Нинель Лав.

Птичка в клетке или клетка с птичкой



скачать книгу бесплатно

Сухопарая риэлторша обернулась к двери и посмотрела на мощного охранника и невысокого молодого водителя – явно кавказской национальности, но их лица кроме восхищения и преданности хозяину ничего не выражали.

«– Сколько же им платят за такое раболепие? – успела подумать она, прежде чем повернуться к богатому клиенту и сделать подобострастное лицо».

А «богатый клиент», довольный произведенным эффектом на будущую именинницу, поправил элегантные очки с чуть затемненными стеклами и перестал улыбаться, памятуя о методе кнута и пряника.

– Ну, а теперь посмотрим, чем же прельстила вас эта квартира…

Он обстоятельно, по-хозяйски, осмотрел каждую комнату, заглянул в ванную и туалеты, не спеша, вернулся в гостиную, прошел через широкую арку в смежную с гостиной кухню-столовую, распахнул балконную дверь и вышел на лоджию. Достал из кармана старинный серебряный портсигар с монограммой и, не спеша, закурил тонкую сигару, давая понять оставшимся в комнате людям «кто в доме хозяин». Правда, сегодня он делал это скорее по привычке, а не «по злобе», заставляя людей томиться и ждать его решения, хотя думать мог совершенно о другом.

Вот и сейчас Дмитрий Викторович думал не об этой квартире – какая ему, по большому счету, разница, где будет жить с дочерями эта женщина. У него были свои планы относительно нее и ее дочерей, и менять их из-за смены какой-то там квартиры он не собирался.

Настроение у него было отличное, и он готов был закрыть глаза на любое ее сумасбродство. Главное, он нашел дом, в который она непременно будет приезжать с дочерями (девочки еще учатся в школе: им всего лишь четырнадцать и двенадцать лет и одних их на целые выходные не оставишь). Этот купленный им загородный дом в скором времени станет единственным, приемлемым выходом для Киры: для ее дочерей комфорт и круглосуточная охрана, для нее любимое дело в двух шагах от них. Он по собственному опыту знал, как захватывает человека любимое дело, и готов был всячески поощрять вспыхнувшую вновь Кирину конно-спортивную страсть – вплоть до вложения собственных денег во все это безумство (хотя и не понимал тягу городского жителя к навозу, сену, скотине и физическому труду), но ее увлечение было ему только на руку и уверенно приближало к заветной цели.

А целью его было воссоединение семьи: он, его сын Павел и его внучка Виктория …

Не докурив сигару, Дмитрий Викторович бросил окурок под ноги на бетонные плиты лоджии и выглянул в окно.

Под окном перед решетчатым забором, огораживающим территорию нового кирпичного дома, и за ним шумели высокие редкие деревья, плавно перетекая через узкую улочку в зеленый Петровский парковый массив с прямыми заасфальтированными дорожками и разноцветными скамейками.

Вид из окна ему понравился, глаза отдыхали на зелени деревьев, дышалось легко и свободно: не чувствовалось посторонних запахов и выхлопных газов, и Дмитрий Викторович, решив, что квартира и вправду неплоха, вернулся в гостиную.

В гостиной все было по-прежнему: массивным шкафом личный телохранитель стоял в дверях пустой комнаты, водитель и Валентина маялись в гулкой квартирной тишине от безделья, украдкой посматривая друг друга – им так хотелось перекинуться парой фраз, обменяться впечатлениями и «секретной» информацией, но присутствие отсутствующего «патрона» сковывало языки – все ждали его.

И только Кира в его отсутствие чувствовала себя прекрасно!

Сидя на корточках перед круглой клеткой, она с интересом разглядывала попугая и пыталась накормить его кусочком груши.

«– Независимая! Мать твою!..» – неожиданно для себя разозлился «хозяин жизни», но вида не подал.

– Значит, вам здесь нравится?

Не поднимаясь, Кира снизу вверх посмотрела карими смеющимися глазами на недовольного мужчину и молча кивнула головой.

Женским чутьем, она сознавала свою власть над этим своенравным человеком, правда, смутно представляя, как далеко эта власть распространяется, но была на сто процентов уверена, что вступать в настоящий бой из-за такого пустяка, как номер квартиры – пусть даже тринадцатый, он не станет.

Главное сейчас направить его недовольство в какое-нибудь другое русло: например, на свою новенькую машину – Дмитрий Викторович терпеть не мог, когда ей делали подарки другие мужчины.

