Оксана Головина.

По твоим следам



скачать книгу бесплатно

Она не произнесла ни слова, хотя на её веснушчатом лице читалась неприкрытое негодование. Длинная русая чёлка скрывала тёмно-серые глаза. Зои поджала губы, сдерживая слова, которые рвались наружу. При каждом её шаге раздавался привычный механический звук. Совсем тихий. Киберпротез звякнул металлической подошвой по полу, когда она остановилась перед девушкой.

– Опять сцепилась с дружками Дилана?! – возмутилась наконец Розевки, угрожая подруге своим тяжёлым планшетом, – у меня на тебя медикаментов не хватит, Вереск!

Подливая масла в огонь, Левин не удержался и ущипнул медика чуть пониже талии. Зои негодуя обернулась к нахалу, но офицер только широко и простодушно улыбнулся.

Качая головой, она поглядела на своих товарищей.

– Вы двое – идиоты! – Розевски поочерёдно ткнула в них пальцем.

– Ну хорош сердиться, – ухмыльнулся Левин.

– Заткнись, дорогуша! – проворчала Розевски, опуская планшет на металлическую поверхность своего рабочего стола, – хотя, как там прошло дежурство?

– Беспокоишься? – хмыкнул Дмитрий.

– А должна? – едко кинула в ответ Розевски, принимаясь за ссадины подруги.

– Куртку снимай! – велела медик Виктории.

Та послушно принялась расстёгивать серебряные пуговицы на форме, затем снимая чёрную вымокшую куртку и перекидывая её через спинку высокого стула. Девушка осталась в майке, и теперь стал виден почти заживший порез на предплечье. Дмитрий нахмурился, понимая, что был не в курсе. Когда подопечная умудрилась заполучить его. Снова драка?

Судя по степени заживления пореза, это было дня четыре назад. Но он не ощутил сигнала датчика… Ранее Розевски самолично взломала их, поддавшись на уговоры, о чём не уставала сожалеть каждую минуту. И напоминала при каждом удобном моменте! Но может он и ошибался насчёт драки, и Виктория снова отправлялась в пустошь, пользуясь пропуском выданным матерью. Там и могла пораниться по неосторожности. Вот зараза…

– И где найти терпения?.. – Зои несчастно вздохнула, продолжая хлопотать над подругой.

Глава 3

Территория «пустоши»

От их привычного мира давно ничего не осталось. Поскольку, соревнуясь в собственной глупости, люди почти уничтожили друг друга. Ровно до тех пор, пока последняя разработка учёных, так называемый проект «Звероформ», который должен был вывести войну на новый уровень, неожиданно остановил её.

Теперь людям пришлось объединиться перед лицом новой опасности. Этот год назвали началом времени, а тот день, когда был подписан мирный договор – днём Единения. Последующие годы стали годами зачистки. Для этого и был создан патруль, в задачи которого входило сделать безопасными внешние земли, которые звали пустошью…

Последняя опустошающая война закончилась так давно, что не осталось в живых тех, кто помнил эти события лично. Теперь их рассказывали детям как страшные сказки, пугая тем, что находилось за пределами высоких защитных стен двух громаднейших уцелевших комплексов–городов, Южного и Северного.

Так теперь люди звали своё убежище.

Возможно там, за высокими и сейчас неприступными для них горами, также могла сохраниться жизнь и цивилизация. Но ещё никто не забирался так далеко. Особенно, когда для этого предстояло пересечь Мёртвые города, на что не решались даже мародёры.

Но, давно уже нужно было подумать над новым названием для этого куска земли, честное слово. Когда-то оно отражало действительность, а сейчас использовалось горожанами лишь как некое оскорбление мирку, лежавшему за пределами стен их жалких городов. Слишком много времени прошло с тех пор и природа брала своё, делая первые вздохи и постепенно оживая, расцветая, вопреки всем проклятиям, насылаемым теми, кто выжил.

Он был одним из тех, кто выжил. Хотя, можно ли было назвать его существование жизнью? Сколько времени прошло с тех пор, как в последний раз прошёл по мосту над пустошью, когда следовал на собственную казнь?

Мик остановился на минуту, сам того не желая, вновь предаваясь воспоминаниям. Они так ярко возникли в сознании, что вынудили молодого человека прерывисто вздохнуть. Помнится, тогда шёл двенадцатый год от начала времени…

Советом Северного города он единогласно был признан убийцей, не имевшим ни малейшего шанса на оправдание. Простая казнь, сводившаяся к публичному расстрелу на мосту перед стеной города, оказалась для него совсем не тем, что ожидал. Считая, что такого наказания слишком мало, его не лишили жизни в обычном понимании.

Совет решил сделать его одним из тех монстров, с которыми он как офицер Сил Безопасности сражался последние годы. Горькая участь, насмешка. Пуля, выпущенная в него конвоиром и палачом, оказалась носителем «Звероформа». Того самого экспериментального проекта, который вместо того, чтоб сделать солдат Севера сверхсильными, сделал их бесконтрольными чудовищами.

Так в тот день умер капитан Сил Безопасности, Микаэль Готьер. Но кто возродился в его теле? Зверь, один из тех, кто бродит по пустоши в поисках жертвы? Чудовище, не достойное дышать и жить? Монстр? Таковым он был в своих глазах. Но какая-то часть всё же надеялась, что человек в нём победит. Или вовремя остановит зверя…

Мик снова глубоко вздохнул, и тряхнул головой, прогоняя прочь ненужные воспоминания. Молодой человек неспешно огляделся. Белоснежный туман потихоньку рассеивался, открывая взгляду землю, буйно поросшую зеленью. Птицы уже проснулись, и лениво перелетая с деревьев поближе к воде, звонко перекликались высоко в небе.

Даже здесь, в высокой траве, у самых ног, нечто копошилось в поисках завтрака. Мик поднял металлическую канистру с обрезанным верхом, доверху наполненную спелой черникой. Закинув несколько ягод в рот, он глянул на свои руки. Пальцы окрасились тёмно-фиолетовым цветом от сока.

– Чёрт, теперь не отмоешься.

Солнце медленно поднималось на горизонте. Ещё мгновение и его свет заполонил топи. Роса самоцветами сверкала и переливалась на каждой травинке, а бесконечные болота зеркалами блестели со всех сторон. Птицы запели звонче, радуясь недолгому теплу. Казалось, даже деревья вторили им. Мик заслушался, забывая о всём на мгновение, когда жгучая боль пронзила левую ногу. Не выпуская заветную ёмкость из рук, молодой человек поднял болевшую ногу из травы.

Его тёмные брови удивлённо приподнялись. На высоком ботинке, ухватившись за носок зубами, висело небольшое мохнатое существо. Злобно сверкая чёрными глазами, оно издавало еле слышное шипение, и было уверенно, что этим рыком повергало Мика в ужас. С остервенением зверёк пытался отхватить часть ботинка, вместе с пальцами. Молодой человек тряхнул ногой, пытаясь сбросить нахала, но безрезультатно. Рыжий разбойник только сильней стиснул зубы.

– Ты что творишь, приятель?

Мик аккуратно поставил на землю свою ношу и, хватая пушистый комок за хвост, стал отдирать его от ботинка.

– Маленькая дрянь, – ворчал он, – развелось же нечисти!

Такая задержка не входила в его планы. Конечно, он мог убить малыша одним щелчком пальцев, но омрачать такое утро чьей-то смертью Мик не хотел. А убираться с болот было жизненной необходимостью. Скоро поднимется ветер. О его присутствии будут знать те, кто никак не должен. А становиться чьим-то завтраком он не собирался.

Мик обречённо вздохнул и присел на землю. Он расшнуровал ботинок и глянул на рыжее существо. Зверёк разгадал его коварный план, зашипел ещё громче и сжал челюсти до предела. Тихо выругавшись, молодой человек почувствовал, как по пальцам ноги потекло что-то тёплое. Разорвав шнурок, Мик одним быстрым движением сорвал ботинок с ноги и швырнул его в траву.

В то же мгновение там раздалось сердитое урчание и всё стихло. Он глянул на ногу. Вся ступня была в крови и прямо над пальцами чернело несколько прокусов. Боль волнами пронизывала её до колена. Мик почувствовал, как внутри растёт раздражение. Нога непременно заживёт, не пройдёт и получаса. Боль для него была ничтожной, но кровь…

Когда он поднялся, рана уже закрылась и перестала кровоточить. Налетевший с пустоши ветер растрепал его чёрные как ночь волосы. Мик замер на мгновение, превратившись в сам слух. Вроде бы всё спокойно.

– Неужели повезло? – хмыкнул он, – да быть такого не может.

Он прошёл до того места, где стояла канистра. Уже наклоняясь, чтобы поднять её, молодой человек заметил, как смолкли птицы. Пальцами он с силой сжал рукоятку, оставляя вмятины на металлической поверхности, и всё тело напряглось, готовое к нападению.

Они появятся со стороны леса, где обычно охотятся днём. Как Мик и предполагал, запах крови, которой он разукрасил всю поляну, не мог остаться незамеченным. «Волки» такой шанс не упустят. Подтверждением подозрений был дикий рёв. Через секунду тварь предстала перед человеком в своей полной красе. Мик считал, что давно перестал удивляться, чему бы то ни было. Но к этой мерзости он никак не мог привыкнуть.

Существо было огромным, более двух метров ростом. Пальцы Мика, сжимавшие рукоять, побелели от напряжения. Ещё доля секунды, и тяжёлая канистра врезалась «волку» прямо меж глаз. Спелые ягоды градом разлетелись во все стороны. Глядя на то, как в грязи пропадает несколько часов каторжной работы, Мик почувствовал, что окончательно теряет свою человеческую сущность.

Глаза его загорелись зелёным огнём и из груди вырвался хриплый рык. Нет, он к некоторому счастью не превращался в отвратительное существо, подобно тому, что замерло перед ним на мгновение. Грязная серо-бурая шерсть монстра, клочьями свисавшая с огромного туловища, как у собаки встала дыбом на хребте.

Из огромной пасти стекала слюна. «Волк» снова зарычал, обнажая клыки, а его алые глаза следили за каждым движением противника. Существо опиралось на передние лапы, больше похожие на человеческие руки, с невероятной мускулатурой. А позади твари, разбрызгивая грязь, извивался отвратительный хвост.

Мик кинулся на «волка», опережая его бросок. Руки перехватили огромные лапы, не давая острым как лезвие когтям коснуться шеи. Свалившись в осоку, они скатились к самой кромке воды. Это было явной удачей. Не давая твари возможности увернуться, Мик схватил её за раскрытую пасть, стараясь лишний раз не дышать. Глаза слезились от исходившего смрада, и он с силой вдавил лохматую голову «волка» в мутную воду. Существо стало извиваться всем телом, пытаясь скинуть человека, но руки, не ослабляя хватки, всё сильнее вжимали его в мягкий ил.

Молодой человек мог удерживать ногами задние лапы, не давая «волку» нанести себе серьёзных повреждений, чего нельзя было сказать о лапах передних. Уворачиваться от ударов становилось всё сложнее. Мик выгнул спину, стараясь уберечь незащищённый живот, и услышал рычание за спиной. В голове всплыли все бранные слова, которые он когда-либо слышал.

– А чтоб вас…

Той секунды, пока Мик отвлёкся, зверю хватило. «Волк» вывернулся, когти полоснули по груди, раздирая рубашку и оставляя алые полосы. Сдержав стон, молодой человек сделал единственное, что мог в данной ситуации. Когда «волки» бросились на него, он со всех сил рванул в сторону. Твари в бешенстве вцепились друг в друга и Мик выиграл пару секунд. Этого было достаточно. Благо убить их было так же просто, как и человека. Один патрон – одна жизнь, как говорил его командир.

Поверженные «волки» взвыли. Затем Мик услышал уже давно привычный человеческий крик, и вздох – тихий, только ему одному слышный. Ещё две души упокоились. Всё стихло, и в его глазах догорал холодный зелёный пожар. Мик просто стоял и ждал. Заставляя себя дышать спокойнее и ровнее, молодой человек ощущал, как хриплое рычание, раздирающее грудь, становилось глубоким, бесшумным дыханием. Всё кончено. Отчего же боль в груди не оставит его?

– А, чёрт!

Мик глянул на себя. Штаны были изорваны в клочья. Царапины на ногах уже затянулись. Окровавленная рубашка прилипла к груди, и он стянул её через голову, осматривая раны. Кровь почти не текла, но вид был ещё тот. Теперь одежда не скрывала странное украшение, шириной в палец, обмотанное тёмной замшей, которое охватывало шею человека.

Серебристый исцарапанный бок, обнажившись после боя, причинял боль, касаясь ран. Мик рукой проверил его целостность, успокоившись только тогда, когда понял, что его «ошейник» не повреждён. Но сейчас это подождёт.

Он подхватил брошенную одежду и вернулся к болоту. Они были там. Стараясь не смотреть на тела убитых, трансформировавшихся «волков», Мик быстро ополоснул рубашку в воде и нацепил на себя. Затем вздохнул и обернулся. Конечно же, после смерти они обратились. Так происходило всегда, и он привык к подобному зрелищу. Та же бледная кожа, те же линялые спутанные волосы и выцветшие глаза, уставившиеся в синее небо. Всё как обычно. Мик оттащил тела на поляну и положил их рядом.

Нужно поторопиться, выстрелы были слышны на сектора вокруг. Он старался прибегать к оружию как можно реже, но сегодня был явно не его день. Скоро здесь будет патруль. Молодой человек быстро наклонился, схватил убитых за руки и развернул к себе ладонями. Обычная процедура. Ряд чёрных цифр, смысл которых оставался ясен только ему, был нанесён на запястьях.

Солдаты были молодыми, наверняка обоим было не больше двадцати лет, когда они оказались в лабораториях Белого Купола. Вот она – проклятая «Звероформа» во всей красе… Но, давать волю чувствам было некогда. Мик вытащил небольшую капсулу из крепления на ремне брюк. Отломив верхушку, он отошёл на безопасное расстояние и бросил её к телам. Пламя охватило их моментально. На несколько секунд на поляне зажглось второе солнце, оставляя лишь серый пепел. Это всё что мог для них сделать. Свой долг он выполнил.

– Покойтесь с миром, – непослушными пересохшими губами проговорил Мик.

Глава 4

Северный город

– С чего вдруг вчера за бумеранг схватился? – обиженный голос раздался у Дмитрия за спиной.

Левин только ухмыльнулся, не отвечая девушке. Виктория села позади него на мотоцикл, крепко обхватывая друга руками.

– Ты ведь не забыл, что его система настроена на базу данных Сил Безопасности? – продолжала сокрушаться девушка.

– Нет, – Дмитрий завёл своего металлического зверя, продолжая улыбаться и слушать её тихое сердитое ворчание.

– Он игнорирует только личный состав СБ! Я ещё курсант, моих данных нет в базе. Как ты мог забыть об этом? – Виктория состроила недовольную гримасу, как будто Левин мог её видеть сейчас.

– Я уже давно ввёл твои данные, Вик.

– И почему не предупредил об этом? – возмутилась девушка его словам.

Дмитрий усмехнулся и надел шлем, скрывая лицо.

– Держись крепче! – велел молодой человек, – не давая подруге ворчать и дальше.

Виктория спрятала хмурое лицо под тёмным стеклом защитного шлема и вцепилась обеими руками в куртку Дмитрия. Они молнией понеслись по оживлённой дороге, въезжая в просыпавшийся город.

Девушка осторожно склонила голову, желая положить её на спину друга, но в самый последний момент отпрянула, отворачиваясь в сторону гаснувших на улицах огней. Деревьев на видимой территории практически не было. Академическая аллея была единственной в своём роде роскошью, которую себе мог позволить плотно застроенный, ограниченный стеною город. Был ещё и небольшой парк в самом центре сектора, в котором она жила с матерью. Совсем маленький, бережно охраняемый.

Управлением города было запрещено озеленение улиц, но из соображений безопасности, и поощрения позитивного влияния той самой частички природы на сознание граждан, разрешено было использовать крыши домов, как оранжереи. Там, под высокими небесами, шумели зелёные кроны. Виктории казалось, что даже через металл шлема, несясь на полной скорости, она ощущала запах свежей листвы и травы нагретой утренним солнцем.

Девушка готова была поклясться, что именно так и было, хотя само по себе это выглядело абсурдным. Виктория отогнала смущавшие мысли, сосредоточившись на предстоящем дне. Вчерашняя потасовка сорвала все её планы. Она не могла усидеть на месте и была готова бежать пешком, лишь бы успеть. Целая ночь потеряна! Мать в сердцах заперла её в комнате, не давая вернуться и всё закончить.

Теперь оставалось лишь скрежетать зубами и молиться, что нужная ей как воздух вещица, ещё никем не подобранная, дожидалась её во дворе. Сегодняшний день Виктория намеревалась провести совсем иначе. Но планы изменились из-за потери бесценного накопителя, явно выпавшего из порванного кармана куртки. Девушка привычно хлопнула ладонью по плечу лейтенанта. Тот кивнул, съехал с дороги и остановился.

– С матерью увидишься? – мягко поинтересовался Дмитрий.

– Нет! – девушка коротко мотнула головой, чем вызвала усмешку на лице Левина.

Она протянула ему шлем.

– Что собираешься делать, Вик? – спросил офицер, – я буду занят весь день, а возможно и несколько дней.

– Я собираюсь не мешать тебе, – заявила девушка.

Она вновь становилась похожей на маленького волчонка, не понимая в такие моменты, что лишь умиляла его. Такова уж была натура Левина.

– Обещай связаться со мной, – Виктория сощурилась, ожидая от него подтверждения своей просьбы, которая скорее прозвучала как приказ.

– Там связи нет, Вик, – предупредил лейтенант, – башню повредили при последней потасовке. Группа техников, высланная для ремонта, пока ещё не закончила работу.

– Ты опять патрулируешь? Ты только вчера вернулся! – Виктория возмущённо глядела на него, спрятав руки в глубокие карманы великоватой куртки.

