Нина Лун.

Переливы тёмно-фиолетовой души



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Слишком серо, чтобы жить

Мелодия красок так и выпрыгивает из стеклянной витрины и просится в руки. Не могу устоять перед искушением и не купить новый и драгоценный, как и все предыдущие, сундучок с сокровищами – упаковку цветных карандашей. Мне необходимо для счастья лишь две составляющие: листок бумаги – бесконечное пространство фантазий, и карандаши – воля, воплощающая мечты в жизнь.

– Ио, вот ты где! Опять зависаешь в этом магазинчике.

– А я смотрю, ты уже опустошила пару десятков бутиков. – Улыбаюсь во всю, нисколечко не сдерживая ехидства.

– Каждый купил, что хотел.

– Вот здесь я с тобой полностью согласна.

Мы обе посмеявшись, и довольные нашими выполненными задачами, взяв друг друга под руки, направляемся отмечать сдачу моего проекта и удачное окончание третьего курса в художественной академии.

Пока я решаю, какой напиток заказать к чизкейку, моя сестра уже строит глазки молодому и симпатичному официанту, а он не прочь пофлиртовать и всяческими приёмами старается привлечь её внимание.

– Чашку холодного чёрного чая, пожалуйста. И можно побыстрее, мы торопимся.

Официант в форме тусклого цвета вежливо улыбается, чиркая у себя в блокноте, но выглядит немного раздражённым, так как его отвлекли от милой беседы.

– Но нам же никуда не нужно идти. – Заметив мою ухмылку, Ита недовольно цыкает. – Вечно ты так! Твоя забота как всегда чересчур. Между прочим, ты могла бы быть немного повежливее и просто приветливо ему улыбнуться. Он же как раз твоего возраста и, похоже, что тоже студент. Когда он вернётся, познакомься с ним.

– Это по твоей части, – отрезаю я и отворачиваюсь к окну.

Да, я беспокоюсь за сестру, ей всего шестнадцать лет, а она только и думает о свиданиях, а может быть во всём виноваты гормоны. Но у неё большие зелёные глаза, ну точно как у колдуньи, светлые и ухоженные волосы, стройная и изящная фигура, и этой естественной красоты и природного очарования у неё не отнять. Она красива, мила и светится жизнью, и ни одно из этих качеств я не могу отнести к себе. Но дело не только в том, что я не так привлекательна, просто для меня этот мир выглядит как серое полотно, и я не могу разглядеть в нём разноцветные тона. И видимо это и отталкивает людей от меня, а парней так тем более. Ещё в школьные времена, я влюблялась, как и все нормальные девочки, но никогда не чувствовала взаимной симпатии. А сейчас я как будто перестала верить, что что-то может получиться и поняла, что мужчин я не интересую как женщина. Все женские чары достались моей сестре, и поэтому она встречается с парнями за нас двоих.

– Спасибо. – Звонкий, но приятный голос Иты уводит меня от размышлений.

Я собиралась тоже поблагодарить сотрудника этого небольшого уютного в современном стиле кафе за его труд, но его обходительность сосредотачивается исключительно на кокетливой блондинке, и я понимаю, что он намеренно игнорирует меня. Поставив воздушное пирожное и стакан апельсинового сока для сестры, а затем чизкейк и чашку чая для меня, он желает приятного аппетита, и я всё ещё хочу проявить вежливость, но он мгновенно ускользает к другим столикам.

Сестра сердито качает головой.

Охлаждённый чизкейк с черникой и клюквой мог бы быть намного вкуснее, если бы не досадное чувство отстранения. Я не от мира сего, определённо. А сестра часто называет меня странной, но это любя, ведь именно она не даёт мне впадать в уныние и замыкаться в себе. Она всегда открыта и доверяет мне все тайны своего молодого и хрупкого сердца. Единственное, что я не часто отвечаю ей тем же.

День только начался и идти домой не хочется, тем более ясным тёплым солнечным днём. И мы решаем не торопясь прогуляться и уже отошли от кафе, как Ита вдруг взвизгивает.

