Оксана Букия.

Серебряный. Отголоски Судьбы



скачать книгу бесплатно


Пролог

– Осужденные! По законам княжества вы приговариваетесь к смертной казни через повешение. Приговор обжалованию не подлежит и будет приведен в исполнение незамедлительно. У вас осталось совсем немного времени, чтобы помолиться Зелосу11
  Зелос – Бог Элиаса, сущность власти, защитник семейных уз и зарождения новой жизни, покровитель благополучия и быта.


[Закрыть]
и попросить его открыть для вас Врата в небесную гавань, так как даже…

– А если я не согласен с таким приговором?

Вопрос внес некую свежесть в восприятие окружающей действительности и отвлек от происходящего. Капрал, огласивший решение суда и решивший поиграть в проповедника, недоуменно закрыл рот и посмотрел на осмелившегося дерзить смертника. Хотя, судя по его лицу он представлял последнего уже стоящего у тех самых Врат и получающего смачный пинок за свои грехи.

Идущий впереди осужденный остановился и с удивлением обернулся. Глядя на выражение его лица, нельзя было сказать, что он боится только что озвученной участи или хотя бы опечален. Скорее он был задумчив, как человек, который прокручивал в голове важную задачу и никак не мог определить, как сопоставить все составляющие уравнения, чтобы прийти к наиболее верному решению.

Дерзкий выскочка стоял третьим. Первый слегка досадливо поморщился и посмотрел на веревку, которой был скреплен со своим напарником по несчастью. В отличие от него руки идущего с ним в связке были связаны спереди, но два дня проведенные в одной камере давали ясное представление, что тот не будет дергаться и пытаться что-либо изменить в своей судьбе. Несчастный лишь мелко дрожал, а грубое рубище, в которое тот был облачен так же, как и другие узники, уже поменяло цвет от пропитавшего его пота.

Хэлл22
  Хэлл – самый жаркий месяц года.


[Закрыть]
, дьявол его побери! Жара невыносимая и Талла33
  Талла – звезда, вокруг которой вращается планета Элиас. Основной источник жизни, тепла, света. Почитается жителями Элиаса, как основное божество, мать прародительница.


[Закрыть]
шпарит так, что казалось еще немного, и кожа начнет покрываться волдырями.

Интересно, на чем взяли такого тюфяка? Первый еще раз бросил взгляд на своего «напарника».

Хотя нет, не интересно. Его участь уже решена. Зачем думать о том, кто скоро перейдет за врата Дома Зелоса?

– А если я не считаю, что суд, на котором даже не присутствуют обвиняемые справедливым? Я офицер и требую…

Кожаная перчатка с металлическими вставками врезалась в губы говорившего, заставляя его замолчать. Парень облизал губы и сплюнул кровь.

– Бить связанного, – бросил он злой взгляд на капрала, – а ты развяжи и попробуй повторить. Я тебе обещаю, одной руки ты не досчитаешься.

Хрясь!

Металл безжалостно врезается в скулу и отбрасывает парня на шаг назад. Он спотыкается об идущего за ним в связке и падает на землю.

По губам первого пробегает едва заметная улыбка. И почему Боги не послали ему такого напарника? Третий, умело делая вид, что запутался в веревке и ногах рядом стоящего человека, неловко падает на спину, закрывая собой связанные руки. Едва заметный энергетический всплеск. Не для каждого одаренного такие эманации будут ощутимы, но тот, кто всю свою жизнь боролся за каждую кроху силы, почувствовал выброс, и чтобы не привлекать внимания, отвернулся. И как стражи пропустили такие способности у этого парня?

Капрал потянулся к упавшему узнику, грубо хватая за рубаху, пытаясь вернуть в вертикальное положение. Удар в зубы отбросил его назад. Пленник рывком поднялся на ноги, сбрасывая порванные путы и встряхивая затекшие кисти. Пинок в живот и страж отлетает еще на несколько шагов. Конвоиры опомнились, рванули к осужденным.

Вспыхнули, разгорелись едва тлеющие факелы в нишах крепостной стены. Ветер подхватил искры и закружил их в вихре, огораживая четырех связанных людей от остального мира.

В серебристом свете Таллы в руках парня сверкнул клинок, который он отобрал у незадачливого капрала. Первый растер слегка онемевшие руки и коротко кивнул своему освободителю, благодаря. Бросил взгляд на своего напарника по камере. Тот сидел на земле, подтянув к себе ноги, и жалобно причитал.

– Вставай, надо убираться отсюда, пока они не разобрались что к чему и не успокоили вихрь, -

парень протянул ему руку. Тот лишь замотал головой и попытался отползти от человека, предлагавшего помощь.

– Они нас убьют, – всхлипывал он, – убьют. Всех.

– А до этого они что собирались сделать? – фыркнул парень.

– Не трать время, – жестко оборвал его попытки первый, – он сам выбрал свою судьбу.

Третий бросил на него взгляд исподлобья, но спорить не стал. Повернулся к тому, кто был с ним в связке.

– Ты с нами?

Тот кивнул, хоть и было видно, что напуган. Совсем еще мальчишка. И как его занесло на эти стены?

– Ты знаешь куда теперь? – спросил первый.

Парень пожал плечами и указал вперед.

– Сначала – уберемся отсюда, – и смело вошел в стену уже начавшего стихать вихря.

– Кстати, откуда это? – спросил он.

– Мне почем знать?

Прозвучало почти искренне.

Третий еще раз обернулся. Искры огня уже погасли, и ветер гонял по кругу лишь едва заметную серебристую пыль. Он нахмурился, поднял глаза на Таллу. Звезда все так же, не скупясь, бросала свои серебряные лучи с неподвижных серых небес. Хэлл, дьявол его побери!

Вырвавшие у судьбы еще один шанс люди мчались, не обращая внимания ни на хлесткие плети жары, безжалостно жалящие уже сгоревшую кожу, ни на воздух, который раскаленной лавой поступал в легкие, ни на отсутствие воды, которую они не получали вдоволь уже несколько дней. Лишь бы не схватить стрелу в спину.

– Все, – задыхаясь, третий оперся на стену, – здесь. Это здесь.

Остальные в немом вопросе уставились на своего проводника.

– Мы будем здесь спускаться, – парень сполз по стене на корточки, пытаясь восстановить дыхание.

– И чем этот кусок стены отличается от той, у которой мы были? – возмущенно взревел первый, подтянувшись на руках и осматривая пропасть, открывшуюся его взору.

Это ограждение было внутренним и по сравнению с первой стеной, вплавленной в скалы, величавым безмолвным стражем охраняющей границы княжества от своей соседки – империи, казалось меньшим братом. Невысоким и изящным. Только не тогда, когда ты стоишь на самом верху, а за спиной десяток разъяренных стражей, у которых лишь одно на уме – утыкать тебя арбалетными болтами, как подушечку для иголок у искусной мастерицы-вышивальщицы.

– Здесь нет стражей, – ответил парень и тоже поднялся на ноги, – зато здесь больше растительности и мы сможем спуститься.

Беглецы повернули головы на то, что он назвал растительностью. Это были деревья высотой более двадцати еров44
  Ер – мера длины, равная примерно одному шагу взрослого человека.


[Закрыть]
, переплетающиеся между собой гибкими ветвями, на которых росли длинные, уже пожелтевшие от жары листья, скрывающие небольшие красные ягоды, гроздьями растущие то тут, то там и робко выглядывающие из-за своего укрытия. Самым примечательным были шипы, длина которых достигала не менее ладони, а иногда больше. Точно такие же иглы окольцовывали всю поверхность ствола – от корней до самой вершины.

– Шипы на ветвях у самого ствола. Если хвататься за более тонкие части они не представляют опасности.

– Есть еще варианты?

Мальчишка вдруг вскрикнул и стал медленно оседать на камни. Из его груди торчала стрела.

– Можно еще так, – едко ответил проводник.

Стрела чиркнула о камень у его ноги.

Голоса приближающихся стражей. Стрелы, вспарывающие раскаленный воздух.

– Давай! – заорал парень и присел.

Там, где только что была его голова, ударился тяжелый болт, выбивая искры из камня. Первого больше не надо было уговаривать. Упруго оттолкнувшись от земли, он прыгнул вверх, едва коснувшись спины своего напарника, взлетел на стену. Краем глаза заметил, что стражей прибыло гораздо больше, чем было на месте казни. Распластался на камнях и протянул руку, оставшемуся внизу. Парень схватился за нее и ловко забрался на ограждение, отделяющее их от свободы.

– Ориф, – вдруг произнес он и, поймав в ответ удивленный взгляд, пояснил: – вдруг еще встретимся внизу.

– В жизни не встречал большего оптимиста, – хмыкнул тот. – Дим.

В них летел град болтов, один из них задел Орифа, и он с криком соскользнув со стены, стал падать вниз. Дим резко наклонился, пытаясь поймать парня, краем глаза отмечая движение у своего лица. С досадным стоном отклонился, теряя надежду успеть помочь своего новому знакомому. Это заняло все оставшейся у беглеца время. Больше его не было. Ни на досаду, ни на сожаление, ни на осмысление дальнейших действий. Он собрал себя в комок и как мог в его положении с силой оттолкнулся ногами от камня.

Как и обещал Ориф, ближе к концу ветви шипов не было. Зато она оказалось на удивление скользкой и ненадежной. Ладони не задерживаясь, скользили по гибкой лиане.

Хлясь!

Только что бывшая в руке ветвь плетью ударила по лицу, скидывая с себя ненужный груз. Человек полетел вниз, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь, чтобы остановить падение.

Руки поймали еще один упругий хлыст. Кожа на ладонях начала трескаться от трения. Дим перехватил пальцы, зажимая спелые ягоды, которые не замедлили выстрелить соком прямо в лицо. Глаза защипало. Ладони невыносимо горели. Он снова соскальзывал в пустоту, пытаясь найти опору ногами.

Получилось. Одна стопа встала на прочную ветвь. Не веря своей удаче, человек осторожно передвинулся, ставя вторую ногу.

Что-то чиркнуло совсем рядом. Мимо пролетели клочья оборванных листьев.

Дим выругался. Он все еще был хорошей мишенью. Надо спрятаться в листве, иначе не избежать болта. Он переставил ногу, вторую. Подтянулся на руках, уходя вглубь дерева. Еще шаг. Взвыл. Зубы вонзились в губу, останавливая очередной крик. Опустил глаза. Из стопы торчал острый шип.

Он сделал глубокий вдох, рванув ногу, освобождая себя из очередного плена. В глазах потемнело. Мокрые ладони не выдержали груз тела, и он снова полетел вниз.

Очередной шип вспорол рубаху от плеча до самого рукава. В первый раз за все это время Дим благодарил небеса за то, что на нем это рубище. Иначе вместо этого тряпья была бы кожа. Ветви хлестали, затормаживая падение. И когда очередной лист своим острым концом расписался на его лице, он увидел просвет и приближающуюся землю.

Нескольких мгновений хватило, чтобы скоординироваться и чуть поменять положение тела. Парень зацепился за каменный выступ и повис на стене. До земли было уже не так далеко, но и не настолько близко, чтобы не задуматься о своей незавидной участи.

Пальцы мокрые от крови и сока ягод начали соскальзывать, он попытался поддержать себя ногами. Ступня нашла выступ, Дим встал, перенеся на нее вес тела. Боль продрала казалось до самых волос. Рука соскользнула, и он покатился вниз по земле.

Можно было порадоваться, что закончилась стена, но земля, высохшая за долгие дни жары, была не мягче камня.

Дим катился вниз, не в силах что-либо изменить, остановить это барахтанье. Булыжник, твердая как камень земля, крошево камней, корни деревьев. Булыжник, земля, крошево, корни. Земля, крошево, камни. Камни, камни, камни.

Пыль, забивающая нос, рот, глаза.

Булыжник, крошево, корни.

Удар.

Дыхание выбило. Дим захрипел, ловя пересохшими губами остатки воздуха. Сейчас даже раскаленный, наполненный песком и пылью он представлял собой немыслимую ценность.

В Бездну все эти камни! Чертово княжество со всеми его секретами! В Бездну все предосторожности! Надо уносить ноги. Он впился пальцами в землю, пытаясь найти источник энергии.

Земля была пуста. Словно Талла иссушив все вокруг, забрала и силу.

– Не может быть! – пробормотал Дим, слушая стихию. – Как они сделали это?

Он застонал и откинулся назад. То обо что он со всего маха ударился спиной, было каменное ограждение рва, отделяющее внутреннею стену от основной.

Дим сел. Поднял голову, посмотрел наверх. Ни стрелы, ни болты не долетят сюда. Конечно, стражи спустятся вниз и будут прочесывать окрестности в поисках возможно уцелевших. Вот только вряд ли они это будет делать таким же способом как он, значит несколько мен55
  Мена – период времени равный шестидесяти мгновениям.


[Закрыть]
, чтобы перевести дух у него есть.

Вжииик!

В двух ладонях от головы в ограждение врезался болт. И остался торчать, мелко вибрируя. По камню пошли трещины, посыпалась крошка. Дим замерев, смотрел на это чудовище. Стационарные арбалеты. Он успел их заметить еще когда его вели от камеры до места казни. Однако даже представить себе не мог убойную силу и дальность выстрела.

– Чтобы вас всех Летта66
  Летта – богиня, владычица душ умерших.


[Закрыть]
забрала в свои вечные объятия! – самым искренним тоном произнес он.

Пожелание касалось в первую очередь всего княжества, не в меру ретивых стражей, мощного оружия. Крепостей, стен и «высушенных зон», о которых он никогда ранее даже не слышал. Того, кто послал его на эти стены, чтобы приоткрыть завес тайны, окружающий долину. Безмозглого лошака. Каким конкретно он, как оказалось, являлся.

Отучившись десять аров77
  Ар – период времени равный двенадцати минорам.


[Закрыть]
в классах Астрэйелля для одаренных силой Шакти88
  Сила Шакти – энергия, которой наполнен мир Элиаса. В первую очередь, так называют основы, которые берутся из непрерывных и неиссякаемых источников. Существуют четыре нерушимых столпа энергии. Вода, огонь, воздух, земля. Каждый обладает своей уникальной силой, которой люди с определенными способностями могут управлять. Человека, рожденного с такими способностями, называют шакт или одаренный. Шакт может видеть, чувствовать энергию основных источников, пропускать сквозь себя, накапливать, распределять в разных аспектах своей жизненной деятельности.


[Закрыть]
и посвятив большую часть своей жизни изучению энергопотоков, он даже не мог себе представить, что есть учение отличное от имперского.

Когда Дим увидел нити четырех стихий переплетенные между собой в причудливый узор и опутавшие стены крепости, он был уверен, что для него, видевшего и умеющего управлять потоками энергий Элиаса, не составит ни малейшего труда разобраться со всеми этими плетениями. Тем более что можно было ожидать от недоучек, возомнившими себя равными великой империи?

Возвращение в себя было долгим и мучительным. На каменном полу, в узкой камере, с цепью на руке соединенный с другим «счастливчиком». Хьярт99
  Хьярт – орган, наподобие второго сердца у шакта, расположенный чуть ближе к грудной клетке. Отличие хьярта от сердца в том, что тот не подпитывается кровеносными сосудами, так как основа его жизнеобеспечения – энергия, которая подвластна одаренному. Чем сильнее хьярт, тем больше возможностей у его носителя.


[Закрыть]
сжался и словно его вообще не было. Энергия, которая прошла сквозь него, когда Дим вступил на территорию защитного контура, выжгла все его силы. Через несколько дней ему предъявили обвинения в шпионаже и объявили об участи, которая его ожидает.

Если бы не Ориф, еще неизвестно как все бы закончилось. Конечно, за эти дни хьярт почти пришел в норму и вне камеры, отрезанной от энергий стихий, он бы смог воспользоваться своими способностями. Однако если среди защитников крепости находились бы всего несколько шактов, обладающих пусть даже половиной той силы, что создали щит для стены, вряд ли у него были шансы на успех.

Дим не стал дожидаться пока следующий болт все же пригвоздит его к земле и начал отползать туда, где растительность была гуще, и он мог рассчитывать хоть на временное прикрытие.

Проткнутая стопа онемела, и нога не чувствовалась по самое колено. Опираясь на локти, он полз вдоль рва, надеясь наткнуться хоть на крупинки силы.

Наткнулся он на Орифа, который лежал не так далеко от того места, где приземлился он сам. Парень не двигался и не подавал никаких признаков жизни. И в отличие от него самого тому повезло гораздо меньше – он ударился головой. Его волосы, лицо покрывала толстая маска крови, смешанная с пылью.

– Эй, – позвал Дим.

Ответа не последовало. Он дотянулся до шеи, нашел пульс. Тот бился. Ровно и довольно ощутимо. По крайней мере, для умирающего.

– Эй, – повторил он и несильно ударил парня по щеке.

Тот не шевелился. Дим ударил еще раз. И еще.

Пока Ориф не застонал и не открыл глаза.

– Я же сказал, еще свидимся, – он облизнул пересохшие губы.

– Ты лучше скажи, куда нам дальше.

– Куда? – удивился напарник по злому року, – а здесь есть много путей? Либо назад, либо в воду.

Дим, опасаясь выдать себя, вытянул шею и заглянул в ров. Вода искрила силой, бурлила, словно пытаясь продолбить камни и вырваться наружу.

– Давай, – Ориф подтянулся и сел, – нет времени тянуть. Как прыгнешь, первый поворот в тоннель, уйдем под скалы, а дальше держись меня. Авось свидимся на том берегу.

Дим усмехнулся, подтянул раненную ногу, перевалился через камни, краем глаза успел заметить первых стражей и упал в ров.

В отличие от земли, вода была переполнена силой Шакти. Одаренный попытался взять, то что принадлежало ему, но и тут его попытки оказались тщетны. Стихия огрызнулась и больно ударила чужими плетениями. Тяжесть навалилась на грудь и стала тянуть ко дну.

Дим увидел Орифа знаками показывавшему ему уходить глубже. Он последовал совету, первый раз в жизни стремясь не «к» желанной силе, а «от», спасаясь.

Тоннель, о котором говорил Ориф, находился не так уж и близко. Глубина тянула в свои объятия, легкие разрывало от боли. Кругом лишь непроглядная темень, куда не проникали лучи Таллы, черные скалы, ушедшие корнями в подземные воды и безмолвная мощь, глумливо предрекающая скорый конец.

– Это самое большое водохранилище, – произнес Ориф, когда они наконец увидели небольшой просвет и устремились к нему. Правда, особо радоваться не приходилось. Хватило места лишь для того, чтобы поднять лица над водой и жадно хватать долгожданный воздух. – Рассчитано на несколько миноров1010
  Минор – период времени равный тридцати дням.


[Закрыть]
в случае затяжной осады.

Больше не разговаривали, берегли силы.

Отдышаться. Набрать больше воздуха в легкие. Уйти в темень.

Гребок. Руками, ногами. Забыв о боли. Всем телом. Зубами цепляясь за воду.

Просвет. Жадные глотки воздуха. И снова темень. Сколько раз они ловили эти просветы, устремляясь туда, где жизнь давала очередной шанс, уже трудно было сосчитать.

Наконец лучи Таллы прорезали темную гладь воды. Беглецы устремились туда, собрав остатки сил. Едва живые от усталости выбрались на берег небольшого озера, затерявшегося в густой растительности у южной стороны скалы.

У Орифа у виска висел огромный лоскут кожи, открывая рану, из которой уже снова начала сочиться кровь.

– Стесал о камни, – произнес он, заметив взгляд Дима, – думал, голову размозжу себе о них, едва успел увернуться. Ты как?

– Проткнул ногу шипом дерева. Стопы почти не чувствую. Как ты узнал об этом месте?

– А я не знал, – парень пожал плечами, – я случайно увидел карты. Водохранилище уходит далеко под скалы и выходит в Скалистое море. Я только видел точку, означающую, что там есть поворот и прикинул, что толщина скалы в этом месте не особо большая. Если свернуть в этот тоннель, то он выведет из крепости.

– Не все подземные воды выходят на поверхность, – Дим недобро посмотрел на человека, которому так безрассудно доверился. – Здесь мог быть тупик.

– Нас собирались повесить, – напомнил ему Ориф.

Дим отвернулся, с трудом сдерживая себя. Не убивать же его здесь!

– Вряд ли кто сунется за нами тем же путем. Но если, как ты говоришь, этот тоннель обозначен на карте, понять, где мы не сложно. Надо убираться отсюда. На отдых времени нет.

Ориф кивнул. Снял рубаху, оторвал лоскут ткани, смастерил повязку на голове, закрывая рану. Дим повторил его манипуляции, перевязал стопу. Ногу невыносимо пекло, и каждый шаг отдавал болью.

– До границы нужно успеть до рассвета, – Ориф скосил глаза на хромающего напарника.

– Только не говори, что у тебя есть план, – Дим отставая на полшага, досадливо морщился каждый раз, когда под ногу попадался камень.

– Нет, но, если не успеем до того, как Талла взойдет на небосклон, нам не пройти незамеченными. Темнота наш единственный помощник.

Беглецы обогнули озеро и вышли к полосе, за которой начинались земли империи. Как таковой черты никакой не было. Границей была крепостная стена, отделяющая одно государство от другого, которую возвел Мюрджен, закрываясь от Астрэйелля.

Прячась за редкими деревьями, бывшие пленники наблюдали, как марширует патруль на стене, отсчитывая ровные неспешные шаги.

Один. Два. Три.

Три стража вооруженные тяжелыми арбалетами для дальней стрельбы, остановились на несколько мен, осматривая вверенную им территорию, и пошли дальше. Через десяток еров их действия повторила вторая тройка стражей, а чуть дальше можно было увидеть еще несколько троек шагающих друг от друга на установленном расстоянии.

Едва первые скрылись за поворотом, как навстречу вышла новая тройка, так же ровно чеканя шаг.

Дим раздраженно поцокал языком.

– И что так всегда? – спросил он у своего спутника.

– Нет, – тот покачал головой, – есть еще патрулирование на земле. Их меньше. Но как только они появятся – мы попали. Нам не разминуться.

– Тогда пора.

Дим старясь держаться редких кустарников, осторожно двинулся вперед. Кусты закончились до обидного быстро и до следующей полосы растительности, пусть редкой, но все же дающей хоть какой-то шанс прошмыгнуть мимо стражей, было еров десять, не меньше.

– Ползком, – прошептал Ориф.

Дим и сам это понял и, распластавшись по земле, бросил последний взгляд на стену.

– Здесь везде эти монстры? – он имел в виду те огромные махины, которые заряжались от двух до десяти болтов сразу и били на дальнюю дистанцию. Его путник понял без пояснений.

– Обычно да. Здесь самая узкая линия «нейтральных зон» между княжеством и империей.

Ползти по открытой местности под носом у десятка стражей, в любой момент ожидая быть пригвожденным к земле, занятие не из приятных. Одна радость – Талла все еще гостила за небосводом и двое беглецов в серых неприметных рубищах отчасти сливались с посеревшей от жары землей, от всей души надеясь, что десять еров это не цена жизни.

Все же им удалось. Дим, который был впереди, шмыгнул в кусты, оглянулся на Орифа, ползущего рядом, и начал осторожно подниматься.

Перед самым лицом завило острие даггера1111
  Даггер – короткий меч.


[Закрыть]
.

– Хорошо ползли, ребята, – в голосе говорившего слышалось веселье, – мы аж залюбовались. Даже мешать не стали. Вставай. Представление завершено.

Дим медленно разогнулся и поднял глаза на первого стража. Рядом стоял второй, чуть сзади держа арбалет в руках, болтом вниз – третий. Незаметно перенес вес тела на одну ногу, второй со всей силы ударив стража по лодыжке. Хруст кости. Саданул локтем в ухо, останавливая крик.

Легкий прыжок, нырок под занесенную с клинком руку второго противника, поворот и он уже стоит сзади. Отточено и стремительно. Словно танец. Каждый шаг, как хорошо заученные па. Короткий удар. Ребро ладони уверенно нашло точку на шее у основания черепа. Так и не успев понять, куда упорхнул только что стоявший перед ним противник, страж начал заваливаться на землю. Дим выхватил висящий у того на поясе длинный кинжал и, ловко прокрутив рукоять в своей ладони, метнул назад в третьего врага. Упал, перекатом уходя от возможного арбалетного выстрела. На мгновение замер, оценивая ситуацию. Плавно поднялся на ноги, выдернул клинок из груди стража и запустил в сторону застывшего Орифа. Нож вошел в землю рядом с сапогом напарника.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10