Нина Запольская.

Офисное кресло и вуду-жаба



скачать книгу бесплатно

– Это тайна…

Девочки терялись в догадках, предполагали разное, но все сходились во мнении, что Крылов – очень приятный молодой человек.

В конце октября Верочка опять поехала в 31-ю больницу и отстояла мучительную очередь к доценту Закировой. Та на колено тоже не взглянула, а посмотрела диск с результатами МРТ и решительно сказала:

– Я даю вам направление на операцию.

– А само не заживёт? – с надеждой спросила Верочка.

– Нет, что вы? У вас же ещё и киста Бейкера, – ответила доцент Закирова и покривилась.

Потом она дала флайер на приобретение «расходного материала» для операции, объясняя, что хирургический инструмент Верочке надлежит купить самой – такой теперь порядок.

Дома расстроенная Верочка первым делом позвонила Пантелеевой.

– Что-то мне это совсем не нравится. Тебя вынуждают в одном, определённом месте купить инструмент, который стоит целых тридцать тысяч, – сказала та и спросила. – А квоты? В больнице должны быть квоты на бесплатное обслуживание. Давай, моя рыбонька, беги опять в поликлинику.

Потом они поговорили о Крылове и о друге самой Пантелеевой.

– Его как подменили, – стала жаловаться та. – Как ушёл из телохранителей от своего олигарха, так ходит вечно пьяный. Надо его бросать.

Верочка горестно заохала.

– Да, ладно, – отмахнулась Пантелеева. – Меня тут на фейсбуке один болгарин зафрендил. Я уже начала с ним переписываться. По-русски он только не особо сечёт. Всё больше шлёт смайлики.

Проговорили за полночь: на работе им разговаривать на посторонние темы запрещалось.

Утром Верочка бросилась к районному хирургу.

– Какие квоты? – горестно воскликнул хирург, и лицо его дрогнуло, как от боли. – Все квоты отменили! Не вы первая мне жалуетесь!

Но он ей дал другое направление, теперь уже в Боткинскую больницу, куда она сразу же дозвонилась, а потом легко записалась по интернету на приём к ортопеду Поляковой. И та, осмотрев её колено и все снимки, предложила ей попробовать полечиться.

И Верочка стала ходить на физиотерапию, сначала одну, потом другую, надеясь, что ей не придётся ложиться на операцию, но колену, в самом деле, становилось всё лучше и лучше. Это было чудо! Или редкостное везение, вот только не всем так везёт, точнее, почти никому – это она уже знала. И почти всегда с физиотерапии домой её отвозил Сергей Крылов.

Потом пришла зима. На Новый год они с Сергеем полетели отдыхать в Таиланд, и там Верочка впервые, в террариуме, увидела знаменитую вуду-жабу ага, и эта жаба показалась ей совсем не зловредной, а очень даже милой.

Жаба была огромная, с ороговевшей, сильно бородавчатой кожей неяркой бурой окраски, усеянной большими тёмными пятнами. Крупные глаза вуду-жабы – глубокие, лучистые – так напоминали человеческие, что Верочка тут же подумала о царевне-лягушке, стреле и прекрасном Иване-царевиче. Жаба куда-то заскакала по террариуму короткими скачками, почти вперевалку, а Верочка заулыбалась и посмотрела на Сергея.

«Надо будет рассказать о жабе всем девочкам из бухгалтерии», – подумала она.

Хотя умеет эта жаба плеваться ядом или нет, Верочка так и не узнала.

****

2. Рита и пилон


Глава, из которой можно узнать о предыдущей девушке Сергея Крылова, которую звали Рита.

А ещё: кое-что о шестовой акробатике, «любви на троих» и женской неверности.


Она была акробаткой на пилоне.

Пилоны бывают статичными и вращающимися. Последние чаще используются для эстрадных номеров, когда благодаря динамике вращения достигается больший визуальный эффект. Но не надо путать её номер со стриптизом. Рита, в отличие от стриптизёрш, в своём выступлении никак не использовала сексуальность.

И вообще, что бы не представляли себе некоторые, а шестовая акробатика – это очень тяжело. Потому что это разновидность танца на одном или даже на двух пилонах, в котором есть и хореография, и спортивная гимнастика, и акробатика. И всё это – такие эмоции, такой восторг, что передать словами затруднительно! А ещё это ноющие мышцы, синяки по всему телу, особенно в первое время или после перерыва в занятиях, и мозоли на ладонях. Но у Риты хорошо получалось. У неё был даже свой номер. Очень, между прочим, артистическое выступление. Она даже участвовала в нескольких соревнованиях с громкими названиями.

Вот после такого соревнования она и встретилась с Сергеем. Она ехала в метро и так победно улыбалась себе, своим мыслям, что он не мог не подойти к ней. Просто не мог, он сам потом сказал. Так они и познакомились.

Спустя время она переехала в его маленькую квартирку, и они стали жить вместе. Потом Сергей купил Рите пилон, хотя стоил он недёшево, но она очень просила. Только поначалу занималась она на пилоне мало, а всё больше ходила мимо, думая, что сейчас – и голова болит, и разминку делать времени нет, и фильм хочется посмотреть интересный. И стоял бедный пилон холодный и одинокий, но только до тех пор, пока у неё не появился Лёшка.

К тому же купил Сергей пилон ей не сразу, чего уж тут, будем говорить честно.

– Зачем тебе пилон в квартиру? – спросил он сначала. – У тебя и так, насколько я понимаю, всё получается. Ты же всё умеешь…

– А я теперь буду всё учить с другого бока. С другой ноги, с другой руки! Для симметрии мышц! Тебе что, блин? Трудно мне пилон купить? Жалко, да? – закричала она.

– Нет, не жалко, – согласился он.

Но как-то плохо согласился, не серьёзно, вроде как отмахнулся просто, чтобы её не обидеть. И тут Рите пришло в голову.

– Серёж… Я для тебя танцевать буду, – сказала она. – Каждый день приватик, представляешь?

И она повернулась к нему спиной и поводила бёдрами. Туда-сюда.

– О-о! А ты можешь ещё так же попкой покрутить? – спросил Сергей.

Вот теперь в его голосе появилась заинтересованность.

– Как? – протяжно переспросила она. – Вот так?

Она опять поводила бёдрами, присела и косо глянула на него через плечо. Одним глазом.

– Нет, не так, – сказал он и подступил к ней вплотную.

– А как? – спросила она уже голоском прилежной девочки-школьницы. – Я не знаю… Покажите.

Он положил свои ладони на её бёдра… Две горячие ладони. Спросил хрипло:

– Вот это – что за мышцы? Как они называются?

– Напрягатель широкой фасции, – пролепетала она.

Он медленно передвинул руки и спросил:

– А это что у тебя такое?

Она послушно ответила:

– Большие ягодичные мышцы.

– И как ты ими водишь? Покажи мне, детка.

– Я не могу, мне мешают ваши руки

– Нет… Ты всё можешь, детка. Ничего тебе не мешает.

– Нет, мешает! Пустите!

– Хорошо, я передвину руки сюда. Вот здесь не мешает?

– Не-ет… Не знаю. Нет, пустите!

– Не обманывай. Ты всё знаешь. Ты же хорошая девочка?

– Ах, какая хорошая девочка! Ах, какая хорошая!.. Ах, какая!..

В общем, пилон Сергей купил. А потом Рита встретила Лёшку – инструктора по стрип-пластике. Тот предложил ей дополнительные уроки акробатики, когда Рита похвасталась, что у неё дома есть пилон. Лёшка обещал научить её экспериментировать под музыку и раскрепощаться на сцене, чтобы хорошо владеть своим телом и не стесняться на сцене.

Она, конечно, сказала Серёжке об индивидуальных занятиях пол-дэнсом.

– Зачем тебе инструктор? – сразу взвился он. – Только не рассказывай мне опять, что шест для тренировки тела упоминался ещё в мифах Древней Греции.

– При чём здесь мифы? – Не поняла она. – Просто с инструктором занятия продуктивнее.

– Да… Но почему с мужчиной? Разве не бывает инструкторов-женщин? – пристал он.

– Почему? Бывает. Но с мужчиной занятия безопаснее. Он нужен для страховки, – ответила она, начиная заводиться. – А вдруг я упаду? Ты что? Ты этого хочешь? Да?

Ей удалось его убедить, только применив свою волшебную ароматическую смесь: 4 капли масла апельсина, 4 капли бергамота и 2 капли пачули, но всё зависит от размера комнаты – чем больше площадь, тем больше капель. И два раза в неделю она стала заниматься с Лёшкой. На тренировки надевала, как всегда, только короткий топ и шорты. Ведь тело для выполнения трюков должно быть максимально открытым для хорошего скольжения и одновременного сцепления с металлом пилона. И ничего бы не случилось, если бы она в тот раз не упала с шеста.

Делала подъём-переворот и полетела вниз, прямо на голову. Хорошо, Лёшка её поймал. Опомнилась она уже в его объятиях, а он целовал её, целовал… Потом всё ниже и ниже. И она ему отвечала уже совсем голая. В этот день стрип-пластикой или пол-дэнсом они уже не занимались, как и в следующие дни тоже.

Вечером она хотела всё рассказать Серёжке. Честно, хотела! Но не осмелилась. Слов не нашла. А как можно взять и произнести своему парню в глаза: «Я тебе изменила»? И Рита весь вечер ходила вокруг пилона, делала волны, махи ногами и всё это под забористую музыку, а когда разогрелась, начала делать крутки и ещё что-то сложное. Сергей сидел и смотрел, как заворожённый.

Но с тех пор у них всё пошло наперекосяк – как сглазили. Да и раньше так было.

И раньше она ему говорила:

– Серёж. Ну что ты все вечера сидишь, сидишь у своего монитора? Завис совсем, блин.

А он ей отвечал:

– Рита, я работаю.

– Да что ты там всё работаешь? Что за фигня! Пойдём, потусуемся! – звала она его.

А он не шёл.

Или спрашивала его не раз:

– А почему ты меня с родителями не познакомишь? Они у тебя в Москве?

– Да, – отвечал он. – Только мама – умерла, когда… В общем, когда отец с нею развёлся. А отец… У него сейчас новая семья. Я с ним не общаюсь.

– А братьев или сестёр у тебя нет? – интересовалась она.

– У меня есть два брата. Они старше меня, – нехотя отвечал он.

И всё. И больше он о себе ничего не рассказывал. А потом она к нему совсем остыла: прошла любовь-морковь, в общем. И очень часто, когда Серёжка хотел её, она отнекивалась.

– У меня болит нога, – говорила она и, понимая, что звучит это недостаточно весомо, добавляла: – И ладошки.

И Сергей отвечал ей словами из какого-то фильма:

– Любимая, в этом деле ноги – не главное. Поверь.

Она смеялась. Он сдержанно улыбался.

Рита не знала, что же ей делать и решила поискать в интернете ответы на свои вопросы. Сергея дома не было: он после работы встречался с братом или братьями – какая разница? Но всемирная паутина ей ничем не помогла. Все посты в форумах были такие глупые, такие по-детски незрелые – просто зашибись. «Памагите! – писала с грамматическими ошибками какая-то чикса. – У меня есть парень, я его люблю, а у него есть друг. Его я тоже люблю… Я незнаю что делать!»

Она тоже хотела что-нибудь написать и попытала вспомнить, чему их учила в школе Баба Маша, которая вконец достала всех своим Достоевским, нафиг. Воспоминания не приходили.

Рите хотелось написать красиво о своей любви к Лёшке, как в той книге, что подарил ей Сергей на день рождения. Там что-то было такое… Такое очень красивое, неземное просто. Зря она эту книжку тогда не дочитала. Где же она лежит?.. Рита обернулась от монитора и, честно стараясь отыскать, поводила глазами по комнате… Да, куда-то она её засунула.

В груди задрожало что-то и забилось тревожным пульсом. Слёзы уже душили её. Ах, господи! Да что же это такое? Ведь она же всё это чувствует! Ведь в глубине души, на сокровенном донышке её сердца лежат эти чувства!

А сказать не может, блин… Ну, как собака! Просто жесть!

Ей хотелось бы написать, что её любовь сильна и прекрасна, как свет полной луны, освещающей цветущий апельсиновый сад, что она готова целовать следы его ног на земле, что она согласна идти за ним на край света и в дождь, и в снег, и в штормовой ветер, потому что для неё в этом безумном, непредсказуемом, бескрайнем мире всё женское счастье – только с ним, только в нём.

Она хотела, чтобы все поняли, как она страдает и как она любит Лёшку, и какой он классный, но ей не хватало слов. Она поискала и нашла ещё какой-то форум. Опять любовный треугольник: мальчик, девочка и её друг Саша.

«Первое время очень совесть мучила, но потом решила всё оставить, как есть. Посмотреть, что из этого выйдет» ¬– писала девочка.

Ей ответили: «Ну и шлюха!» И Рита была с этим согласна. Это точно. Нельзя всё оставлять так, как есть. Ничего хорошего из этого не выйдет.

Дальше девочке советовали: «Вы пишете, что даже и не думаете морочить им обоим голову, а сами именно этим и занимаетесь. Вы должны сделать выбор, если хотите замуж за кого-нибудь из них».

Если хотите замуж… Ага, вот это уже то, что ей надо! «Какая мудрая девчонка», – подумала Рита и стала читать сообщения дальше.

Дальше «мудрая девчонка» писала: «Ну, или попробуйте во всём признаться своему мальчику и замутить любовь на троих».

На трои-их? Рита опешила и откинулась на спинку кресла. Она глубоко вздохнула, потом выдохнула, успокаивая себя и свои давние воспоминания.

Она тогда замутила с Мишкой и Максом – они её здорово подпоили в тот день и до этого неделю круги нарезали, обхаживали, то – один, то – другой. Ну, она их и пригласила в общагу, когда соседки по комнате не было. И сначала ей это очень даже понравилось. А потом к ним подскочил парень соседки. И как он дверь-то открыл? Она ему хотела крикнуть: «А ты куда суёшься? Тебе здесь места уже нет?» А рот у неё занят, кричать не может. Там Мишка, типа, трудится. Или Макс? Хрен знает! В общем, этот соседкин кекс ей тогда гелевый дизайнерский ноготь оторвал нафиг. Вместе с её собственным, с кровью – это так он к ней в руки лез со своим этим… Так совался.

Так что, нет, только не это. Хватит с неё любви на троих. Она хочет замуж за Лёшку. Решено. Стопудово!

И Рита рванула на форумы невест. Платья, машины, кольца, подарки…

Самая большая заморочка у невест была с платьями: иные наряды так нравились, что ради них готовы были похудеть. Но опытные девчонки не советовали так рисковать, потому что если не похудеешь, то платье может лопнуть в самый неподходящий момент. И тогда будет фигня, сами понимаете. Хотя если платье сильно мало, но на шнуровке и с открытым верхом, то это – самое отпадное. Такое платье будет красиво обтягивать в нужных местах и приподнимать всё, что нужно. Только садиться надо осторожнее, платье может треснуть по швам… Ага! Надо запомнить!

Стиль самой свадьбы тоже обсуждался усиленно. Фотосессия невесты с домашним питомцем – это по-прежнему круто или уже отстой? Покупать ли готовые кольца или сделать на заказ по своему дизайну? Или лучше будут кольца с отпечатками пальцев жениха и невесты?.. Тут Рита улыбнулась, подумав: «Чтобы не подтибрили!»

И букет невесты: кто-то считал, что лучше будет керамический заказать. Кто-то отговаривал: страшно, ведь может разбиться. Поэтому на форуме все пришли к выводу, что предпочтительнее кованый букет невесты – уж этот будет сработан на века. На прикроватную тумбочку потом можно поставить, только не забывай пыль с него убирать… А что? Прикольно!

Платья для подружек не советовали делать чёрными, тёмно-синими, а особенно красными: за красный цвет отвечала планета войны Марс. А вот зелёный цвет – удачный выбор. Светлые оттенки зелёного, оказывается – это цвет Венеры, планеты женственности, благополучия, счастья и удачи… Блин! Как всё сложно, сразу не въедешь!

Свадебным декораторам и их портфолио отводилась целая страница. Обвязанные бантами стулья, задрапированные тканью столики с наставленными на них уже готовыми вещицами типа подсвечников и ваз, ленточки с бусинками одного или разных цветов обсуждались невестами усиленно… Симпатично, конечно, но брать за это такую кучу бабла! Офигеть!

Но почему-то больше всего обсуждали подарки. Советовали: «На свадьбу можно подарить всё, что угодно. Например, постельное белье, красивые кухонные наборы, бытовую технику. Но лучше подарить деньги – пусть молодожены сами…»

От дверей послышался звук открывающегося замка. Рита охнула, закрыла страницу форума и повернулась к двери в прихожую, стараясь что-нибудь сделать со своим испуганным лицом. Наконец, вроде, у неё выдавилась улыбка.

В комнату медленно, утомлённо входил Сергей.

– Здравствуй, зайчонок, – произнёс он, присмотрелся к ней и спросил настороженно: – Ты плакала?

****

Во всех своих переживаниях, в том, что происходило с нею, она обвиняла Крылова. Даже в том, что их свидания с Лёшкой происходили в его квартире – Рита страдала и от этого. Каждый раз, договариваясь с Лёшкой о стрелке, она не находила себе потом места, бегая из угла в угол.

– Это всё Крылов. Это всё из-за него, блин, – твердила она, распаляясь всё больше и больше. – Он сам во всём виноват! Он сам потерял мою любовь!

В чём Крылов виноват, Рита предпочитала не уточнять. Виноват – и всё. Чего тут, типа, не понятного? За любовь надо бороться! Она об этом слышала в телевизоре… С кем бороться и как, Рита не знала. А потом приходил Лёшка, и в его объятиях она забывала обо всём на свете, чувствуя, что она с ним – одна душа, одно тело. А тело у её Лёшки – супер, боевая машина, созданная для любви – а не тело. Просто отпад башки! Когда он медленно шёл к ней в постель со своим штыком, она глядела на него и думала, что бизон – это очень красиво. Или какой другой бык…

А в тот день вообще всё пошло по-дурацки. В тот день Крылов вернулся домой раньше времени – работу он искал, что ли? Крылов вернулся, открыл ключом дверь и сказал ей ликующе:

– Привет, зайчонок!

И увидел.

Лёшка бросился за штанами, а она выскочила из койки и закричала:

– Ты сам во всём виноват! Сам! Сам! Всё! Я от тебя ухожу! Достал!

Крылов молчал. Она начала одеваться и хватать какие-то свои шмотки. Что-то падало у неё из рук, что-то за нею подбирал Лёшка. Наконец, она наткнулась на бумажный пакет и принялась запихивать вещи в него. Лёшка молча помогал. Пакет быстро наполнился, и она остановилась. Лёшка взял у неё пакет и попятился к двери. Она глянула на Крылова, готовая слинять.

– Говоришь, чтобы тренировки были безопаснее? – вдруг сказал тот и брезгливо поморщился. – Секс у тебя получился безопаснее, а не тренировки.

Он смотрел на неё. Лицо его – бледное, чужое. И глаза – серые, незрячие. Прошептал одними губами, как выдохнул:

– Желаю счастья.

– Фак! Да пошёл ты! – крикнула она.

И ушла, хлопнув дверью. Изо всех сил.

****

3. Никогда не бойся перемен


Глава, из которой можно узнать, что от предательства мужчины страдают не меньше женщин.

А ещё: мотобар, квест и что придумывают некоторые матери, чтобы выдать замуж своих дочерей.


Дверь за Ритой захлопнулась, и стало тихо.

Гораздо тише, чем бывает, когда уходит человек. Крылов стоял и смотрел в пустую прихожую, словно кончилась его жизнь, которая ушла, закрыв за собой дверь так, что только косяки не своротила. С жизнью это случается иногда. Он улыбнулся и, привалившись спиной к стене, опять застыл в оцепенении. К вечеру Рита сумеет убедить себя, что их разрыв произошёл по его вине. Пожалуй, она уже сейчас так думает.

Он закрыл глаза, жалея жизнь, и вдруг захлопал в ладоши, разгоняя тишину. Вскричал:

– Вот только не надо себя жалеть! Не надо! Об этом! Думать!

Прислушался. Кажется, тишина уползала прочь на своих мягких, лишённых всякой материальности лапах. По крайней мере, она сделалась не такой тихой, как раньше. Он огляделся в поисках Своей Любимой Книги. Увидел её и бросился к полке. Открыл наугад, ткнул пальцем в страницу и громко, с выражением прочитал: «Никогда не бойся перемен – иначе мечты так и останутся мечтами!»

Он решительно полез на антресоль и вытащил свой чемодан.

– Мы набираем силу, когда освобождаем физическое пространство! – прокричал в лицо тишине, в лицо своей жизни, чтобы они знали, стервы.

      Принялся собирать Ритины вещи, которых осталось, конечно же, много. Ходил по комнате, безжалостно сгребал пузырьки, пилочки, щётки, тряпки и швырял в чемодан, стараясь ничего не пропустить. Потом закрыл чемодан, отнёс в прихожую и поставил, придвинув к двери ногой. К самой двери. Вплотную. Рита явится за своими вещами, конечно, и сразу увидит. Вернулся в комнату, глянул на пилон и сказал жёстко:

– А вот пилон я никому не отдам, мать вашу!

Он подтянулся на пилоне до потолка и повис на одной руке. Как бандерлога.

Надо было начинать другую жизнь.

****

На следующий день на новом месте работы он увидел девушку. Её везли на офисном кресле по коридору две другие девчонки, наверное, в туалет. Они улыбались, едва сдерживая хохот, вот только самой девушке было не до смеха: она смущалась, краснела, не зная, куда деваться. У неё оказался разорван мениск – серьёзная травма, и он знал, что это такое. Вечером он подвёз девушку с работы домой. Её звали Верочка.

Девушка оказалась тихой, таинственной, похожей на заколдованную принцессу с пепельными, поднятыми вверх волосами и по-детски гордым ртом. Сначала Крылов пожалел её из-за колена, а потом… Он не понял, как это случилось, но потом, когда Верочка немного поправилась, они начали проводить вместе и выходные.

А сначала, спустя неделю на новой работе, его вызвала к себе менеджер по управлению персоналом Елена Михайловна. Крылов ещё во время своего оформления заметил её странный, совсем не профессиональный интерес к себе. Она выспрашивала подробности о нём скорее с житейской стороны: кто его отец и мать, где работают его братья. Крылову стоило большого труда отвечать вдумчиво и следить за своими словами. И вот теперь он сидел у стола кадровички и с удивлением понимал, что та смущается.

– Сергей, хочу признаться, что вы произвели на меня очень благоприятное впечатление, – начала Елена Михайловна издалека.

Крылов склонил голову. А что тут скажешь?

– И у меня есть к вам личная просьба, – сказала она и замолчала.

Крылов опять кивнул, изобразил бровями «я весь внимание» и поощрительно улыбнулся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное