Оксана Головина.

Ловушка для Красной Шапочки



скачать книгу бесплатно

Глава 1

– Так, давай ещё раз… – Карина зажала телефон плечом, разглядывая несколько белоснежных роз.

Голос у её уха всё звучал и звучал, а волнение всё росло и росло.

– Подожди минутку… – девушка аккуратно положила цветы на небольшой столик, который стоял в углу просторного помещения её цветочного магазинчика и принялась снимать серёжку.

Та давила и, постукивая своим серебряным листочком по мобильнику, не давала толком расслышать говорившую женщину. Надо сказать, бабуля позвонила совсем некстати. Скоро должен был подойти важный клиент, но ведь всё всегда случается не вовремя.

– Кажется, я тебя неправильно поняла. Повтори ещё раз и убери, пожалуйста, от трубки Соломона! Я ничего не разберу из-за его тявканья, – проворчала девушка.

– Соломон, к твоему сведению, слишком аристократичен в манерах, чтоб «тявкать», как ты изволила выразиться, моя девочка, – с особой гордостью в мелодичном голосе поправила её бабушка, – он выражает свои чувства, потому что рад слышать твой голос. А теперь он обижен!

– Бабуль… – Карина присела на деревянный стул и потёрла усталую лодыжку.

Она не присела ни разу, а уже близился обед. Сейчас нужно успеть закончить первый заказ, но её отвлекали назойливая собачонка и бабушка, любившая вести долгие бессмысленные беседы.

– Не называй меня так! Сколько можно твердить, – обиделась госпожа Орабель.

Девушка вздохнула, глядя на незаконченный букет. Заказ на две свадьбы, на все входные! Смиряясь, Карина рукой поманила помощницу и велела ей самой закончить укладку двухцветными лентами. Это был довольно странный заказ. Карина покосилась на чёрно-белый букет для невесты. Заказчики пожелали провести свадьбу в виде бал-маскарада, в чёрно-белых тонах. Ну, на вкус и цвет, как говорится…

– Я, конечно, ни в коей мере не собираюсь жаловаться или отвлекать тебя… – голос бабули стал делано-трагичным, и девушка нутром почуяла беду.

– Что опять случилось? – Карина удобнее перехватила телефон, откидывая волосы на другое плечо, – я тебя умоляю, говори наконец, у меня клиент на подходе.

– Ты не можешь не помнить Бастиана Бомелье, дорогая! О, эти бравые усы, а седина в висках! – женщина на другом конце света снова принялась репетировать очередную речь, словно на театральной сцене.

– Да помню я его дурацкие усы, – возмутилась девушка, – и что он натворил? Нет, правильнее будет сказать, что ВЫ на этот раз учудили?

– Мы отлично провели время в Энген-ле-Бен. Там такая располагающая атмосфера, а ещё и чудесная компания!..

– Ты опять была в казино?! Бабуль! Да как, чёрт возьми, ты умудряешься? Их в Париже позакрывали давно! Как ты находишь такие места? Ну, скажи мне? – Карина прижала тыльной стороной ладонь к вспыхнувшей от волнения щеке.

– Дорогая, думаю, нет причин для беспокойства, но… – женщина замялась, и снова послышался звонкий лай её собачки.

– Но-о-о? – приподнялась со стула девушка, – ты проиграла большую сумму, бабуль? Да? Сколько ты ставила?!

– Всё не совсем так, дорогая.

Не знаю, как мы увлеклись. А потом весь этот спор! И всё было так нереально в тот вечер… Это, наверное, действие магнитных бурь…

– Бабуль!

– Дом.

– Что?.. – Карина сделала несколько шагов по магазину и остановилась перед разноцветными пластиковыми горшками с саженцами.

– Ставкой был дом… но я непременно найду эту сумму! О Боже, да о чём вопрос. Бастиан не такой человек! Я могла бы и не беспокоить тебя по подобному поводу, – небрежно кинула госпожа Орабель.

– О Боже… – Карина зажмурилась сильно-сильно и даже потрясла своей светлой головой.

Нет, нет и нет! Нет! Она еле сдержалась, чтоб не завопить на весь магазин и лишь в ярости принялась истерично топать ногами, царапая каблуками паркет.

– Я скоро буду! – прокричала девушка, немедленно отключая телефон, боясь своей несдержанности в этот момент.

Карина не помнила, как оставила свой магазин на помощницу, и даже как вела свою подержанную машину. Девушка взбежала по ступенькам, поднимаясь к лифту, и едва дождалась, пока он поднимет её на нужный этаж. От нетерпения Карине казалось, что она живёт не в простой девятиэтажке, а в небоскрёбе, да ещё и не на седьмом, а на последнем этаже. Стоило ей остановиться у родных дверей, как девушка принялась несколько раз ронять ключи, которые то и дело выскальзывали из дрожавших ладоней.

– Да Господи!.. – всхлипывая, выдохнула Карина, но заставила себя успокоиться хоть немного.

У неё просто не было времени плакать. Она сделает это потом. Сейчас предстояло собраться и спешить к аэропорту. Благо билет ей удалось заказать по телефону ещё по пути домой. Карина наспех покидала самые необходимые вещи в сумку и принялась искать документы, боясь забыть что-нибудь в спешке. Девушка надела простое светлое платье и балетки, не желая попросту убиться на каблуках, спеша повсюду.

Конец мая выдался тёплым, но не настолько, чтоб она не боялась замёрзнуть, особенно к вечеру. Карина схватила с вешалки любимый плащик, по привычке накидывая его почти воздушный, широкий капюшон. Она в последний раз оглядела свою квартиру и вернулась взглядом к голубой сумке у её ног. Косметику пришлось смыть ввиду того, что не было ровно никакой гарантии тому, что слёзы обиды не заставят тушь потечь. Карина поправила волосы, послушно спускавшиеся с её плеч гладким шёлком, и обречённо вздохнула.

Спустя пару часов, запыхавшись, злая как чёрт, она неслась по гладкому полу аэропорта, крепко держа пластиковую ручку дорожной сумки, которую катила за собой. Капюшон короткого ярко-вишнёвого плащика спал с золотистых волос, и Карина остановилась, сама не понимая зачем, пытаясь снова его накинуть. Видимо, нервы сдавали…

Стоило ей поправить одежду, как из руки вывались билеты. Теперь она присела, убирая падавшие на лицо пряди и принялась собирать документы. Девушка едва сдержала слёзы, которые вот-вот собирались обидными дорожками растечься по её щекам.

– Я богиня невезения…

Флоранс или просто бабушка Флора (за такое обращение бабуля могла и убить), жила в своём небольшом замечательном домике в северной части Парижа, в районе, примыкавшем к Булонскому лесу, который был особенно, по её мнению, хорош осенью. Но осень, с её дождями и отвратными промозглыми ветрами, Карина не любила. Лето – вот её пора и точка. Пожилая женщина, в прошлом довольно неплохая актриса, уже давно схоронила своего последнего мужа (пятого, кажись) который был на пару десятков лет старше её.

Роскошная женщина так и не смирилась с годами, беспощадно гнавшимися за нею, и проводила своё время довольно эксцентрично в компании таких же скучающих одиноких прохвостов. Очередным итогом подобного времяпрепровождения стал проигрыш в карты завещанного покойным дедом домика. Когда-нибудь он мог стать и её наследством, притом, что Карина всегда искренне желала бабуле долгих лет, так как та была её единственной, любимой, хоть и беспокойной семьёй.

Карина тяжело вздохнула. Даже если она продаст свой чудесный магазин и заложит собственную квартирку, вырученных средств не хватит, чтобы выкупить чёртов дом! Да и где прикажите ей жить?! А бесценное сокровище – цветочный магазинчик, приносящий неплохой заработок и с два десятка богатеев – постоянных клиентов? Это мечта всей её жизни и она слишком долго её лелеяла, эту самую мечту, чтоб так легко с ней расстаться. От гнева и обиды девушка в бессильной ярости топнула ногой и вдруг услышала, как щёлкнула камера фотоаппарата. Карина оглянулась, но никого не заметила.

– Что за ерунда?

Может ей просто показалось? Да мало ли, кто тут кого фотографировать мог? Не думаешь ли ты, Васнецова, что за тобой папарацци бегают? А может и померещилось. Народ спешил, сновал туда-сюда, и никому на целом свете не было дела ни до неё, ни до её беды. Карина покрепче стиснула в напряжённых пальцах документы и поспешила вперёд, боясь опоздать на регистрацию.

Она так и не заметила полноватого мужчину, который воровато прятал свою профессиональную камеру под расстёгнутой курткой. Он отвернулся от толпы, издалека наблюдая за своей целью. Затем прикрылся от шума зала аэропорта ладонью и жарко заговорил по мобильнику. Мужчина ещё раз сощурился, скользя взглядом по фигуре девушки в вишнёвом плащике и, довольно ухмыляясь, продолжил обсуждать её действия с неизвестным собеседником.

Карина отдала сотруднице авиакомпании свой паспорт и визу. Девушка в светлой аккуратной форме, улыбаясь, попросила поставить на весы сумку, чтобы её взвесили. Васнецова сняла свой капюшон, ожидая, пока к её вещам приклеят багажную бирку и увезут в багажное отделение.

Позже, садясь на удобное место в салоне самолёта, как она любила – у окна, Карина ощущала себя как нельзя отвратительно. Девушка закрыла глаза, надеясь подремать немного и привести мысли в порядок. При этом не отпускало чувство, что она под постоянным наблюдением. Как же неприятно. Но в её положении мания преследования – нормальное дело, подумалось Карине.

– О чём же ты думала, Флора?.. – она закусила губу, чувствуя, как увлажнились длинные ресницы.

Самолёт прилетал в аэропорт Орли в восемь часов вечера. Четыре часа полёта, а потом придётся брать такси и добираться до самого Парижа и дома бабушки. Карина потёрла виски и откинулась на спинку сиденья. Снова знакомый смачный щелчок камеры. Девушка открыла глаза, натыкаясь взглядом на некого юнца, нагло фотографировавшего её на телефон. Что за дела?!

Карина возмущённо махнула ему рукой, веля убрать мобильник, но мальчишка, кажется, ещё больше возбудился от оказанного ему внимания. Девушка скривилась от отвращения и отвернулась к окну. Может, идиот сам перестанет? Видимо, не с её счастьем, ибо щелчки продолжили раздаваться на соседнем ряду. Её сосед проворчал что-то нечленораздельное, не менее возмущённый поведением мальчишки. Карина растерянно кивнула в ответ и накинула капюшон, пытаясь спрятать лицо от всего мира.

– Просим вас отключить мобильный телефон и не пользоваться другими видами электронной техники во время полёта, – белозубо улыбнулась стюардесса, настойчиво требуя у молодого человека выполнить её требование.

Карина удивилась расторопности женщины. Ещё больше её удивил тот факт, что, убедившись в отключении телефона, стюардесса вернулась к ней и принялась приносить свои извинения за недосмотр. В её глазах застыл такой неподдельный испуг, что он передался Карине.

– Мне очень жаль. Это моё упущение. Вас больше не побеспокоят.

– Да всё в порядке… – пробормотала Карина и от греха подальше отодвинулась к окну.

– Я понимаю, – не унималась женщина, – у вас наверняка есть серьёзные основания выбрать экономкласс для перелёта…

Теперь стюардесса наклонилась к девушке совсем низко и заговорщицки зашептала. Действовала она так, словно сосед Карины, грузный мужчина, в плечо которому служащая упёрлась своей грудью, не мог их слышать. Он смирился и несчастно покачал головой.

– Для большей безопасности и комфорта, я рекомендую вам перейти в салон бизнес-класса. Место у окна, как вы предпочитаете, – стюардесса медово улыбнулась, отодвинулась назад и видимо надеялась, что девушка последует её совету.

Карина захлопала влажными ресницами. С чего это вдруг такая щедрость и внимание к её персоне? Да и какая разница, где сидеть? Когда же все оставят её в покое? Но парень с телефоном продолжал пускать слюни, обшаривая её откровенным взглядом, вообще по непонятной причине, и Васнецова вынуждена была согласиться. Может, хоть там приличные люди окажутся? С такой надеждой, к радостному вздоху своего соседа, Карина и покинула салон, следуя за довольной стюардессой.

М-да… что тут говорить? В удобном широком кресле можно было утонуть, а улыбки стюардесс в салоне были шире этого самого кресла. Карина постаралась не глазеть по сторонам, сдержанно скинула капюшон и склонила голову, глядя в окно. Но, видимо, в покое ей не суждено было остаться. Служащая, которая привела её сюда, что-то нашептала на ухо персоналу салона, и девушке немедленно принялись предлагать весь ассортимент напитков.

– Кофе… пожалуйста. С сахаром… – уточнила Карина, вспоминая, что так и не пообедала сегодня.

Ну и ладно, ещё пара часов, она выпьет замечательный дорогой кофе и подремлет. А там уже и конец полёта. Она знала, что после приземления пассажиры бизнес-класса первыми сходят на землю, да ещё и отправляются в здание аэропорта на специальном транспорте. Ну, хоть тут заботиться не надо. Немножко повезло. Ей вежливо вручили фарфоровую чашку с блюдцем, и Карина с удовольствием вдохнула аромат кофе.

– Сахар? Серьёзно? – усмехаясь, поинтересовался сидящий неподалёку мужчина на чистом французском, продолжая читать свою газету, – ну-ну.

Он не повернул к Карине головы, только встряхнул большие листы, переворачивая их.

– Что? – тихо удивилась девушка.

Она без сомнений поняла незнакомца. Спасибо Флоре, всю жизнь прожившей в Париже – внучка владела этим языком почти безупречно. Может, он не к ней обращался? Неловко вышло. Карина осторожно повернула голову, оглядывая салон. К её ужасу, ни к кому другому вопрос её соседа не мог быть обращён. Ещё три человека сидело позади них и не были видны ему.

– Решила поиграть в незнакомку? – он снова усмехнулся и покачал тёмной головой, – и сколько ты собиралась там прохлаждаться? Неужели и в самом деле думала, что умыв свою мордашку, отобьёшься от папарацци? – теперь незнакомец смотрел в глаза Карине, – и этот ужасный гениальный план – обрядиться в такой «неприметный» плащик…

– Да кто вы такой? – не выдержала девушка.

– Ну да, ну да. Хорошо, я подыграю, – мужчина снова встряхнул свою газету и принялся её читать.

Карина продолжила недоумевать. Она понятия не имела, кем был этот человек. Возможно ли то, что она просто забыла? Где они могли видеться? Он был её клиентом? Но вряд ли бы забыла, этот мужчина не из тех, кто пару ромашек покупает… Может в Париже, пока гостила у Флоранс? Это возможно, если учесть круг общения бабули. Девушка постаралась мило улыбнуться, теперь чувствуя себя немного виноватой. Забыла. Неудобно вышло…

Но сейчас Карине было не до выяснений отношений с незнакомцами. Она забыла, что держала в руке кофе, который остыл и потерял свой вкус. Девушка вернула его стюардессе и отвернулась к окну, снова пытаясь подремать. Мужчина, следя краем глаз за её действиями, сначала удивился, потом нахмурил брови. Некоторое время он смотрел, как Карина сидела, прикрыв глаза. Потом незнакомец потёр подбородок, явно размышляя о чём-то, беспокоившем его. Он набрал воздуха, желая снова окликнуть соседку, но передумал и теперь выглядел растерянным не меньше её.

О том, что самолёт заходил на посадку, Карина узнала от стюардессы, которая тихонько коснулась её плеча, прося перевести кресло в вертикальное положение. Она не сразу сообразила, где находилась. Видимо, действительно задремала. Девушка встрепенулась, стоило понять, что все проблемы ей вовсе не приснились, и вскоре придётся столкнуться с ними лицом к лицу. Карина вздохнула, поднялась со своего места, завязала пояс и расправила складки на плаще. Незнакомец с соседнего кресла ещё раз окинул её взглядом с головы до ног и поинтересовался у самого выхода:

– Выйдешь первой? Или как обычно?

– Как обычно?.. – Карина подёрнула плечами.

Он опять начал говорить с ней загадками? Она порядком устала:

– Пожалуй, это не имеет большого значения.

В салоне их осталось двое: несколько пассажиров уже покинули самолёт, ожидали только их. Васнецова прошла мимо мужчины, намереваясь быстро нанять такси и добраться до дома. Перелёт утомил её, пусть и был недолгим. Карина шагнула к трапу, облегчённо вдыхая вечерний влажный воздух. Немножко покоя и свободы не помешает.

"Я подумаю об этом завтра" – замечательная фраза бессмертной Скарлетт О'Хара сейчас подходила как нельзя лучше. Ночью она ничего не сможет предпринять. Вот и угомонись, бедное сердце… Карина задумчиво спускалась по трапу, когда беспорядочный шум голосов и яркие вспышки фотокамер оглушили её от неожиданности. Толпа журналистов кинулась к девушке, обступая трап со всех сторон, и даже принялись подниматься по его ступенькам.

– Почему вы прилетели тайно и этим рейсом?

– Вы планируете и дальше откладывать официальное заявление о помолвке?

– Эти покушения, как вы их прокомментируете?!

– Вы решили оставить карьеру?..

Наверное, так и выглядит конец света: со страшными зомби, которые тянут свои страшные руки и хватают тебя, возникая со всех сторон… Карина попыталась укрыться, накидывая капюшон и закрываясь от репортёров руками, но её едва не стащили силой с трапа. В панике девушка потеряла ориентацию. Единственным спасением явился незнакомец, который, отгораживая её от взбесившихся папарацци своей спиной, помог сойти вниз и повёл к ожидавшей его машине. Благодарная, Карина даже не сопротивлялась, когда её как куклу усадили на заднее сиденье, и мужчина велел своему шофёру ехать прочь.

– Чёрт, видимо, кто-то в аэропорту, ещё в Москве, предупредил их!

Карина испуганно вжалась в удобное сиденье и поглядела на своего сердитого спасителя.

– Даже для тебя это уже слишком! – неожиданно прокричал мужчина, сам откидываясь на спинку, – эти твари растоптали бы тебя! Надо хоть немного думать головой!

– Я, конечно, благодарна за вашу помощь… – дрожащим от гнева голосом отозвалась Карина, – но держите свои обвинения при себе! Кто вы такой, чтоб говорить со мной в подобном тоне?

Все вокруг помешались? Или это она сошла с ума? В любом случае, не намерена была продолжать беседу с этим человеком и собиралась добраться наконец до своей беспечной бабули.

– Остановите машину! – потребовала Карина.

– Мы ещё не доехали, – мрачно процедил сквозь зубы мужчина.

– Зато я доехала! – возмутилась Карина, – остановите, или я выйду на ходу. Клянусь…

Незнакомец тихо выругался. Он сделал знак водителю выполнить требование девушки и хмуро глядел, пока она выходила из салона, затем захлопывая за собой дверь. Мужчина проводил взглядом её тонкую фигуру в ярком плаще, пока она не растаяла среди вечерних огней, и зло ударил ладонями по подголовнику переднего сиденья.

– Моя сестра окончательно выжила из ума!

* * *

Пройдя почти бегом метров сто, Карина заставила себя притормозить. В висках стучало, и она постояла, немного успокаиваясь. Теперь хотя бы никто не преследовал её и не нёс полную чушь. Кажется, безумцы на её пути кончились. Девушка огляделась, соображая, где находится. Затем она перешла дорогу к знакомой улице и решила добраться до дома на такси. Мокрая дорога блестела в разноцветных вечерних огнях, видимо недавно прошёл дождь.

Карина прекрасно знала, что поймать такси в Париже поднятой рукой почти нереально, хотя некоторым счастливчикам это чудесным образом удавалось. Обычно, чтобы заказать такси, здесь пользуются двумя способами. Первый – это стоянки. Стоянок такси в городе огромное количество. Да и найти их достаточно просто, по высоким столбикам или знакам, на которых написано «Taxi». Если даже на стоянке нет ни одной машины, то можно просто нажать кнопку вызова на этом самом столбе, и через несколько минут такси подъедет, может быть и не одно. Что и сделала Карина, терпеливо дожидаясь, пока её заберут с пустынной улицы. Стоило машине подъехать, она села на заднее сиденье, сообщая шофёру адрес бабушки Флоры.

Пожалуй, самая удивительная особенность парижского такси – шоферы не любят сажать людей на переднее сидение. Версий, почему сложилась такая традиция, слишком много, но они сейчас Карину не волновали. Уже подъезжая к знакомому дому, девушка поняла, что руки у неё были пусты. Она забыла забрать свои вещи в аэропорту! Проклятье… Теперь придётся снова туда ехать и искать вещи в камере хранения, да ещё и платить за это!

Карина сердито поднялась по ступенькам и достала ключи. Из приоткрытого окна доносились знакомые звуки музыки. Флоранс играла на своём рояле. Её мелодичный голос лился, сопровождая довольно приличную игру. Затем послышался противный лай Соломона. Папильоны считались очень преданными своим владельцам собачками, обладающими живым и жизнерадостным темпераментом. Но Карина точно знала: может, Соломон и был преданным своей хозяйке, но жизнерадостным его никак не назвать. Кусался он как чёрт, а стоило припугнуть, бросал бабулю и мчался, прячась под диван, откуда не высовывал и носа, пока гости не расходились. Правда, тявкал оттуда весьма храбро… Карина не особо жаловала собак, а мелких и вредных не любила совсем, но Флоранс не разделяла её мнения, говоря, что она француженка насквозь.

Любят французы собак… У этой любви длинная история. Но надо сказать, что были и совершенно нелепые факты глупейшего фанатизма, что проявилось в «собачьем вопросе» ещё во время Революции. Например, на рю Сен-Никез жил инвалид по имени Прикс. Мужчину обвинили в «контрреволюционных действиях» и семнадцатого ноября тысяча семьсот девяносто третьего года ему был вынесен смертный приговор. В доме у Прикса жила собака, которую обвинили в том, что она разделяет «реакционные взгляды» своего хозяина, поскольку начинает лаять при виде республиканских солдат в синей униформе…

Карина открыла дверь и прошла в дом. Лай усилился и немедленно смолк, стоило хозяйке попросить дорогого Соломона «прикрыть пасть». Флоранс вышла из гостиной, радостно принимая внучку в свои объятья, которые укрыли её лёгким ароматом духов.

– Моя девочка! – чмокнула она девушку в щёку, – моя хорошая!

Пришёл черёд второй щеки, и теперь Карина была покрыта отпечатками помады Флоранс. Несмотря на последние события и испачканное лицо, девушка тепло обняла бабулю, на какое-то время, забывая о проблемах. От госпожи Орабель пахло так знакомо, и сам домик был уютным островком для неё уже многие годы. Она скорее повыдёргивает противные усы негодяя Бомелье, а лучше своим же поясом удушит гада, но не даст в обиду их с Флоранс сокровище.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное