Нинель Лав.

Птичка в клетке или клетка с птичкой



скачать книгу бесплатно

«Спокойствие! Только спокойствие!»

«– Вызывай сюда «Скорую помощь», а еще лучше полицию и пожарных – главное, не оставайся одна с глазу на глаз с неприятностями!»

Как всегда, внутренний голос подсказывал разумные решения, но поедет ли «Скорая помощь» в Подмосковье «на деревню к дедушке» и сколько времени потребуется ей на поиски этого места.

Оставалось только одно – самой везти пострадавшую женщину в Москву – это будет намного быстрее.

Но, посмотрев на неподвижное полное тело, Кира с сомнением покачала головой – женщина была выше ее и гораздо крупнее.

«– Ты что надумала? – верещал от страха ее внутренний голос, потрясая над головой сжатым маленьким кулачком. – Сбрендила совсем, дура?! Добренькой хочешь быть для всех, а кто отвечать будет за твою доброту, блаженная? Сколько раз можно твердить: «Не делай добра – не получишь зла в ответ!» И кой черт понес тебя сегодня в эту сторону! Послушалась, глупая корова, свекровь – «Езжай, детка, поговори с Толиком!» Вот что получается, когда идешь на поводу у других людей! Брось эту женщину и побыстрее уезжай отсюда! Тебе что, своих проблем мало?»

Но Кира опять не послушалась внутреннего голоса.

Переставив клетку с попугаем на заднее сиденье, а клетку с Пончиком убрав в объемный багажник «Ягуара», она поправила клетчатый плед на пассажирском сиденье и попыталась усадить женщину в машину. Но из этой затеи ничего не получилось – попробуйте поднять сто с лишним килограмм, когда в вас только шестьдесят!

Надо было придумать что-то другое…

Неожиданно крутившийся около нее пес насторожился и с громким лаем понесся к дороге.

Кира испуганно обернулась.

По дороге в направлении Жабкино шел какой-то человек, и она бросилась к нему навстречу.

– Пожалуйста, помогите! – закричала она, пытаясь привлечь внимание и остановить проходящего мимо человека. – Женщине нужна помощь!

Молодой упитанный брюнет, втиснутый в синие джинсы и джинсовую рубашку с коротким рукавом, с фотоаппаратом на перевес шарахнулся от нее на другую сторону дороги, готовый в любую минуту броситься наутек.

– Держи, Ларион! – крикнула Кира, понимая, что это ее единственный шанс быстро и без изматывающих усилий усадить пострадавшую женщину в машину.

Обычно после этой команды пес бросался вдогонку убегающему Пончику, догонял, прижимал лапой к земле, осторожно брал его голову в пасть и тащил к клетке, но сейчас, услышав знакомую команду, Ларион растерялся: перед ним был слишком большой «морской свин». Такого не прижмешь лапой к земле, не возьмешь его голову в пасть и тем более не дотащишь до клетки, но команду хозяйки следовало выполнять, и пес с громким лаем начал кругами носиться вокруг невысокого толстячка, не давая тому возможности сдвинуться с места.

Перепуганный на смерть брюнет прижал полные руки к груди и умоляюще зашептал:

– Собаку уберите! Уберите собаку…

– Поможете усадить женщину в машину, тогда отзову собаку.

Соглашаясь, молодой человек так быстро закивал головой, что круглые темные очечки упали на асфальт.

Маленькие темные глазки с ужасом смотрели на скачущую вокруг него лохматую шотландскую овчарку.

Кира невольно его пожалела и отозвала собаку – он же не знал, что Ларион не «страшный кровожадный зверь», а очень умный, воспитанный и интеллигентный пес: когда ест не чавкает, не сорит вокруг миски, на стол мордой не лезет, с грязными лапами по квартире не ходит, а терпеливо дожидается в прихожей на коврике, когда ему вытрут лапы.

Услышав команду, Ларион остановился, обиженно взглянул на хозяйку, прервавшую такую забавную игру, и, не спеша, потрусил к «своей собственности».

Подняв очечки, толстячок тщательно протер их носовым платком и, нацепив их на нос, бочком, все еще опасаясь собаки, пошел следом за женщиной.

– Только вы не думайте, что это я ее сбила, – на ходу попыталась Кира объяснить ситуацию и как-то оправдаться перед незнакомым человеком. – Я даже не заметила, как женщина оказалась около моей машины…

Увидев неподвижно лежащую на дороге женщину, брюнет остановился и попятился – сарафан, руки и ноги ее были в пятнах бурой крови. Бутылочки «Святого источника» хватило лишь на то, чтобы обтереть лицо и шею пострадавшей женщины.

– Куда?! Вы же обещали! Не стойте столбом! Берите женщину за ноги, а я из машины подхвачу под руки, и попробуем усадить ее на переднее сиденье.

– Может, лучше положим на заднее?

– Нет, – отрезала Кира, представляя сколько времени займет новая перестановка клеток. – У меня там другие пассажиры.

Молодой человек заглянул в салон иномарки и присвистнул.

На заднем сиденье недовольные обществом друг друга «враждующие стороны» с трудом соблюдали перемирие: пес, привалившись к спинке сиденья, невозмутимо смотрел в окно, а попугай вяло чистил клюв о стальные прутья клетки.

– Говорящий? – некстати поинтересовался молодой человек, кивая в сторону попугая.

– Еще какой говорящий!

– Давно купили?

– Только сегодня подарили?

– А кто?

Удивленно вскинув бровь, Кира посмотрела сквозь салон машины на любопытствующего толстячка и ничего не ответила – она тоже умела не отвечать на, мягко говоря, странные и неуместные вопросы.

«Джинсовый» парень смутился и нарочито заинтересованно стал разглядывать приборную доску иномарки – точно так же Ларион исподтишка наблюдает в зеркале из прихожей за происходящим на кухне, делая вид, что его совершенно не интересуют остатки бутербродов, оставленных после завтрака Алисой и Викторией на обеденном столе.

Поведение невысокого толстячка показалось Кире очень подозрительным, но размышлять над этим у нее не было времени.

– Ой! Она, кажется, описалась, – услышала она полный ужаса и презрения голос молодого человека и, перегнувшись через пассажирское сиденье, выглянула наружу.

Под женщиной в пыли медленно растекалось темное влажное пятно.

– Это значит, что у нее сотрясение мозга. Мозг падает в обморок и перестает контролировать мышцы тела, – терпеливо, как маленькому, начала объяснять Кира случившееся, боясь, что парень сбежит или тоже упадет в обморок, и на всякий случай припугнула: – Если мы не поторопимся, она может и обкакаться. Так что пошевеливайтесь!

Брюнет скривился, но все же подхватил женщину под колени и начал поднимать.

Пыхтя и краснея от натуги, они усадили пострадавшую женщину в машину и пристегнули ремнем безопасности.

– Спасибо за помощь! Не знаю вашего имени-отчества…

– Шурик Метелкин, – машинально представился молодой человек и, испугавшись сказанного, резко захлопнул переднюю дверь иномарки.

– Поосторожней! – закричала Кира, скривившись от такого беспардонного обращения с ее новой машиной, и снова подумала: «– Странный он какой-то… и подозрительный…» – но, включив зажигание, тут же забыла о существовании этого молодого человека.

В один прием, развернувшись на узкой дороге, «Ягуар» помчался в Москву, поднимая тучи пыли.

10

Глядя вслед быстро удаляющемуся «Ягуару», Шурик Метелкин понуро стоял посреди дороги и уже не в первый раз за сегодняшний день проклинал Судьбу-злодейку, подсунувшую ему это простенькое на первый взгляд «дело».

Он злился на ужасную жару, от которой одежда и волосы липли к телу; на чужую новенькую машину, рождающую в его душе зависть и ожесточенность против всех богатых и обеспеченных; на рыжую лохматую собаку, до смерти напугавшую его; на русоволосую женщину с глазами гречишного меда, втянувшую его во что-то опасное и криминальное.

А случившееся на дороге происшествие было не просто несчастным случаем – «плавали – знаем!», криминальная подоплека его настолько явно бросалась в глаза, что не заметить уголовную статью, вязким прозрачным облаком, окружавшим пострадавшую женщину, мог разве только дилетант, витающий в облаках и озабоченный собственными проблемами. Например, такой, как хозяйка молочно-белого-перламутрового «Ягуара», за которой Шурик Метелкин следил уже третий день.

Специфика работы ежедневно сталкивала его с правонарушениями, прелюбодеяниями и гражданскими исками, но все это проходило где-то рядом, не затрагивая его чувств, требуя лишь профессионализма и непредвзятости. Проходило где-то там, за «пограничной» чертой, предостерегающей от вмешательства и четко определяющей его обязанности, а сегодня он очутился в центре событий, по ту сторону разграничительной черты и не на шутку испугался. Трагедия с женщиной захватила его врасплох, заставила содрогнуться перед людской жестокостью, голой неприкрытой правдой жизни и почувствовать себя слабым и беззащитным. Жгучее чувство жалости, в первую очередь к самому себе – и куда это он вляпался? – лишило его способности трезво оценивать события.

Он ругал себя за то, что, забыв о профессиональной выдержке, поддался любопытству, выскочил из раскаленной машины в тридцатиградусную жару и, утирая носовым платком катившийся по лицу пот, пошел по дороге… Пошел и, на свою беду, стал не просто наблюдателем, а участником, вернее даже соучастником, какого-то криминального, ну уж точно подсудного «дела». Ибо на месте преступления (Шурик знал это очень хорошо!) трогать ничего нельзя – надо срочно вызывать полицию и отойти в сторону, терпеливо дожидаясь приезда правоохранительных органов, а он трогал, помогал, оставлял следы и даже, дурак, назвал свое имя…

Бело-розовой перламутровой жемчужиной последний раз сверкнул «Ягуар» в лучах полуденного солнца и пропал, растворился среди серого асфальта дороги, будто и не было его вовсе.

Но Шурик Метелкин знал, что «Ягуар» существует, и двигается по направлению к Москве, и что ему его уже не догнать, даже если со всех ног побежать к своей машине и помчаться вдогонку – все равно «Розовая Пантера» для него потеряна безвозвратно. Он проиграл – по крайней мере, сегодня, отыскать ее среди нескольких миллионов городских машин ему уже не удастся.

Втиснув пальцы в узкие карманы джинсов, Шурик побрел к своей бежевой «копейке», цепляя носами кроссовок асфальт и с тоской вспоминая, как несколько дней назад, окрыленный доверием шефа и своими грандиозными планами, ехал на свое первое самостоятельное «дело».

…Старая бежевая «копейка» споро бежала по дороге, гордо везя в своем чреве только что «испеченного» сыщика.

– Только бы все получилось! Только бы получилось! – шептал Шурик, готовый в эту минуту молиться всем известным и неизвестным богам, ставить свечки, приносить жертвы и окуривать себя благовониями. Ему было без разницы кому молиться, только бы они, Боги, взглянули на него благосклонно и помогли. – Тогда все увидят, что настоящий детектив не обязательно должен быть с накаченными мышцами и стальным блеском в глазах – ум в нашем деле важнее мускулов. Примером тому может служить Эркюль Пуаро – мы с ним так похожи… Но сколько я не твердил об этом, ребята со мной не соглашаются. Наконец-то, мне представилась долгожданная возможность на практике подтвердить свою теорию. Хорошо бы выполнить задание за сорок восемь часов, вот бы все удивились! Главное, правильно выстроить линию поисков…

Жаркое июльское солнце стояло прямо над головой, напоминая молодому «Эркюлю», что в запасе у него (по его же собственному плану) осталось только сорок шесть часов.

И Шурик спешил, представляя, как послезавтра утром войдет в кабинет шефа и небрежно положит ему на стол законченное «дело».

Он предполагал, а Бог, редко прислушивающийся к нашим предположениям, распорядился совсем иначе!

«– Везет же некоторым, – позавидовал «сыщик», прислушиваясь к постороннему скрежету, появившемуся в машине и одновременно представляя себя за рулем сверкающего перламутром и хромом «Ягуара». – Откуда у этой бабы такая машина? Ясное дело – любовник осчастливил. Как его там… Юшкин Д.В., соваться к которому шеф категорически запретил. «Мне проблем на свою задницу не надо. Его охраняют такие крутые ребята, что церемониться с нами не будут!», – передразнил Шурик своего шефа и, так же как шеф, будто от страха, закатил к потолку глаза. – Ну, что ж, если заниматься мужчиной нельзя – займемся женщиной! Это намного проще».

Но вопреки его ожиданиям, визит по адресу, записанному у него в блокноте, не принес результатов: в квартире гражданки Чичериной на звонки в домофон никто не отвечал и о новом «Ягуаре» во дворе никто слыхом не слыхивал.

Шурик покрутился во дворе и, не смиряясь с поражением, решил справиться об интересующей его женщине у соседей.

– Простите за беспокойство, – заискивающе заговорил он в домофон, держа открытый блокнот перед глазами. – У меня заказное письмо для вашей соседки – Киры Дмитриевны Чичериной. Я уже второй день сюда прихожу, а никто у них не отвечает.

– Так она с девчонками все лето на даче, – проинформировала разговорчивая соседка.

– А как бы с ней связаться? Письмо очень важное, заказное, – не растерялся «сыщик». – Может, у вас ее номер мобильного имеется?

– Имеется… – старушка достала из верхнего ящика тумбочки листочек с телефонами соседей, оставленный на всякий случай – такой, как это заказное письмо, и продиктовала номер.

Это было уже кое-что, но Шурик никак не мог придумать вескую причину для звонка на мобильный телефон – не мог же он, право слово, напрямую выяснять у этой женщины, где она находится и как лучше за ней следить.

Разве что снова соврать про заказное письмо…

А почему бы и нет!

Он сел в машину, набрал записанный в блокноте номер и, когда ему ответили, повторил сказку про заказное письмо.

Женщина удивилась, помолчала и согласилась заехать на почту за письмом.

Но ни в этот день, ни на следующий искомый «Ягуар» у почтового отделения так и не появлялся.

Благие намерения новоиспеченного сыщика раскрыть «дело» за сорок восемь часов, таяли с каждым движением секундной стрелки.

И все же терпение Шурика было вознаграждено!

На третий день бессменного ожидания у почтового отделения, прямо перед носом горе-сыщика припарковалась низкая обтекаемой формы иномарка. С каждым движением машины нежно-розовые волны набегали на белые перламутровые бока иномарки, искрились, пенились, растворялись и вновь возникали ниоткуда.

«Ягуар» замер, блаженно подставляя утренним солнечным лучам матовую поверхность и хищно скалясь хромированными деталями – ни дать, ни взять «Розовая Пантера».

Сердце Шурика ликовало – это был именно он, искомый призрак! С тремя «блатными» семерками на номере!

Очарованный машиной, Шурик с особым пристрастием разглядывал хозяйку иномарки, ожидая увидеть молодую длинноногую блондинку или жгучую брюнетку – женщину-вамп в сверкающей бриллиантовой «упаковке», но из машины вышла обыкновенная женщина в шифоновом, цветастом платье ниже колен и сабо на высоких каблуках.

Да-а! Шурик был явно разочарован таким несоответствием своего воображения и реальности.

Однако, разочарование не помешало ему выполнить свой профессиональный долг и следовать за «Ягуаром» до места назначения. Но когда вместо престижного загородного особняка (шикарная новенькая иномарка и имя богатого и «крутого» мужчины давали фантазии детектива «почву для разбега») они приехали (вернее, приехал «объект наблюдения», а Шурик крался до участка по лесу, оставив машину недалеко от закрытых ворот дачного поселка) на обыкновенную крошечную дачку с шестисоточным участком, то разочарование Шурика сменилось унынием.

«– Как же так? – вопрошал он, поражаясь двойственности положения женщины и не совместимости богатства и почти бедности «в одном флаконе». – Ездить на такой шикарной машине на такую убогую дачку… Что-то здесь не так!»

Вот в его жизни было полное соответствие: старенькая машина и точно такая же хлипенькая, как у «объекта», родительская дачка, которая ему до смерти надоела – с самого детства каждые выходные родители таскали их с братом на «каторжные работы» в саду и огороде.

Только под утро, после, того, как с участка выехал большой черный джип (джип Шурик сфотографировал через щель в заборе) и в маленьком домике с мансардой наступила тишина, изголодавшийся сыщик покинул пост и, мысленно дополняя свою теорию о «превосходстве ума над мускулами» еще и запасливостью умного сыщика, помчался в Солнечногорск в круглосуточный магазин, закупать продукты.

…Два дня Шурик мотался за «гражданкой Ч» по Москве, часами торчал у конюшни в Чулково, но ничего интересного (встреч между «гражданкой Ч» и Юшкиным Д.В. не было зафиксировано) не происходило: вечером она возвращалась на дачу, где неизменно на участке стоял черный джип и уезжавший до полуночи, и никаких подозрительных мест не посещала. Но сегодня, увидев у нового дома на Петровско-Разумовской аллее подъезжающую «Ауди» представительского класса, Шурик обрадовался.

«– Все! Попались! – расслабленно подумал он, мельком взглянув на запомнившийся номер, и улыбнулся».

Он достал фотоаппарат, сделал несколько снимков выходящих из иномарки людей (особо он снял высокого представительного седого мужчину в дорогом светлом костюме), сфотографировал новый дом, подъезд, в который входил пожилой мужчина с плечистым двухметровым телохранителем, припаркованные у дома машины и стал ждать, терпеливо нацелившись объективом на дверь подъезда.

– Теперь ясно, почему она целые дни мотается по новостройкам: занимается поиском «любовного гнездышка», – сделал он для себя определенные выводы. – Для завершения дела сделаю пару компрометирующих фотографий и с плеч долой.

Заниматься нечистоплотными «историями» ему ужасно надоело – начало казаться, что все на свете люди друг друга обманывают, устраивают свои похотливые «делишки», оправдываясь физиологией и прикрываясь высокими чувствами.

О том, что семейная жизнь штука серьезная и не всегда радужная, Шурик знал не по собственному опыту – старший брат с женой и годовалым сынишкой жили с ними в двухкомнатной квартире и ежедневные скандалы родителей с «молодоженами» и ночные концерты Метелкина самого младшего ему порядком поднадоели. Он старался приходить домой попозже, со всеми предосторожностями укладываясь на кухне, а уходить пораньше, жуя на ходу бутерброды и поменьше занимая места общего пользования.

Сделав такие нелицеприятные выводы относительно своего «объекта», молодой сыщик даже немного расстроился, что его первое самостоятельное дело было так банально и противно.

Он вышел из машины и медленно пошел вдоль тротуара. У «Розовой Пантеры» (Шурик любил всем давать прозвища, считая это особым «шпионским» шиком) он остановился, сделав вид, что завязывает шнурок, и, сложив руки ковшиком, попытался заглянуть в салон сквозь тонированные стекла.

Машина вдруг качнулась, шумно задышала и грозно утробно зарычала.

Шурик отпрянул от машины и испуганно присел на корточки.

«Розовая Пантера» разразилась таким звонким заливистым лаем, что горе-соглядатаю пришлось быстро-быстро на четвереньках отползать в сторону. Перед его глазами появились широченные колеса джипа, и Шурик замер около них, в надежде, что собака в «Ягуаре», не слыша движения и не чувствуя запаха постороннего, успокоится.

Но отсидеться за колесами джипа Шурику не удалось!

Противно пискнула сигнализация джипа, открывая двери хозяину, и с другой стороны огромной черной машины, не замечая горе-сыщика, подошел среднего роста худой мужчина в клетчатой рубахе, черных джинсах, белой шляпе с большими полями и сапогах-казаках с металлическими заклепками.

Шурик снова заметался на асфальте, припал к тротуару и, озабоченно заглядывая под широкие колеса, стал делать вид, что ищет упавшую зажигалку.

Ничего кроме кончиков джинсов хозяина джипа и примечательных с заклепками сапог из-под машины Шурику рассмотреть не удалось, но и этого оказалось достаточно, что бы мужчина тут же получил свое прозвище.

«Ковбой» сел в машину, достал мобильный телефон и заговорил с кем-то, отчитываясь о проделанной работе.

– Все в порядке – птичка отыскалась… Ага, в большой круглой клетке с медным кольцом и красными кисточками. Готовь бабки, начальник – через пару дней дело закроем. Не соврала старая грымза – птичка у мужика. Только пока не понятно, что здесь происходит – дом новый, мало кто переехал на постоянную хату – хозяева только делают ремонты, а мужик потащил птицу в пустую квартиру… Фильтруй базар, начальник – от меня не скроется. Погодь… Кажись, выходят! Во, бляха муха! Похоже, наша птичка поменяла хозяина…

Хотя Шурик находился в очень неудобной позе – «попой к верху», мысли его все же работали четко.

«– Конкурент! Тоже ведет слежку, – подумал он и скривил полные губы. – Только я ему не завидую – следить за «мужиком» дело довольно опасное. Может, он не в курсе, что у клиента крутая охрана? Интересно, кто же его нанял? Наверно, жена этого любвеобильного Юшкина Д.В. Вот смеху то будет, если «Ковбой» захочет выяснить имя его любовницы на «Розовой Пантере». Придется нам с ним ездить за ней гуськом… Ага, кажется, выходят!»

Пятясь задом, словно рак, Шурик отполз к своей «копейке» и, забравшись внутрь, защелкал фотоаппаратом. Сделав фотографии, он еще больше укрепился в правильности своих выводов: за внешним безразличием между этими двумя людьми угадывались отношения. Мелкие незначительные детали прощания говорили сами за себя: мягкая ироничная улыбка, легкое прикосновение, и рука женщины, без приглашения скользнувшая под локоть мужчины, и его послушное движение вперед, и нахмуренные брови и ревнивый взгляд, брошенный в сторону «Ягуара». К тому же подарок – клетка с попугаем перекочевала из одной машины в другую, а это кое-что да значит…

«– Работа есть работа, – попытался успокоить свою совесть Шурик – ему почему-то хотелось, чтобы все в этой истории оказалось красивее и загадочнее, как в маминых любимых мексиканских сериалах: украденная в младенчестве дочь и благородный отец, скованный брачными узами и обязательствами с препротивной коварной женщиной, тайно встречаются и мечтают жить вместе – совпадающее имя «отца» и отчество «дочери» оставляли шанс для развития сюжета мексиканского сериала. – Пощелкаю денька два ее окружение, а выводы пусть делает сам заказчик…»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении