О. Шарп.

Путешествия социопатов. Спасибо, мама



скачать книгу бесплатно

Брать особо нечего, т.е. ничего интересного == «Таркус» (ё-бургский).

Пошли искать тортик. Прошли мимо «Метрополя», решив, что это не про нас (типа, «Астория», «Англетер»…).

Посчитав дома и лавки, решили, что нам именно туда. Думали (стоя час перед витриной): съедим ли, сумеем ли? Зря думали! Вещь!!!

Обложка для паспорта так и осталась моей п-бургской мечтой (есть повод вернуться – осуществить). Будем искать в Ё-бурге.

Зато купили вчера шнурки в «Ecco». Питерские (ура! У меня тоже память о Питере останется). Продавщицы посмотрели на наши ноги и зауважали (нас тоже).

Приехали на Ладожский вокзал) в метро, запинаясь, объявляют: «Следующая станция – Ладожская… Ладожский вокзал»).

За эти 10 (почти 11) дней его (вокзал) немного обжили: заработала почта, в кой-какие лавки завезли кой-какое холодильное оборудование.

Вообще, если осмотреться, то вокзал как пригородный – совершенный и удобный.

Посетили второй раз сортир) 5 рэ с носа) (судя по количеству упоминаний – самые сильные у некоторых впечатления о сём остались). Посидели на 2-м этаже в зале ожидания («на дорожку» и тортик упаковать). Прочитали на табло: 3 поезда – Екатеринбург, Хельсинки и Мурманск.

Наш подали на 3-ю платформу, 10-й путь) это как?). Забрали в камере хранения сумки: одну крупногабаритную и одну малогабаритную) рюкзак) и пошли.

Премся мы на поезд: с двумя рюкзаками, большой сумкой и тортиком. О. тащит рюкзак и сумку, а я несу рюкзачок и тортик (в пакетике, за бантик). В пакетик тортик и «Тоску» сховали от любопытных глаз.

(Зря опасались). В вагоне нас было 3. Мы и проводница.

По такому случаю пожрать) горбуша в рисе) принесли быстро (через 40 минут). Проводница хотела завалиться поспать. Вкусно! Топят. Радиатор греет лучше, чем титан. Едем в майках и без носков. Полторта съели махом. Еще один мах будет вечером. Занавесок нет, наверху пыль, окно давно немытое, потолочный светильник не горит. Пробавляемся ночниками.

К хорошему быстро привыкаешь…

Ё-бургские дополнения

Васильевский) остров). Два «Бродвея»: Большой проспект) есть еще Средний и Малый) и 6—7 Линии. На их перекрестке – станция метро, соответственно, окрест метро и цивилизация. Бутики. Плиточный тротуар в узорах. Роскошная кофейня в японском)?!) стиле. Макдоналдс. Само метро) станция) снаружи – страх и ужас.

Остальное – «совок». Вполне социалистические магазинчики с таким же ассортиментом. Позабытых фасонов тряпочки на вешалках.) Но надо учитывать, что социализм – ленинградский, пристойный, т.е.). Кулинарии)!), пирожки и жареная рыба, салаты. Дешевле, чем в центре, но на вид слегка подозрительные. Обязательные пирожные.

6—7 Линии – это две стороны одной улицы. Изначально вместо проезжей части были прорыты каналы) прожекты Петра), потом они пересохли и их засыпали. Всего таких линий, кажется, 25 номерных и еще две или три именные (Съездовская, Менделеевская…)) Творить как Гонкуры, увы, нелегко – скобками мы пользуемся каждая на свой лад.)

Собор Св.

Андрея. Свежеотремонтированный к 300-летию. Екатерининские – не успели) или не планировали). Одинаковые они, что ли? Потом прочитали, что вроде как они разных исповеданий, один – немецкий. «Немецкого») в старинном смысле), на Васильевском много. В петровские времена на нем селились, как бы сказали в 30-е, «иностранные специалисты».

Май 2004
Крымские заметки

(записаны в две руки. Основной текст – М., мои «5 копеек» в различного вида скобках и другим текстом в конце)

09.05.04 Включили свет, можно писать. За окном пронеслась ст. Уржумка. Находится рядом с острой такой, отдельно стоящей горой (посмотреть в атласе как называется (. О. говорит: «Белая» ((просто так сказала)). Проезжали Челябинск. Целых три озера. Живи себе и купайся. Миасс – город под горами. Вокзал на отшибе, и тут, между горой и железной дорогой, построили жилой райончик: дюжина 9-этажек (м.б. больше, нам не видно было (. Впечатление, что чуть побольше Судака. Хотя считается, что крупный город. Челяба, Магнитка и Миасс. Не поняли.

За то время, что ехали ~ 8 часов, успел сломаться титан. Было 85С, 70С, 65С… Мы собрались поужинать; думали: вот, нагреется… Фиг! Приуныли. Но починили. Зеленый чай для утоления аппетита – самое то! Оказалось, что впервые не взяли печенье. В голову не пришло. Забыли: газетку – рюкзаки поставить, поильник на бутылку. Не взяли: бурдюк. Чего наврем Хл.?! Лишнее: 3 чайные ложки, железные + четыре пластиковых набора вилок-ложек.

Бригада после взрыва еще не ходила. Народу в вагоне много. Ребенок 1 (один (.

Темнеет. 22.20 За окном – здоровый погост. Бренность бытия, в общем. Видимо, скоро Златоуст. Застанем салют или нет?

Забыли народ поздравить с праздником Победы. Не почувствовали как-то, что праздник. 1 Мая спали, 2—4 окна мыли да стирали. Отвыкли от праздников. Вот 4 дня на работу не ходить – это да! Репетиция отпуска.

Перед отъездом включили комп, увидели в почте письмо крымского туроператора. Написал, что тепло, но море не прогрелось. «Окунуться можно, а серьезно поплавать еще нет… Заказывать ли трансфер?». Чтобы парня не обижать, написали, что наши планы, к нашему сожалению, изменились (типа: взрывы, начальство… (.

Однако, в Златоусте вокзал!.. От такой! Новый. В Челябинске, кстати, тоже. Свежеотремониторванный, над путями. Все часы на вокзале показывают одно время: 12.00. (А у нас все тот же ампир. Во время чумы. (


10.05.04 10.33 по Москве. Ст. Кипель. Наутро оказалось, что детей в вагоне трое ((размножились, наверное)). Титан с утра опять 65С. Рискнули залить «Жокей». Получившаяся коричневая водичка с кофейной крошкой, тем не менее, вкуснее растворимого от лучшего производителя банок для окурков. О. портняжничает – майка не выдержала очередного спанья на верхней полке и протерлась в ключицах. Думаем, что обед себе придется готовить раньше – пока титан натоплен. Есть, видимо, холодное. Но мы тренированы рабочими обедами.

Мужик в коридоре смотрит в окно в солнцезащитных очках. В Самаре – весна. Листочки распускаются. Черемуха цветет, вишни да яблони. На огородах уже кое-что взошло. Тюльпаны, например.

Вчера после Златоуста увидели на склоне горы чего-то желтенькое на ножках. Грибы. Какие грибы в мае?. А что?! Под окном не разглядеть, потому что вагон быстро проносится, а дальше – зрение не позволяет. Решили, что нарциссы. Вспомнила, как сто лет назад шли мы с И.И. (большой (от Гати до Семи Братьев и кругом – подснежники, подснежники. Был июнь.

О. кашеварит. «Вкуснятина» + кукурузные хлопья + свежий кипяток. Все под салфеточку. ((Приятного аппетита!)).

Надо было взять: маленьких пакетиков побольше (спасибо Светке (и на чем резать помидоры, карту железной дороги – чтоб знать какие речки, горы и озера проезжаем. Тетради, наверное, тоже надо было две.

Сейчас Самара, думаем, что брать: конфеты или мороженку. (Ручка, которой пишу, с виду У!, а в деле – г… (

Вагон не новый: ни салфетки, ни дорожки, но зато нет третьей полки – на 2-й можно сидеть. И есть откидное сиденьице. Алые тюльпаны на огороде – это красиво. Все-таки надо было поменять обратные билеты —2-местное купе – это вещь. Не сходила, зараза, глухоты своей постеснялась. В поезде, блин, уже и не поговоришь. Одно слово из 10-ти. Абыдно.

О. выясняет, почему в Самаре теплицы. «Это что, еще не юг?». Я думаю, что еще не юг, потому что весной заморозки, и помидоры дохнут в открытом грунте.

По радио попсятина (в Питер – «Наше радио» крутили (. Прикольно: при прогнозах сначала верхнюю границу объявляют, потом нижнюю, и влажность.

Ночью топили. В коридор выходишь в 5 часов, такая жара. Самара. Стоянку с 30 минут сократили – опаздываем. Съели самарскую фруктовую мороженку. Торгуют коробками конфет, но мы их брать не стали. Через купе от нас едет существо невнятной половой принадлежности. О. посоображала: «Кто?! Старая?». Тебе, небось, все молоденьких подавай! О, новости: Кадырова убили. Видимо, за Яндарбиева.

Нож наточила острый ((вот-вот, пользоваться надо уметь)). Теперь пользуемся пластиковым – тоже хорошо режет.

Зашла проводница с пылесосом. Спросила строго: «Где ваш коврик?!». Не придумала, куда мы его дели, и честно ответила, что его у нас нет. (Я даже соображать стала, куда ее могла деть (. «А где?» Хм, где? ((Где-где! Сменяли на туалетную бумагу!)).

((Лежу, зырю на Куйбышевское водохранилище, Жду г. Сызрань, уговариваю мочевой пузырь потерпеть еще час. Запахло мяском) явственно). И реклама по радио: «Микоян – ведущий производитель колбасных изделий!». Вот, ведь, радио пошло – уже и запах передают!))

Поели мы, однако, «Черкизовскую», купцовую (или купеческую. Палец, блин, писать же неудобно! – Читай чего на тетрадке в верхнем углу написано (. Как-то без выражения. Подумали только: всю съесть, чтоб не испортилась?

Тренировались пальчиковой гимнастикой. Соседи заволновались: решили, видимо, что две бабы впали в детство.

Солнце греет и в вагоне душновато. Опаздываем, поэтому гулять не дают, только высунуться, подышать.


11.05.04 Сегодня мы проспали Родину-Мать. Всем вагоном. Причем надо учесть, что лично мы встали в 5 утра, чтоб с удовольствием умыться до того, как на ручку двери сортира повесят «санитарную зону» до Волгограда. Умылись, посмотрели в окно, за которым моросил дождь, улеглись на нижней полке под одно одеяло… Проснулись – стоим в Волгограде, и, видимо, давно уже стоим. Когда такой дождь, в вагоне тепло и уютно, только через дырку в полу туалета задувает.

((забыли: причиндалы к слуховому аппарату, крушину ((

Я задрыхла опять. О. пила кофе. Потом настала моя очередь его пить. Смотрели в окно на ковыль, на цветущую по садам и погостам сирень, на свежую листву и цветы в траве, неизвестных горожанам названий, пили теперь уже чай, закусывали его орехами и изюмом и вели беседу, хм, о чем? О вилянии климата на национальный характер.

Проводники «Киев-Астана» у местных в Саратове: «А как ваш город раньше назывался? – Да Саратов. – Ну, нет, а еще раньше? – Саратау, наверное…».

О. горда тем, что показала мне цветущий каштан. Здесь, в Поволжье, они растут только во дворах. Знаменитых пирамидок-соцветий я на расстоянии не разглядела (да и сам каштан – на 2-й раз (. Но издали, как молочно-сливочная кипень на кроне. (Какая-то далекая ассоциация с тортиком (.

Разглядела МПСовские подстаканники. На моем – земной шар, увитый с одной стороны лавровой ветвью, а с другой – лентой с надписью «мир», над глобусом в солнечных лучах парит голубь мира, в сетке параллелей и меридианов отчетливо просматривается: какую часть Земли занимает ((занимал, занимал!)) СССР. у О.: тот же шарик, но поменьше, вместо ленты – спутник, посреди земного шара – Спасская башня, из ворот которой берут начало штук пять орбит разнообразных ракет. Над всем висит лунный серп. Все остальное свободное место на подстаканниках занимают гроздья винограда. Года производства на изделиях нет, зато указано цена: 2,59. (Цена постели в поезде 37—52, чай – 3, кофе-какао 7, вода – 14, печенье 12—16 (.

Широка была страна родная (а болот еще больше (. Впрочем, и осталось еще вполне.

За окном – платформы, как оказалось, штук 10. На всех – 1 упаковка рельс. Задумалась, а если состав поворачивать будет – гнутся они что ли? По рельсам идет мужик с блокнотом, чего-то считает.

Каково ехать по России европейцу. Столько места, вспаханные поля, изредка дома и никого не видно (вчера, правда, выходной был, а сегодня рабочий день, но все равно… (.

Элеваторы и газгольдеры Лукойла.

Народ пытается дознаться, как идет поезд. Существо в коридоре говорит, что оно пассажирских «оттуда» не видело. Проводница: «Да отстаньте от меня, ничего я не знаю! Довезут вас до вашего Симферополя…».

Граница. 16.40 Москвы. Гуково. На российской стороне поинтересовались гражданством, проверили документы (погранцы (и попросили «поднять полочку» (таможня (, еще раз сличили морду с документом (менты (. «А это что за мешочек?» – проводникам. «Лекарства!» – «Чай». 40 минут бродили. Пограничникам велели стоять на перроне до отправления поезда (смотрю в окно и вижу, как у старшины пограничной службы лицо скисает – приказ услышала (.

Тронулся поезд, перекатил через границу (через огороды (, посередине, само собой, помойка. Мы посоображали: кому принадлежат жители «нейтральной полосы»?.

40 минут в Красной Могиле.

– А вы вместе едете? А куда? А почему денег так мало везете? А путевка где? А деньги за путевку? Покажите! А тут больше, чем восемь!

– Я, ж, сказала – с копейками.

– Оружие самообороны? (женчина-с (А сувениры?

– Кому? В санаторий?

«Нашему кадру» таможенница: «Почему у Вас так мало денег?! Подозрительно! Так и хочется заглянуть в Ваши оттопыренные карманы!».

Выяснили, вроде, КАК едем. Через Херсон. Давай вспоминать, где этот Херсон. Помню, что со стороны Одессы. Смутно помню. Пошла, посмотрела в коридоре карту маршрута (врезка на расписании (в углу «…СОН». А, думаю, не так уж и далеко. Встречных пассажирских нет с Волгограда. Говорят, что опаздывают на 18 часов ((УЖАС!!!)).

Парню лет 25, сел в Могиле. Билет ему продали только до Запорожья. Две бабы (соседки по купе (пошли к бригадиру выяснять доедет ли он все-таки до Симферополя. Большой, вроде, мальчик…

(Один хохол в пустом вагоне место выбирает (

Есть хочется, но градусов мало. Ждем. УРА! Встречный пассажирский! Все украинские поезда выкрашены в синий цвет ((не, блакытно-жовтый)).

(Перед Запорожьем (03 часа (сбегали в сортир, умылись и залегли до 08 (((Я еще в Запорожье вылезала. Народу там – полный вокзал. Волнуются все: хотят в Мелитополь, а попасть в него можно только из Симферополя или из Джанкоя))


12.05.04 08.30 по Москве. В окне – дождь, местность ровная как стол. В степи хоть курганы были. Гадаю, где мы едем. Может уже Крым? Вроде не должно. Тепловоз с другого конца. В полях стоит вода лужами. Как будто дождь льет несколько дней подряд. В коридоре тоже лужа. Проводница собирает воду в ведро и тихо ворчит. Вагон старый, и в щели натекло. Оказывается и такое бывает. Принялись проверять сумки: натекло даже в рундук. Теперь крутой рюкзак лежит, сушится на второй полке, а сумка на коврике ((поверили все-таки М. – выдали нам коврик в купе из запасов)) (преимущества 2-местного купе, впрочем, в вагоне от силы человек 10 (. Хорошо, все в мешках. Завернула фотоаппарат и заклеила прокладки ((зря, надо было проверить: действительно так хорошо впитывают или врет реклама)). Обнаружилась недостача тампаксов-mini. Горюем. Попутно достали О. шерстяные носки. Нужная оказалась вещь. Титан горячий, кофе попили.

Ст. Апостолово. На соседних путях – «Харьков-Симферополь». Почти пустой. Отдельные человеки в купеях мрачные. Вообще понять, что там люди, можно в основном по стоящим на столиках початым бутылкам с газировкой ((по ним же – «Оболонская», конечно – и сокам Одесским можно понять, что поезд идет из Симферополя)). Тепловоз прицепили опять с хвоста, поехали обратно. Где свернули на другой путь незаметно. Местность везде одинаковая, ровная.

Еще одна станция, название которой заслонил нам очередной харьковский, немедля сбежавший при нашем появлении. Проводница прибралась и открыла сортир ((надоело ей смотреть, как мы привидениями всемером бродим по вагону. Хохол еще в простынь завернулся – холодно ему, хорошо: не ночью)) (вот тут и обнаружилась недостача (. Стоит: изучает карту на расписании.

При каждой станции – элеватор.

Дождь кончился. Наши приключения еще только начинаются (тьфу-тьфу, не маленькие (.

09—09.20 Стоим в чистом поле, ждем товарняк, насыпной. О.: «Чего бы такого сделать плохого?!» —«Пукнуть». По коридору ходит хохол в простыне. К чему бы это? Хохлу – в Симферополь, билет был только до Запорожья.

Товарняки не люди, за них штрафы платят.

09.55 Снегиревка ((«УРА!» всем вагоном)). Путей много, но чего-то ржавые. После зимы, наверное. Пара вояк в бушлатах, что мне не нравится ((в смысле: холодно тут у них)). Обсуждаем вариант: сойти в Херсоне и поехать к тетке Кл. в Одессу. На сенбернаров посмотреть, по Дерибасовской пройтись… Пасмурно. Грунтовки раскисшие, кое-где совсем залитые.

((Мужики на очередной стоянке в поле под Херсоном из поезда вылезли и побежали с сумками по грунтовке, поясняя, что так им до города ближе. Далеко ушли, не видно даже. Мужик с козами снизу сказал, что и правда, недалеко. Поезд пошел. Смотрю из купе – мужики с сумками идут по коридору… Потом мы с проводницами решали: КАК можно за те две минуты, что она дверь в тамбуре закрывала и прошла в свое купе догнать поезд и сесть в него?! Но факт)).

12.00 Херсон. Стоим. Стою в коридоре, греюсь на солнышке. О. в учебнике ((инглиша)) откопала полную форму глагола «иттить».

((В дороге меня радовали две вещи: цветущие каштаны – «тортики с кремом» по М., сто лет их не видела и перламутровые волны седого ковыля)).




****

14.05.04 Пообедали. Меню заказное: котлета по-киевски+пюре и салат «Океан» с крабовыми палочками. Где наши помидоры?! Где наши каперсы?!! Только три ломтика огурца и два перышка лука!

В Симферополь 12.05.04 прибыли в 17 с копейками ((по местному)) – опоздание, как нам отметили в билетах, на 8 часов. Сразу атаковали водилы: «Судак? 30 баксов». —«Много», – сказали мы и повернулись задом – пошли штамп об опоздании поезда ставить. Один шел за нами до дежурного, ждал, отстал у стоянки. Обменников много, работающих мы насчитали три, курс – 17. Мы решили менять: когда еще доберемся, а за номер платить. От водил, что приставали у обменника (вполне деликатно, но настырно (, мы отвязались – не фиг деньги светить. Подумали: почти 6 часов ((18)) – маршрутка докуда-то, там – до Уютного – когда доберемся, а еще помыться бы с дороги. Подошел мужик, согласился на 20 $ – 107 гривен. Подумали. Сели. «Жигуль» у него. Старый, но такой, чистенький. Поехали. Машин вечером мало, да и май. Но временами покрапывал мелкий скользкий дождик. Проехали каких-то отчаянно голосующих ((мимо)). Потом двигатель начал чихать, машина пошла рывками. Вылез, продул чего-то. Почихала. Поехала.

О. только в этот раз увидела Белую Скалу (снимали «Всадника без головы (, из «Газели» -то ((прошлые разы)) не особо видно ((да и укачивало меня тогда…)).

На перевале – лес, заказник. Водила говорит, что комаров у них нет, но клещи энцефалитные.

Улавливающий тупик. Для тех, кто разогнался ((на горной дороге)).

С перевала видна крепость, но до нее еще ехать и ехать. Дачное. Лужи. Народ в куртках и кепках. Водила говорит, что на майские было жарко, народ загорал. А потом – вот, дожди.

Все цветет. Каштаны уже начинают отцветать. Даже пальмы цветут. Такими прикольными гроздьями. Всякие хвойные, которых тут немерено пород, тоже цветут. Свежеотросшие (и свежевымытые (иголки нежного светло-зеленого цвета.

(После обеда как-то без воодушевления пишется. Попросту лень. Хочется еще чего-нибудь съесть. Или выпить. Не то что гимнастику (.

В общем, довез он нас до «Горизонта». Добрались, однако. Мы у него телефон спросили ((не-а, сам дал)). Дал отксеренный квиточек: домашний, сотовый (для связи, видимо, сотовый (.

Пошли к «Горизонту». Все кругом знакомое, только зеленое и пустынное. В смысле: нет никого. Администратор включила в холле свет поярче, выдала нам карточки, заполнять. Покупили мы путевку, порешав, полный будем брать пансион или обойдемся без завтрака. Завтрак в 08.00, обед в 13, ужин в 18. Обойдемся ((замечательно обошлись!)). Пошли в номер ((удивительно: М. даже не капризничала)). Вроде поляки живут.

– А что, у вас никого нет?!

– Да, никого.

– А это кто?

– Да, то ж, поляки!

Номер 310. Такой же, как и в прошлый раз. Только холодильник новый. Телик снова «Томпсон». Проверили. Фрамуга забита наглухо. Решили, что нынче не актуально, поселяемся.

Как раз воду дали. С 8 до 9 вечера. Позвонить домой уже не успеем. В 21 час уже темно. Дорожку из города заасфальтировали, но все равно темновато будет.

Помылись, залезли под теплое одеяло (узнали потом от горничной, что это «плед» (. Баиньки. В поезде О. «Кинедрил» не пила, но авто в гору и под гору ее доконало. Все-таки считай, 4-ро суток в поезде. Я, чувствую, тоже качает. Спим.

Просыпаюсь – 05.30. Мои часы не переводятся, головка сломалась (хожу, вычитаю 3 часа (. Хм, на работу пора, однако. Хорошо, можно еще спать, спать! Будто в поезде не выспались.

09.00 по местному. Всяко пора. Достали кипятильник, накипятили воды. Кофе попили. Холодно, но ясно. Вроде жарко будет. Одели футболки-джинсы. О. еще жилетку. Пошли в город. Через набережную. Возле недостроенного, вернее недоделанного корпуса какого-то пансионата (оказалось, не ведомственный, а тоже «Судак», 6-й корпус и чего-то культмассовое (возятся рабочие – должно быть за месяц доделают.

Пляж закрыт. На замок. Пустой – раздевалок нет. Судя по песку – море заливало и на набережную. Дальше чей-то частный пляж. Потом городской. Люди загорают, купаются ((оказалось «купаются» – сильно сказано, но мы ж не знали)), вернее «кунаются». Температура воды, как мы посмотрели после обеда на «залiзнычном» пляже +12С, воздуха +19С. Постояли в воде на камушках. Холодная. Как из-под крана (причем не здесь, а у нас ((и зимой)) (.

Подумали, стоит ли лезть в воду. Потому как критические дни критически затянулись (считай, начались как в поезд сели (.

Побродили. Обошли город по набережной, мимо военного санатория (старпёры в галстуках (, мимо аквапарка. Яркие сооружения, по которым можно съезжать в воду, в такие бассейны. Не море, понятно, все забором обнесено. Обошли. Машины идут, воняют. Кругом ремонт и строительство полным ходом. Народу приезжего почти нет ((да и местные не часто попадаются)). Зарегистрировались в ментовке. Ментов куча, все в брониках, в касках, со щитами и палками – амуниция вся новенькая, ненадеванная. Учения у них ((через несколько дней мы хорошо осознали зачем)). Над головами стрекочут два вертолета прикрытия. Мимо отконвоировали на наручнике жулика с большой клетчатой сумкой. В тюрягу его. Интересно, в Судаке у них ИВС есть? Или в Феодосию повезли?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15