Нильс Адольф Эрик Норденшельд.

Плавание на «Веге»



скачать книгу бесплатно

Олени Шпицбергена не страдают от овода (личинок насекомого в 2 сантим. длиной, развивающихся под кожей животного) так, как олени Лапландии и Новой Земли. Мясо шпицбергенского оленя гораздо вкуснее мяса лапландского. Ни одна из эпидемий, так сильно истреблявших оленей северной Европы, не наблюдалась на Шпицбергене, по крайней мере за последние 50 лет.

Белый медведь преимущественно встречается на берегах и островах, окруженных плавучими льдами, часто на ледяных полях далеко в море. Лучшая охота на белого медведя – как раз среди плавучих льдов. На почти свободных летом от льда юго-западных берегах Шпицбергена и Новой Земли он теперь встречается довольно редко, но чаще около северных берегов этих островов, почти всегда окруженных льдом. Так, например, я ни разу не видал ни одного медведя во время моих многочисленных высадок на берег у Горнзунда, Бельзунда, Айсфиорда, Форсландсвунда и Кингбэй на западном побережье Шпицбергена. Зато медведи встречались почти близ каждой стоянки во время моего путешествия на лодке с Тореллем в 1861 году в Гинлопенском проливе и вдоль берегов самых северных островов Шпицбергена, а также и во время моей санной поездки с Паландером весной 1873 года вокруг Северо-восточной Земли. Впрочем, белые медведи встречаются повсюду вдоль северного побережья Азии и Америки и, по-видимому, в тем большем количестве, чем далее продвигаешься на север. Иногда северный медведь, сначала на льдинах и затем вплавь, достигал северного побережья Норвегии; так, например, в марте 1853 г., по сообщению в «Troms? Stiftstidende» (№ 4 от 1869 года), белый медведь был убит в Челлефиорде в восточной Лапландии.

Убить медведя не трудно. Когда он замечает человека, он обыкновенно приближается мягкими движениями со множеством зигзагообразных поворотов, чтобы не показать своих настоящих намерений и не спугнуть жертву. Часто он при этом залезает на ледяную глыбу или встает на задние лапы, чтобы иметь более широкий кругозор, или стоит и нюхает с заметной осмотрительностью воздух, чтобы с помощью обоняния, на которое он, по-видимому, надеется больше, чем на зрение, разобраться в природе и свойствах окружающих предметов. Когда он думает, что имеет дело с тюленем, он ползет или волочится по льду и старается передней лапой прикрыть свой большой черный нос, единственную часть тела, отличающуюся от белого цвета льда. Если стоять неподвижно, медведь подойдет так близко, что его можно убить выстрелом на расстоянии нескольких метров или, что зверобои считают более верным, поднять на рогатину. Если с белым медведем встречается невооруженный человек, обычно достаточно угрожающих движений и крика, чтобы обратить медведя в бегство; но если человек побежит, можно быть уверенным, что и медведь побежит по пятам. Белый медведь всегда обращается в бегство, если он ранен. Часто он прикладывает лапой снег к ране; иногда во время предсмертных судорог роет передними лапами яму в снегу и прячет в нее голову.

Медведь подплывает иной раз к судну, стоящему на якоре, а если раскидываешь в отдаленных местностях палатку, то, просыпаясь утром, часто видишь по соседству белого медведя, который в течение ночи бродил вокруг палатки и обнюхивал ее, не решаясь, однако, напасть.

Я припоминаю теперь только один случай, когда медведь решился заглянуть в жилую палатку. Это было во время путешествия Кэна.[121]121
  Кент Кэн совершил в 1853–1855 годах, в целях поисков экспедиции Франклина, путешествие в водах к западу от Гренландии. (Прим. ред.)


[Закрыть]
Медведя спугнули тем, что стали одну за другой зажигать спички. Сам я с моими товарищами часто проводил ночи в палатке без караула в местности, где, как мы знали наверное, пока мы спим крепким сном, лагерь наш будет достаточно охраняться медведем, который на самом деле редко пропускал случай подойти на расстояние выстрела, как только повар начинал варить кофе.

Медведь имеет особенную склонность к инвентаризации устроенных на берегу складов провианта. Большинство арктических путешественников рассказывает замечательные приключения, в которых участвуют как люди, так и медведи. Так, например, во время путешествия 1864 года[122]122
  В 1864 году Норденшельд стоял во главе летней экспедиции на Шпицберген. (Прим. ред.)


[Закрыть]
явился большой медведь и исследовал содержимое покрытой палаткой лодки, которую мы на несколько часов оставили без охраны в Стурфиорде. Он сожрал старательно приготовленное жаркое из оленины, порвал запасное платье, раскидал морские сухари, а когда мы к вечеру вернулись, собрали снова наши вещи, починили палатку и легли спать, этот же медведь снова явился, завладел во время нашего сна всей вареной олениной, приготовленной вместо съеденного им жаркого для предстоящей на следующий день поездки. Во время одной из английских экспедиций на поиски Франклина убили однажды медведя, в желудке которого среди множества другого добра нашли запасы липкого пластыря, лежавшего в складе поблизости. Медведь может ворочать даже очень большие камни, но с промерзлым песком ему не справиться.

Белые медведи прекрасно плавают, но не так быстро, чтобы спастись от преследующей их лодки. Если под рукой имеется лодка и проворные гребцы, медведь обречен на гибель, так как при попытке бежать ищет спасения в море. Там его, по словам зверобоев, так же легко убить, как моржа, но нужно торопиться бросить в убитого зверя гарпун, в противном случае он быстро тонет, в особенности если не слишком жирен.

Зверобойные суда из Тромзе доставили в 1868 году – 20, в 1869 году – 53, в 1870 году – 98, в 1871 году – 74 и в 1872 году – 33 медведя. Отсюда можно заключить, что норвежские зверобои убивали ежегодно в среднем по крайней мере сотню медведей. Замечательно, что среди этого большого количества никогда не попадалось беременной самки или самки с только что родившимися детенышами.[123]123
  Во время зимовки в 1869/70 году в Восточной Гренландии д-р Панш видал однажды (Die zweite deutsche Nordpolarfahrt, В. 2, стр. 157, Leipzig, 1873–1874). (Прим. автора)


[Закрыть]
По-видимому, медведицы во время беременности хорошо прячутся, быть может, в какой-нибудь ледяной пещере вдали от берега.[124]124
  Многочисленные наблюдения показывают, что медведицы в последний период беременности лежат в снежных берлогах. (Прим. ред.)


[Закрыть]

Еще не вполне известно, подвержен ли белый медведь зимней спячке. Но многое говорит за это. Медведь, например, в темную зимнюю пору почти совершенно исчезает из мест зимовок, и иногда находили под снегом норы, где скрывались медведи. Между прочим, с Тобисеном случилось однажды, что он одной ногой провалился в такую яму к немалому испугу как опытного зверобоя, так и белого медведя.

Рассказывали также, что медведь в темную пору выходит в поисках пищи к кромке льдов.

Я не могу решить, насколько это предположение верно, но оно противоречит тому, что в течение зимы 1872/73 года у открытого моря видели только одного медведя. Между тем я и Паландер почти ежедневно видели медведей на покрытом толстым льдом море к северу от Северо-восточной Земли. Медвежьи следы были здесь видны на льду во всех направлениях вместе с легкими, извилистыми следами песца. Но никаких тюленьих лунок здесь не было, и трудно было поэтому понять, почему медведи выбрали для местопребывания именно это пустынное пространство льдов. Впрочем, убитые здесь медведи были необычайно тощи, так что сало их едва пригодилось в качестве топлива для кухни санной экспедиции.

Во время дальних скитаний за добычей самец и самка с одним или двумя более взрослыми детенышами держатся обычно вместе. Редко видишь медведей целыми стадами, разве только в местах, где сложено много убитых моржей, тюленей или белух.

В прежнее время вид белого медведя приводил в страх полярного мореплавателя, но теперь зверобой не колеблется наступать с рогатиной в руке даже на большое скопление медведей. Таким способом зверобоям иной раз в короткий промежуток времени удавалось убивать до двенадцати штук. На ружье они надеются меньше. Карл Чудениус во время экспедиции 1861 года убил в течение нескольких минут трех медведей возле своей лодки, покрытой палаткой.

Я не знаю ни одного случая, когда норвежский зверобой серьезно пострадал бы от медведя. Но зверь этот, по-видимому, смелее и опаснее в местностях, где он не познакомился еще со смертоносным охотничьим оружием человека. Во время первых английских и голландских путешествий на Новую Землю белые медведи встречались, например, в местностях, где в настоящее время они совершенно отсутствуют, и почти в каждом месте высадки на берег, где с ними приходилось вступать в настоящие бои, стоившие многих человеческих жизней. Когда во время второго путешествия Баренца в сентябре 1595 года несколько человек вышли около восточного входа в Югорский Шар на берег, чтобы собрать попадающиеся там иной раз «алмазы» (не имеющий цены горный хрусталь), большой белый медведь бросился (по Де-Феру) на одного из собирателей камней и схватил его за шею. На крик человека и вопрос: «кто меня дерет по шее» стоявший рядом товарищ ответил: «медведь» и бросился бежать. Сейчас же вслед за тем медведь прокусил своей жертве голову и стал высасывать кровь. Команда судна, бывшая на берегу, прибежала между тем на помощь, и на медведя напали с ружьями и рогатинами. Но медведь не испугался, кинулся на врагов, схватил одного из нападавших и растерзал его, после чего все остальные бросились бежать. Тут с корабля пришло подкрепление, и медведя окружили еще тридцать человек, хотя и не слишком решительно, потому что им приходилось иметь дело со «свирепым, бесстрашным, хищным зверем». Только трое из них решились на нападение, и эти «отважные» люди убили в конце концов медведя после довольно жестокого боя.

Множество других подобных же приключений, хотя обычно и со счастливым исходом, приводится в описаниях арктических путешественников. Однажды, например, в Дэвисовом проливе медведь утащил матроса с затертого льдами китобойного судна, а в 1890 году среди плавучих льдов между Гренландией и Шпицбергеном та же участь едва не постигла одного из матросов китоловного судна из Гуля, но ему посчастливилось спастись. Он бежал и бросил в медведя сначала свое единственное оружие – копье, а затем и свою одежду, одну вещь за другой.[125]125
  W. Scoresby’s des J?ngern Tagebuch einer Reise auf den Wallfischfang. Aus dem Engl. ?bers. Hamburg, 1825, стр. 127. (Прим. автора)


[Закрыть]
6 марта 1870 года на д-ра Бергена напал медведь и протащил его некоторое расстояние.[126]126
  Die zweite deutsche Nordpolarfahrt. В. I, стр. 465. (Прим. автора)


[Закрыть]
Замечательно, что и на этот раз медведь не тотчас же умертвил свою жертву, и Берген успел закричать «меня тащит медведь» и что он после освобождения, хотя медведь и протащил его несколько сот шагов и сильно оскальпировал, мог сам добежать обратно на судно. Скальпирование произошло вследствие того, что медведь пытался раздробить в своей пасти череп, как он имеет обыкновение делать с пойманными тюленями.

Скоресби считает опасным охотиться на медведя по глубокому снегу. Датчанин К. Петерсен, известный спутник Мак-Клинтока, Кэна и др., находил, наоборот, что убивать медведя так же безопасно, как резать овцу. Путешественник по Сибири Геденштром утверждает, что на медведя можно идти с ножом, привязанным к палке, и приблизительно в таком же духе выражаются про эту «благородную и опасную» охоту норвежские зверобои или, по крайней мере, норвежско-финские гарпунеры.

Пища белого медведя состоит главным образом из тюленей и моржей. Говорят, что он одним ударом своей сильной лапы может выбросить моржа[127]127
  Возможно, что в шведском оригинале здесь описка и что Норденшельд имел в виду не моржа, а тюленя. (Прим. ред.)


[Закрыть]
из воды на лед. Оленей же ему, наоборот, редко удается поймать, так как они бегают быстрее медведя. Все же я дважды видел на Северо-восточной Земле кровь и шерсть оленя, застигнутого медведем. Не подлежит никакому сомнению, что белый медведь питается не только мясом, но и растительной пищей, как водоросли, трава и мох.

При вскрытиях медведей я неоднократно находил в желудке только остатки растительной пищи, и зверобои так хорошо знают это обстоятельство, что назвали большого, старого медведя, убитого д-ром Телем в 1875 году в гавани Диксона, «старым береговым королем», потому что он был слишком ленив, чтобы выходить на промысел, и питался травой на берегу. Впрочем, медведь не брезгует самой разнообразной пищей. Один медведь сожрал, например, содержимое двух бочек с соленой рыбой, оставленных для Тобисена зимой 1865/66 года в необитаемой хижине.

Мясо медведя вполне съедобно, если он только не слишком стар или не наелся гнилой тюленины, и по вкусу представляет нечто среднее между свининой и коровьим мясом. Мясо медвежат белое и похоже на телятину. Говорят, что печень медведя вызывает сильное нездоровье.[128]128
  О ядовитых свойствах печени белого медведя в полярной литературе имеется очень много указаний. (Прим. ред.)


[Закрыть]

Несмотря на то, что, как уже было сказано, белые медведи иногда еще и в наши дни заносятся льдинами к северным берегам Норвегии, шкура их не упоминается Отером при перечислении мехов животных Финмаркена. Шкуру белого медведя в Европе, вероятно, впервые увидели после открытия норвежцами Исландии и Гренландии, и она считалась вначале необычайной редкостью. Знатному норвежцу, переселившемуся в Исландию, посчастливилось там поймать медведицу с двумя медвежатами, и он преподнес их в 880 году в дар норвежскому королю. За это он получил в свою очередь корабль, нагруженный строевым лесом. До тех пор в Норвегии никто еще не видел этого зверя. В древних северных сагах рассказывается про священника Ислейфа, который в 1056 году подарил белого медведя королю Генриху, чтобы быть назначенным епископом в Исландии. В 1064 году датский король отдал за белого медведя из Гренландии вполне снаряженный торговый корабль, значительную денежную сумму и драгоценный золотой перстень.[129]129
  Gr?nlands historiske Mindesm?rker, Kj?benhavn, III, стр. 384, 1838. (Прим. автора)


[Закрыть]

Марко Поло[130]130
  Знаменитый венецианский путешественник, совершивший в XIII веке путешествие в восточную Азию, продолжавшееся 24 года. (Прим. ред.)


[Закрыть]
в рассказе о земле миролюбивых кочующих на севере татарских племен сообщает, что там водятся белые медведи длиною около 20 ладоней, большие черные лисицы, дикие ослы (олени) и маленький зверек, дающий соболий мех. Так как белые медведи встречаются только на берегах Ледовитого океана, то сообщение это свидетельствует, что уже в XIII веке самая северная часть Азии была населена или ее, во всяком случае, посещали охотники. Олай Магнус, в общем верно описывая образ жизни белых медведей, добавляет, что шкуру обычно подносят в дар соборам и приходским церквам для алтарей, чтобы у священников во время службы не мерзли ноги.[131]131
  Ol. Magnus, римское издание, 1555, стр. 621. (Прим. автора)


[Закрыть]
Белый медведь стал более широко известен в Западной Европе только благодаря путешествиям в Ледовитый океан англичан и голландцев, и цена на его шкуры в настоящее время так сильно упала, что мех, когда-то считавшийся необычайной драгоценностью, при расчетах между покупателями и зверобоями расценивается всего от 25 до 50 крон.


Белые медведи (По Олаю Магнусу, 1555 г.)


В 1609 году Стефан Беннет поймал во время своего седьмого путешествия на Медвежий остров двух белых медвежат, которых он привез в Англию. Медвежата эти затем содержались в Парис Гарден.[132]132
  Purchas, III, стр. 562. (Прим. автора)


[Закрыть]
В настоящее время северных медведей очень часто привозят в Норвегию живыми, чтобы оттуда рассылать по зоологическим садам Европы. Поимка медведей облегчается тем, что детеныши редко покидают убитую матку.

Кроме оленей и медведей в странах, о которых идет речь, встречаются еще два вида млекопитающих суши – песец (Vulpes lagopus L.) и пеструшка (Myodes obensis Brants).[133]133
  Говорят, что на Новой Земле до Маточкина Шара встречаются даже волки. На северном побережье Азии и восточной Европы волки довольно распространены. (Прим. автора)


[Закрыть]

Песцы довольно распространены как на Шпицбергене, так и на Новой Земле. Норы их обычно представляют множество сообщающихся между собой прорытых в земле ходов со многими выходами. Такую нору я видел на острове Вальберга в Гинлопенском проливе, на вершине птичьего базара; в ней были собраны богатые запасы полугнилых кайр, запрятанных в подземных ходах. Старых песцов во время нашего посещения мы не видели, но несколько пестрых детенышей, частично черных или пестрых с белыми пятнами, выскакивали то тут, то там из выходов норы и гибкими движениями играли по соседству со своим жилищем. Такое жилище с такими же перебегавшими от одного выхода к другому детенышами, игравшими и гонявшимися друг за другом, я видел на северном берегу Маточкина Шара. Кроме того, я наблюдал песцовые норы и ходы во многих местах на западном побережье Новой Земли, обычно в верхней части сухих песчаных холмов.

Пеструшка (лемминг) не водится на Шпицбергене, но временами появляется в невероятных количествах на Новой Земле. В начале лета, вскоре после того как растает снег, повсюду на ровных плодородных местах, в густой траве видишь тропки шириной в дюйм и глубиной в полдюйма, протоптанные в зимнее время этими маленькими животными под снегом, в ковре трав и мхов, непосредственно покрывающем промерзшую землю. Они таким образом устраивали сообщения между своими выкопанными в земле жилищами и удобные, защищенные от жестоких зимних холодов ходы, ведущие к складам запасов.

Даже и на меньшем пространстве нужны тысячи животных для выполнения подобных работ и поразительно развито должно быть их уменье ориентироваться, если они, как это можно предполагать, с уверенностью находят дорогу в бесконечном лабиринте, созданном ими самими. В пору таяния снега эти тропки образуют маленькие, но повсюду встречающиеся сточные каналы для воды, в значительной степени способствующие осушению местности. Помимо того, земля в известных местах так густо покрыта экскрементами пеструшек, что это должно иметь существенное влияние на плодородие почвы.

В собственно полярных странах от комаров[134]134
  Т. е. на Шпицбергене и Новой Земле, но, конечно, не на побережье материка. В западной Гренландии комары встречаются даже на таком далеком севере, как южная часть острова Диско; они здесь настолько опасны, особенно для приезжих в первые дни, что лица людей, осмелившихся проникнуть без вуали в болотистые, заросшие кустарником местности, в течение нескольких часов становятся неузнаваемыми: веки распухают и превращаются в огромные болячки и т. д. Но когда однажды подвергнешься этой неприятной и болезненной прививке, тело делается, по-видимому, менее восприимчивым к комариному яду, по крайней мере на одно лето. (Прим. автора)


[Закрыть]
не страдают, и мир насекомых всей полярной области вообще в высшей степени скуден, хотя и богаче, чем предполагали до сего времени. Наиболее распространены здесь паукообразные, акариды и подуриды, так что д-р Стуксберг во время Енисейской экспедиции в 1875 году мог собрать значительную коллекцию, которая и была обработана по возвращении на родину: подуриды – д-ром Т. Туллбергом в Упсале, паукообразные – д-ром Л. Кохом в Нюренберге. Эти крошечные животные встречаются в большом количестве среди сгнивших остатков растительности, под камнями и обломками дерева на берегу моря, на высохшей траве и т. д.

Из насекомых той же экспедицией были привезены с Новой Земли девять родов жесткокрылых (coleoptera), определенных проф. Ф. В. Мэклином в Гельсингфорсе,[135]135
  Ввиду того, что единственная chrysomela, найденная Бэром у Маточкина Шара, сыграла такую роль в арктически-зоологической литературе, я перечислю тут виды жесткокрылых Новой Земли, которые известны в настоящее время после изучения проф. Мэклином привезенных нами коллекций. Эти виды: Feronia borealis M?n?tr., F. gelida M?kl., Amara alpina Fabr., Agabus subquadratus Motsch., Homalota sibirica M?kl., Homalium angustatum M?kl., Cylletron (?) hyperboreum M?kl., Chrysomela septentiionalis (?) M?n?tr., Prasocuris hannoverana Fabr., v. degener. С острова Вайгач известно еще семь видов, не встречающихся на Новой Земле. Насекомые попадались частью под камнями (в особенности в местах, покрытых обильными экскрементами пеструшек или изобилующих птичьими гнездами) и частью, в теплые дни, на кустах ивы. (Прим. автора)


[Закрыть]
несколько полужесткокрылых (hemiptera) и чешуйчатокрылых (lepidoptera), один вид прямокрылых (orthoptera), более значительное количество перепончатокрылых (hymenoptera) и двукрылых (diptera), привезенных из этого же путешествия, были исследованы лектором А. Е. Гольмгреном в Стокгольме. Д-р Стуксберг также собрал большое количество земляных червей, которые описал наш земляк д-р Г. Эйвен, переселившийся теперь в Калифорнию. Мне кажется в высшей степени примечательным, что эти животные формы встречаются в местности, где земля оттаивает всего на несколько сантиметров. Вообще существование насекомых в стране, подвергающейся зимним морозам ниже точки замерзания ртути, где животное не может прятаться от холода, заползая в никогда не замерзающий слой земли, свидетельствует, по-видимому, что как само насекомое, так и яйцо его, и личинка, и куколка могут замерзать, не теряя жизнеспособности. Но, вероятно, только немногие виды этих маленьких животных проявляют такую устойчивость против холода, и фауна беспозвоночных суши в полярных странах поэтому в высшей степени бедна по сравнению с более южными местностями.

Совершенно другую картину представляет море. Тут животная жизнь на самом Крайнем Севере, исследованном человеком, чрезвычайно богата. Почти при каждом лове драга приносила со дна множество ракообразных, моллюсков, морских звезд, морских ежей;[136]136
  Морские ежи встречаются очень редко в Карском море и в сибирской части Ледовитого океана, но к западу от Новой Земли их местами так много, что кажется, что они сплошь покрывают морское дно. (Прим. автора)


[Закрыть]
сама же поверхность моря кишит в солнечный день птераподами, бероидами, ракообразными и др. Этот богатейший по разнообразию животный мир будет со временем описан д-ром Стуксбергом. До опубликования его труда я могу только указать на множество монографий и исследований в этой области, помещенных в «Записках Шведской академии наук».

Даже высшие животные формы встречаются в полярных областях чаще на море, чем на суше. Большая часть птиц, упомянутых мною выше, принадлежит морю, а не суше, и то же надо сказать о животных, уже в течение трех или четырех столетий являющихся предметом промысла в Ледовитом океане. Охота эта, представлявшая в период расцвета китобойного промысла такие же выгоды, как в наше время нефтяная промышленность Америки, теперь уже ни в какой мере не имеет того значения. Гренландский кит (Balaena mysticetus L.), лов которого был наиболее выгоден, в настоящее время настолько истреблен в водах, о которых здесь речь, что китобои давно уже принуждены искать новых мест в других частях Ледовитого океана. Вот почему уже не кит, а другие животные привлекают зверобоев к берегам Шпицбергена и Новой Земли.

В течение последних пятидесяти лет зверобои занимались главным образом моржом, но и он вскоре будет истреблен. Морж теперь попадается летом у западного побережья Новой Земли к югу от Маточкина Шара только изредка. Во время посещений этого острова в 1875, 1876 и 1878 годах, мы, например, не видели там ни одного моржа. Но зато у Карских ворот, у восточного побережья Новой Земли и в некоторых местах Карского моря лов бывает обилен и в настоящее время. В более раннюю пору года моржи встречаются среди плавучих льдов у западного берега Новой Земли и южнее, у устья Печоры, хотя у Хабарова ненцы, по-видимому, бьют этих животных очень редко. Голландцы же во время первых путешествий в эти места, наоборот, видали значительное количество этих общительных животных. Но и в те времена моржи встречались реже, чем на Шпицбергене и у Медвежьего острова, где, очевидно, и было их главное местопребывание.

В 1606 году, во время четвертого путешествия Стефана Беннета на Медвежий остров, там было убито от 700 до 800 моржей в продолжение шести часов и в 1608 году – около 1000 моржей в течение семи часов. Оставшиеся на берегу моржовые туши привлекали медведей в таком количестве, что, например, в 1609 году около пятидесяти этих хищников было убито командой одного только судна. На одном месте видели одновременно 18 медведей.[137]137
  Purchas, III, стр. 560.


[Закрыть]
Норвежский шкипер мог во время одной зимовки на Медвежьем острове в 1824/25 году убить 677 моржей. Но когда мне пришлось посетить этот остров, я не видел там ни одного. Прежде зверобои почти каждый год поздней осенью, после исчезновения плавучих льдов, заставали «моржа на суше», т. е. стада во много сотен, моржей, выползших на низкий песчаный берег и лежавших там неподвижно дни и целые недели. В эту пору отдохновения большая часть животных, по-видимому, погружена в глубокий сон, но спят не все; согласно единодушному уверению зверобоев, с которыми я говорил, некоторые из моржей остаются на страже, чтобы в случае опасности предупредить товарищей. Если принять необходимые меры предосторожности, т. е. если подходить к животным против ветра, дующего с суши, и убивать рогатиной сначала ближайших к воде моржей, то дальше можно без труда заколоть и остальных, которым тела убитых товарищей мешают пробраться к морю. В настоящее время такие залежки чрезвычайно редки, и есть моржовые мысы, на которых в былые времена каждый год встречали сотни животных, а теперь не увидишь ни одного.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45