Оксана Гринберга.

Амбер. Магическая Академия



скачать книгу бесплатно

Наконец, прорвались через ворота, и караван покатил по широкой, мощеной улице. Вдоль нее стояли высоченные каменные дома – таких я еще никогда в жизни не видела! – с раскрашенными фасадами, ухоженными внутренними двориками. И цветы… Много, много цветов. По улицам сновали пешие, летели дорогие экипажи. Кучера покрикивали, приказывая уступить дорогу! Проезжали всадники, скрипели телеги, нагруженные товарами – крестьяне спешили на городской рынок.

Туда мы не поехали, свернули на одну из боковых улиц, и стало заметно тише.

Изиль был разделен на двенадцать кварталов. Зажиточные горожане селились у подножия одного из трех городских холмов, на вершине которого возвышался златоглавый дворец короля. Другой, словно напоминание о том, что, взлетев высоко, можно упасть на самое дно, венчали зубцы Центральной Тюрьмы. Даже отсюда я чувствовала тяжелые магические вибрации, идущие от этого места. Туда заключали не только элиту Центарина, Центральная Тюрьма служила еще и местом заточения магов.

Последнее пристанище моего деда… Именно там держали истинного короля Центарина, которого собирались казнить завтрашним утром на Ратушной площади. То-то в столице так много народа!

Вожатый Трегольд ехал неподалеку, и я ловила на себе его внимательные взгляды. Приглядывал, собираясь перевыполнить обещание, данное моему дяде. Этой ночью, заявил мне, когда стояли в очереди под стенами, мы останемся на постоялом дворе, а утром он разузнает, где живет моя мать. После чего проводит меня до ее дома, чтобы удостовериться…

Конечно же, я согласилась. С чего бы мне возражать? Только вот с постоялым двором вышла проблема. В город приехало так много народу, что привычное место, в котором останавливался караван, было забито под завязку. Мы отправились во второй, но приютили нас лишь в третьем – бедном и грязном до невозможности «Бойцовом Петухе», рядом с дешевым борделем, в распахнутых дверях которого мелькали полуголые девицы. Комната мне досталась так себе – даже не комната, а клетушка с большим окном, затянутым мутным от грязи стеклом, с видом на тот самый бордель. Впрочем, я была рада и ей. Устала до ужаса и уже готовилась к тому, что ночевать нам придется на улице.

Кое-как смыла пот и дорожную пыль в маленьком тазу, с трудом допросившись воды у задерганной служанки. В кровать, несмотря на утомительный день, лечь решилась только после того, как хитрым заклинанием уничтожила всех клопов, которых в ней водилось несчетное множество. Постельное белье меняли, кажется, еще в правление покойного Уго Гервальда, а одеяло… Хорошо хоть Кай принес мне из запасов отца!

Ночью спала плохо, несмотря на то, что поставила на комнату всю мыслимую защиту. Через окно моей комнаты доносился зазывный смех девиц, у которых, подозреваю, выдалось довольно много работы. До утра внизу, в обеденном зале, пили и драли глотки – вопили песни во славу короля Ийседора, а из противоположного конца им отвечал здравицами в честь бедолаги Имгора. В конце концов воинственные партии подрались.

Явился патруль, разнял забияк, забрал особо горластых и кулакастых. Под утро повздорили еще и маги – принялись метать друг в дружку заклинаниями – все по тому же поводу. Я чувствовала всплески магических потоков и лениво размышляла, сожгут ли постоялый двор или обойдется.

Обошлось.

Магов тоже забрали, а я лежала и думала о том, что мне немного жаль…

Немного жаль истинного короля, который на протяжении четырнадцати лет пытался вернуть причитающийся ему трон, но так и не смог. Жаль казненного деда, которого я совсем не помнила. Жаль, что распался брак моего отца. Жаль, что Райар Кеттер пострадал за идею, которой не суждено воплотиться.

Наконец, заснула.

Наутро в обеденном зале меня встретили поломанная мебель и недовольный трактирщик, поглядевший на меня с таким видом, что это я во всем виновата. А еще Кай с Брассом, за обе щеки уплетавшие плотный завтрак.

– Проведу вас на Ратушную площадь такими ходами, что вы обалдеете! – заявил Кай, когда мне тоже принесли подкрепиться. – Подойдем к самой плахе! – В этом месте я поперхнулась омлетом с сыром. – А ты ешь, ешь… У нас будут самые лучшие места!

Мне совсем не хотелось смотреть на казнь Имгора, но они все же меня уговорили. Заявили, что не позволят все утро просидеть в одиночку на постоялом дворе. Вожатый отбыл по караванным делам, пообещав, что к моей маме мы отправимся с ним после полудня.

К тому же как не пойти, если в Центарине еще ни разу не казнили истинного короля?

Вскоре Кай уже волок меня за руку по узким улочкам, пропахшим мочой и гнилью. Несмотря на то, что указом короля Ийседора запретили выливать из окон ночные горшки и выбрасывать помои куда-либо, помимо предназначенных для этого сточных канав, горожане плевать хотели на новые правила. Угрюмый Брасс, морщась, следовал за нами, а я… То ли от окружающего смрада, то ли по причине собственной глупости, давно уже не понимала, где мы находимся. По словам Кая, мы приближались к Ратушной площади, куда по главным улицам с самого утра стекалась огромная, разодетая, словно на праздник, толпа.

– Я вырос в Изиле, – неожиданно заявил мальчишка, когда мы остановились перевести дух, – и знаю на этих улицах каждый закоулок. Моя мать была проституткой, а отец… Один Трехликий знает, кто был моим отцом!

– Разве не Вожатый Трегольд? – переспросила я изумленно.

– Не-а, – широко улыбнулся Кай. – Папа меня усыновил, так что с той поры я больше – ни-ни! Ни за что! Вырасту и тоже буду караваны водить. Ну же, пошли, уже совсем близко… Сюда!

Кай юркнул в узкий проход между домами, в который я-то протиснулась с трудом, а что касается Брасса… Он все же пролез, но я убедилась, что маги ругаются ничуть не хуже, чем разбивший бутыль с выпивкой церковный дьяк. Распугивая крыс, переступая через помои – хорошо хоть я поставила защитные заклинания на одежду! – мы продвигались по узкому ходу. Наконец, к моему изумлению, выбрались из дыры и очутились на большой площади.

Огромные дома с величественными колоннами, украшенное позолотой здание Ратуши, над которой развевался флаг Центарина – золотой лев на коричневом поле… Два храма: первый – Трехликому, с огромными изваяниями всевидящего Бога, и второй, чуть поскромнее, Великой Матери, которой меня посвятили в Скалле в трехлетнем возрасте. И толпа – гомонящая, оживленная, пытающаяся протиснуться поближе к возвышающемуся над их головами деревянному помосту.

Плаха для короля Имгора.

Мне стало нехорошо, и я отвернулась, пытаясь прийти в себя. Принялась отряхивать подол, затем снимать с волос паутину. Платье и обувь – мои единственные сапожки! – я все же уберегла, а вот про голову забыла! Брасс защиту ставить не стал, поэтому несло от него так… Так себе!

Маг крутил головой, тревожно щурясь. Словно чувствовал то же самое, что и я – вибрацию толпы. Много, много людей. Молодые, пожилые, дети… Среди них были и маги, много магов. И – лица, лица, лица. Здесь в сотню… Нет же, на этой площади в тысячу раз больше человек, чем я видела в Калинках за всю свою жизнь!

Нет, не то!

Над нами будто бы сгущались тучи, и я, словно кошка перед дождем – а ведь небо было совершенно чистым, без единого облачка, – инстинктивно чувствовала приближающуюся магическую непогоду. Вот-вот что-то произойдет.

Тут меня толкнули в бок. О, Трехликий, когда я уже вспомню о защите?!

– Что встала, дурында?! – рявкнула полная румяная лоточница. – Пирожки! Пирожки! – завопила во весь голос. – Горячие пирожки во славу короля Ийседора!

Кто-то подпирал меня сзади. Рыкнул недовольно, и я шагнула в сторону, пропуская нахала. Развернулась, испугавшись, что потеряюсь в толпе, и… уткнулась носом в расшитый золотом дублет.

– Поосторожнее! – раздался приятный мужской голос с едва уловимым акцентом.

Выдохнула изумленно. Подняла голову – какой же он все-таки высокий! – уставившись на никого иного, как на лорда Райара Кеттера.

– Мири… – он тоже меня узнал, но на красивом лице особой радости я не заметила.

Впрочем, с чего бы ему радоваться? Вот еще, сокровище с косичкой в одном-единственном платье! Пусть с помощью магии я привела его в порядок и даже навела небольшую иллюзию… Оборки по низу, вышивка на лифе – подсмотрела вчера у одной девицы в таверне, и мне тоже захотелось быть красивой и нарядной. Но, по сравнению с разодетыми горожанками, пришедшими поглазеть на казнь, моя одежда выглядела совсем простенькой. Впрочем, даже без красивых платьев, лент и драгоценностей Брасс постоянно засыпал меня комплиментами. Глаза, улыбка, губы…

Глупый, он ведь еще не знал о четвертом правиле Райсов! Я не собиралась ни в кого влюбляться. Так почему же, глядя в мужественное лицо лорда Кеттера, я и сама, кажется, стала о нем подзабывать?

Глупости!

– Мири, как ты здесь очутилась? – спросил лорд недовольно.

– Так же, как и вы. Пришла посмотреть на казнь Имгора Гервальда. Такая радость и повсеместный праздник, вы не находите, милорд? – заявила, уязвленная его тоном. Но тут же спохватилась. – Как ваша рана?

– Я в порядке. Мири, тебе здесь не место! – безапелляционно заявил он, а я…

Не успела рассердиться, потому что раздались звуки труб.

С холма – нет, не с того, где находился королевский дворец, а с того, где стоял мрачный бастион Центральной тюрьмы, по направлению к Ратушной площади двигалась процессия. Я прищурилась на утреннее солнце. Пусть не была такой высокой, как лорд Кеттер, и спины людей закрывали почти весь обзор, но я не сомневалась, что в той железной клетке, окруженной сотней солдат и несколькими боевыми магами, везли короля Имгора.

На публичную казнь, на которой его брат, король Ийседор, не счел нужным присутствовать.

– Живо убирайтесь отсюда! – приказал негромко лорд Кеттер. Посмотрел на Кая, затем на Брасса. – Забирайте ее и уходите! Скоро здесь будет жарко.

Глава 3

Я не знала, что именно пошло не так и почему планам заговорщиков не суждено было сбыться. Может, они не рассчитали, что короля Имгора будут охранять так много сильных магов. Или же то, что эти маги будут готовы пресечь любую попытку похищения. Либо что и на Имгора Гервальда тоже пало проклятие королевы Мириам, обрекая на провал все связанные с ним планы и начинания.

Не знала и узнавать не собиралась. Первое правило семьи Райс – держаться подальше… Подальше от всего! Не вмешиваться, не доверять и так далее. Но, пообещав Райару Кеттеру убраться с площади, исполнять его приказ не спешила. Замерла с друзьями возле прохода между домами, готовая юркнуть в него, как только настанет обещанное «жарко».

Если бы я знала, чем все закончится, то бежала бы оттуда со всех ног и парней бы с собой увела!

Вместо этого пыталась уговорить себя, что не нарушаю данное отцу обещание. Не вмешиваюсь и не показываю, а тихонечко стою себе в сторонке и наблюдаю, как по незримому сигналу над площадью скручиваются в тугие узлы магические потоки. Вернее, сворачивались они над головой замершего на помосте рыжебородого высокого мужчины в длинной белой рубахе и холщовых штанах, дожидающегося собственной казни.

У него были крупные, благородные черты лица – широкий лоб, внушительный нос. Король оказался высок и плечист и ничем не выдавал, что его тревожит ближайшее будущее.

Обвинитель тем временем зачитывал Имгору Гервальду приговор, но тот стоял спокойно. Слушал, не перебивая, о «предательстве и множественных преступлений против истинного короля Центарина Ийседора».

Толпа возле помоста волновалась. Перешептывалась, переговаривалась. Все знали – истинный король стоит раз перед ними, а в златокупольном дворце, ослепительно сверкающем на утреннем солнце, давно уже обитает узурпатор.

Имгор смотрел на свой народ. Народ, которым должен был править, получив трон по наследству от старшего брата, как и заведено Трехликим. Смотрел на толпу, которая с замиранием сердца и извращенным любопытством ожидала, когда взлетит огромный топор одетого в красное палача и с плахи скатится рыжебородая голова. После этого ее поднимут на пики – для потехи и устрашения этой самой толпы, – доказывая, что уже никогда не сбудутся чаяния тех, кто мечтал вернуть Имгору причитающуюся ему корону Центарина.

Я тоже смотрела. Сперва на невозмутимое лицо короля, затем на его руки, запястья которых охватывали темные обручи. Отец говорил, что все Гервальды – сильные маги. Значит, чтобы лишить способностей, мятежного короля заковали в браслет из амарилла, поглощающего магию. Вряд ли Имгор чувствовал волнующиеся над помостом магические потоки – это была прерогатива десятерых в черных мантиях, застывших вокруг плахи, готовых отразить любое нападение.

Они ждали и дождались.

Вспышка была настолько яркой, что на миг я потеряла ориентацию. И тут же грянул гром, заставив людей охнуть, отпрянуть от помоста. В ту же секунду из толпы вылетели малиновые молнии, впиваясь в черные фигуры магов.

Раскаты боевых заклинаний заглушили начавшийся переполох. Нет же, это был настоящий хаос! Люди, объятые ужасом, кинулись бежать. Площадь пришла в движение. Нас чуть не смели, едва не сбили с ног. Перепуганный Кай вцепился в мой рукав. Я тут же накинула на него, на себя, даже на растерявшегося Брасса еще одно защитное заклинание. Вовремя! Над головой просвистел малиновый шар – срикошетил от плахи, где, объятые дымом и магическим пламенем, держали оборону маги короля Ийседора. Разорвался неподалеку, проверив мою защиту на прочность.

Она-то выдержала, но лоточницу, не так давно обругавшую меня за нерасторопность, подняло в воздух и отбросило в сторону. Еще несколько человек поблизости смела взрывная волна. На поднимающуюся женщину упал важный, полный господин в подбитом мехом плаще. Кажется, никто из них не пострадал – они уже пытались встать на ноги. Тут подскочила пара сорванцов и, ничуть не смущаясь, принялись таскать горячие пирожки.

Мне же казалось, что вот-вот разверзнется ад и появится самый страшный демон. Сквозь хаос криков, визга и плача я кинулась к проходу, куда так настойчиво звал меня Кай. Нет, замерла на секунду… Оглянулась, высматривая светловолосого лорда Кеттера. Его высокой фигуры нигде не было.

Почти добежала, но тут маги Ийседора накинули на площадь почти непроницаемый, непробиваемый купол, отрезав ее от остального мира. Нас не накрыло лишь чудом. С моих губ сорвался изумленный возглас – буквально в паре метров от моих ног на землю упала мгла.

– Демоны! – пробормотал Брасс, уставившись на купол, а Кай очень даже натурально всхлипнул.

– Амбер, пойдем! – мальчишка вновь потянул меня за рукав, но я…

Растерянная молодая женщина поблизости заламывала руки, в отчаянии кидаясь на магическую стену, но ее раз за разом отбрасывало в сторону. Я разглядела причину, и это заставило меня остановиться. За полупрозрачной стенкой стоял малыш. Пусть не слышала, но знала – он плачет, напуган и ему там не место – ведь внутри демоны знают, что творится!

Что же делать? Ведь отец всегда говорил, что нельзя вмешиваться! Нас, Райсов, вообще ничего не касается… Ничего на белом свете!

– Погоди… Я скоро! – пообещала трясущемуся Каю. – Но ты беги… Беги без меня!

Огонь… Под моими ладонями уже разгоралась обжигающая стихия. Сорвалась с рук, с утробным ревом ударила по куполу. Но тут же разбежалась по оболочке, вгрызаясь, огрызаясь… Затем сникла, словно купол ею славно пообедал.

Нет, таким его не взять!

– Амбер, прекрати! – Брасс попытался утащить меня с площади, но я не далась. – Хватит, остановись! Сейчас прибудет подкрепление, и вот тогда…

Не дослушала. Вокруг кричали люди, здоровенный мужик несся прямо на меня, но Брасс умелым заклинанием отбросил его в сторону. Женщина все так же пыталась добраться до своего сына, но я уже…

Я уже поняла, из чего сплетен купол. Крайне ловкий, умелый гибрид. Уверена, тот, кто накинул его, филигранно владел Магией Огня – то-то мое заклинание его не взяло! – и подкрепил свою работу стабилизирующим заклинанием из арсенала Магии Земли. Видела подобное, когда мы с отцом читали «Высшие боевые заклинания» и он показывал мне на примерах.

Почему же сразу не догадалась?!

Синее, холодное пламя утробно рычало под ладонями. К Огню я добавила заклинание из стихии Воздуха. Нет, купол целиком не сняла – на такое бы у меня не хватило ни сил, ни умений! – но проделать небольшую прореху оказалось мне как раз по силам. Брасс, ругаясь совсем уж неприлично, юркнул в образовавшуюся дыру и подхватил орущего малыша. Сунул матери и, не слушая ее благодарностей, приказал живо отсюда убираться. Затем грубо схватил меня за руку и потащил прочь.

Туда, где нетерпеливо поджидал Кай.

Тут в прореху, затягиваемую темной тонкой пленкой, словно лед на осенней луже, вывалился растрепанный, похожий на взъерошенного демона лорд Кеттер. За ним следовал… рыжеволосый король Имгор! На его плечах уже был чей-то темный плащ, а в руке он сжимал короткий окровавленный меч.

– Ва… Ваше величество! – неверяще выдохнул застывший Брасс.

Я тоже застыла.

Отцу это совсем не понравится! Ведь мы, Райсы, ни во что не вмешиваемся. Не разрезаем защитный купол боевых магов Ийседора, не лечим лордов-мятежников и не спасаем беглых королей…

– Сюда, сюда! – первым пришел в себя Кай. Замахал призывно Райару Кеттеру, показывая на узкий просвет между домами. – Я покажу вам обходный путь!

– Это мои друзья, – быстро сказал лорд Кеттер королю, и я, подозреваю, изменилась в лице.

Друзья?!

Дернулась было, собираясь сбежать. Демоны, мне с ними совершенно не по пути! Но тут заметила, как к Ратушной площади, пробираясь сквозь толпу, спешат солдаты короля. С ними были и маги. И я кинулась к дыре, понимая, что пора убираться, потому что до меня доносились не только отдаленные свистки патруля и бряцанье солдатского оружия, но и магические отзвуки связывающих заклинаний. Вряд ли маги Ийседора будут разбирать, кого именно я спасала из-под купола – то ли потерянного малыша, то ли мятежного короля от смертного приговора. Попаду под горячую руку, и поминай как звали!

– Здесь проход! – Кай махал призывно. – Амбер, да скорее же ты!

Демоны, они все в него пролезли! И Брасс, и Райар Кеттер, и даже Имгор. Я же, нырнув в дыру следом за ним, удостоверилась, что король Центарина может ругаться ничуть не хуже, чем маг-недоучка, которого выгнал со второго курса злобный декан Джей Виллар.

Затем мы бежали. По грязным узким улицам, заваленным нечистотами и отбросами. Прочь от Ратушной площади, через охваченный паникой город, спеша к «Бойцовому Петуху», словно это было единственное в Центарине чудесное укрытие.

По дороге я размышляла… Нет, сперва убрала магическую метку с одежды короля – ему она совершенно ни к чему. Да и внешность у Имгора крайне приметная… Немного подправила, и, когда лорд Кеттер оглянулся, его лицо вытянулось от изумления. Уставился неверяще на Имгора – теперь уже чернобородого, с куда более внушительным носом и небольшим горбом.

– Мири… – протянул изумленно, видимо, не расслышав, что Кай назвал меня «Амбер». – Это все ты?

– А кто же по-вашему? – огрызнулась, все еще размышляя, что бы на это сказал папа. Наведенную на бегу иллюзию он бы, определенно, похвалил. Но что касается всего остального… – Думаете, это Трехликий его так?

Не договорила.

Закрутила головой, выдохнула испуганно. Странное чувство – словно кто-то шел по нашему следу. Ловил отзвуки моих заклинаний и разматывал, распутывал… Вцепился в ниточку, не собираясь ее выпускать.

Он шел за нами! Как я могла быть так неосторожна?!

– Мы почти на месте, – сообщил Кай, когда мы остановились перевести дух.

Я уже плела новые и новые заклинания, пытаясь отрезать, сбить преследователей, отправить их по ложному пути.

– Пора подать знак, ваше величество! – заявил Райар Кеттер, когда мы вывалились из узкого прохода перед постоялым двором «Бойцовый Петух».

Король, запахнувшись в плащ, дернул горбатым плечом – левое в моей иллюзии оказалось намного выше правого, – затем кивнул чернобородой головой.

Брасс первым толкнул двери постоялого двора. Петухов здесь не водилось, зато задир собрался полный обеденный зал. Пили и ели, обсуждая побег Имгора, не обращая внимания на то, что этот самый король, скрываясь под чужой личиной, проследовал мимо них по скрипучей лестнице на второй, безлюдный этаж.

Тут Райар Кеттер вытащил из-под одежды черный камень на серебристой цепочке.

– За нами скоро придут, – сообщил мне.

– Что?! Нет же, постойте! – воскликнула я, но противный лорд Кеттер уже активировал амулет.

– У короля есть могущественные друзья, – сообщил мне многозначительно.

Всколыхнулись магические потоки, и я отчетливо зашипела. Словно наша старая кошка, любящая вертеться на кухне, из-за чего Тисса порой наступала ей на хвост.

– Вы… Вы вообще понимаете, что натворили? Нас преследуют… За нами гонятся! И тот, кто идет по следу, обязательно почувствует этот самый всплеск!

Мощный, жирный всплеск магической активности непонятной мне природы!

Лорд Кеттер пожал плечами.

– Продержимся, – заявил уверенно.

– Как бы ни так! – возразила ему.

– Спрячем его в комнате отца, – воскликнул Кай. Лицо у него было довольным, словно мы играли в какие-то веселые прятки. Ага, с королевскими магами Ийседора! – Сюда! – мальчишка сунул ключ в замочную скважину, затем распахнул дверь в каморку, похожую на мою один в один.

Король осмотрел грязную, с затянутыми паутиной углами комнату. Затем подошел к окну. Я уже знала, что он увидит через засаленное стекло – жизнь в борделе не затихала ни днем, ни ночью. Даже сейчас досюда доносились отзвуки музыки и заливистый женский смех.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7