– Ну, что ж, пусть будет по-вашему… Хотя мой загородный дом подошел бы вам куда лучше этой квартиры! – Разговоры о совместном проживании начались на другой же день, как она заикнулась о ее предстоящем разводе. – Запомни, Кира, – уже тише продолжил Дмитрий Викторович, протягивая ей холеную руку и помогая подняться, – мой долг заботиться о тебе и девочках – вы моя семья и ваше благополучие для меня превыше всего. И деньги здесь не имеют никакого значения – только скажи и ты получишь все, что пожелаешь.

Пыльное стекло отразило его надменное лицо, ослепительно белую хлопковую рубашку и сверкающую платиновую заколку для галстука с дорожкой мелких бриллиантов. Камни холодно сверкали в лучах летнего солнца, напоминая Кире о пропасти социального положения, разделяющей их.

– Вы же обещали не заговаривать об этом, – мягко упрекнула она, избегая пристального взгляда серых глаз. – Сначала мне надо разобраться со своими проблемами.

Мужские плечи под дорогим шелковым пиджаком обиженно дернулись, но седая голова склонилась в знак согласия.

– Я опять иду у тебя на поводу, – доверительно держа ее за руку и любуясь часами, мягко произнес Дмитрий Викторович – он редко переходил с ней на «ты», не желая демонстрировать окружающим их отношения, – но честно предупреждаю: сегодня же позвоню Виктории… и Алисе и узнаю их отношение к цифре «13». Если девочки против того, чтобы жить в квартире с таким неудачным номером, то оформлять будем другую квартиру в этом же доме. И не спорь со мной!

Он сунул ей в руки шелковый платок, кивнул телохранителю и водителю, подхватившему за большое медное кольцо клетку с попугаем, и первым вышел из квартиры.

Следом за ним, опережая телохранителя, устремилась Валентина, на ходу одергивая прозрачную кофточку и проводя рукой по костлявым бедрам, обтянутых бриджиками.

Глядя на риэлторшу, Кира снисходительно улыбнулась – смешно смотреть на ее напрасные старания: разве такая женщина под стать умному богатому мужчине?! Кроме длинных ног и молодости должна быть еще голова на плечах, чуткая душа и любящее сердце.

Хотя кто разберет этих мужчин!!!

Вдруг Дмитрий Викторович увлечется Валентиной, прельстится ее молодостью и костлявыми прелестями?

От этой мысли Кире вдруг стало не по себе…

Неужели она ревнует?!

– Кира Дмитриевна! Мы вас жде-ом! – раздался с лестничной площадки томный голос риэлторши.

Гордо вскинув подбородок и распрямив плечи, Кира бросила прощальный взгляд на понравившуюся квартиру и поспешила на зов «соперницы» – ибо все женщины на свете рядом с мужчиной становятся соперницами.

Лифт принял в себя еще одного пассажира и стремительно полетел вниз.

3

Провожая Киру к машине, Дмитрий Викторович сунул руку в карман пиджака и с удивлением извлек из кармана небольшую связку ключей.

– Надо же, совсем забыл, – пробормотал он, озабоченно глядя на чужие ключи в своей руке. – Ираида Брониславовна дала мне ключи от своей квартиры, а вернуть их мне было недосуг… Кира, не сочтите за труд, завезите ключи Ираиде Брониславовне – это совсем рядом отсюда, на Белорусской. Кстати, расспросите ее о привычках попугая – ей будет очень приятно поговорить с вами, узнать, что попугай станет членом вашей большой и дружной семьи, но если у вас другие планы…

– Нет, нет! Я с удовольствием! Заеду, узнаю у хозяйки о содержании этого… красавца, – Кира чуть было не сказала «твердоклювого монстра», но вовремя спохватилась. Сегодня она готова была ехать куда угодно, только бы найти уважительную причину и снова отложить разговор с мужем о предстоящем разводе.

Положив в сумочку связку ключей, она помогла Арсену пристроить клетку с попугаем на переднее сиденье своей машины, накрытое клетчатым пледом, и, садясь в «Ягуар», обрадовалась – сегодня уж она точно не повезет мужу документы о разводе: у нее появилось важное дело и освободился вечер, а уж его то она знала, как проведет…

Длинный собачий нос просунулся между спинками сидений и шумно втянул незнакомый «попугайный» запах. Запах псу не понравился, и он заворчал.

Недовольное собачье рычание, наконец-то, разбудило медитирующего попугая. Капитан Флинт завозился, перескочил на другую жердочку – поближе к противнику и, угрожающе щелкая массивным клювом, воинственно распушил красно-синие перья. Приподнятые красные крылья и выставленный вперед клюв настроили попугая на воинственный лад. Не ожидая такой агрессии от существа намного меньшего по размеру, пес отпрянул, обиженно гавкнул и осуждающе посмотрел на хозяйку умными янтарными глазами.

«– Зачем ты притащила в машину это страшилище? – недовольно спрашивал он из вороха вздыбленной белой шерсти. – Мне было так хорошо и спокойно на заднем сиденье нашей общей собственности».

Широкое заднее сидение новенького «Ягуара» было накрыто шелковым покрывалом и полностью предоставлено в собачье распоряжение, и Ларион не упускал возможности подремать под мерное покачивание машины. Его рыжая длинная морда с белой проточиной скалилась во сне довольной улыбкой. Теперь же он был явно разочарован появлением в их «общей собственности» постороннего лица и перемещением клетки с морским свином с переднего сиденья на его законную территорию.

– Ребята, лучше вам жить дружно! – погрозила Кира пальцем обоим противникам и припугнула: – Если не прекратите войну, будете сидеть голодными взаперти на даче!

И «ребята» подчинились.

«Внутримашинный» мир был восстановлен – противники, вняв строгому предупреждению, отвернули носы друг от друга и сделали вид, что поглощены своими делами: Капитан Флинт соскочил с жердочки вниз и начал усердно выкидывать на застланное газетой дно клетки кусочки фруктов из пластмассовой мисочки, а Ларни фон Виндек – наградили же английские и немецкие предки готическим именем своего потомка! – гордо вскинул длинную изящную морду вверх (отчего загнутые кончики ушей распрямились и он стал похож на длинноносую лайку) с интересом разглядывал потолок салона, будто там, в кожаной белизне угадывались очертания сочной вожделенной сардельки с гречневой кашей.

Удивляясь их сообразительности, Кира включила зажигание, и иномарка начала осторожно выбираться из вереницы припаркованных у дома машин.

Как по команде, стоящие во дворе машины тоже начали разъезжаться.

Едва не задев низкий «Ягуар» огромными колесами, мимо пронесся тупомордый, черный «Ленд Крузер», не спеша, с царским достоинством проехала красавица «Ауди» Дмитрия Викторовича Юшкина, за ними устремился в арку маленький красненькый «Дэо» риэлторши и последней, замыкая шествие, проехала старенькая бежевая «копейка», с трудом выбравшаяся на проезжую часть из-за контейнера с мусором.

Дождавшись своей очереди, вслед за «копейкой» молочно-белый «Ягуар» послушно нырнул под арку, выехал на дорогу и, резво перестроившись в левый ряд, понесся по Ленинградскому проспекту. За ним, на небольшом расстоянии ехал черный «Форд» охраны Дмитрия Викторовича Юшкина, следивших за Кирой уже несколько дней.

Через четверть часа Кира уже поднималась на четвертый этаж нужного дома. Позвонила в квартиру, но дверь никто не открыл, хотя ей показалось, что в глазок за ней кто-то пристально наблюдает.

Она нажала кнопку звонка еще раз, потом еще раз и еще…

Подождав несколько минут, Кира достала мобильный и набрала номер.

– Здравствуй, мой милый славный Ланселот…

4

Ираида Брониславовна Каплан была очень осторожной женщиной: дверь без предварительной договоренности никому не открывала и в квартиру никого из посторонних не пускала.

Услышав звонок, она неслышно подошла к двери, прильнула к дверному глазку, внимательно разглядывая незнакомую женщину – что ей нужно?

Смотреть в глазок и угадывать, зачем приходил незваный гость, было у них с мужем своеобразным развлечением. Обладая артистической душой, Ираида Брониславовна каждый раз придумывала трогательные истории обязательно со счастливым концом и выигрывала лишнюю шоколадную конфету к чаю. Конечно, сама конфета в чаепитии особой роли не играла, но ей было очень важно признание мужа ее писательского таланта, не выходившего, впрочем, за границы устных историй.

Муж умер, и интерес к незваным гостям у Ираиды Брониславовны пропал – позавчера она даже не открыла дверь родственнику мужа последней клиентки Иосифа Львовича – дотошному, странно (по-американски) одетому молодому человеку, разыскивающему говорящего попугая своего дяди.

Телефонный звонок молодого человека застал Ираиду Брониславовну на пике горя – Исю похоронили, суета вокруг похорон схлынула, и безутешная вдова осталась одна, наедине со своим горем. Вежливый молодой человек рассказал жалостливую историю о душевной ране заключенного (дядюшку вскоре после развода несправедливо обвинили и посадили в тюрьму), потерявшего кроме жены, имущества и свободы еще и пернатого друга – в этом месте вдова понимающе со всхлипами повздыхала и неожиданно для себя согласилась на встречу.

«– Ах, как нехорошо получилось, – опечалилась она, положив телефонную трубку на аппарат. – Надо было подождать несколько дней и продать попугая хозяину. Ах, нет, родственнику хозяина. Хотя, кто знает, сколько бы он заплатил за Филю».

Ираида Брониславовна еще повздыхала, сочувствуя себе – до незнакомого человека ей не было никакого дела, пожалела о возможной упущенной выгоде и засобиралась в магазин.

Но на другое утро встречаться с молодым человеком она передумала – жизненный опыт подсказывал ей держаться подальше от «криминальных историй» – дверь она не открыла, а, глядя в глазок, сказала через закрытую дверь «молодому человеку», что продала попугая хозяину юридической фирмы, где много лет служил ее ныне покойный муж. Пусть мужчины сами разбираются, ее дело сторона – она не станет портить отношения с Дмитрием Викторовичем Юшкиным из-за какого-то там попугая и родственника его бывшего хозяина.

Долго звонившая в дверь женщина ушла, и Ираида Брониславовна, так и не придумав про нее историю со счастливым концом, закрыла крышечкой дверной глазок.

Она мельком посмотрелась в старинное зеркало в прихожей и, привычно похлопав тыльной стороной пальцев по подбородку, прошла в кабинет мужа. В кабинете она чувствовала себя не такой одинокой. Ираида Брониславовна села в огромное любимое кресло Иси и, посмотрев на портрет Иосифа Львовича Каплан, висевший на стене, устало прикрыла глаза.

Вспомнился трагический день смерти мужа, визит Дмитрия Викторовича Юшкина и день самых похорон, оплаченных юридической фирмой и обставленных по высшему разряду.

…Едва Дмитрий Викторович Юшкин преступил порог квартиры супругов Каплан, он замер в прихожей, глядя мимо рыдающей хозяйки в открытые двери гостиной на круглую клетку с Красным попугаем ара. При виде пернатого красавца мысли его тут же устремились в будущее.

– Пиастры! Пиастры! – кричало скрипучим голосом пернатое создание, расхаживая по дну клетки, стоящей на круглом полированном столике у окна.

– Что это? – не  месту поинтересовался мужчина, забыв «приложиться к ручке» и выразить соболезнования вдове.

Ираида Брониславовна отвела взгляд от дорогого костюма гостя, прикидывая в уме его стоимость, и посмотрела в глубину квартиры.

– Ах, это, – небрежно махнула она пухлой ручкой, – подарок благодарной клиентки. Замучил меня совсем…

Капитан Флинт появился у Иосифа Львовича Каплан после с блеском выигранного бракоразводного процесса: большая часть имущества супругов досталась его клиентке (даже любимого попугая отсудили у любвеобильного мужа – отсудили просто так: назло). И вовремя: Георгия Рафаэловича Чатуряна в скорости посадили за махинации с недвижимостью, и Капитан Флинт из орудия мести превратился в докучливое кричащее от голода пернатое, требующее заботы и внимания. Зоя Давлатовна «подарила» птичку адвокату, внеся, впрочем, его стоимость в счет гонорара и, избавившись таким образом от докуки, укатила на экзотические острова с тренером из фитнес клуба. От такой замены Иосиф Львович пришел в восторг – птиц он обожал, хотя виду не показал, но и в другой семье женская половина не была рада принять нового члена. Ираида Брониславовна, не имея детей, самозабвенно любила персидского кота Маркиза, делиться «местом под солнцем» которому ужасно не хотелось. Кот проявлял немыслимую изобретательность в борьбе с «противником»: он выцарапывал из пластмассового держателя поилку – колбочка падала на пол, заливая водой дорогой персидский ковер; упираясь в прутья передними лапами, сталкивал тяжелую клетку со столика, приводя пернатого обитателя клетки в неистовство и засыпая все тот же драгоценный ковер песком, объедками и птичьим пометом, не пытаясь, впрочем, достать лапой орущего попугая – острые когти и угрожающе загнутый клюв делали «птичку» почти хищником. К возвращению хозяйки хитрый кот мирно дремал в спальне на любимом кресле, а ни в чем не повинному Капитану Флинту доставалось по первое число – проказник же, развалясь на мягкой подушке, блаженно улыбался, слушая ругань хозяйки. Надо сказать, что Маркиз страстно обожал классическую музыку, и, заслышав звуки оркестра, дугой выгибал спину и махал хвостом, словно «стоял» за дирижерским пультом. Иногда, испытывая верх наслаждения, он опрокидывался на спину, соединял передние лапы вместе и закрывал глаза. Капитан Флинт же в это время громко кричал, хлопал крыльями и стучал клювом по прутьям. «Недостойное поведение» еще больше накаляло страсти в доме Капланов. Длинная персикового цвета шерсть кота вставала дыбом от такого неуважительного отношения к классической музыке и в трепетной кошачьей душе зарождалась прямо таки «не человеческая» ненависть. Так распорядилась судьба, что после переселения попугая в новую семью, старый адвокат вскорости в одночасье скончался от инфаркта, и Капитану Флинту совсем не стало житья в доме Капланов…

– Продайте его мне! – предложил Дмитрий Викторович, порывисто хватая за руки опечаленную хозяйку.

Вдова растерянно похлопала покрасневшими от слез глазами и согласно кивнула.

Невысокая, полненькая в свои шестьдесят с хвостиком Ираида Брониславовна не казалась старухой. Всегда нарядно одетая в свободное платье или костюм, с маникюром и прической, она тщательно следила за своей внешностью, тратя деньги на специальное белье и подтяжки лица. Ее умение заводить нужные знакомства, безошибочно определять подъем по служебной лестнице или поступление больших денег, являлись бесценными  «достоинствами». Она всегда старалась быть рядом с такими людьми, заботиться, поддерживать, советовать, извлекая из всего этого выгоду: будь то приглашение на премьеру или на званное торжество, благодарственные подарки или новые знакомства в высших кругах.

– Все они, Исенька, твои потенциальные клиенты, а чем богаче клиент и больше у него проблемы, тем нам лучше.

Дмитрий Викторович – потомок древнего дворянского рода и обладатель очень приличного состояния (а это дорогие подарки к ее дню рождения, приглашения на торжества, благотворительные вечера и Новогодний бал в Дворянском Собрании) – тоже не избежал ее трогательной почти материнской заботы.

Вот и сейчас, видя его неподдельный интерес к надоевшей птичке, она почувствовала такой сладостный запах денег, исходивший от стоящего напротив взволнованного мужчины, что на секунду у нее закружилась голова. Она с радостью избавились бы от «подарка», орущего по утрам скрипучим голосом, требующего фруктов и «разносолов», отдав его (бесплатно!!!) первому встречному, но, зная равнодушное отношения Димочки к животным, удивилась его внезапному желанию купить попугая и заподозрила существование женщины.

А за удовольствие надо платить!!!

Кружевной платочек красиво упал на пол из рук вдовы, и Дмитрий Викторович Юшкин, поднимая его, опомнился. Первый раз в жизни он нарушил приличия, поставив свое желание выше обстоятельств. И за это надо было платить!

– Простите! Умоляю, простите мою невнимательность, дорогая. Сейчас не время, – склонил он седую с идеальной стрижкой голову к руке Ираиды Брониславовны. – Все расходы, связанные с похоронами и поминками, фирма берет на себя. Вам будет выплачиваться пособие, и сохранены все льготы, которыми пользовался Иосиф Львович.

Льготы надо сказать немалые – рачительный хозяин умел ценить и беречь ценных работников, приносящих немалые доходы его юридической фирме.

Деньги в нашем мире имеют неограниченную власть, и если человек, обладающий ими, что-то пожелает…

Тело Иосифа Львовича Каплан было предано земле. Похороны прошли торжественно и пышно: с оркестром и цветами, с хвалебными речами и траурными венками с лентами. Фирма сняла банкетный зал в ресторане Прага и устроила незабываемые поминальные проводы старейшего сотрудника.

И Ираида Брониславовна, вздыхая и благодаря внимательного и заботливого «друга семьи», смягчилась, достала из сумочки ключи мужа и протянула их Дмитрию Викторовичу.

– Ися любил эту птичку. Прошу вас, Дмитрий, позаботьтесь о ней…

Перепоручив безутешную вдову заботам персонального шофера, одетого по такому случаю в черный костюм и черную рубашку с галстуком, Дмитрий Викторович на одной из служебных машин поехал на квартиру Ираиды Брониславовны Каплан.

Когда он подъехал к своему дому – сталинской высотке на Краснопресненской набережной, на заднем сиденье машины в круглой золоченой клетке, украшенной большим медным кольцом и красными шелковыми кисточками, дремал красно-синий с длинным хвостом попугай Красный ара – Ара макао с грозным именем Капитан Флинт…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении