Novela.

Ты мой ангел



скачать книгу бесплатно

Очевидно, что она чувствует себя здесь как дома.

– С индейкой.

– Так куда ты направлялась, когда твоя машина сломалась? – спрашивает Лу, вынимая продукты и выуживая четыре куска белого хлеба из пакета.

– Эм… Не уверена, – я смущённо улыбаюсь, заправив волосы за ухо. – Просто ехала, решив, что когда почувствую, что пора остановиться, остановлюсь.

Лу недоверчиво сводит брови вместе.

– И часто ты так делаешь?

Я неопределённо пожимаю плечами. Прошло семь месяцев, как я уехала из Фалконвуда. Чикаго стал моей девятой остановкой.

После того как мы закончили есть и убрали за собой, вернулись в комнату для девочек, которая к тому моменту больше не была пустой. Лу представила меня Ангелам – как они сами себя называют, – и я отметила, что девушки тут одна красивей другой.

Отношение ко мне у всех разное: кто-то искренне улыбается со словами «Добро пожаловать в семью», некоторые едва удостаивают взглядом, занимаясь своими делами, а одна девушка – темноволосая красотка с кожей цвета какао и вовсе настроена враждебно, что сбивает меня с толку.

– Чем Эрик вообще думал, беря девулю без опыта? – возмущалась Шериз, разгуливая в чёрном умопомрачительном белье.

– Прежде чем взять Ханну, он посмотрел, на что она способна, – выпятив вперёд подбородок, вступается за меня Лу. – И не тебе ставить под сомнение решения Эрика, Шериз.

Девушки неприветливо смотрят друг на друга несколько секунд, и каждая из присутствующих может почувствовать напряжение, витающее между ними.

Шериз сдаётся первой, махнув рукой.

– Да пофигу!

И возвращается к своим делам.

– Давай накрасим тебя, – подмигивает мне Лу, и я киваю с ответной улыбкой.

***

Мои колени подгибаются от страха. Кровь грохочет в ушах так громко, что я почти не слышу музыку.

Мой выход следующий, и мне хочется развернуться и сбежать. Но если я это сделаю, то скоро могу оказаться на улице и без машины.

Когда предыдущая девушка уходит со сцены и ведущий объявляет дебютантку вечера «Ангела Ханну», я дожидаюсь, когда заиграет музыка и ступаю на сцену.

На этот раз зал полон мужчин. Все они излучают тестостерон, похоть и агрессию. Но Лу заверила меня, что девочкам ничего не угрожает – охрана в зале следит за порядком.

Меня встречают громкими криками и одобрительным свистом. Откуда-то доносится: «Покажи свои сиськи» и «Закинь свои ножки мне на плечи, куколка».

Если бы Джек увидел меня сейчас, то убил бы, не раздумывая. Вынул бы пистолет и пустил пулю между глаз.

Почему первое, о чём я подумала, выйдя на сцену – это Джек?

«Он больше не может влиять на тебя. Больше никогда».

Во мне просыпается злость. Я должна была бороться. Должна была дать ему отпор. Я слишком долго позволяла ему держать меня в положении жертвы.

С этим покончено. Теперь я сама хозяйка своей судьбы.

Я свободна.

Злость придаёт мне уверенности, и я делаю это. Я танцую так, будто в этом зале, кроме меня, никого больше нет.

***

Чёрт!

Я кусаю губы и оглядываюсь по сторонам, раздумывая, что же мне делать.

Взять такси? Но тогда придётся отдать водителю не меньше двадцати баксов.

Автобус? В такое время они уже не ходят.

Пешком идти не вариант: это очень далеко, и у меня нет желания быть изнасилованной и убитой.

На парковке за клубом всего одна машина – чёрный блестящий Range Rover, и это всё, что мне известно о данном авто.

Ну, кроме того, что она принадлежит мистеру Форду, хозяину клуба.

Чтобы вызвать такси – а это единственный вариант для меня попасть домой – надо вернуться в клуб и воспользоваться телефоном внутри. Сотовый для меня – непозволительная роскошь.

Обхватив плечи руками, чтобы защититься от ветра, я разворачиваюсь и иду ко входу для персонала.

Мне везёт – дверь не заперта. Может, мне стоит переждать ночь в клубе, а утром уехать на автобусе? От мысли, что придётся распрощаться с парой десяток, мне становится нехорошо.

Телефон стоит за барной стойкой, туда я и направляюсь. Я знаю, что не одна в здании, но мне всё равно не по себе.

Возле телефона список экстренных номеров, среди них и службы такси. Я начинаю нажимать на кнопки, но мужской голос прерывает меня.

– Почему ты всё ещё здесь?

Я вздрагиваю от неожиданности и быстро разворачиваюсь. Эрик Форд, хозяин клуба, спускается по лестнице, вопросительно уставившись на меня. На нём чёрные, идеально сидящие слаксы и серая рубашка, с закатанными до локтей рукавами.

Не знаю отчего, но мои щёки начинают гореть, как если бы я сделала что-то плохое.

– Не на чем добраться домой. Хотела такси вызвать, – я приподнимаю трубку в своей руке и, хотя мне неловко, не свожу глаз с мужчины, пока он приближается.

Я отмечаю, что Эрик привлекательный мужчина. И очень. То есть, я не сейчас это заметила, но за те несколько раз, что я его видела, я не могла не думать об этом.

Это странно, но он заставляет меня волноваться. Именно сейчас с моим желудком что-то происходит: мои внутренности сжимаются по мере того, как мой непосредственный начальник подходит ближе.

Мне двадцать пять, и за всю свою жизнь я знала только одного мужчину, хотя Джек и называл меня шлюхой каждый раз, когда был зол. То есть – почти всегда.

Поэтому сейчас я немного сбита с толку своей реакцией и испытываю что-то, похожее на вину. Джек далеко, но всё ещё имеет влияние на меня. Будто я и правда делаю что-то плохое, находя своего босса симпатичным.

Эрик стоит по другую сторону стойки, но ничего не говорит, только смотрит на меня изучающе. Мои руки потеют от напряжения – я сильнее сжимаю трубку, чтобы не выронить её.

– Недавно в Чикаго? – нарушая затянувшееся молчание, спрашивает мужчина, отчего я теряюсь ещё больше.

Я киваю.

– Так заметно, что я не местная?

– Да, – прямолинейно отвечает он, и я вижу намёк на улыбку в уголках его губ.

Странно, но это помогает мне стать менее напряжённой.

– Пойдём, я отвезу тебя домой.

Эрик делает знак головой следовать за ним и пересекает зал, даже не оглянувшись, словно не сомневаясь, что я послушно исполняю его молчаливый приказ. И я действительно это делаю – а у меня есть выбор?

Когда мы выходим на улицу, мужчина достаёт ключи из кармана брюк и щелчком пальца снимает блокировку с замков.

Он ничего не говорит, когда я сажусь рядом на пассажирское сиденье, и так же молча выезжает с парковки. Он выглядит совершенно расслабленным и уверенным в себе. В нём чувствуется сила, твёрдость, но это совершенно не похоже на то, что излучал Джек. Я не боюсь Эрика и не жду подвоха с его стороны.

Я знаю, когда в воздухе висит опасность – сейчас этого нет.

Я украдкой разглядываю его, не в состоянии совладать со своим любопытством. У него прямой нос и волевой подбородок, а небольшая щетина придаёт слегка небрежный вид. Длинные пальцы с аккуратно подстриженными ногтями уверенно держат руль.

Я понимаю, что уже начала пялиться, и поспешно отворачиваюсь, но для Эрика, думаю, это не остаётся незамеченным.

– Как насчёт раннего завтрака? – делая поворот на Рузвельт-стрит, спрашивает Эрик, и только тут я понимаю, что он не спросил мой адрес.

От неожиданности я не знаю, что ответить. Поэтому молчу, глядя на него с растерянным видом.

И, должно быть, выгляжу глупо.

– Так что?

Улыбка скользит по его губам – но не знаю, смеётся ли он надо мной, или на это есть другая причина.

– Да-а, хорошо? – соглашаюсь я – мой ответ звучит как вопрос.

Я не понимаю, для чего он пригласил меня. Для чего ему вообще возиться с ещё одной стриптизёршей, работающей на него?

– Ты не уверена?

Кажется, он забавляется, но это не выглядит так, будто он насмехается надо мной.

– Я просто удивлена, – пожав плечами в смущении, признаюсь я.

Эрик бросает на меня короткий взгляд, усмехаясь.

– Не стоит.

Я ожидала, что он спросит причину, но он не стал этого делать, чем вновь удивил меня.

Минут пять мы едем в тишине, и в отличие от меня, не похоже, чтобы Эрик испытывал хоть какой-то дискомфорт.

В мою голову лезут дурацкие мысли – а если он ждёт, что я в благодарность за работу пересплю с ним?

Он, конечно, привлекательный мужчина, и надо признаться, что волнует меня, но секс в обмен на работу – это не то, на что я могу пойти. Достаточно и того, что сегодня мне пришлось снять с себя лифчик и показать всем свою грудь.

Машина сворачивает у круглосуточной закусочной с неоновой вывеской Tasty and fast. Несмотря на поздний час, сквозь большие окна я вижу, что несколько столиков заняты.

– Приехали, – сообщает Эрик, открывая дверцу. Я делаю то же самое и, ступив на асфальт, ёжусь от холода.

Я следую за Эриком, который уверенно входит внутрь и занимает столик у дальнего окна. Опускаюсь напротив, раздумывая, что такой мужчина мог найти в этом ничем не примечательном месте. Таких заведений, рассчитанных на население с невысоким доходом, тысячи по всей стране. Полагаю, его наручные часы стоят больше, чем за год зарабатывает официантка, которая подходит к нам.

– Привет, Mchottie, – пожилая женщина с короткими кудряшками на голове и вышитым именем «Дороти» на униформе тепло улыбается Эрику. Он отвечает ей тем же.

– Как здоровье, Дори?

– Спасибо, скреплю потихоньку, – смеётся официантка, потом вдруг с любопытством смотрит на меня, но почти сразу возвращает внимание к Эрику. – Тебе как обычно, малыш?

Малыш? Я смотрю на Эрика – мне интересно, как он отреагирует на это обращение, но тот лишь с улыбкой кивает.

– Что будешь заказывать, Ханна?

Я едва не вздрагиваю, когда он обращается ко мне, и они оба смотрят на меня ожидающе.

– У вас есть блинчики с черникой? – спрашиваю первое, что приходит в голову, хотя я люблю блинчики с любыми ягодами.

– У нас всё есть, дорогая, – благодушно посмеивается Дороти, после чего удаляется за нашим заказом.

– Mchottie? – ничего не могу поделать с одолевающим меня любопытством.

– Да, – Эрик кивает, расслабленно откидывая руку на спинку красного винилового диванчика. – Дори считает, что это прозвище мне подходит.

Я с ней согласна, но не говорю этого.

– Давно вы знакомы? – спрашиваю я, и не только для того, чтобы заполнить неловкие паузы, но и потому, что мне в самом деле интересно.

Мужчина на секунду задумывается.

– Двадцать шесть лет, не меньше.

– Ого! – из меня вырывается удивлённый возглас. Получается, Дороти знает его ещё с тех пор, как он был ребёнком. Теперь понятно, почему ей позволено называть его «малышом».

– Какие впечатления после первого вечера? – спрашивает Эрик после того, как Дороти приносит наш кофе и вновь отходит.

– Противоречивые.

Он выгибает одну бровь и смотрит на меня с молчаливым вопросом.

– Потребуется время, чтобы привыкнуть, – продолжаю я, не уточняя, что времени на это может и не хватить. Как только моя машина будет на ходу, я уеду.

– Что заставляет тебя делать это? Ты красивая молодая девушка. Есть много мест, где не приходится раздеваться.

Он не говорит с осуждением, но его слова справедливы. Если бы я была не я и определённые обстоятельства не играли бы решающую роль.

– Всё… сложно, – глядя в свой кофе, бормочу я.

– Чаще именно так и бывает, разве нет?

Я поднимаю взгляд на Эрика, и внезапно как будто воздуха становится меньше. Я вновь чувствую это странное влечение и волнительное, щекочущее чувство внизу живота.

– Наверное, – тихо отвечаю я, прогоняя неуместные мысли.

Дороти приносит наш заказ: мои оладьи и французские тосты Эрика, которые он посыпает сахаром. Мы приступаем к еде.

Я ожидала, что такой мужчина предпочитает что-нибудь вроде яичницы с беконом, а не завтрак, который выбрал бы ребёнок.

– Вы всех своих новых сотрудниц угощаете завтраком? – нарушаю продолжительное молчание я.

В карих глазах мужчины пляшут смешинки.

– Нет.

– А меня почему пригласили?

– Мне показалось, что ты была в затруднительном положении и немного взбодришься завтраком. Здесь хорошо готовят к тому же.

У него что, комплекс спасателя? Неужели я выглядела такой несчастной, что ему захотелось накормить меня?

– Вы меня пожалели? – немного недовольно спросила я.

Эрик отложил вилку, откинувшись на спинку дивана.

– А я должен жалеть тебя, Ханна?

От того, как он произносит моё имя, тепло разливается по моему позвоночнику. Моё дыхание сбивается, и я быстро провожу языком по губам, отводя глаза в сторону.

«У него есть девушка. А у тебя… столько проблем, только ещё одного мужчины не хватало в придачу».

– Ваша девушка не против того, что вы водите на завтрак новых ангелов?

Я решаю сменить тему, но выбираю не лучший способ.

Боже, зачем я упомянула про его девушку?!

Глаза Эрика чуть прищуриваются, а мои щёки наливаются жаром от неловкости и стыда.

– Я взрослый человек, Ханна, чтобы самому принимать решения.

Я пытаюсь понять, разозлил ли его мой вопрос, но его лицо выглядит непроницаемым, а голос звучит весомо и непреклонно, но без раздражения.

– Извините.

Я извиняюсь и в тот же момент, когда эти слова срываются с моего языка, я ненавижу себя за это.

Как долго я буду вести себя как угнетённая, бесхребетная идиотка?!

Эрик сводит брови вместе и указывает в сторону моей тарелки.

– Ешь, – велит он, и, хотя мне хочется показать ему язык, я беру свою вилку и продолжаю завтракать.

Глава 3


– Держи и не девайся никуда после закрытия.

Я смотрю на ключ, который протягивает мне Лу, ничего не понимая.

– Зачем он?

– Ты же должна будешь как-то попадать в квартиру. Эрик сказал, что тебе необходимо жильё,– объяснила Лу, видя замешательство на моём лице.

– Эрик так сказал?

Я нахмурилась. Что заставило его думать, что я ищу жильё и тем более нуждаюсь в его помощи?

Вчера, когда он подвёз меня, я видела, с каким неодобрением он смотрел на место, в котором я остановилась, но какая ему была разница?

– Это плохой район, – произнёс он, когда я поблагодарила его и собиралась выйти.

– Не все могут позволить себе квартиру на Линкольн-парк, – в ответ пожала плечами я.

Я думала, что разговор на этом закончится, но, очевидно, ошиблась.

–Так тебе нужна комната?

Теперь растерянной выглядела Лу.

Мне нужна была комната, в которой не несло дохлыми мышами и мебель была чуть новее Рейгановских времен.

Я кивнула.

– Нужна. Но, Лу, я уеду отсюда при первой возможности. Ты согласишься на соседку, которая съедет через две недели?

– Бери ключ, Ханна. Там будет видно.

И я взяла. Вечером я видела, как приехал Эрик и поднялся к себе, на ходу поздоровавшись со всеми, кто был в зале.

Поколебавшись некоторое время, я всё же решила, что должна сказать что-то о том, что он побеспокоился обо мне. Это было даже приятно, но вместе с тем и злило меня, потому что я не хотела больше никогда впредь зависеть от мужчин.

Он не имел права принимать это решение без меня.

До открытия остаётся полчаса. На негнущихся ногах поднимаюсь по лестнице и негромко стучусь в дверь, на которой висит табличка «Большой папочка».

Хм…

– Входите, – раздаётся из кабинета, и я поворачиваю ручку, мысленно приказывая себе не трусить.

Эрик стоит спиной ко мне, листая какой-то журнал на столе, но оборачивается, когда я вхожу.

– Ханна?

Он кажется отвлечённым и очень занятым. Думаю, я выбрала неудачный момент.

– Если я не вовремя, то не буду мешать, – начинаю бормотать я, отступая назад.

– Стой. Нет, всё в порядке, – он качает головой, подходя ближе. – О чём ты хотела поговорить?

Я присматриваюсь к нему: сегодня на нём черный пуловер, облегающий широкие плечи, и тёмно-серые джинсы. Рукава свитера закатаны до локтей, открывая сильные руки с тёмными волосками. На его лице небольшая щетина, и до меня доносится аромат его одеколона.

Всё это сочетание так действует на меня, что мои ноги вновь сводит, но теперь причина не в беспокойстве. На мне простая футболка с Дональдом Даком и джинсы с кроссовками – рядом с ним я чувствую себя оборванкой.

– Лу сказала, вы говорили ей, что я ищу жильё, – начинаю я неуверенным голосом.

Эрик ничего не отвечает, ожидая, что я продолжу.

– Это не так. Не знаю, с чего вы это решили. Мне есть, где жить.

«Вонючая конура, в которой реально повредить здоровье».

– Комната, которую ты снимаешь, находится в опасном районе. К тому же – это далеко. Лу живёт в десяти минутах от клуба, я подумал, тебе будет удобно. Как ты планируешь возвращаться в Роджерс-парк после работы?

Его слова имеют смысл. Мои же претензии глупые. Из-за этого я чувствую себя идиоткой.

– Прежде чем решать что-то, следовало у меня спросить, хочу ли я этого.

– У тебя нет телефона – как я должен был это сделать? Если ты против, можешь просто отказаться.

Он прислоняется к столу, прямым, открытым взглядом глядя в моё лицо.

Я испытываю отчаянье – зачем я вообще завела этот разговор? Надо было просто поблагодарить его и всё.

– Спасибо, – я заставляю себя улыбнуться. – Я благодарна, что вы проявили участие, хотя и не понимаю, почему.

А ведь и правда, какое такому человеку, как Эрик Форд, до меня дело?

– Перестань обращаться ко мне на «вы», – неожиданно говорит он.

Я моргаю, растерявшись.

– Вы мой начальник.

– Это не просьба, Ханна.

Уголки его губ приподнимаются в небрежной улыбке, но судя по голосу, спорить не стоит.

– Как скажешь, – соглашаюсь я.

– Что, как ты думаешь, мной руководит?

Он отталкивается от стола и неторопливо приближается ко мне. Его взгляд ни на секунду не оставляет моих глаз.

Мне неловко от того, что недосказанность и двусмысленность повисают в воздухе.

– Я не знаю, – лепечу я и опускаю глаза в пол.

Он подходит слишком близко, меня это нервирует. Рядом с ним я чувствую себя странно. Не неуютно – просто непривычно.

– Ханна, – зовёт меня Эрик, и я заставляю себя посмотреть на него. – Я помогаю тебе, потому что хочу этого. Ты ничем не обязана мне за это.

У меня в желудке словно узел развязывается. Я ожидала, что он точно попросит определённые услуги за свою помощь.

– Это всё, что ты хотела узнать?

Я не успеваю ответить, как дверь открывается, и без стука входит высокая брюнетка в красном платье. И надо же – она просто молодая версия Моники Беллуччи!

Она впечатляет.

– Невежливо входить без стука, Лив, – переводя взгляд на женщину, утомлённо вздыхает Эрик.

– Не думала, что ты занят, – окидывая меня неприязненным взглядом, с немного южным акцентом протягивает она.

Я думаю, что мне пора уходить и, ссылаясь на работу, выскальзываю за дверь.

Не хочу думать, чем они будут заниматься, оставшись наедине.

***

За два вечера в «Ангелах» я заработала почти тысячу сто долларов.

Невероятно!

Уходя со сцены, я чувствую себя грязной, и мне хочется вымыться, но потом я беру купюры в руки и думаю о том, что они дают мне.

Свободу. Независимость.

Я не могу уйти сейчас.

После того как мы с Лу обе заканчиваем работу, мы едем в Роджерс-парк, и я забираю свои вещи из клоповника, в котором вынуждена была ночевать.

Надеюсь, в третий раз я сюда не вернусь.

Лу живёт в небольшой двуспальной квартирке в новом комплексе. По сравнению с моей предыдущей остановкой тут просто королевский дворец.

– Моя последняя соседка съехала прошлой осенью, а новую я искать не стала. Но жить одной не так и весело. И хотя я знаю, что ты здесь ненадолго, рада, если ты поживёшь со мной.

Я улыбаюсь её словам. Лу нравится мне всё больше и больше.

– Давай покажу тебе, что тут и как.

***

Ночью меня будит чувство тревоги. Открыв глаза, я таращусь в темноту комнаты, напрягая слух. Сердце грохочет в груди, как при сигнале тревоги, а я даже не знаю, что меня разбудило.

Сев в постели, я вновь пытаюсь услышать звуки, которых тут быть не должно, но вокруг тихо. Наверное, мне что-то приснилось, хотя я и не могу вспомнить что.

Очень часто я вскакиваю со страхом, что Джек пришёл за мной. Но это невозможно. Я знаю это, но всё равно боюсь.

Между мной и Фалконвудом тысячи миль, но этого недостаточно. Расстояния никогда не будет достаточно.

Я включаю лампу и смотрю на часы – пять утра. Я проспала менее трёх часов, но чувствую, что больше не усну. Иду на кухню, чтобы подогреть себе молока. Не зная, где выключатель, я долго шарю по стене, задеваю стул, и он с грохотом опрокидывается.

Блин!

Но зато я нахожу выключатель.

– Что случилось? – заспанная, Лу появляется в проёме своей комнаты.

– Прости. Пыталась найти выключатель.

Я ставлю стул на место, неловко поглядывая на Лу.

– Не страшно. Освоишься, – машет рукой соседка. – А ты чего не спишь?

– Проснулась и не могу уснуть. Подумала, тёплое молоко поможет.

– Хочешь, подогрею?

– Не беспокойся. Иди ложись, я справлюсь.

Я вынимаю пинту молока из холодильника и с улыбкой смотрю на Лу.

– Где у тебя сотейник?

Лу достаёт из шкафчика посуду и, пока я включаю плиту, садится за кухонную стойку.

– Составлю тебе компанию и выпью какао.

– Скажи мне, сколько ты тратишь на продукты, и поделим эту сумму на двоих.

– Пора, кстати, в магазин сгонять. В холодильнике шаром покати, – подперев кулаком подбородок, вздыхает Лу.

Я помешиваю молоко, следя, чтобы оно не сбежало, а потом вдруг говорю:

– Вчера в клуб приходила Лив, девушка Эрика, – я смотрю на Лу, пытаясь говорить беспечно и незаинтересованно. – Она очень красивая.

– Да, наверное, – вяло отзывается девушка.

Надеюсь, её реакция не обусловлена тем, что она ревнует?

Хотя… мне-то какая разница?

– Мне показалось, у них не очень… хорошие отношения. – Я снимаю молоко с огня и разливаю его по чашкам.

– Она часто устраивает ему скандалы, но, пока он оплачивает её счета, будет терпеть все его выходки.

– Он содержит её? – удивляюсь я – поднесённая ко рту чашка замирает в руке.

– Да, он исполняет все её капризы, а она – его, – хитро усмехается Лу.

Внезапно при мысли о капризах Эрика внизу моего живота разливается жар.

– А из-за чего она закатывает ему скандалы?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6