Нина Еперина.

Целители Душ



скачать книгу бесплатно

Вдоль дивана расположились тапки разного предназначения, для балкона, для лестницы, для дома. Там же лежали пару телефонов, пульты для телевизора и музыкального центра, и несколько книг для чтения. При этом вкус у Сергея резко изменился. Он стал читать только изотерику, всевозможные предсказания, а по телевизору смотрел теперь только новости или мистические каналы, которых в ящике было достаточно.

Когда дочь, наконец-то, улетела, Аня даже вздохнула свободно. Ей хватало и мужа…

Так прошла зима.

Второй приступ случился на улице. Единственный раз, когда ранняя, весенняя погода была на удивление прекрасная, Сергей решил выйти во двор. В лифте все было хорошо, потом Сергей добрел до скамейки. Аня вынесла пледы, усадила Сергея на один и укрыла сверху вторым, чтобы не замерз, хотя на улице было всего пять градусов мороза и необыкновенное солнце! Яркое и теплое.

Сергей наблюдал за синичками, которых прикармливал крошками, а Аня побежала домой присмотреть за едой на плите. Ее не было ровно десять или пятнадцать минут. Когда она спустилась вниз, около Сергея сновали врачи, стояла «Скорая помощь» и, разложив на уличной скамейке, врачи делали ему электростимуляцию двумя электродами прямо на открытом теле, оголив живот и грудную клетку, белым пятном толстого живота украшая двор.

Оказалось, что у него был приступ с остановкой сердца. На счастье Сергея, именно в ту минуту, когда он рухнул за скамейку, мимо ехала «Скорая», а очередная сердобольная бабушка вовремя оказалась около «больного», как обозвали его врачи.

Сергей Петровича увезли в больницу и, как оказалось, надолго. Он провалялся в кардиологии почти две недели. Это была самая обычная городская больница, в которой не делают операция на сердце, но лечащий врач проникся уважением к Сергею Петровичу и решил его «поддержать», пока сам «больной» примет решение, что ему делать дальше?

Сергею нравилось лежать в больнице. Аня постаралась оплатить отдельную палату с телевизором и туалетом, потому что у Сергея появилась брезгливость к общественным сан. узлам, плюс сам поход по коридору в туалет отнимал последние силы. У него распухали ноги и были похожи на кувалды, поэтому от сердечных отеков ему кололи мочегонное и отдельный туалет спасал бы Сергея от ужаса общественной жизни. Именно поэтому он сильно капризничал до тех пор, пока Аня не перевила его от соседей в «одиночку», как стал шутить Сергей Петрович.

Когда его выписали, Анна была похожа на жертву Освенцима. Она похудела, пожелтела, подурнела, и под глазами появились не мешки даже, а полноценные хронические синяки с зеленым отливом.

Приехала дочь и ахнула! Мать была в таком жутком состоянии, что в пору краше в гроб кладут. А у Юли за это время появился мальчик, а у мальчика был папа «со связями» во врачебных кругах. Вот тогда дочь и приняла решение – забрать отца в Израиль и решать проблему до ее окончательного решения.

Глава пятая. Израиль

– Заграница нам поможет! – шутил Сергей Петрович весь рейс, хотя сил на шутки у него совсем не было. – Или не поможет…, – сокрушенно вздыхая, заканчивал он фразу.

«Все равно я никаким врачам не верю! Это все выкачка денег из народа! Что они мне могут сделать? Сердце поменять? И надолго? Зачем его менять! Это все пустое…» с горечью думал он весь полет.

Юля следила за отцом с испуганным выражением лица.

Она боялась перелета, потому, что мать напугала ее рассказом про последний приступ. Отец уже несколько месяцев не выходил на улицу, и сегодняшняя поездка в аэропорт была для него очень сложной и изнурительной.

Но они удачно добрались, получили в амбулатории при аэропорте инвалидную коляску и нормально загрузились через подъемник. Сейчас отец пытался шутить и балагурить, а на самом деле все внутри Сергея Петровича колыхалось и мелко дребезжало. Он очень боялся аритмии. Сергею казалось, что взлет непременно вызовет полную остановку сердца, поэтому и пытался шутить через страх и панику, обливаясь холодным потом.

Юля постаралась как-то отвлечь отца от страха и пыталась уговорить его выпить снотворное, что, в конце концов, ей и удалось. Постепенно он утих и уснул в кресле до самого прилета, только Юля все время прислушивалась к его дыханию, и ладонью проверяла грудь. Сердце билось без сбоев, и когда самолет уже приземлился в аэропорту Бен-Гурион, Сергей Петрович все еще спал.

