Оксана Гринберга.

Жестокий отбор



скачать книгу бесплатно

– Нет! – пробормотала я, косясь на стилиста, который все еще не оставил мысли меня обнять. Предупреждающе вытянула руку. Пусть даже и не думает! – Мы вообще не получаем посланий. Корпорация «Синетта» считает, что это излишне. До нас доходят только те, которые они сочтут нужными.

Наверное, поэтому Тимир, уйдя в армию, так ни разу мне и не написал.

– Но… – Адели немного растерялась. Захлопала длинными ресницами с россыпью мелких звездочек на концах. Полные щеки опустились. – Теперь мне все, все понятно! Тир, они не получали моих сообщений! – она повернулась к мужчине в зеленом трико, затем картинно заломила руки. – Целых три месяца я ждала… Ждала и ждала, пока не вытерпела и не притащилась в этот забытый Темными Богами Сто Третий Сектор! Вернее, со всей командой, мой дорогой! – поправила себя.

Стилист сочувственно кивал.

– Все это время я ожидала материалы для презентации…

Еще один взгляд в сторону Тира.

– Успеем, – уверенно произнес он. – У нас еще целых два дня в запасе. Ты ведь искусница, Адели! К тому же исходный материал неплох. Совсем неплох…

Изучающий взгляд в мою сторону. Задержался на груди, талии, скользнул по длинным моим ногам, обутым в высокие ботинки.

Я занервничала:

– Ничего не понимаю! Какая еще презентация? Кому это нужно?

– Ты ведь хочешь победить, Эйвери Мей? – проникновенным тоном спросил меня Тир. – Завоевать сердце прекрасного Наследника и вырваться из… Из этого? – кивнул на закрывающийся люк челнока, в котором промелькнуло серое небо и одинокая фигура командора, бредущего по взлетному полю к вездеходам.

– Вам-то что с этого? – пробормотала я. – С того, что я хочу?

– Каждый из нас связывает свои надежды и желания с Отбором, – неожиданно произнес Тир вполне нормальным голосом. – Этот конкурс важен не только для тебя, но и для всей твоей команды. Так что, детка…

– Какая я вам еще детка?!

– Я буду работать с тобой. Адели будет работать с тобой, и ты, детка… Ты будешь слушаться ее и меня во всем. Поверь, лучшего куратора, чем Адели, тебе не сыскать!

– С чего бы мне вам верить? – огрызнулась я, уже понимая, что он прав.

Придется их послушать.

Моя планета и мои правила остались за только что закрывшимися дверьми пассажирского челнока. Впереди ждал чужой мир, который я знала только по единственному развлекательному каналу.

– У тебя нет другого выхода, – словно уловив мои мысли, произнес стилист. – Я займусь твоим обликом. Итак, что мы видим?.. Хорошее, чистенькое личико. Приятное выражение, немного наивное и растерянное.

– Вы считаете меня полной дурой?

– Красивые волосы, тренированное тело. В принципе, все намного лучше, чем я ожидал. Стоит лишь приложить умелую руку…

Потянулся ко мне, и я заметила длинные, нервные пальцы и широкие мужские ногти, выкрашенные в зеленый цвет.

– Только попробуйте! – рявкнула на него. – Я не позволю из себя сделать что-то… Что-то такое, что вы сотворили из себя! Может, вы самый лучший стилист в Империи и у вас принято ходить разноцветными, но я буду носить только то, что принято у нас! Если вам это не нравится, то… – хотела сказать, куда им идти, но сдержалась. – Сами участвуйте в своем конкурсе!

Путь возвращаются за командором Харасом – он не откажется занять мое место!

Адели хохотнула.

– Девочка нам попалась с характером.

Пойдем же, рыбка моя! – она вознамерилась вцепиться мне в руку, но я не далась. – Скоро взлет, надо сесть и пристегнуться. А вот эту твою вещицу, – Адели брезгливо уставилась на мой черный рюкзак, – пожалуй, мы выбросим в первый же утилизатор. Милостью Императора с этого дня ты больше ни в чем не нуждаешься. Самая лучшая одежда и самая лучшая еда… Все для тебя! Счет в банке Рагхи на кругленькую сумму. Бесконечное море кредитов – ты будешь купаться в роскоши, Эйвери Мэй!

– Мне ничего не нужно. Эй!

Развернулась, собираясь заехать Тиру Роду по раскрашенному лицу за то, что он вцепился в мою косу, бормоча про исходный материал, из которого он сотворит чудо.

– Но-но, детка… – отшатнулся. – Полегче!

– Еще раз тронешь без разрешения, я тебя самого превращу в исходный материал, – пообещала ему. – Нет же, я сделаю из тебя превосходную биомассу!

– Чувствую, конкурс будет сложным! – пробормотал Тир.

Адели, улыбаясь, пожала пухлыми плечами. Тут по коридору разнесся приятный женский голос, посоветовавший пассажирам занять места перед взлетом, и я все же позволила Адели утащить себя в салон. Уселась в кресло с мягкой обивкой. Немного повозилась с ремнями, затем, прижавшись лбом к круглому иллюминатору, смотрела, как удаляется Новая Земля.

Конкурс будет сложным, с этим не поспоришь!

Глава 2

286

Планета Витера, Первый Круг

Центральный офис корпорации «Синетта»

Проекции членов совета директоров исчезали, растворяясь в приглушенном освещении огромной комнаты, расположенной на двухсотом уровне небоскреба корпорации «Синетта». Впрочем, самые настойчивые из двенадцати задержались, обменивались впечатлениями о совещании и договаривались о новой встрече.

Наконец, в директорском кабинете осталось трое: Уго Синетта, крепкий и худощавый, несмотря на свои тридцать циклов (прим. около шестидесяти лет), его заместитель Аклин Трумала, грузный мужчина с бритым черепом и настороженным взглядом водянисто-голубых глаз, и секретарша Нэдри Весс, готовая на многое ради своего босса. Он же устало откинулся в большом директорском кресле. Безразличный, расфокусированный взгляд темных глаз мазнул по бесценным картинам Старых Мастеров, задержался на скульптурах-артефактах по углам роскошного кабинета, за которые директора любых музеев продадут душу Темным Богам. Для Уго Синетты это был лишь вопрос престижа и выгодное вложение денег.

В конце концов, уставился в окно с видом на столицу Витеры.

…Блестящие, безликие небоскребы, двадцать уровней Воздушных Линий, светящаяся дорожная разметка неспящего города, которому, казалось, все мало – и места, и денег, и времени. Именно на этой планете предки Уго Синетты основали процветающую рудную корпорацию. За триста циклов ее существования случалось разное – и невероятные взлеты, и глубокие падения, как, например, нынешнее, в которое директором был избран Уго Синетта.

Он судорожно вздохнул, чувствуя, что начинают трястись руки. Потянулся, ослабил воротник форменной коричневой туники, которую специально надел на совет директоров. Доктора в один голос уверяли, что со здоровьем все в порядке, но Синетта постоянно задыхался. Везде – на работе, в роскошной холостяцкой квартире, даже за штурвалом собственного флайера. Вот и сейчас ему казалось, что из огромного офиса на двухсотом уровне по чьей-то незримой воле выкачали весь воздух.

Наконец, удалось совладать с приступом панической тревоги.

– Нэдри! – Уго Синетта перевел взгляд на миловидную молодую секретаршу. – Выйди и проследи, чтобы нас никто не беспокоил, – произнес, раздраженный собственной слабостью.

Руки все еще тряслись, но уже лучше… Ему значительно лучше!

Девушка поклонилась и отправилась к выходу. Двое мужчин проводили взглядами изящную фигурку, обтянутую коричневой униформой. Перед дверью Нэдри остановилась. Повернулась, и призывная улыбка тронула яркие, красивые губы. Уго Синетта давно уже знал, что Нэдри не прочь занять место и в его постели.

Но медлил.

– Аклин! – повернулся к заместителю после того, как секретарша исчезла за дверью. – Ты в курсе, что я именно пообещал совету директоров в тот день, когда они утвердили мою кандидатуру? У корпорации «Синетта» под моим началом нет и не будет проблем, а я всегда исполняю свои обещания.

Даже несмотря на то, что его избрание пришлось на сложные времена.

В начале правления он провернул несколько удачных сделок – выкупил эксклюзивные права на разработку трех планет, недавно вошедших в состав Империи. За них корпорация заплатила смешные деньги, но размер благодарности тем, кто сидел на самом верху и помог заполучить вожделенное, многократно превысил сумму, уплаченную в Имперскую казну. И они продолжали ненасытно требовать еще и еще… Затем начались проблемы с местными, бастующими против повышенных норм корпорации. Поставки срывались, работа на шахтах саботировалась. Повстанцы на одной из планет даже сбили несколько грузовых челноков, из-за чего «Синетта» потеряла часть контрактов с перерабатывающими заводами.

Финансовые дыры на фоне затяжного экономического кризиса в самой Империи становились все более угрожающими. А теперь еще и этот Отбор!..

– Конечно же, инор Синетта, – поспешно заверил заместитель. – Корпорация при вашем правлении процветает, не то, что во времена вашего отца!

Глаз Уго задергался.

Темные Боги Рахги, зачем Аклин упомянул об этом неудачнике?! Из-за мягкосердечности отца корпорация уступила несколько перспективных планет конкурентам. Дориаз Синетта сочувствовал шахтерам, снизив нормы выработки до критических. Так продолжалось до тех пор, пока совет не потребовал его отставки. Отец пытался их переубедить, заверяя, что именно такая политика приведет корпорацию к процветанию. Не преуспел. Выбросился из окна этого самого кабинета, после того как на центральном экране в офисе вспыхнула зловещая надпись, гласящая, что совет директоров единогласно проголосовал за его отставку.

С двухсотого уровня лететь порядком – корпорация «Синетта» забралась слишком высоко! Так высоко, что падать с самого верха Уго Синетта не имел ни малейшего желания. К тому же у него почти все под контролем. Кроме одного. Эта девица, как ее там?! Он поморщился, вспоминая имя. Ему нет дела до вздорного конкурса невест, но есть дело до…

– Эйвери Мэй, – угодливо подсказал заместитель. – Я подготовил подробный отчет.

Нервные пальцы Аклина запорхали над встроенным экраном визора. Перед Синеттой появилось изображение стройной светловолосой девушки в синем комбинезоне. Увеличилось, прокрутилось в воздухе. Замерло, и девушка улыбнулась робкой, искренней улыбкой. Уго скривился, затем уставился на бегущую строку с данными по Эйвери Мэй.

– У меня нет ни времени, ни желания в этом разбираться! – заявил он с раздражением. – И я до сих пор не понимаю, почему мы выпустили ее за пределы Птора!

Заместитель в тот раз оказался убедительным. Впрочем, и в этот тоже.

– Если бы Мэй не улетела на Отбор, мы бы нажили куда более серьезные проблемы, чем сейчас, инор Синетта! Боюсь, на Птор бы заявилась не только ее команда, но еще и организаторы. Да и любопытная пресса начала бы вынюхивать, что и как, разыскивая пропавшую невесту.

Им не нужна шумиха. Конкуренты дышали в спину, ожидая первый неверный шаг.

– Мы ничего не могли с этим поделать, – добавил Аклин. – Птор выиграл в жеребьевке десять циклов назад.

– Еще одно досадное упущение отца! – пробормотал Уго.

Хорошо хоть другие подконтрольные им планеты не участвовали в той лотерее!

– С каждой планеты на Большой Отбор обязана явиться девица на выданье, – продолжал Аклин. – Она и явилась, но мы проследим, чтобы Эйвери Мэй пробыла на конкурсе ровно до первого тура. Сидела тихо, не раскрывая рот, затем вернулась домой.

– С чего ты решил, что она провалится в первом же туре? Эта Мэй довольно… – Уго взглянул на трехмерное изображение, затем в очередной раз попытался найти изъяны в представительнице Птора. – Девица довольно хороша собой, – наконец, констатировал он.

Заместитель склонил голову.

– К тому же ее куратор – Адели Тирха. Но ни красота, ни команда не помогут Эйвери Мэй пройти во второй тур, – уверенно заявил Аклин.

– Адели Тирха… – пробормотал Уго Синетта. – Где-то я уже слышал это имя!

Угодливый заместитель тут же загрузил на директорский визор данные по куратору Эйвери Мэй. Популярная ведущая с Рагхи с собственным развлекательным шоу. Ее имя гремело на планетах Элиты до тех пор, пока один из участников не пристрелил проконсула планеты Первого Круга в прямом эфире. Впрочем, политика тут была ни при чем, вышел какой-то безобразный скандал из-за женщины, любовницы проконсула.

Жена убитого оказалась дальней родственницей Императора, и нет ничего страшнее, чем обиженная и преданная женщина, при этом наделенная властью!

Адели обвинили в соучастии. Тюрьмы удалось избежать, но она потеряла не только свои шоу, но и получила пожизненный запрет на въезд на Элитные планеты вместе с остальными членами команды. Больше цикла о ней ничего не было слышно. Затем Адели начала вести шоу на планетах Третьего Круга. Не так давно подала заявку на Большой Отбор, и организаторы из Элиты выделили ей бесперспективную претендентку с планеты Четвертого Круга.

– Профессиональная команда может значительно повысить шансы Эйвери Мэй, – задумчиво произнес Синетта.

– У нее нет ни единого, – заверил его заместитель. – Национальный Отбор ее сломает, пережует и выплюнет. Из двухсот девушек Третьего и Четвертого Кругов в следующий тур пройдет лишь первая сотня. Победителей выберут путем открытого голосования, причем голосовать будут только планеты Третьего Круга. Это сведет на нет любые старания представительниц Четвертого. К тому же этим утром появились первые рейтинги…

Перед Уго Синеттой вспыхнула таблица. Подчеркнутое красным имя Эйвери Мэй красовалось в самом конце списка, далеко за чертой первой сотни, на чью победу принимали активные ставки букмекерские компании.

– Не так и плохо! – согласился Уго. – Но я хочу быть уверенным в том, что мы контролируем ситуацию.

– С вашего позволения, я уже послал наших людей на Сайрус. Сегодня отправлюсь сам, чтобы лично удостовериться…

– Слышал, туда прилетает еще и проконсул Рагхи.

– Да. Он собирается встретиться с невестами Наследника.

Сухие губы Синетты искривились.

– Проследи, чтобы наша невеста не сболтнула ничего лишнего. Желательно, чтобы проконсулу обстановка на Сайрусе показалась…

– Небезопасной, мой господин! Уверяю вас, все будет сделано наилучшим образом. Проконсул развернет свой корабль и улетит в столицу, так и не высадившись на планете. А то, что девица может рассказать о Пторе и «Синетте», так и останется между ней и ее командой. К тому же у нас обширные связи среди операторов. Заместитель главного устроителя – тоже наш человек… Ни одно лишнее слово, кроме неземной любви к Наследнику, не попадет в эфир.

Уго Синетта кивнул.

– Когда все закончится, проследи, чтобы Эйвери Мэй отправилась домой, но до дома не долетела. Мне не нужны возмутители спокойствия на Пторе! Еще меньше мне хочется, чтобы кто-то продолжал болтать. Ее команда, Аклин! Пусть будет еще один несчастный случай, в котором, к нашему сожалению, никто не выживет.

– Да, мой господин! Все будет сделано в наилучшем виде.

Уго склонил голову. Несмотря на заверения Аклина, тревога его не отпускала. Сжимала горло, перехватывала дыхание, отзываясь мелкой дрожью в пальцах. Они явно что-то упускали! Что-то важное, едва уловимое билось на грани сознания, но он так и не смог понять…

– Не откажитесь взглянуть на ее презентационный ролик, – произнес Аклин, сбивая с мысли. – Вышла презабавная вещица.

Кивок головы, и вот уже Эйвери Мэй, одетая в светлое, наивно и искренне говорит с экрана о своей любви к Наследнику. За ее спиной – зеленые леса, которые сменяют ковры изумрудных полей, усыпанные яркими цветами. Новый кадр, и вот уже золотистые степи убегают в горизонт, пересеченные голубыми лентами рек с чистейшей водой, из которых, синхронно с музыкой, выпрыгивают, посверкивая на солнце серебристыми боками, здоровенные рыбины. Затем новый кадр – небольшие города, узкие улочки. Опрятные люди – улыбающиеся, довольные, а их чистенькие дети играют на крылечках сине-белых одноэтажных домов.

– Неплохо живут на Пторе! – буркнул Уго. – Не понимаю, к чему тогда эти постоянные протесты?

– Не уверен, что записи именно с той планеты… – пробормотал заместитель. – Но я могу проверить.

– Думаю, тут не обошлось без Адели Тирхи, но это уже не имеет значения! – оборвал его Уго Синетта. – Ты прав в одном – презентация совсем неплоха. Возможно, с ее помощью Эйвери Мэй даже поднимется на несколько строчек в рейтинге.

– Этого не будет, мой господин! – настаивал Аклин.

– Проследи, чтобы все прошло без заминок, – наконец, приказал ему Уго.

Взмахнул рукой, отпуская заместителя.

Директор собирался уже вызывать секретаршу, решив уточнить завтрашнее расписание, но его палец так и завис над экраном. Синетта вновь бросил взгляд на беспокойный город. Мимолетное чувство сожаления кольнуло в грудь, поднялось выше, запершило, защекотало горло. Он знал, что помимо работы на благо корпорации существует и другая жизнь. Жизнь, в которой красивая женщина – его женщина! – будет ждать его с работы в большом доме, а его сыновья играть на пороге…

Может, стоит попробовать с Нэдри? Она красива и отнюдь не глупа, да и он не настолько стар…

«Нет!» – оборвал себя с досадой. Он не сошел с ума, чтобы плодить своих же конкурентов! Дети имеют обыкновение вырастать и делают это слишком быстро. Не успеешь оглянуться, как старший сын возжелает твое кресло, решив отнять твою корпорацию.

И сын будет выжидать… Изо дня в день строить планы и надеяться, что ты ошибешься, сделав неверный шаг. Станет размышлять – убить ли тебя сейчас или подождать, пока оступишься и совет директоров пришлет уведомление об отставке. Так было с его отцом, и Уго Синетта не собирался совершать похожей ошибки.

Он слишком долго ждал, пока отец освободит директорское кресло. И сел в него, когда оно все еще хранило тепло чужого тела.

* * *

– Ну же, Эйви, соберись! – ободряюще произнесла Адели. – Не волнуйся, мы попробуем еще раз и будем пробовать до тех пор, пока у тебя не получится.

Я задергалась, закрутилась на мягком пуфе. Потянула наверх непокорный лиф светлого платья – говорила же, слишком большой вырез! – затем бросила тоскливый взгляд на дверь в собственную комнату. Мне давно уже хотелось сбежать и закрыться. Затем улечься на огромную мягкую кровать с подогревом, обнять Лосика и подумать… Вернее, вспомнить все, что произошло за последние два дня.

Но расслабиться мне не позволили, да и сбежать не было никакой возможности. Мы сидели в большой гостиной, переоборудованной в студию, и вот уже битый час, а то и два пытались записать презентационный ролик. Измучились все – Адели, Тир, Селена, его помощница, и два оператора – Хьюго и Гравс. Да и мне порядком досталось за косноязычность. Невозмутимость сохраняли разве что маленькие дроны со встроенными камерами, кружившие над головой, словно прилипчивые мухи.

В очередной раз подавив желание поймать и придавить некоторых особо прилипчивых, я расправила подол, сложила на коленях руки и с готовностью посмотрела на Адели.

Все же платье было так себе… «Наивное» – назвала его куратор, уверяя, что именно в нем мне стоит записывать презентационный текст. По мне, до наивности этой одежде было еще очень далеко. Большой вырез, обнаженные плечи, серебристая шнуровка по бокам, пышный подол, который заканчивался рваным краем высоко над коленями. В этом платье я чувствовала себя раздетой.

Нервно пригладила слишком уж распушившиеся волосы. В этом мире, у этих людей, все было слишком… Слишком ярким, показным, бросающимся в глаза. Меня они тоже пытались сделать под стать себе. А еще и требовали горячих и искренних признаний в неземной любви к Наследнику Сатору Солу!

С этим вышли большие проблемы. Я выучила текст назубок, затем рассказала, выдавив из себя слащавую улыбку. Но Адели заявила, что так не пойдет. Она мне не верит и все! Если уж я не смогла убедить свою команду в чувствах к Сатору Солу, то зрители и подавно не поверят. Куратор заставляла меня повторять текст снова и снова, требуя искренности там, где ее не могло быть. При этом мы понимали, что времени в обрез. Хорошо хоть, на моем визоре оказались записи со Старой Земли, которые Адели собиралась выдать за виды Птора…

– Но моя планета совсем другая! – протестовала я, когда Тир в очередной раз укладывал мне волосы.

Получившие свободу от кос, они вели себя как хотели. Лезли в лицо, закручивались в непокорные локоны, почему-то приводя в восторг экзальтированного стилиста.

– Расслабься, Эйви! – заявил мне Тир. – Дыши свободно, полной… гм… грудью! – произнес он с сомнением, глянув сверху вниз. – Без разницы, как выглядит твоя планета. Никто не полетит проверять.

Сегодня на нем было синее, в обтяжку, трико. Перекошенная майка с дырами, в которых проглядывало смуглое, худое тело. Волосы он перекрасил в синие, оставив серебристые слезы на щеке – дань памяти погибшему месяц назад брату. Оказалось, у Тира и Адели случился какой-то конфликт с законом, после чего они потеряли гражданство Элиты. И Тира даже не пустили на похороны брата!

Адели собирались исправить эту «ужасающую несправедливость» с моей помощью. Мне всего лишь требовалось пройти Национальный Отбор, а после этого понравиться Сатору Солу и замолвить за них словечко.

– Эйви, птичка моя… – ласково произнесла куратор, одетая в ярко-желтое платье, отчего она, а не я, походила на смешную птицу со Старой Земли. Попугая, вспомнила! – Не отвлекайся на пустяки! Кто будет разбирать, что там мелькает у тебя за спиной? Главное, чтобы картинки вписывались в общую концепцию и усиливали твой образ.

– Да уж, образ еще тот! – пробурчала я.

Вместо привычных комбинезонов и тяжелых ботинок – легкомысленное платье, под которым лишь видимость нижнего белья, крепящегося к телу на странных липучках. Темное кружево подвязки на правом бедре – «так здесь носят, Эйви!» – и сандалии с тонкими ремешками на здоровенной платформе.

– Если пройдешь Национальный Отбор, на Бадейре тебе придется красоваться в купальной повязке, – наябедничал стилист.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7