь от яркости обеденного света. Кто-то его позвал. Или показалось? Он привстал, повернулся. И в этот момент, в скамейку, где он только что сидел, со всего разгона въехал велосипед. От толчка бутерброд разлетелся, Пашка оказался на земле и смотрел испуганными глазами в такие же ошеломленные глаза велосипедиста.

– Слышь, малый, прости, не знаю, как вышло. Хорошо, что тебя не задел. Ты уж не обижайся. Все ж обошлось. Не рассказывай никому. Заметано?

– Не расскажу. Обошлось, – все еще растерянный Паша собирал свои вещи с земли. «Как же так вышло? А если бы он все еще сидел на том месте? Кто же его позвал? Вроде никого». Он стоял, не решаясь сесть. Волнение отступало, постепенно он снова начинал чувствовать себя в безопасности.

– Не забудь сказать спасибо! – прокричала пробегающая мимо знакомая девчушка с соседней улицы.

– Спасибо! – растерянно предложил в пустоту Паша.

На школьном дворе продолжала сновать детвора, прозвучал звонок, и ребятня ручейками стала стекаться в классы. Возле лавочки стоял мальчик, его портфель еще лежал, растревоженный, на земле. Легкое мерцание обнимающих малыша ангельских крыльев было едва заметно в солнечных лучах.

Вперед, к звездам!

Джейя сидела под деревом и хрустела яблоком.

Интересно, наверное, быть червяком. Вгрызаешься в яблоко. Так-так, новая квартирка, будем осваивать. Вкусненько кушаешь и одновременно обустройством занимаешься. Девочка уже представила себя на месте маленькой козявочки, которая деловито вытачивает настольную лампу для вечернего чтения.

Джейя оглядела пеструю поляну возле дерева. Цветком быть тоже хорошо. Стоишь себе, качаешься на стройной ножке. Открыл лепесточки солнышку и ловишь его ласковые лучи.

– Вы только взгляните, как я прекрасен. Что за дивный аромат?!

А ночью звезды начнут свои разговоры:

– Как тебе светится, уважаемая Альфа-центавра?

– Ох, как никогда прекрасно. Лучусь и излучаюсь с превеликим удовольствием, голубушка!

– Почему бы нам не исполнить на два голоса нашу мелодичную вон для того чудесного цветка, что отдыхает на полянке? Его красные.. нет, синие.. ммм.

Каким же должен быть цветок, чтобы сами звезды захотели спеть для него? Джейе было сложно определиться, так как цвета ей нравились, без обмана, абсолютно все. Например, она обожала желтый. За его согревающую мягкость. Отличной идеей был бы желтый вязаный свитер! Такой большой, чтобы можно было почувствовать себя в нем совсем крохой. Как в гнездышке спрятать носик, закрыть глаза и ловить запахи и звуки. Представлять, какими такими путями все-таки занесло космического пришельца, который так громко хлюпает и топает на кухне. А еще было бы замечательнейше уютно пить в этом свитере чай, спустив рукава до самых пальцев, держать горячую кружку, чувствовать как чайное тепло ширится все больше и больше. Сначала оно охватывает сердце, затем становится мягче взгляд, тепло выплескивается в комнату и, наконец, вот уже вся улица стала светлее. Когда чай не оставит себе ни капли аромата и съедены будут все конфетки, тогда придет время выбираться из полудремы желтого пушистого кокона. Почувствуешь себя совсем новенькой бабочкой. Джейя даже повела от удовольствия плечами, так ей понравились разноцветные переливы на ее тоненьких крылышках. Точно! Пусть цветок будет разноцветным. Разве можно выбрать между голубым морским бризом, зеленой лесной свежестью или морозным хрустящим белым? Я могу просидеть под этим деревом целую сотню лет, но так и не смогу выбрать. Да, определенно, если быть цветком, то уж никак не меньше, чем всех цветов вместе взятых.

Когда радугу смывает мелкий дождик, она стекает капельками под землю и течет уже там сияющей рекой. Ее воды питают траву, цветы и деревья. И не удивляйтесь, если вдруг встретите разноцветного шмеля, значит он как раз отведал пыльцу с такого радужного цветка. Наверное, самые красивые бабочки из тех мест, где в ручьях танцуют радуги.

– Ах, какой необыкновенный аромат у этого совершенно, совершенно чудесного цветка, – вздыхала звезда, то расширяясь, то сжимаясь от удовольствия. И в эти моменты на земле, если бы кто-то посмотрел в небо, увидел бы мерцание звезд, которые светились от восхищения.

«Никогда еще не чувствовала, как пахнут цветы в небе!» – подумала Джейя. «Как же мне забраться так высоко? Пузыри! – решение пришло неожиданно быстро. – Просто нужно выдуть достаточно большой, чтобы запрыгнуть туда и долететь до звезд».

В дупле Старого дуба у Джейи был настоящий тайник с самым необходимым. Здесь были черствая хлебная корка, для особенно голодных гостей ее полянки, что не могут потерпеть до ужина. Был рыболовный крючок, вещь не совсем понятная, но, как уверена была Джейя, чрезвычайно необходимая. Еще лежал новенький именной альбом, который мама подарила для рисунков и записей. Она сама украсила его обложку и вышила имя дочери. Альбом был так красив: чистенький, с идеально ровными гладкими листочками. Джейя даже не решалась нарушить его совершенную белизну. Она часто открывала подарок и представляла насколько прекрасными будут рисунки, которые она в нем нарисует. И каждый раз ей казалось, что в следующий раз придумается что-то еще более интересное, и с мечтательным вздохом она возвращала альбом обратно в дупло. Затем, вдохновленная, бежала домой, раскатывала на полу рулоны старых обоев и с удовольствием разглядывала как из под кисти бегут цветные дорожки, превращаясь в болтливую рыбу или прямую змею. Истории у каждого персонажа были, уж поверьте, весьма и весьма необычными. Родители поочередно внимательно слушали их от Джейи перед сном. Когда рисунков становилось очень много, мама складывала их в огромную папку, припасенную до тех самых пор, когда девочка вырастет и захочет написать свою книгу удивительных историй.

Самой же важной вещью в дупле, были, конечно же, мыльные пузыри. Это было волшебной палочкой Джейи. Когда она глядела сквозь пузыри, плывущие на ветру, можно было увидеть целые города, переливающиеся в лучах солнца. Однажды, в пузыре очень чудной пыж строил Джейе рожицы, а потом, взлетев выше дерева, лопнул от смеха. Эти маленькие мордочки часто смотрели через стенки мыльных сфер, чтобы позабавить девочку. Они трясли лохматыми ушами, свистели пупком или нелепо топали, сотрясаясь всем телом, до тех пор, пока девочка не начинала хвататься за живот от веселья.

– Рий, пожелай мне удачи! – крикнула Джейя своему ангелу, который как всегда был рядом. Его присутствие было столь привычным, что девочка иногда даже переставала это замечать. Свет фонаря не бросается в глаза средь бела дня. Также и мягкие контуры Рия, начинали особенно светиться ближе к вечеру, ненавязчиво напоминая Джейе о его предназначении. О том, что здесь он для того, чтобы осветить ей путь.

Конечно, были и другие ангелы, которые приходили к Джейе, стоило ей только позвать. Когда-то их становилось больше, когда-то меньше. Чем холоднее рядом были люди, тем больше становилось ангелов вокруг девочки. Они, будто светлячки, помогали ей дожидаться восхода солнца. Ведь самый темный час бывает перед рассветом и никогда не оставят эти светлые стражи своих маленьких друзей один на один с неуютными сумерками. Иногда послушать ее рассказы перед сном приходило в гости так много ангелов, что даже с закрытыми глазами казалось, будто уже наступил ясный день.

– Я с тобой. Как всегда, – Рий, показывая готовность, повис над деревом словно светящийся воздушный шарик.

– Здорово! – Джейя всегда завидовала тому, как ангелу удавалось перемещаться где и когда угодно. Он даже мог быть в нескольких местах одновременно. Как он выполняет этот фокус, оставалось для нее загадкой. Она представляла, что Рий стоит в комнате со множеством зеркал и отражается в них бессчетное количество раз. Каждый такой зеркальный близнец занимается чем-то своим, делая одно общее дело. Вот один договаривается с ангелом соседской девочки где и когда встретятся их подопечные и подружатся. Другой же настойчиво указывает дворнику на скользкое пятно на дороге, по которой Джейя любит кататься на самокате. Совсем ни к чему ей поскользнуться и упасть. Третье отражение Рия помогает соседям закончить ремонт засветло, чтобы вечером ничто не мешало девочке сладко заснуть. Ангел в любой момент мог взглянуть в зеркала и увидеть, чем же занимается каждый из его помощников. «Как же, должно быть много всего приходится делать моему другу, – думала Джейя, – раз меня почти ничего не беспокоит». Сложно, конечно, увидеть чью-то работу там, где, как кажется, все идет само собой ровно да гладко. Она не знала что будет через день или даже час. Между тем, незаметные помощники уже сейчас убирали камни с ее пути. Иногда Джейе не терпелось и она выспрашивала у ангела, что же будет дальше. Ответ всегда был один: «То, о чем ты подумаешь и во что поверишь. Не я пишу эту историю». – и он весело подмигивал ей. После этого Джейя, по своему обыкновению, уже фантазировала себя в театре и сотни актеров готовились обыграть ее пьесу. Но сейчас было дело поважнее: ее ждал звездный аромат радужного цветка. После всех этих отступлений даже странно, что она вспомнила об этом. Вот и мыльные пузыри давно зажаты в кулачке и терпеливо ждут возможности взлететь, словно джин из бутылки.

Джейя глубоко вздохнула, спиной прижалась плотнее к теплому старому дереву и протяжно выдохнула на палочку с пузырями. Воздух вокруг вспенился десятками сияющих сфер. Девочка закрыла глаза и представила, как прыгает в самый крупный пузырь. Тут же она почувствовала гладкие стенки шара и увидела, как высокий дуб, удаляясь, переливался разными цветами, как затейливый восточный кувшин. Вот уже крыша ее дома, что за холмом, превратилась в квадратик с ноготок. Пузырь немного замедлился, пробираясь сквозь облака. Пушистая белая пенка окружила Джейю. Словно в стакане с теплым молоком она неторопливо плыла, отдыхая от головокружительного взлета. Радужную сферу встряхнуло, она вышла из облачного слоя и ускорилась в темнеющую глубину, украшенную звездным горошком.

Казалось, это не мыльный пузырь сияет, а Джейя светится – так велико было ее удовольствие.

– Теперь я понимаю, почему звезды такие счастливые и от чего они так ярко сияют!

В космосе каждый звук и аромат не только не теряли своей силы, но становились в разы полнее и громче. Наверное, здесь просто не было людей, чтобы исказить или заглушит своими дурными мыслями чистые волны звука и света. Мелодия, едва различимая на земле, из проигрывателя на детской площадке, здесь начинала звучать со всех сторон.

– Ах!

– Ох! – слышалось то тут, то там. Это звезды неустанно восхищались происходящим вокруг. От этого они излучались столь ярко, что их свет был виден бесконечно далеко.

Джейя слышала их очень отчетливо, лучше, чем тогда, на Земле. Она словно вертела переключатель радиоприемника, что был в папиной машине. Только то, что слушал он, сильно отличалось от того, на что любила настраиваться она. От радионовостей отец начинал хмуриться и иногда даже забывал поцеловать Джейю, перед тем как отправить в класс. Что уж совсем никуда не годилось. Зачем же тогда нужны такие радиоволны? Ей нравилось, когда случайная, казалось бы, фраза диктора или строчка из песни точным ответом прилетала на тот вопрос, что крутился у отца в голове. Странно, но наблюдениям Джейи получалось, что ни папа, ни мама, ни другие взрослые и даже некоторые дети не замечали, что совпадений не существует. И за каждой подобной случайностью стоит чей-то помощник, который старается улучшить настроение или о чем-то напомнить. Как любил повторять Рий «Случайности не случайны». И при этом он так многозначительно заглядывал в лицо, что девочка смеха ради начинала надувать щеки, морщить носик и строить смешные рожицы.

Тем временем, мимо Джейи проплывал разноцветный шелковый шлейф аромата ее радужного цветка. Запах был, действительно, прекрасен. Захотелось отмотать кусочек, спрятать в кармашек и каждый раз перед сном вдыхать его снова и снова. Девочка была уверена, именно так и пахнут мечты. Мама всегда говорила, что самое лучшее, закрывая перед сном глаза, – это открывать для себя мечту.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2