– Ой!

– Что случилось? – стараюсь сделать тон мягче, когда вижу, как она невинно хлопает глазами.

– Я оставила сумку с новыми вещами в кафе.

Я закатываю глаза: так и знала.

– Пойдём обратно. – Я уже развернулась и жду от сестры того же.

– Посмотри на каких я каблуках! – Она приподнимает ногу, демонстрируя мне открытые туфли на высоченных каблуках. – У меня и так уже ноги отваливаются, и если пойду назад, то до дома тебе придётся тащить меня на себе.

– Я знаю, ты меня специально выводишь. – Угрожающе говорю я, но не могу устоять и уже в пути кричу ей. – Подожди меня здесь.

Я широкими шагами лечу по направлению к кафе, благо кеды позволяют, и увидев вывеску с названием кафе «С возвращением», что очень даже в тему, увеличиваю скорость.

Захожу, немного тяжело дышать, но направлюсь к столу заказов и на полпути слышу радостный возглас.

– О, вы вернулись!

Я оборачиваюсь и вижу перед собой официанта, что обслуживал наш с сестрой столик. Он же крутить головой в надежде лицезреть другую девушку.

– Да, моя сестра недотёпа забыла здесь вещи.

Зачем я назвала сестру недотёпой? Чтобы понизить её в глазах этого незнакомого парня? Неужели я становлюсь, как и все женщины, немного стервой?

– Да-да, я сейчас их принесу. – Вежливо, но немного с досадой говорит официант, уходит и скрывается под высоким столом заказов.

Хотя нет, никакие слова о ней не смогут затмить её доброту и красоту.

Он быстро возвращается и протягивает пакет.

– Э-э, спасибо, – я неуверенно тяну руку к складной сумке с покупками.

– Не за что, – мило улыбается официант с короткими каштановыми волосами.

Я забираю пакет и стою смотрю на него. И что теперь, просто взять и убежать?

– Что-то ещё? Может, желаете заказать напиток с собой.

– Да, пожалуйста.

Зачем я согласилась?

– Воды без газа. – Быстро говорю я, что приходит первое в голову, заметив ожидающий взгляд.

– Сейчас, одну минуту.

Не проходит обещанного времени, как официант возвращается. Я стою уже наготове с приблизительной суммой и отдаю деньги.

– Подождите, сейчас принесу сдачу.

– Не нужно. И спасибо.

– Благодарю вас, – широко улыбается официант. – Всего доброго. Заходите ещё.

– Непременно, до свидания.

И я почти изящно вылетаю из кафе. Ну, вот же могу быть милой, когда захочу, и он мне приветливо улыбался. Может, я не так уж и безнадёжна. Настроение поднялось, но ненадолго. Иду туда, где оставила Иту, но не так быстро, как следует. Ничего страшного, подождёт.

Хоть и много зелени, и разнообразных цветов посажено по всему городу, мне всё равно чего-то не хватает. Становится тоскливо среди этих отягчающих и одинаковых зданий, людей порой довольно равнодушных и даже злых, блестящих снаружи, но опустошённых внутри. Иногда мне так хочется убежать, улететь от этого бесчувственного серого существования. Но как я могу оставить дорогих мне людей.

И вот я добираюсь до места, но Иты нигде не видно. Ну да, мы точно расстались здесь, и где она бродит? Через дорогу есть книжный магазин, возможно, она там. По сестре и не скажешь, что она много читает, и единственным её словам, которым не верят, это когда она убеждает, что любит книги. Уже нацеливаюсь переходить дорогу, как в голову приходит запоздалая мысль о том, что проще позвонить. Возвращаясь на прежнее место, отыскиваю телефон в рюкзаке и набираю номер Иты, жду ответа. Начинаю прислушиваться, когда между гудками прорезаются звуки весёлой песни. Они совсем рядом и доносятся из-за дома. Следуя за мелодией, я дохожу до проёма между зданиями, образующими туннель, и вижу сестру и нависшего над ней мужчину. Ита и так небольшого роста, а с широкоплечим и высоким мужчиной она выглядит совсем миниатюрной. Он выставил руку вперёд и упирается ею в кирпичную стену, преграждая путь девушке, но, похоже, что она вовсе не против его общества.

– Харита, ты что делаешь? – я начинаю медленно подходит.

Но она не обращает на меня никого внимания, а смотрит на взрослого мужчину и, прижавшись к стене, податливо внимает его речам. Он явно намного старше моих двадцати лет, и уж тем более превышает года подростка. Я повышаю громкость и настойчивость голоса:

– Я же просила ждать меня!

Тогда мужчина поворачивает голову в мою сторону, и от его пристального взгляда становится не по себе.

– Харита, ты знаешь его?

Но, кажется, Ита оборачивается не на мой вопрос, а хочет узнать, почему на неё больше не обращено мужское внимание.

– Ио? – она удивленно смотрит на меня. – Что случилось?

– Это я у тебя хочу спросить!

Ита легко проскальзывает под мощной рукой и бежит ко мне.

– Я ждала тебя. Почему так долго? Пойдем, я покажу тебе серёжки, которые мне приглянулись. – Как ни в чём не бывало рассказывает Ита, забирает сумки с вещами и воодушевлённо скрывается из переулка.

Я растерянно стою и не улавливаю происходящего.

– Ладно, ты тоже сойдёшь.

Я поворачиваюсь, а в метре от меня уже образовалось препятствие. Он красив, не спорю. Волосы золотисты и аккуратно уложены на правую сторону, глаза опустошённого серого цвета, а строгий костюм совсем не сочетается с его поведением. Но как можно так быстро увлекаться и поддаваться на слова незнакомого человека? Он делает шаг, и я едва достаю ему до плеч.

Я даже не отхожу – я отпрыгиваю.

– Вам должно быть стыдно! Заманиваете девушек, пристаёте к ним и даже не знаете, сколько им лет!

Сама не верю собственным словам: таким властным людям стыдно не бывает, а то, что он именно такой видно сразу.

Мужчина смотрит на меня не отрываясь, а его улыбка настолько слащава, что мне окончательно становится противно, и я быстрыми шагами начинаю двигаться к главной улице.

– Не спеши. – Спокойно приказывает он. – Ты мне должна заплатить за то, что моя добыча убежала.

Добыча?

– Что Вы сказали? – я быстро возвращаюсь и с трудом сдерживаю желание врезать ему рукой или ногой. – Вы мерзкий, вульгарный тип! Никогда не смейте даже приближаться к девушкам с такими гнусными намерениями!

Я должна была сказать это, пусть даже звучит глупо. И вдобавок это развеселило его. Я перебарываю злость, и ноги быстро уносят от него.

Чёрт, он хватает меня, его рука крепко держит мою, и мне никак не вырваться. Какой же он сильный, а Ита такая хрупкая, что уже бы рассыпалась на части, как цветок скованный льдом. И тут в голове рисуется картина, как эти омерзительные лапы хватают мою сестру. Злость захлёстывает меня, а зрелище, созданное воображением, придаёт мне сил. Я разворачиваюсь и замахиваюсь правой рукой сжатой в кулак. Но он ловит мой удар, и теперь я не могу пошевелить обеими руками, и вдобавок ещё рюкзак падает с плеча и перевешивает правую сторону. Он с таким удовольствием наблюдает за моими тщетными попытками, что его морда захлёбывается в улыбке.

Пора внедрять в бой более тяжёлую артиллерию – удар ноги прямо в пах. Я уже нацеливаюсь на удар, как мерзкий тип вдруг громко вдыхает, бросает мои руки, начинает кашлять и будто задыхаться. Он падает на колени, дрожь перерастает в тряску, сдавленный крик вырывается из его груди.

Это мой шанс! Я уношу ноги, но мысли о том, что у него приступ и вдруг ему необходима помощь, заставляют меня сбавлять темп. А может это вовсе ловушка, но он так естественно корчился от боли, и тем более я уже была почти в безвыходном положении, ему незачем было меня отпускать. Я останавливаюсь и хочу повернуться, но рука вдруг дико загорается ужасной болью. Я вскрикиваю, смотрю на правую руку, а она вся обвита колючим стеблем, который впился мне во всё предплечье. Я стараюсь сорвать растение, и с каждым моим рывком, шипы словно входят ещё глубже. Но у меня всё же выходит оторвать стебель, и я в ужасе бросаю его на землю. Откуда оно взялось? Как же больно! Зажимая левой рукой раны в правом предплечье, я смотрю на стебель, и оно на глазах засыхает и чуть ли не исчезает полностью. Я оборачиваюсь, узнать, что же с мерзким типом, а он тоже испаряется с места нападения. Пока я возилась с растением, он успевает удрать. Раз сумел подняться на ноги, да ещё убежать, значит, сможет сам о себе позаботиться.

– Ну, ты где?

Я оборачиваюсь, а Ита стоит в недовольной позе, поставив руки в бока. Медленно иду к ней, ещё раз бросив взгляд на колючий стебель, подбираю рюкзак, что свалился одновременно с мужиком. Ита меняется в лице, когда замечает мою гримасу боли.

– Что произошло? – она пытается оторвать мою руку, чтобы посмотреть, что я скрываю.

– Не знаю, это было довольно странно.

Я показываю ей руку. Там лишь несколько следов в виде глубоких небольших порезов.

– Что это? – Ита длинными ногтями подцепляет оставшийся шип, который я не заметила.

– Ай!

– Прости. Мерзость какая! – она недолго рассматривает кусочек растения и с отвращением кидает на асфальт.

– Почему ты пошла с ним? – застаю я вопросом сестру врасплох.

– С кем?

И вот опять это невинное выражение лица, но сейчас оно действительно пронизано непониманием.

– Мужчина, светловолосый, в пиджаке, высокий такой, – я вытягиваю руку вверх, насколько только могу.

Она, наверное, прикалывается надо мной или может, не хочет говорить об этом, надеюсь, ей всё-таки стыдно за своё поведение.

– Странная ты, – Ита опасливо улыбается, глядя на меня. – Пойдём-ка домой. – Она берёт меня за здоровую руку и уводит из этого злополучного переулка.


– Иоланта, опять умудрилась куда-то свалиться? – мама вздыхает и бежит за аптечкой.

– Да, в кусты.

– В кусты? – кричит мама из другой комнаты, а вернувшись, продолжает. – Я даже не буду спрашивать как.

Мы с сестрой решили ничего не рассказывать, потому что Ита до сих пор не признаётся, что обжималась с незнакомцем в подворотне, и во избежание недопонимания решили оставить этот случай между нами.

Мама быстро справляется со своей привычной работой – обработкой моих ран, и внятных объяснений так от нас и не дожидается. Умение Иты заговаривать зубы редко действует на маму, но в этот раз она была слишком взволнована, чтобы заметит нашу уловку.

Вечер за разговорами и делами наступает быстро. Овощное рагу получилось очень вкусное, то ли от того что все учувствовали в приготовлении, то ли это из-за стресса я испытывала нестерпимый голод.

Половину следующего дня я пребываю в постели, отсыпаясь за весь семестр. Остальная часть дня пролетает в поисках работы, причем, не выходя из дома. Интернет – хорошая штука, если знать меру. Но ни одна вакансия не подходит, везде требуется опыт работы и законченное высшее образование, даже на временную работу высокие требования. И как, скажите мне на милость, получить опыт работы, если никто не берёт без опыта работы? Замкнутый круг какой-то. Даже Ита работает в небольшой компании уже почти месяц, вися на телефоне и предлагая людям подключить различные теле услуги, но такая работа не для меня.

Я окончательно расстраиваюсь и сажусь рисовать. Хоть так я могу быть счастливой, просто занимаясь любимым делом. Свобода – вот что я чувствую, когда рисую. То, что не в силах сделать в реальной жизни, я могу воплотить на бумаге, рассказывая свои мысли, идеи, чувства. День проходит для меня не зря, если я рисую.

Но ночь становится мучительна, постоянно мне что-то не даёт покоя. Я просыпаюсь каждые полчаса, но это не рука меня беспокоит, она на удивление быстро заживает. Снятся чьи-то прикосновения, кто-то хватает меня во сне, и это заставляет вздрагивать и просыпаться. Надеюсь, хоть день будет удачным.

Глава 2. Лиловые терзания

Ну и где она? Мы же договорились встретиться около её работы, но как мне сообщила довольно скверного характера худощавая женщина из офиса, Ита ушла с работы пораньше. Как она может работать в таком коллективе, если я уже с порога почувствовала угнетающую атмосферу.

И это надо было постараться, чтобы забыть дома мобильный телефон, хотя обычно она не расстаётся с ним ни на секунду. Если бы я знала, что так получиться, продолжила бы искать работу, а сегодня воскресенье – короткий или вообще нерабочий день, я уже ничего не успею сделать. Сокращу, пожалуй, путь, чтобы поскорее добраться до дома и навалять подзатыльников сестре.

Выхожу на тропинку, идущую вдоль высокого откоса, и наслаждаюсь этим уголком природы: деревья, разрослись перед окнами, отводя дома на второй план, а вокруг открывается просторный вид, созданный свежей насыщенной зелёным травой и кусочками ярких летних цветов. Но сегодня над этой красотой нависли угрюмые тучи, и она изо всех сил старается не блекнуть под натиском серости.

Я выставляю вперёд руку, проверить, точно ли начинается дождь. Редкие капли быстро сменяются несущимися к земле крупными частицами воды, становясь одним потоком. Как некстати дождь. Благо зонт взяла с собой, хотя обычно, когда он при мне, то как оберег от смурых и плачущих туч.

– Ай! – Невольно кидаю я сквозь зубы, когда встаю в мокрую траву, обходя уже успевшую наполниться водой ямку.

Ну вот, теперь правая нога сырая, и даже любимые кеды не спасают. Может, не надо было идти по короткому пути. Когда увижу сестру – прибью!

Ветер дует мне навстречу, захватывая за собой капли дождя, и зонтик пришлось опустить так, что теперь он загораживает мне весь обзор. Я иду слишком быстро и не замечаю, куда ступаю.

Я запинаюсь, но на удивление не падаю. И когда вновь хочу стартовать, вижу перед собой пару тёмных кожаных сапог. Невольно вздрагиваю. Нужно посмотреть на того, кто додумался в сапогах ходить летом. Однако в нынешнюю погоду это не кажется такой уж неудачной идеей.

Я приподнимаю зонт, но сапоги вдруг исчезают. И не оттого, что этот одетый не по сезону человек делает шаг, а просто исчезают, испаряются в воздухе. Я быстро моргаю несколько раз, наверное, хочу привести зрение в норму от того, что мне почудилось. Я стою и держу над собой зонт строго вертикально, но никого действительно нет. Поворачиваю корпус вправо, затем влево. И тут чувствую, как зонт резко выскальзывает из моей руки и отлетает в сторону, падает справа от меня на траву и валяется раскрытым, укрывая от дождя небольшую горстку цветов.

Но моё недоумение заканчивается внезапно. Я ощущаю удар, причём спиной и головой. Боль отдаёт в виски, и я не сразу понимаю, что лежу на мокрой земле, но зато холод помогает быстрее прийти в себя.

Тяжело. Что это? На меня кто-то навалился! Я в панике ищу спасение, но вижу только серое небо, из которого градом льётся вода и попадает в глаза, и всё что я могу делать – это беспомощно моргать. Не могу повернуть голову, а кричать тем более. Большая рука крепко закрывает рот, сжимая челюсти так, что больше хочется кричать от боли, а не звать на помощь. Ноги будто онемели, их прижали к земле так, что я в силах пошевелить только самым дальним отделом конечностей – стопой. Руки! Я не могу двигать своими руками! Они над головой и прижаты к земле, и они словно связаны. Я пытаюсь расцепить запястья, но тут же чувствую, как их ещё сильнее стягивают. Но когда это их успели связать верёвкой?

Господи, он такой тяжёлый. Чёртов маньяк!

Первые секунды дезориентации проходят, я пытаюсь выкрутиться. Но чем сильнее я начинаю дёргаться, тем плотнее меня прижимают к земле. Вся спина мокрая, всё сырое, но вот сверху так тепло, даже жарко. Краем глаза я замечаю что-то чёрное слева от меня, а когда щеке становится щекотно, я понимаю, что это волосы спадают с его головы.

Мне страшно, и я ничего не могу сделать! Я зажмуриваю глаза в надежде, что всё это исчезнет, и когда я включу свет, то все монстры разбегутся.

Я замираю. От подбородка по щеке и до самого виска движется тёплое и влажное.

А-А-А! Он ещё и извращенец! Он облизывает меня!!!

Я снова начинаю выворачиваться, вместо крика мычать и слышу его выдох с усмешкой. Теперь я начинаю злиться из-за того, что он наслаждается этим.

Я с трудом могу дышать: мой нос может вдыхать лишь только одной половинкой, а на грудную клетку надавили всем весом. Видимо заметив мои попытки сделать глубокий вдох, маньяк приспускает руку с лица. Я втягиваю воздух всей мощностью своих дыхательных путей. Свежий аромат влажной травы заполняет мои лёгкие, но вместе с тем другой запах впивается мне в нос. Отдаёт металлом и, кажется, кровью. Становится совсем не по себе. Паника вновь обуревает мозг. Теперь я дышу ещё чаще, громче и глубже.

Его лицо по-прежнему слева, и я не могу ничего разглядеть. Я чувствую, как приподнимается его грудь. Он тоже стал глубже дышать. Кажется, он нюхает меня. Ужас! Я не могу больше!

Я вздрагиваю. Его свободная правая рука впивается в моё бедро. Его пальцы поднимаются всё ваше, а сжимают ещё сильнее. Его хватка обжигает мою обнажённую ногу.

Надо было надеть штаны, а не шорты, да ещё и короткие. Как я могу думать о таких мелочах в угрожающей моей чести ситуации? Соображай лучше как выбраться!

Ноге теперь не так жарко, джинсовая ткань хоть как-то отгораживает меня от его лап. О нет, его рука теперь движется к животу. Пальцы хватаются за край рубашки и начинают медленно задирать её вверх, а потом и вовсе проникать под тонкий слой одежды.

Похоже, он совсем не торопится и даже не беспокоится, что его могут застукать. Хотя разве сейчас кто-то кинется на помощь.

Ой! Совсем горячо, живот словно расплавляется под его ладонью!

Рывок. И слышу звон. Это металлическая пуговица оторвалась от ткани, и теперь ничего не мешает ему сделать отвратительные вещи.

– М-м-м.

Его голос звучит насмешливо и похотливо. К горлу подкатывает отвращение.

«Нет! Нет, не смей!» – Кричу я, а наружу вырывается лишь нечёткое мычание.

Отпусти! Не надо!

Не оставляя попыток освободиться, я вдруг чувствую лёгкость, а руки и ноги распадаются в разные стороны. Ещё мгновение я лежу, распластавшись на помятой лужайке. Но услышав хриплое дыхание неподалёку от себя, резко поднимаю корпус, опираясь на руки и поджимая ноги.

Стоя на коленях, он почти припал к земле. Левая рука упирается в землю, видимо с трудом удерживая тело, а правая вцепляется в грудь, скомкав одежду в кулак. С шумом он хватает воздух, а из груди вдруг вырывается сдавленный крик, смешанный с рычанием.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10