– Кое-что произошло, – Дмитрий не продолжил, поскольку совсем не хотел, чтобы подопечная вновь разволновалась.

Подробности ей ни к чему, решил молодой человек.

– Что? – Виктория хмуро вглядывалась в его уставшее небритое лицо, – что произошло?

– Мне действительно пора. Увидимся, – сегодня Левин избегал расспросов.

Её это немало возмутило. Но Виктория собиралась поступать так же, поэтому спорить было нечестно. Чёрный мотоцикл Дмитрия удалялся, тая среди множества машин, наполнивших оживлённые улицы. Девушка терпеливо дождалась, пока Левин скрылся из виду, и поспешила к академии. Необходимо было успеть переодеться, так как сегодня ей не предполагалось находиться на занятиях.

Но запланированный для их группы выезд в город был отменён, и она имела возможность вернуться. Форму девушка ещё дома уложила в рюкзак за спиной, теперь небрежно накинутый обеими лямками на одно плечо. Перескакивая через забор, и тем самым сокращая дистанцию вдвое, Виктория окунулась в неожиданно резкий запах цветущих деревьев аллеи. Он опьянил её, наполняя лёгкие.

– Да что такое? – Виктория попыталась сконцентрироваться.

Изображение перед глазами перестало кружиться, и она побежала к входу.

– Не выспалась что ли?

Позже, в высоких ботинках, бесшумно, раз за разом она пересекала обширную площадь внутреннего двора. Виктория безуспешно вглядывалась в каменную плитку, местами расколотую временем и сотнями тяжёлых ботинок, истоптавших её за многие годы. То, что ей было нужно, словно и не существовало.

– Куда же ты делся?

Виктория поддела ботинком небольшой камушек, попавшийся под ноги, зашвыривая подальше. И только тогда, проследив горящим взглядом за его полётом, заприметила пропажу.

– Так вот ты где… – восторженно прошептала она.

Небольшой серебристый накопитель стал торцом и застрял в углублении у самого бордюра. Девушка поспешно склонилась к нему, затем дрожащей рукой осторожно вытащила вещицу и отряхнула. Сдувая пыль и проверяя целостность, она облегчённо вздохнула.

– Не повреждён!

Виктория тихо засмеялась, поднимаясь во весь рост. Теперь осталось встретиться с Зои и бежать прочь, пока была возможность покинуть город. Левин не должен был знать, что она надумала. И он, конечно же, должен быть в безопасности. А за пределами города, как бы безумно это ни звучало, у неё больше шансов не попасть в переделку, пока друг был на дежурстве.

Глава 5

Северный город

Стены в коридорах второго этажа академии, полностью были выполнены из прозрачного стекла. В прошлом, ещё на первых курсах, Виктория особенно любила пройтись здесь ранним утром, когда солнце только поднимается.

Тогда стоит остановиться посреди одного из коридоров и замереть в ожидании чуда. Первые лучи начинают золотить края у самого пола, а через мгновение ты оказываешься в искрящемся золотом потоке. Девушка как всегда зажмурилась, не выдерживая долго смотреть на солнце, и побежала к темнеющим впереди ступенькам. Сегодня занятия на самом нижнем уровне. Лаборатории…

Все эти опыты были ей отвратительны до нервной дрожи, одно только радовало: добытая информация, которую сжимала в руках. Накопитель покажет, что ей удалось притащить. Собственно, это было единственной причиной, убедившей Викторию переступить порог отдела исследований.

Подруга же наоборот, только в такие дни и оживлялась, будучи любительницей что-то колдовать с препаратами и пробирками. Обычно в такой день Виктория сидела, забившись в самый тёмный угол, на заднем дворе академии.

Особенно в такой день. До тех самых пор, пока её подруга не покажется в аллее, ведущей от главного входа. Почему-то присутствие Зои, она определяла безошибочно, поднимаясь на ноги и направляясь к ней, едва ботинки подруги касались земли. Виктория с тоской оглянулась на сверкавший вдалеке, наполненный солнцем коридор. Сглотнув, она всё же отвернулась.

– Такой день… – тихо выдохнула девушка.

Что ж, сегодня день, когда отец покинул их. Сегодня мать как всегда закрылась у себя в кабинете. Сегодня она как всегда не пойдёт на работу. Так Глава Вереск поступала всегда в этот день, сколько Виктория себя помнила.

В память об отце у неё осталась только небольшая фотография, в скромной деревянной рамке, которую она бережно хранила. Со снимка на неё глядел усталый незнакомец. Волосы тёмные, глаза пронзительной синевы, той самой, которую Виктория наблюдала, глядя на себя в зеркало.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное