Нина Цуканова.

Цирк уродцев



скачать книгу бесплатно

***

…"Ты смотришь на меня, я смотрю на тебя. Искра, буря, безумие".

Первый час охоты был уже на исходе. Пелену невидимости твари я разрушил в первую четверть часа, и теперь из-под самого потолка на меня недружелюбно сверкали две пары маленьких глазок. "Козодой" засел в самом темном углу сарая, уперевшись безобразными жилистыми лапками в стены, а сгорбленной спиной – в потолок. Здоровый, зараза, в половину человеческого роста… Ну, еще бы! Меня ж только после третьей задранной им коровы вызвали…



"Exorcizamuste, omnisimmundusspiritus, omnissatanicapotestas, omnisincursioinfernalisadversarii, omnislegio, omniscongregatioetsectadiabolica…" – затянул я, покосившись на жмущихся у входа хозяев. В восторг «козодой» не пришел, но и худо ему не сделалось. Не удивительно. Это же не боевое заклинание, а, фактически, просто наговорка. Применяется в большей степени для произведения впечатления на публику.

– Ну слазь же, чешуйчатый засранец! – процедил я сквозь зубы. Оплата-то у меня, в конце концов, не почасовая. Да и наниматели уже поглядывают на меня с плохо скрываемой неуверенностью в моей компетенции.

Ну всё, хватит с меня.

Вхождение в транс и передача управления физическим телом Теневой Сущности за три года работы стало настолько привычным, что делал я это уже автоматически. "Козодой", сообразив, к чему идет дело, зашипел, развернулся и бросился улепётывать прямо по потолку. Я с разбегу толкнулся от стены и тоже вскочил на потолок, чтобы аккуратно его поймать. Но, в отличие от "козодоя", находиться на потолке мне, пусть и в трансе, под управлением Теневой Сущности, было крайне нефизиологично. Поэтому я сбился и частично потерял контроль, а Теневая оптимизировала поставленную задачу по-своему. Сорвавшийся с пальцев импульс размазал не успевшего достаточно далеко отбежать "козодоя" на полпотолка. А по непреложному закону транса, при умерщвлении объекта происходит немедленный неотвратимый выход из него.



Приземлился я, не сказать, чтоб совсем плохо, но до кошачьей грации далеко. Еле успел развернуться, чтобы приземлиться на ноги; пришлось сделать несколько скачков вперед, потом я споткнулся, здорово ударившись ногой обо что-то тяжелое, и, едва успев сгруппироваться, прокатился до середины сарая.

Ауч! Я потер ушибленную ногу… Как же больно! Не меньше недели теперь хромать буду… Да и вообще, работать с такой травмой почти безнадёжно: боль концентрационный центр забивает…

Что-то капнуло на плечо, затем на спину…

Фу, пакость!

Да, на размазанного по потолку демона-"козодоя", в отличие от его живого состояния, законы физики, включая гравитацию, вполне себе действовали…

Я кинулся к выходу, торопливо накидывая капюшон и надеясь, что эта гадость не попадет мне на волосы.

Наниматели, впечатленные зрелищем, кажется, остались довольны.

Женщина так и вовсе в обморок хлопнулась, а её муж теперь смотрел на меня с суеверным ужасом…

Я окинул сарай взглядом. М-да… Грязная работа, очень грязная. Вот что значит "вечер пятницы". Хотел ведь поймать и аккуратненько свернуть демону шею…

Хозяева рассчитались десятью серебряными, старательно копимыми в глиняном горшке. Я хотел стребовать ещё три – в компенсацию травмы – но пройдоха хозяин в отместку припомнил мне загаженный потолок, и пришлось, подискутировав, сойтись на изначальной сумме. Ну и ладно, в конце концов, сам дурак. Визитку свою я оставил:

"Лоренц Шейз

профессиональный мистик II разряда

– охота на демонов– бытовых вредителей;

– ловля демонов для аптекарских целей;

– очистка помещений от негативной энергетики;

– экзорцизм

– и др.

Запись с понедельника по пятницу с 10 часов".

(Сомневаюсь, чтобы они умели читать, но, возможно, опознают точь-в-точь такую же табличку на двери дома, где я снимаю комнату) – и, прихрамывая, направился к лошади. Лошадка у меня не плохая, в каком-то колене, возможно, даже породистая. Но явно не самая лучшая. И не черная, а серая, со смешными отметинами на крупе – и кто придумал называть их "яблоками"? Вот, скопить бы денег, купить себе карету и ездить в ней. Да и вообще, собственный дом иметь бы…

Я выехал из села. Э-эх, до города почти час езды. Да ещё и "талисман" разрядился… Ладно, если нога не будет совсем уж сильно болеть, заеду на рынок в лавку.

???

Народу на рыночной площади толпилось много, однако хорошую торговлю это не гарантировало. Особенно для маленького неприметного прилавка с зеленью и овощами. Люди лениво оглядывали его и, не впечатлившись, продолжали движение мимо. Голос уже охрип от "Подходите! Подходите! Лучшие овощи в городе! Свежайшая зелень!..", и Инга просто сидела за прилавком, скучающе подперев голову рукой. Ближе к полудню люди ещё подходили, интересовались, и тогда Инга охотно расписывала, с какой материнской любовью и заботой поливала и рыхлила грядки, и о том что каждый листик в лицо знает… Но за последние пару часов покупать зелень никто не пожелал. Торговка уже не тешила себя надеждой распродать подвядшие пучки. И тут её товаром заинтересовались.

– Э-э! Ты что творишь?! За кобылой своей следи!

Заглядевшийся на соседний прилавок всадник повернулся и резко натянул поводья, лошадь выронила недоеденную репку и недовольно заплясала на месте. Инга запоздало обратила внимание на самого всадника. Молодой человек в черной мантии, с длинными блондинистыми волосами, собранными в хвост на затылке. Священник. Нет, мистик. С кучей амулетов вместо креста.

– О, Великое Небо! Подумать только, какой ущерб я нанёс сему элитному заведению…

Инга малость струхнула, что наорала на мистика (леший их, мракобесов, знает!..), но сочла, что отступать уже поздно, и решила идти до конца – пусть знает, что она смелая.

– Подумаешь – ничего не скажешь! – разорялась она, потрясая попорченным пучком репки: – Кто теперь у меня это купит?

– Ой, да иди к чёрту! – нахально бросил всадник, разворачивая и пришпоривая лошадь: – Эту вяленую ботву и до меня никто не покупал!

"Вечно эти мистики чёрти чего о себе возомнят…" Инга хотела было кинуть в него погрызенную репку, но накатившая злость уже прошла, и она решила не ссориться с мистиком.

…Да и не факт ещё, что попадёт.



***

Вот ведь зараза, из-за той вредной торговки я таки забыл заехать зарядить талисман. Две рыженьких* (*маленькая медная монетка) и всё удовольствие, а теперь придется мучиться полвечера с зарядной гексаграммой, энергетическими потоками и иже с ними…

– Госпожа Марта! – я старался обращаться к хозяйке как можно ласковей: – А есть ли горячая вода?

Моя комната была на втором этаже, хозяйка же занимала весь первый. На мой голос она отвернулась от стола, дожевывая, недоброжелательно оглядела мантию и изрекла:

– Вода есть. Нагреешь – будет и горячая.

– Спасибо, – процедил я сквозь зубы. Ну неужели так сложно? Ей-то всего лишь ведро воды в печке нагреть, тогда как я должен тратить драгоценную ману! – Не очень-то и хотелось.

– Что ты там бормочешь?

– Говорю, хорошего вечера, госпожа Марта! – тётка удовлетворенно отвернулась и продолжила трапезу.

Я сглотнул слюну и ушёл в комнату переодеваться. Готовила Марта так себе, но ходить по едальным заведениям каждый день было слишком дорого. К тому же, еда, хоть и не входила в стоимость съёма комнаты, хозяйкой благодушно предоставлялась. Но в рабочей мантии суеверная баба за стол меня точно не пустит.

Я закрыл дверь, скинул мантию и начал было переодевать штаны, как вдруг заметил на ноге свежий синяк. Тьфу ты! Совсем про неё забыл… Ладно, с неделей-то я, наверное, погорячился. Но три дня точно болеть будет.

– Чего-йто ты, Лоренц, хромаешь? – беспардонно гаркнула Марта, когда я спустился вниз.

– Ногу травмировал на охоте.

– А сначала чё не хромал?

"Забыл", – мысленно огрызнулся я.

– Хромал. Вы просто не заметили.

Вот же прицепилась…

***

Утро оказалось добрым. Возможно, потому, что наступило слегка за полдень. А не съездить ли сегодня в Центр? Мысль показалась мне заманчивой, и я начал торопливо собираться. Правда по привычке натянул мантию, но это было мне даже на руку – в город пустят без вопросов, а там и переодеться можно.

Центром называли крупный город, центр области. Официально, вообще-то, он назывался Донье, так как в старину город построили в котловине высохшего озера. Наш городок, ютящийся у него под боком – соответственно, Придонье. На мой взгляд, "Придонье" городку явно льстило – я бы назвал его Дном.

На дверь прикреплю записку: "Уехал по делам на неопределенный срок". Действительно, кто знает, когда я вернусь: может вечером, а может, не захочу потемну ехать и там заночую…

– Госпожа Марта, я в Центр.

– В Центр, Лоренц? Коли спрашивать будут, что говорить? – отозвалась женщина из огорода: – Обернёшься-то когда?

"Вот когда оборотнем стану, тогда и обернусь"

– Не знаю, – честно ответил я, захлопывая дверь: – Всё равно у меня приемные часы только по рабочим дням.

***

– Простите, господин мистик, – лебезил десятый, если не больше, владелец постоялого двора: – Но у нас правда все места заняты.

Я мрачно кивнул. Ехать в Центр в выходной день с ночёвкой, не позаботившись заранее о комнате, было, очевидно, плохой идеей. Даже каноническое одеяние мистика положения не спасало – просто, отказывали гораздо почтительнее. Похоже, придется всё-таки возвращаться домой по темноте. А перспектива провести полночи в седле меня совершенно не прельщала.

Из Донья я выехал, когда было уже за полночь. Лошадка лениво переставляла ноги; я подрёмывал в седле, периодически поглядывая вперёд, на дорогу. Она была здесь одна, без развилок и поворотов, да и город виднелся вдалеке. Так что, бояться нечего… думал я, пока в один прекрасный (ох, вот уж не сказал бы) момент дорогу не преградил тёмный, плечистый, крайне бандитского вида силуэт.

+++

Я стоял привязанный к дереву. Исхудавшая сумка с остатками её не приглянувшегося разбойникам содержимого расчленённым трупиком валялись на земле. Хвала Богам, бумаги и мое удостоверение их не прельстили. А вот одежду, за исключением штанов, и коня с полной сбруей увели.

Во рту было солоно. А на месте, где ещё пару часов назад красовался верхний передний резец, зияла пустота. Я взвыл от досады и бессильной злобы. Ну как меня, первоклассного бойца, тактика, смогли так унизительно обломать? Меня, Лукаса Айсторна!!!

Как я мог так по-глупому подставиться?! Моя самоуверенность поставила под угрозу всю миссию. Надо было нанять всё-таки охрану… Ну ничего, выкрутимся.

Непокорный узелок на запястьях наконец поддался. Высвободить руки, а дальше дело за малым…

Документы, документики мои!..



А вот и разбойничий арбалет… поломанный посередине. Ну ничего, стрелять из него я и не собирался, но вот пугануть кого-нибудь…

И я направился к дороге.

+++

Я зашагал навстречу, демонстративно размахивая арбалетом. Пусть думает, что за попытку дать шпор коню я его убью.

– Послушай, дружище! До города тут недалеко, а мне очень нужна лошадь. А если у тебя найдется ещё немножко денег…



Я ожидал, что всадник запаникует, однако он нахально и на удивление спокойно ответил:

– Господин, вы ничего не попутали? – после чего легко соскочил с лошади, мелькнув полами мантии, и принял стойку.

– Оппа! Мистик! – похоже, боги услышали мои молитвы!

– Ах-ха, – надменно вскинул голову мистик, неправильно трактовав мой возглас. Но, вместо того, чтобы кинуться наутёк, я бросился к нему, на ходу выуживая из сумки удостоверение и ордер:

– Государственный инспектор Айсторн! – рявкнул я, ткнув корочки ему практически в нос: – С настоящего момента вы привлекаетесь к службе на благо государства и поступаете в моё распоряжение!

– Что?.. С какого?.. – мистик шарахнулся, явно ожидая от меня другой реакции.

– Покажите лицензию и диплом, если таковой имеется.

– Вот ещё! С какой это радости?

– Вот, почитайте! – я протянул ему ордер, заодно поясняя: – Я уполномочен отдавать приказания всем членам гильдии Мистиков, а также привлекать к подчинению, в случае, если этого требует выполняемая мною задача. В случае же неподчинения имею право обратиться к высшему руководству с требованием отзыва лицензии и/или диплома. Память на лица у меня отменная, да и внешность у тебя слишком примечательная, патлатая, так что не советую…

Вид гербовой печати и знаков гильдии произвели должное впечатление.

– Ы-ы-ы… – мистик сменил тактику: – А давайте я вам просто лошадь и деньги отдам и пойду?..

– Давайте без давайте! – резко гаркнул я: – Тебе что, правда нужны проблемы?!

– А может я и не мистик вовсе…

– Ага, а сутану эту просто так натянул.

Мистик горестно вздохнул и протянул мне требуемую лицензию и диплом.

– Лоренц Шейз, – прочитал я: – Ага, II разряд, хорошо… Что ж, годится, – Подвел я итог.

– Документы! – требовательно протянул руку мистик.

– Запомни, мальчик, – усмехнулся я, убирая их за спину и делая шаг назад: – Никогда никому не давай в руки важные документы!

– Немедленно верните! – отчаянно вскрикнул мистик. Зная, кто я, он не решался напасть. Я покачал головой и убрал бумаги в сумку.

Мистик опустил руки и нахмурился, и это мне совсем не понравилось.

– Не переигрывай, инспектор, – неожиданно холодным голосом продолжил мистик: – Мне ничего не стоит придушить тебя, и никто даже не усомнится в том, что это сделали разбойники… – и уверенно шагнул ко мне.

Внутри меня все сжалось, но я хорошо владел собой; я не отступил, голос мой звучал спокойно и уверенно.

– Ты тоже не забывайся. Я государственный инспектор, и мое убийство никому с рук не сойдет. После ограбления я уже связался со своим начальством, они знают, где я, знают, что я ищу мистика. Что, думаешь, много мистиков в твоем городе? А тех, кто в ночь на воскресенье катался по этому маршруту?!

Мистик смотрел на меня, как баран на новые ворота. Руки его, сжатые в кулаки, мелко дрожали. Я блефовал. Не было у меня никакой связи; никто не знал, где я… Ему и вправду ничего не стоило "пришить" меня. Я играл на чувствах: он злился, и я надеялся, что он не поймает меня на лжи. Будь он старше и опытнее, да и поспокойнее, я ни за что не смог бы… Только бы он не просек, что я блефую…

– Ч-черт! – прошипел мистик, опуская голову.

"Аллилуйя!" – мысленно воскликнул я. Ощущение арбалетного болта, чиркнувшего по виску…

– Да не парься, обратился я к мистику: – Начальнику твоему я приказ отправлю из ближайшего города…

– У меня нет начальника. Я индивидуальный предприниматель.

– Тем более!

– Ну правда, у меня там работа станет, – не унимался тот: – И за комнату я на месяц вперед заплатил…

– Ничего, как раз к концу оплаченного периода вернёшься. И "паства" твоя без тебя не пропадёт, в городе и другие мистики есть.

– Вот и взяли бы любого другого из города…

Я резко выпрямился и гаркнул:

– Лоренц! Кончай ныть! Это как рекрутский набор – никто не хочет. Но кто-то же должен! И вообще, радоваться надо, тебе такая честь выпала! Послужить на благо своего любимого государства! – и, взглянув на скривившегося мистика, добавил: – Общественно полезный труд облагораживает! За мной, шагом марш! – как можно увереннее сказал я, взял лошадь под уздцы и, дабы облегчить задачу растерянному – очевидно, до конца не осознавшему оказанную ему честь – мистику, его самого за руку и двинулся уже было прочь от дороги, но ветер вдруг донес до моего уха скрип колеса.

– Какая-то повозка! – прошептал я, не веря собственному везению: – О да!

– О нет! – простонал мистик.

… Мы прятались за деревьями на обочине.

– Это противозаконно, – причитал мистик: – Я не буду в этом участвовать.

– Не участвуй, – согласился я, покрепче сжимая арбалет: – Я все сам сделаю. Ты просто рядом постой.

°°°

Идея ехать в Донье очень поздним вечером Инге, конечно, не нравилась. Однако, зато можно будет, переночевав в городе, с самого раннего утра выставить товар на продажу и, быть может, добиться гораздо лучших результатов, чем в этом городишке Придонье.

Инга, мечтая о завтрашнем успехе, тем не менее внимательно следила за дорогой. Поэтому метнувшийся в 10 шагах впереди темный силуэт заметила сразу.

"Только не это", подумала торговка, натянув вожжи.

Силуэт тем временем метнулся обратно к обочине и, видимо, помог выбраться на дорогу своему товарищу. Затем махнул ему в сторону повозки, и они начали приближаться, первый быстро и уверенно, второй – осторожно, крадучись, можно было даже подумать, что нехотя.

– Вы разбойники? – грустно уточнила Инга: – В моей телеге только репа и зелень…

– Государственный инспектор Лукас Айсторн, – неожиданно ответил первый, с фингалом и без одного зуба, помахав какими-то бумагами. Тем не менее, на Ингу гораздо большее впечатление производил арбалет. Она посмотрела на второго и узнала в нем давешнего длинноволосого мистика.

– Я не с ним, – сокрушенно сказал тот, отворачивая лицо и прикрывая его рукой.

– Простите Бога ради, что к вам обращаемся! – театрально воскликнул тип с выбитым зубом: – Государственная инспекция переживает сейчас не лучшие времена!

Мистик застонал и отвернулся.

– В связи с чем, – уже нормальным голосом продолжил первый: – мы вынуждены требовать вашу помощь. Властью, данной мне государственной инспекцией, требую предоставить мне вашу повозку. Или, если хотите, я могу предложить вам довезти нас до Тиссы… за определенную плату…

– Что!? – воскликнул мистик: – ей вы, значит, платите, а я за так работать должен?!

– Ага, – кивнул Инспектор.

– Какого лешего?

– На привлечение любого мистика у меня есть ордер, поэтому платить не обязательно.

– То есть я здесь ещё и в самом отстойном положении?!. – взвыл тот.

– Успокойся, Лоренц. Родина оценит твои старания.

"Значит, его зовут Лоренц", – глубокомысленно рассудила Инга.

– Так что?– обратился к ней инспектор. Честно говоря, эта бандитская рожа не вызывала у неё доверия, но она размахивала какими-то бумажками и… раз уж обещала денег…

– А далеко до Тиссы? – осторожно уточнила девушка.

– Да не, совсем рядом. Вы, конечно, можете отказаться, – сказал тип с выбитым зубом: – Но лучше бы вам согласиться.

– Догадываюсь, – вздохнула торговка, поглядывая на арбалет.

– Вот и договорились! – дружелюбно сказал инспектор; мистик подвел к повозке лошадь, тип с выбитым зубом привязал ее и сел на облучок.

Лоренц забрался в повозку и , брезгливо поморщившись, отряхнул один из тюков и присел на него. Инга оскорбленно фыркнула и резко подхлестнула кобылу. Мистик с криком слетел с тюка и прокатился по дну телеги.

– Да как ты смеешь, ненормальная?! Вы видели, что она сделала?!– воскликнул тот: – Между прочим, у меня нога травмирована!

– Врешь,– скучным голосом ответил инспектор: – Ни разу не видел, чтобы ты хромал.

Мистик хмыкнул, присев рядом с тюками и подозрительно осматривая колено правой ноги, словно мог что-то на ней разглядеть сквозь штаны

– Если будет синяк, ребро тебе сломаю! – прошипел он.

– Н…не посмеешь, – неуверенно сказала Инга, тем не менее отодвигаясь на самый край облучка: – Я нужна своей Родине: я помогаю инспектору!

– Не команда, а цирк уродцев, – вздохнул Лукас, прикрывая глаза рукой.

***

Пытка на лесном подобии дороги закончилась, и повозка уже несколько часов катилась по её просёлочному подобию. Солнце склонялось к верхушкам деревьев, я просто валился с ног от усталости и голода, но мои требования о привале, отдыхе и еде бессовестнейшим образом игнорировались.

– И долго нам еще ехать? – раздражённо поинтересовался я.

– Нет, – буркнул Лукас, сидя в седле моей шагающей рядом лошадки.

– Сколько?

– Сколько надо.

– Ну да, очень информативно…

– Слушай, если так лихо, возьми репку пожуй, или вон на мешок приляг поспи…

Меня начала охватывать злость:

– Скажите на милость, Лукас! Каким местом нужно было думать, чтобы пуститься в путь через такую глухомань без ничего, что могло бы пригодиться в походе?! У нас есть котелок? А припасы? Хоть что-нибудь кроме этой сушёной зелени? – торговка обиженно засопела. Я продолжал: – А вода? Фляга у кого-нибудь есть? А одеяла? А запасная одежда? – у кого-то, впрочем, и основной не было, – У нас же нет ничего! Так какого лешего мы свернули с дороги в лес, даже не заехав в город?..

– Заткнись! – взорвался Лукас: – Думаешь, самый умный здесь? Раз поехали напрямик, значит так надо! Я спешу! И на какие, скажи, шиши мы это купили бы? – инспектор тряхнул моим, почему-то привязанным к его поясу (вернее, к веревке, его заменяющей), тощим кошельком: – У тебя у самого ничего нет!

– А я, в отличие от вас, не планировал путешествие к чёрту на кулички…

– Меня ограбили, если ты забыл! Поэтому у меня и нет денег, котелка, огнива, фляги, одеяла и одежды!.. Заедем в Ласточкину Норку. Там я получу деньги, и мы добудем всё для дальнейшего путешествия. Если поторопимся, будем там уже к завтрашнему вечеру.

– К завтрашнему?! – мне аж дурно сделалось… – А пока будем грызть сырую репу и спать на голых досках?!

– Скажи спасибо, что не на голой земле! – зарычал мужчина, так дернув поводья, что лошадка едва на дыбы не встала.

– Эй, тихо вы! – радостно крикнула торговка, привстав и вглядываясь вперёд: – Смотрите! Там трактир и постоялый двор!

***

Я первым делом зашёл в трактир. С лошадьми и повозкой и без меня разберутся. Да и о ночлеге Лукас сам пусть договаривается – деньги всё равно у него.

Я выбрал стол в ближайшем к лестнице на второй этаж уголке. Почти сразу зашла Инга, немного потопталась и села на второй свободный стул. Лукас пододвинул себе стул от соседнего стола, сел и подозвал трактирщика.

Минут через пятнадцать принесли три миски, наполовину заполненные подозрительной серой дымящейся массой, хлеб, кувшин и три кружки. Я наклонился над миской. Нет, пахнет вполне себе съедобно, поэтому, если не приглядываться… может на вкус оно и не такое, как на вид? Я осторожно подцепил массу ложкой… Ну, по крайней мере, оно горячее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8