Одиле Фернандес.

Мои рецепты от рака. Откровения врача, победившего болезнь



скачать книгу бесплатно

Чем больше вокруг канцерогенов, вредного питания, стрессов, тем быстрее маленькая мутированная клеточка превратится в рак.

ВАЖНО! Развитие рака обратимо: при помощи таких простых действий, как отказ от табака или злоупотребления алкоголем, можно избежать развития рака.

Этап прогрессии. Злокачественные клетки мутировали, сделались сильными. Они размножаются с ужасающей скоростью. Умеют захватывать прилегающие ткани и через кровь или лимфатическую систему способны также достичь других территорий, отдаленных от той ткани, где они зародились. Распространение за пределы места возникновения называется метастазами. Злокачественные клетки расползаются и путешествуют по нашему организму, так как опухоль способна создавать новые кровеносные сосуды; этот процесс называется ангиогенез.

ВАЖНО! Стадия прогрессии иногда тоже может быть обратимой, при условии, что мы приложим большие усилия. Здесь вмешательство должно быть скорым и интенсивным. Надо коренным образом изменить рацион и весь образ жизни.

Очень мало случаев, когда запущенный рак излечивался без официального лечения, но они есть. Формальная медицина называет это «спонтанными ремиссиями». Необходимо знать, что на этой стадии химиотерапия наименее эффективна. Поэтому я считаю, что стоит поискать в себе силы измениться. Не хочу подавать ложную надежду, но вы должны играть активную роль в своем лечении, чтобы получить хороший результат. Расскажу о Нани, женщине 50 лет из Гранады, которая несколько лет тому назад пережила рак яичников. Когда ей поставили диагноз, уже были метастазы, ее состояние вызывало опасение: были задеты легкие и плевра. Попытались сделать химиотерапию, однако Нани не выдержала, так что пришлось отменить и перейти к паллиативу: делать обезболивание, чтобы просто облегчить смерть. Она решила попытаться изменить свою жизнь, стала иначе питаться и занялась практикой телопсихика. Потихоньку исчезли симптомы, а с ними и рак.

Сегодня это счастливая и активная женщина. Разговаривая с ней, наполняешься добротой и покоем. Я сознаю, что подобных случаев мало, но ее пример дает нам надежду.


Рак – преступник, способный интегрироваться в общество

Рак не возникает вдруг, одномоментно, это длительный процесс, в течение которого одна нормальная клетка изменяется и становится опасной для органа, где она образовалась, а также для соседних органов. Порочная клетка подрывает иммунную систему, чтобы организм не мог ее уничтожить. Клетка обретает силу, начинает оккупировать ткани и создает метастазы, распространяющиеся по всему организму и убивающие его.

ВАЖНО! Если нормальная и здоровая клетка – безобидный и добрый ребенок, то рак – взрослый преступник. Превращение безобидного ребенка в преступника зависит от среды, в которой он растет, от отношения к ребенку, дружеских связей, пережитых событий и т.д.

То же происходит с клетками: в зависимости от окружения они станут или преступниками, или клетками, живущими в гармонии.

Одна нормальная клетка переживает атаку или негативное событие, что меняет ее генетический материал (ДНК). Это изменение и есть мутация. В примере с ребенком таким негативным событием, оставляющим глубокий след, может быть потеря родителей в нежном возрасте и последующее пребывание в детдоме, где с ним плохо обращались.

Наши клетки ежедневно испытывают атаки и мутации, мы тоже постоянно переживаем неприятные ситуации и конфликты. Вызывают мутации канцерогены, присутствующие в окружающей среде (асбест, табачный дым, радиация) и в пище (пестициды, нитраты, свободные радикалы), а также некоторые вирусы и бактерии. Канцерогены поражают клетку и провоцируют предрасположенность к преступлению. Такая предрасположенность может наследоваться: некоторые люди рождаются с клетками, ДНК которых уже поражены. Люди, унаследовавшие «ген преступности», находясь во враждебном окружении, могут стать преступниками. Аналогично происходит и с раком. Если ты унаследовал от родителей гены рака и в твоей среде присутствуют канцерогены, раковые гены проявятся и вызовут развитие клеток, которые начнут аномально размножаться и со временем приведут к раку. Но если они пребывают в неблагоприятной для них среде, гены рака находятся в спящем состоянии и не приводят к заболеванию.

Ты можешь быть сыном уголовника, но если твое окружение дружественное, полное любви и доброты, ты не вырастешь преступником – возможно, даже станешь прекрасным, жизнелюбивым и дружески настроенным человеком.

Чтобы мутированная клетка превратилась в опухоль, она должна научиться подрывать иммунную систему, бесконтрольно размножаться и, главное, добывать себе пищу и кислород для дальнейшего роста и развития, поскольку организм, ограждая себя от «скверны», не желает снабжать клетку необходимыми ей припасами. Клетка, чтобы создать себе оптимальные условия, сделаться непобедимой и оккупировать организм, вынуждена мутировать.

Детям, как правило, не дарят оружия и не учат их от самого рождения быть уголовниками; это долгий процесс, в течение которого ребенок успевает потерять невинность и превратиться в безжалостного взрослого. Тем не менее есть дети, которым дают в руки оружие и заставляют преступать закон. Но это не часто. То же самое происходит с раком: имеются случаи, когда атака канцерогена обладает небывалой мощностью, тогда рак развивается очень быстро.

Подсчитано, что клетке для превращения в рак нужно шесть-восемь лет. Иногда на протяжении жизни у нас вырабатываются микрораковые клетки, которые не проявляются, так как наш организм способен их уничтожать. Треть женщин имеет микроопухоли в груди, а две пятых мужчин – опухоли в простате. Эти опухоли могут никак не давать о себе знать, но если они выявляются клинически, значит, уже обрели способность быть неуязвимыми, питаться, очень быстро разрастаться и давать метастазы.

Если мы озаботимся и создадим неблагоприятные для развития рака условия, он не проявит себя, а если мы начнем бороться с ним, когда он диагностирован, то сможем затормозить его рост.

Если ребенка, считающегося хулиганом, мы окружим добротой и любовью, он не станет преступником, а будет просто ребенком, играющим в «войнушку». Если мы дадим ему эту любовь и доброту, когда он уже вполне повзрослел и сложился в преступника, придется намного труднее, но, приложив усилия и проявив упорство, мы сможем вновь интегрировать его в общество.

Существует много различных натуральных способов помочь нашему организму избавиться от пораженных клеток, все они имеют научную основу. Однако онкологи обычно игнорируют или недооценивают эту важную часть борьбы с раком. Медицина очень продвинулась в диагностике и лечении рака, но она отрицает способность организма исцеляться. Я же считаю, что для настоящего излечения от этой болезни правомерны и необходимы оба подхода.

Какая среда благоприятна для появления рака?

Представьте, что рак – семя крапивы, попавшее в ваш сад, где много тепла, земля хорошо полита и удобрена. Что произойдет? За короткое время вырастет гигантская крапива и заполонит весь сад, не давая возможности развиваться другим культурам.

Однако, если этому семени (мутированной клетке) не создавать адекватных условий, крапива не вырастет и не навредит саду.

Предраковые клетки развиваются в так называемой строме. Строма образована клетками, которые не дают раку прогрессировать и распространяться на соседние ткани. Это клетки соединительной ткани. Раковой клетке приходится изворачиваться, чтобы разрушить соединительную ткань и пустить корни. Для этого у нее есть несколько агентов, помогающих пробить естественную защиту, созданную стромой против опухолей, и обеспечить себя энергией (глюкозой). Агенты подобны воде для крапивного семени. Кроме того, они помогают образованию новых сосудов (ангиогенез), чтобы раковая клетка могла расти, распространяться, получать питание и кислород и, таким образом, стать неуязвимой). Эти новые агенты – капельное орошение, дающее семени возможность получать воду беспрерывно. Семя уже нашло воду, теперь для роста нужно еще и солнце. Зимой растения практически не растут, а весной благодаря солнцу ликуют и расцветают. В случае с раком солнцем служат воспалительные субстанции, присутствующие в нашем организме. Всякие воспалительные процессы помогают злому семени расти во всю ширь. Современная пища, богатая сахарами, жирами, мясом, молоком, переработанными продуктами, благоприятствует образованию воспалительной среды, которую опухолевые клетки умеют хорошо использовать. Можно добавить еще больше масла в огонь, удобряя почву, где растет опухоль. Наше питание очень способствует развитию крапивного семени. У нас есть вода, удобрение и солнце, то есть предраковые и опухолевые факторы, все необходимое для буйного роста крапивы – рака. Если мы уберем эти факторы, семя не вырастет. Кажется, все просто, да? Это действительно так. Мы можем помешать развитию рака, изменив режим питания и образ жизни. Мы можем создать антираковую среду, которая помешает семени прорастать.

РАК – ЭТО СЕМЯ, КОТОРОЕ РАСТЕТ И ПУСКАЕТ ДЛИННЫЕ КОРНИ, СПОСОБНЫЕ РАСПРОСТРАНИТЬСЯ ПО ВСЕМУ ОРГАНИЗМУ. АДЕКВАТНОЕ ПИТАНИЕ И ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ ПОМОГУТ ИЗБЕЖАТЬ ЕГО РАЗВИТИЯ.

Ключи от рака

Рассмотрим, какие факторы благоприятствуют развитию рака и создают среду, стимулирующую рост и распространение опухолевых клеток. Если мы узнаем, что именно способствует превращению здоровой клетки в злокачественную, у нас будут ключи для атаки на рак.


Иммунная система -наш главный союзник

Иммунная система состоит из армии элитных, высококвалифицированных солдат, которая защищает нас от агрессии со стороны вирусов, бактерий, химических веществ, токсинов.

Любое изменение в генетическом материале клетки автоматически подключает иммунную систему, чтобы избежать возникновения, продвижения и развития рака. При малейшей мутации иммунная система нацеливается на уничтожение мутированной клетки. Если образуется рак, наша иммунная система распознает его как чужеродную ткань и стремится от нее избавиться. Когда формируется опухоль, эта система старается вызвать запрограммированную смерть (или апоптоз) опухолевых клеток и снизить скорость их воспроизведения.

Солдаты, составляющие нашу иммунную систему, это иммунные клетки. Они способны организоваться и вступить в бой с противником – раком.

Наши солдаты – это макрофаги, киллеры, нейтрофилы, моноциты и лимфоциты (Т и В). Они постоянно патрулируют в поисках вируса, бактерии, токсина или аномальной клетки, готовых навредить организму.

Природные киллеры (ПК) – иными словами «натуральные убийцы» – способны истребить любую опухолевую клетку. Обнаружив такую клетку, ПК ее окружают и выстреливают ядовитым дротиком, который проникает внутрь и включает механизмы запрограммированного саморазрушения, имеющиеся во всех клетках. ПК навязывают раку самоуничтожение.

Работа ПК находится под влиянием наших эмоций. Обследование женщин, болеющих раком яичников, подтвердило, что стресс, уныние и недостаток социальной поддержки лишают ПК активности, при этом опухоль, напротив, становится более агрессивной.

Когда пациенту удаляют опухоль при помощи хирургического вмешательства, возникает стрессовая ситуация, которая снижает иммунитет, однако такой стресс не является чрезмерным. Если к стрессу, вызванному хирургией и анестезией, добавляется стресс, причины которого – неуверенность в результатах и недостаток общения с медперсоналом, обычно скупым на слова и поддержку больного, вероятность появления метастазов после операции увеличивается. Опухоль редко вырезается на все 100%, от нее всегда что-то, хотя и микроскопическое, остается. Известно, что иммунная система должна быть очень сильной, способной после первичного удаления опухоли уничтожить остатки опухолевой деятельности и микрометастазы и, таким образом, избежать повторного возникновения рака. Если принимаются все меры для того, чтобы снизить стресс, связанный с хирургией и растерянностью, вызванной диагнозом «рак», исход может быть благоприятным.

Прежде чем назначить хирургию, мне сделали резонансную томографию, поскольку была диагностирована миома, то есть доброкачественная опухоль в матке. Казалось, больше никаких нарушений в организме не было, и я довольно спокойно вошла в хирургическое отделение, думая, что все закончится хорошо. Хотя в душе было беспокойство: а вдруг это рак?

Очнувшись, я ощутила подавленность и боль. Первый, кого я увидела, был анестезиолог, он поприветствовал меня словами: «Все же опухоль оказалась недоброкачественной, это рак». Вот так, одним махом, без подготовки он сообщил мне о раке. Представьте себе мое состояние: я расплакалась и завыла так, что родители, ожидающие, когда можно будет увидеть дочь, ворвались в реанимацию, чтобы меня успокоить. Видя, что я в кризисе, мне дали снотворного, и я снова уснула. Но и потом ситуация не стала лучше: «коллеги» толпились около кровати, рассуждая о «мелких клетках» и самом агрессивном раке яичников. Специалисты предсказывали мне всего несколько месяцев жизни.

Три недели, пока не пришел окончательный результат, я плакала, не переставая. Я была уверена, что скоро умру. Попрощалась с родными, попросила их позаботиться о ребенке, рассказывать о том, какой была его мама. В ожидании смерти я постоянно говорила сыну, что люблю его больше всех на свете, что он главный в моей жизни, что, когда он смеется, я забываю обо всем. На прощальном видео я записала, что бесконечно люблю своего сына, как только мать может любить. Сказала, как мне больно расставаться с ним, таким маленьким, пожелала ему большого счастья и обещала, что и дальше буду его беречь, даже если он меня не видит.

Я и сейчас плачу, вспоминая те дни. Стресс, страх, неуверенность, физическая и эмоциональная боль, испытанные тогда, невозможно передать. Страдала я, переживала моя семья. Помню лица родителей и мужа, полные беспокойства и страха потерять родного человека.

Через три недели мне выдали окончательный диагноз. Одна любезная медсестра сказала мне: «Не переживай, комиссия сообщит тебе, что делать». Прошла еще неделя, и мудрая комиссия из онкологов, радиологов и патологоанатомов собралась для решения моего вопроса. Они даже не были со мной знакомы, но за неделю вынесли приговор.

Комиссия еще не приняла решения, а я уже ощутила в матке небольшие бугорки и боль внизу таза. И впала в отчаяние: метастазы. Передо мной разверзлась пропасть – конец совсем близок. Это было в ноябре. О Рождестве с родными я даже не мечтала.

В назначенную дату я пошла за результатом, члены комиссии сообщили: «Вам повезло, опухоль не распространяется, хирург не увидел в брюшине никаких опухолевых остатков». Хорошо бы так, подумала я и показала им нащупанные мною бугорки. Начались новые пробы и анализы. Оказалось, у меня в крестце метастазы. Только этого не хватало! Когда пришли результаты анализов, я уже поменяла свое отношение к болезни, решив не умирать, а изгнать рак из своей жизни.

Сегодня я убеждена, что метастазы связаны со всем пережитым после операции: страхом и стрессом. Мне бы хотелось получить от коллег иной тип поддержки, то есть более человечное отношение. Они забыли, что я в тот момент была не врачом, а пациентом, и не нужно было со мной разговаривать так, будто я третье лицо.

Получив такую психологическую травму, я после химиотерапии не захотела идти к хирургу. Дело в том, что врачи предложили мне (по окончании курса химиотерапии) удалить матку, второй яичник, аппендикс, железы во влагалище и сальник. На первой операции мне удалили лишь опухоль и пораженный яичник. Считая, что опухоль доброкачественная и все вокруг «чисто», больше ничего не вырезали. Последующую операцию, с полной чисткой, решили сделать с тем, чтобы убедиться, что рака действительно нет, а также во избежание рецидива. Нечто вроде «сдох пес, а с ним и бешенство».

Мне было тридцать два года и долгая репродуктивная жизнь впереди. Я хотела еще рожать детей и не желала в столь молодом возрасте получить климакс. Диагностика показала, что уже в середине курса химиотерапии рак исчез. Теперь же врачи были готовы вырвать все зубы, чтобы избежать кариеса. Я предпочла не знать, остались микроопухоли или нет, а если остались, дать организму шанс самому от них избавиться. Решение далось тяжело. Пришлось долго размышлять, прежде чем прийти к уверенности, что я все делаю правильно. Мне очень помогло одно исследование, которое утверждало, что женщины, пожелавшие сохранить способность к репродуктивности, а не подвергнуться подобной операции, стали матерями с той же или меньшей вероятностью рецидива, в отличие от тех, которые оперировались. Может быть, пришла пора пересмотреть протоколы, сделать их более щадящими? Возможно, приговоры хирургов так радикальны потому, что большинство из них – мужчины. Они не понимают, что значит «перестать быть женщиной», они считают это условностью. Удалить все – и никаких проблем.