Он первый раз летел в Израиль, хотя должен был лететь уже второй. К Израилю у Сергей Петровича было двоякое отношение. Во-первых – сами евреи ему изначально не то, чтобы не нравились, но вызывали своеобразные чувства из-за Иисуса из Назарета.

Нет! В Бога он не сказать, чтобы верил или не верил, он его побаивался. Побаивался даже думать на эту тему. А вдруг ОН есть, тогда ПОТОМ, на том свете, придется за это отвечать! А если ЕГО нет, тогда обидно, потому что пропадает слабая надежда на загробную жизнь и остается только уверенность про червяков в могиле. А так как эта самая могила маячила перед глазами в реальном будущем, Сергею становилось еще страшнее, до холода под желудком.

А во-вторых, у нас у всех в подкорке действительно торчит что-то необъяснимое про этих евреев, которых мы считаем очень хитрыми и изворотливыми.

Сергей Петрович в последнее время погряз в чтении и чего только не читал, особенно по эзотерике и истории. Так вот! Он тут недавно книгу купил, как раз про евреев, точнее про жидомасонов, которых автор обвинял во всех мировых бедах и доказывал с карандашом в руках, сколько человечества погибло из-за них за всю историю самого человечества. Цифра получалась умопомрачительная! Получалось, что одна треть населения всей Земли была уничтожена евреями!

В первый же день Сергей уговорил дочь отвести его в Иерусалим. Юля отнекивалась, как могла, но последняя фраза отца заставила искать знакомых, которые могли бы помочь им посетить Святую Землю.

– Юля! Как ты можешь отказать отцу в самом, может быть, важном, перед порогом Вечности! А вдруг я завтра не проснусь или упаду и всё! А я должен умереть успокоенным в своей Душе, потому что в ней накопилось слишком много вопросов… А потом, ты зря боишься, я еще могу ходить и перенесу поездку.

Знакомые ребята нашлись и очень помогли Юле. Они где-то взяли напрокат инвалидную коляску и действительно организовали посещение самого главного Храма, где был распят Иисус. Храм Гроба Господня. Главная Христианская Святыня Мира!

Это был единственный день, когда Сергей Петрович мог посмотреть саму страну хотя бы из окошка машины, потому что времени на экскурсии не оставалось.

Страна ему не понравилась. Зелени мало, кругом голые, желтые камни и песок. Дорога на Иерусалим проходила в некоторых местах между высокими стенами по границе с соседней Иорданией и наводила на тоскливые мысли. Кругом было очень много военных, которые рассматривали тебя очень пристально и с подозрением. Полицейское государство…

Сергей Петрович сам обошел весь Храм изнутри, кроме второго этажа, где находилось Распятие, потому что сил дойти туда пешком и по лестнице на второй этаж у него не было. Но он сам освятил иконку на плите со ступней Иисуса, потом сам вошел в часовню-Кувуклию, и завис там! Кувуклия была отдельным помещением, находилась внутри Храма и к ней стояла целая очередь.

Обычно все посетители медленной вереницей проходят через нее, не задерживаясь, а Сергей Петрович вошел и пропал! Юля ждала его целый час, а потом отправилась на поиски. Отец стоял носом в угол около плиты, на которой когда-то лежал Иисус, а сейчас около нее стояла монашка и читала молитвы, и плакал! Целый час! Юля еле вывела его оттуда с трудом и уговорами.

Потом они сидели в кафе на улице, пили кто чай, кто кофе и ждали, когда Сергей Петрович успокоится и придет в себя от нервного перенапряжения, которое на него напало.

– Доча! – рассказывал он очень тихо, как бы интимно. – На меня, прям, что-то нашло! Я не мог остановиться! Слезы сами лились без остановки! Что это было?

– Папочка. Здесь у людей часто именно так случается. Это наши Души чистятся! У меня тоже было, правда, не так долго. Но это хорошо.

– А ты знаешь! Мне это было просто необходимо, оказывается! Я теперь уверен, что Бог на Небе есть! Как будто он со мной поговорил и успокоил! Мне стало так даже спокойнее жить дальше и не бояться смерти…

Клиника, куда на следующий день приехали Сергей Петрович, Юля и Генрих, мальчик Юли, была огромная. Это суперсовременное чудо архитектурной мысли, сплошь из стекла и бетона, красиво рисовалось на голубом, солнечном, мартовском небе Тель-Авива. Большой, высотой в несколько этажей, вестибюль, посреди которого, прямо в воздухе подвесной мост соединял этажи и лифты вызывал уважение и восхищение.

– Ой! Доча! Смотри как у них все помпезно и объемно! – Сергей Петрович покачал головой. – Еще бы цены сделали приемлемыми, было бы на много лучше! Но, это же все надо на что-то содержать?! Думаю, что мы вряд ли их осилим!

На лифте добрались на нужный этаж, где их удивила мед. сестра, говорящая по-русски. Все было чисто, красиво, бело и стерильно, как и должно быть в мед. учреждении. Облупленных стен, как в амбулатории в их деревне, где у мамы дача, не было. Потом провели в кабинет к врачу, которая оказалась еврейской женщиной среднего возраста. Звали ее Ириной, и она тоже была «русской» по фамилии Корхина.

– Они что, все тут «наши» или встречаются и настоящие евреи? – шепнул Сергей Петрович дочери. – А кабинет у нее нехилый! Смотри, чего делается? Весь набит приборами, не то, что у нас. У нашего врача, типа Владимира Ивановича, кроме фонендоскопа больше ничего нет, а для сдачи анализов надо еще поездить по лабораториям. А тут все на месте.

Ирина молча перечитала всю папку «Дело», с «ну, очень дорогими бумагами», раскладывая их перед собой, совсем как Сергей у себя в кабинете, почитала все «отказные» бумаги и приступила к осмотру.

Сергея Петровича сестричка уложила за шторку на УЗИ сердца, и врачиха приступила к устному «опроснику». Тема звучала та же. Когда все началось? С чего все началось? А когда он стал рассказывать про грипп, то ли птичий, то ли свинячий, она не поверила:

– Я посмотрела ваши документы. Не может быть, чтобы за три месяца ваше сердце совершило такой скачек! Наверняка оно и раньше у вас болело, но вы не обращались к врачам.

– Но, там же все написано! – возмутился Сергей Петрович. – В январе я прибыл в санаторий Воронежа и там, в «Деле», есть кардиограмма. Все было хорошо. А уже 10 мая меня увезла «скорая» с полным отеком легкого и температурой за сорок! Через четыре месяца! А друг мой сгорел за три дня! Умер, бедный! Я все-таки, уверен, что это осложнение от гриппа. Уверен.

– Это уже не имеет значения. Все ваши диагнозы я подтверждаю и могу предложить только одно. Трансплантацию. Кстати. У нас не имеет значения, каков возраст у оперируемого. В ваши годы мы готовы вас оперировать. Нет проблем! Операция у нас платная. Вы в курсе. Плюс предоперационный период, плюс послеоперационный, плюс реабилитация. Итого все вместе обойдется вам в сто семьдесят тысяч долларов. Ну, может быть еще какие-то незначительные расходы…

Сергей Петрович чуть не упал с лежака, на котором лежал! У него не было таких денег! Даже если они с Аней продадут свое ДЕЛО, всё, целиком, вряд ли наберется такая сумма, хотя в свое время они вложили в него на много больше, но это когда было! Да и продать сейчас просто нереально! Из-за американских санкций на Россию цены упали, точнее даже рухнули, денег ни у кого нет и покупателей, поэтому, тоже. Сейчас вся страна в блокаде, как Ленинград в сорок втором. Хотя это и называют санкциями, но на самом деле, весь мир воюет, кровью залит, кредитов вообще не дают, или дают под сумасшедшие проценты, которые никогда не отдать и где взять такие деньги?

– Спасибо большое. Мы подумаем. – промямлил Сергей Петрович, заправляя рубашку, застегивая брюки и пересаживаясь на стул около врачихи.

– Да, да. Подумайте, посоветуйтесь, а если решитесь, то знаете, где меня искать…

– А вы мне, пожалуйста, чего-нибудь напишите. Какое-нибудь письмо или ваше мнение.

– Хорошо. Подождите в приемной.

Сергей, Юля и Генрих уселись в приемной, и стали молча смотреть по сторонам. Разговаривать при посторонних им не хотелось.

Вечером, у Юли в квартире они почти поругались. Юля доказывала, что операция нужна, и для здоровья можно пойти на все, включая продажу их с матерью ДЕЛА или квартиры, а Сергей топал ногами и доказывал свое, что это все бесполезно! Все равно сердце придется опять менять на следующее, а они останутся на улице и без копейки денег даже на хлеб!

– Подумай сама! Как мы будем жить на улице? И на что? В России у нас хотя бы квоты дают, а здесь все за деньги! Проклятые капиталисты! Зачем я только сюда поехал, только Аню в расход ввел! Сколько Бог мне дал, столько пускай и будет! Я ничего не буду делать! Никакую операцию! Есть еще дедушкины и бабушкины способы! Найду бабку и сам вылечусь! Нужно получше поискать в интернете! Люди рак вылечивают, а там метастазы… и ничего!

– Но метастазы не останавливаются в одну минуту, а сердце может остановиться! Ты об этом подумал? – возмущалась Юля.

– Да! Я подумал! Если у меня судьба умереть, значит, я умру и не хочу больше говорить на эту тему. Всё! Тем более, что Он мне САМ сказал и я это услыхал, что есть Царствие Божие, и меня там будут ждать! Не будет никакой операции! Всё! – замотал головой Сергей Петрович. – И не расстраивай меня! Нельзя! У меня больное сердце!

– Ну, хорошо! Мать говорила, что накопила небольшое количество денег и можно оплатить поездку в Китай. Там есть иглоукалыватель. Знаменитый! Я о нем много читала в интернете. Я постараюсь его найти и договориться. Он поднимает даже раковых. Может, полетишь к нему?

– А это сколько стоит? Опять тысячи баксов?

– Да нет. Это в районе ста тысяч рублей, ну, может, сто пятьдесят. Но это мы можем потянуть. Я тоже вам помогу. Я уже подрабатываю и даже нормально получаю. Папусик, не переживай! Твоя дочь уже взрослая и готова внести свою лепту в свою любимую семью. Тогда давай так и договоримся. Ты полетишь в Китай. Только на этом основании я тебя отправляю в Москву к матери. Договорились?

– Договорились! – недовольно буркнул Сергей Петрович…

«Господи! Ну что они все ко мне пристали? Обязательно им надо меня на что-то толкнуть! На фига им нужно меня резать или иглами колоть? Нашли игрушку! Лучше бы оставили в покое. Если и суждено умереть, то, хотя бы, в тишине и удовольствии! Я бы лучше спокойно себе на диване остаток жизни пролежал. Я по нему даже соскучился. Все равно врачи мне не помогут! Если кто и поможет, то только Сам Господь! Вот в него я поверил!» – думал он в самолете, но некому было озвучить эти мысли.

Глава шестая. Китай

Не успел он отлежаться на своем любимом диване, как Аня уже сбегала в турбюро и нашла там «горящую путевку» в Китай, и цена ее вполне устраивала. За двенадцать дней всего сто двадцать тысяч, включая перелет, гостиницу и лечение! Оказалось, что хитренькая Аня потихоньку откладывала немного денег, «на всякий случай». Сергей понимал, что это было, возможно, на его похороны, но его устраивало, чтобы это было лучше истрачено на его лечение…

Как они, Аня с Юлей, состыковали путевку знаменитого иглоукалывателя и горящую, Сергей так и не понял. Он даже чемодан не успел разобрать, что называется, как уже ехал в машине приятеля в аэропорт. Все было ничего, терпимо, если бы не одно очень существенное обстоятельство: он летел один!!!

На две путевки денег у них не было, да и «горящая» была только одна и вот из огня да в полымя – Сергей Петрович уже сидел в самолете и его курировал симпатичный мед. брат, которого выделило «Трансаэро» прямо в аэропорту для сопровождения. Это все были опять явно Юлины «заплёты», Аня бы никогда до этого не додумалась. Современная молодежь умеет договариваться по интернету и даже из-за границы с кем угодно и на что угодно…

Мед. брат летел по своим медицинским делам, вез кому-то органы для трансплантации, слава Богу, что не сердце, иначе бы Сергею стало нехорошо, и взялся его сопровождать, «не ходячего» и на лечение, как было отмечено в путевке.

Он оказался очень словоохотливым и взялся старательно отвлекать Сергея от перелета. Сергей Петрович не удивился бы, если бы выяснилось, что он знаком или дружит с Юлей, но спрашивать об этом ему не захотелось.

Парень тут же приступил к расширенной экскурсии про курорты и красоты острова Хайнань, куда держал путь его временный пациент. Сергей Петрович слушал, а что было делать, если это действительно отвлекало его от страха перелета. Ведь в пути ему предстояло быть аж целых десять часов!!! Так долго он еще никогда не летал в самолете и это было страшно, потому что даже «скорую» было не вызвать, если что…, земля далеко…, внизу…

Парнишку звали Александр, и он не на шутку был обеспокоен порученной ему миссией, потому что оказался человеком ответственным, тем более за жизнь человека пожилого, которым для него являлся Сергей Петрович. Александру было всего двадцать три года. Пацан!

– Вы знаете! Вам там очень понравится. – радостно включился он в ознакомительную лекцию. – Мне, например, очень нравится. Зимой тепло, все время около двадцати пяти градусов, море тоже очень теплое и в году у них триста солнечных дней! Не то, что у нас! Бухта Синья, на берегу которой стоит ваш город Синия, идет подковой, и там нет сильного ветра, особенно в высокий сезон, с ноября по апрель! Вообще класс! А вы же лечиться летите? У вас что? Остеохондроз? Туда все едут позвоночники лечить.

– Да нет. У меня сердечко. Я на иглоукалывание и грязи. Там есть какой-то грязевой источник.

– Вообще, традиционная китайская медицина, это очень самостоятельная система. Она абсолютно отличается от западной, это система миро описания. Она добирается до причин изменений в организме на молекулярном уровне! Западному человеку трудно представить, что такое пустота Инь почек или, как селезенка может отвечать за пищеварение. Она рассматривает человека, как единый организм, где отдельным органам приписываются разные функции. Основой в ней есть философские теории даосизма. Безусловно, она не является панацеей от всех бед, но даже методы диагностики заметно отличаются от западных.

– А вы хорошо в этом разбираетесь, да? – удивился Сергей.

– Естественно. Я же учусь на врача и сейчас на первой ступени китайской традиционной практики.

– А можно в три слова объяснить понятнее.

– Могу. Пожалуйста. Существуют четыре основных метода постановки диагноза по-китайски: осмотр, выслушивание, опрос и ощупывание.

– Ощупывание, это как? Мнут, что ли кости? – удивился Сергей Петрович.

– Они во время осмотра внимание уделяют языку и налету на нем, состоянию глотки и вообще. Оценке общего вида больного, уделяют внимание голосу больного, урчаниям в животе, запахам.

– Что? Прямо нюхают нас? Или как?

– Ну, не совсем чтобы нюхают, но уделяют отдельное внимание, а вот пульсу уделяют особое внимание. Он для врача является важным источником информации. Китайские специалисты выделяют двадцать восемь основных видов пульса!

– Что вы говорите? Так много? Вот бы не подумал!

– Потом эта информация обобщается в восемь руководящих принципов. Называется ба ган бянь чжэнь! По принципу: Инь-Янь, внешнее-внутреннее, пустота-полнота, холод-жар!

– А как в этом во всем разобраться? – удивился Сергей Петрович. – Я уже запутался.

– А они понимают и суммируют все вместе. В результате окончательный диагноз может вообще звучать как: «пустота Инь почек» и лечение будет соответственно направлено на дополнение Инь почек или «Ян печени поднимается наверх» и лечение будет заключаться в снижении Ян печени.

– Господи! Что-то мне уже нехорошо стало. – сказал Сергей Петрович. – Если у них все про печень и про почки, то мне может и не помочь? У меня же сердце!

– Это они тоже лечат. А почки, это как пример. Во-первых, они используют лекарственные препараты только натуральные. На восемьдесят процентов они растительного происхождения, остальные двадцать, это животные и минералы. Всего около трехсот. А потом у вас наверняка будет иглотерапия и прижигание. Она получила широкое признание во всем мире! Да! В ней воздействие производится специальными иглами на биологически активные точки.

– Я что-то такое читал. – Сергей Петрович был уже не рад, что стал задавать вопросы. Александр сел на своего «конька», как понял Сергей, и пока не выложит все, что знает, не даст ни поспать, ни подумать.

«Придется слушать дальше, все равно в пути быть еще часов семь или восемь». – подумал он.

– Дело в том, что основная часть точек расположена на так называемых каналах и меридианах, по которым происходит движение жизненной энергии Ци в организме. – продолжал Саша. – Воздействуя на эти точки, врач восстанавливает нарушенное равновесие. Это согласно традиционной теории.

– А что? Есть и еще какие-то теории? Нетрадиционные?

– В настоящее время существует также несколько современных теорий о том, каким же образом производится лечебное действие на организм, потому что действие точек связано с нервной системой. Так как все процессы в организме регулируются нервной системой, то воздействие на периферийные окончания может вызывать ответную реакцию в центральной нервной системе и отрегулировать процессы в отдельном органе. При этом сама акупунктура обладает ярко выраженным обезболивающим действием и повышает иммунитет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6