Со времени операции прошло два года, рака нет. Оказалось, что имеются менее радикальные способы предупреждения рецидива. Не думайте, что я против хирургии, вовсе нет. Это один из самых эффективных методов уничтожения рака. Но следует предпринимать некоторые меры предосторожности до того, как подвергнуть пациента операции. Во-первых, надо объяснять последовательность действий, если пациенту это важно. Во-вторых, говорить, почему применяется именно этот метод вмешательства. В-третьих, сообщать о возможных осложнениях и необходимых лекарствах. Оказывать эмоциональную поддержку прооперированным больным. Считаю, что во всех постоперационных отделениях для психологической помощи пациентам должны работать хорошо подготовленные онкопсихологи. Больной находится в состоянии подавленности, ему очень нужна помощь. Главной эмоциональной опорой, разумеется, являются родственники. На этой тяжелой стадии больной очень нуждается в заботе, любви и понимании. Мне повезло: я получала горячую поддержку и любовь близких на всем протяжении болезни.

Почему при раке так важен иммунитет?

При угрозе появления метастазов в бой вступают натуральные киллеры. Если ПК активны, метастазы не развиваются. Чем менее активны ПК, тем быстрее прогрессирует рак, тем быстрее он порождает метастазы, следовательно, тем меньше шансов прожить еще пять лет.

ВАЖНО! ПК угнетаются негативными эмоциями и стрессом. Социопсихологи учат раковых больных бороться со стрессом, помогают активизировать их НК и настраивают на положительный прогноз. Будет значительно меньше рецидивов, если пациенты, найдя такую поддержку, скажут стрессу «прощай».

Было проведено изучение рака молочной железы у семидесяти семи женщин. В лабораторных условиях исследовалась активность их ПК. Опыт показал, что натуральные киллеры некоторых женщин лишены активности и не реагируют на присутствие опухолевых клеток. Иммунную систему этих женщин наблюдали в течение двенадцати лет. По окончании исследования умерла половина пациенток, чьи ПК не были активными, 95% женщин, ПК которых оказались активными, пережили болезнь.

Однако на ПК влияют не только наши мысли. Некоторые медикаменты, такие как кортикостероиды, уничтожают ПК, а такие, как интерферон, стимулируют.

Вернемся к иммунной системе и иммунным клеткам. Как только раковая клетка благодаря ПК уничтожила себя, наступает очередь макрофагов, которые пожирают остатки мертвых клеток и выводят их из организма. Макрофаги выполняют роль мусорщиков, постоянно сопровождают ПК и убирают за ними «мусор».

В войне с раком участвуют также Т-лимфоциты. Они создают антитела и цитокины. Эти субстанции берут на себя задачу активизировать лимфоциты и ПК для борьбы против рака.

На поверхности раковых клеток имеются антигены, против которых действуют Т-лимфоциты. Т-лимфоциты соединяются с антигенами раковой клетки и, втыкая в нее отравленную иглу (гранзимы), убивают. Тут опять появляются макрофаги и выметают «мусор».

Как рак пытается обмануть иммунную систему?

Несмотря на присутствие постоянного иммунного контроля, который препятствует развитию в организме недоброкачественных опухолей, некоторым опухолевым клеткам удается избежать атаки; они образуют клеточные массы, способные расти, распространяться и разрушать жизнь пациента. Посмотрим, каким образом рак подрывает нашу иммунную систему.

Раковые клетки высвобождают иммунодепрессивный фактор – трансформирующий фактор роста бета (TGFВ), который дезактивирует и блокирует иммунную систему. ПК и лимфоциты «видят» опухолевые клетки, но не могут действовать. Раковые клетки умеют также маскировать присутствующие на их поверхности антигены, чтобы Т-лимфоциты их не распознали и не убили. Кроме того, они формируют на своей мембране так называемые молекулы FAS лиганд, которые возвращают Т-лимфоцитам отравленную иглу, вызывая смерть последних.

Опухолевые клетки стремятся к размножению и превосходят в скорости ответную реакцию иммунной системы. Чем скорее они растут, тем труднее приходится иммунной системе.

ВАЖНО! Рак развивается у людей с подавленной иммунной системой. Иммунная система способна держать опухоли в «спящем» состоянии. Они присутствуют, но не развиваются. Наша иммунная система – ключ, способный затормозить и победить рак!

Что стимулирует иммунную систему?

Представим иммунную систему в виде элитного войска. Что необходимо войску для битвы? Хорошее питание, физическая активность и сопротивляемость отравляющим веществам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32