Николай Вавилов.

Некоронованные короли красного Китая: кланы и политические группировки КНР



скачать книгу бесплатно

Провал «шанхайской модели» и «восстания юга против севера» в конкуренции за власть в Китае

Ли Лин многократно отмечает провал попыток управления Китаем из Шанхайского региона – провал правления главы Тайпинского государства Хун Сюцюаня (???) и главы Китайской Республики Чан Кайши(???), организовавших свои столицы в Нанкине. Ли Лин отмечает, что поддерживаемые тайными организациями Шанхайского региона и Южного Китая Чан Кайши и Сунь Ятсен руководствовались, по сути, принципом тайпинского восстания – «уничтожить династию Цин и возродить династию Мин» с установлением предполагаемого центра Китая в Нанкине, однако в конечном счёте им не удалось завоевать Китай, разгромив «северян». Южный Китай и Шанхай, по мысли автора, не самый идеальный выбор для места расположения центра политической власти в Китае.

«Китайская мечта» Конфуция

В свою сакральную концепцию автор пытается включить и важный элемент китайской идеологии – Конфуция, однако на совсем новых, неожиданных основаниях. Оказывается, Конфуций видел свою основную цель не в построении государства, основанного на нравственных началах и «гуманизме» (?), как это доказывала китайская идеология почти 20 последних лет, а стремился возродить «единый Китай» династии Чжоу.

«Всю жизнь Конфуция преследовала мечта, мечта властителя Чжоу… это и есть самая ранняя “китайская мечта”».

Так Конфуций стал невольным соучастником пропаганды идеологического мема о «великой китайской мечте возрождения китайской нации», заявленной Си Цзиньпином в октябре 2012 года.

В своих рассуждениях Ли Лин игнорирует конфуцианскую концепцию легализации власти через «мандат неба» для праведного правителя и неба как источника благодати, заменяя её, судя по всему, системой более древних культов, связанных с возвышенностями и понятием «земли».

Энергетика клана: откуда черпает свою энергию Си Цзиньпин?

У каждого политического клана в Китае есть своя мощная энергетическая база. У кланов Южного Китая – это атомная энергетика; у «комсомольцев» – самая большая гидроэлектростанция в мире «Три ущелья» на реке Янцзы, ветроэнергетика и солнечная энергетика; у разгромленного шаньсийского клана (соседняя с Шэньси провинция Шаньси) – своя угольная империя, дело которой с конца 2012 года гибнет под ударами кампании по борьбе за экологию, развёрнутой в госпрессе Китая, а также в связи с арестами глав угольных корпораций и руководства провинции.

А откуда черпает свою энергию новый генеральный секретарь? Генеральный секретарь черпает свою энергию прямо из-под земли, центр которой представляет собой гигантский ядерный реактор. Заброшенная в Китае почти на 40 лет геотермальная энергетика в буквальном смысле воскресла с приходом к власти Си Цзиньпина. И не где– нибудь, а в древней столице династии Цинь – Сяньяне, расположенном в родной провинции нового генсека Шэньси. Сегодня город, под которым, по легендам, находится подземная загробная столица императора Цинь Шихуана, стал столицей самой экологически чистой энергетики мира.

В 2012 году в Китае было лишь три места выработки геотермальной энергии, обеспечивающих всего 28 мегаватт энергии в год.

Для сравнения: гидроэлектростанция «Три ущелья» приносила Китаю в тысячу раз больше. Но спустя три года объём вырабатываемой геотермальной энергии увеличился более чем в три раза и к концу 2015 года составляет уже 100 мегаватт. Развитие геотермальной энергетики – не только возобновляемой и наиболее чистой энергетики, но и практически неуязвимой даже для ядерных ударов противника – внесено в 13-ю пятилетку развития китайской экономики в качестве одной из самых важных целей. Не стоит сомневаться, что угольная проблема будет решена не в пользу природного газа, а при сохранении власти «шэньсийской» группы в пользу «энергии Си Цзиньпина».

Обычный способ реализации любой китайской стратегии предполагает период небольших пилотных проектов с максимально быстрым развёртыванием нововведения в масштабах всей страны, этому в немалой степени будут способствовать исландские инженеры, уже многие годы работающие в Китае в аналогичных проектах.

Потенциал геотермальной энергии огромен, об этом недвусмысленно пишет главный печатный орган КПК «Жэньминь жибао»:

«Потенциал геотермальной энергии Китая можно ориентировочно приравнять к 853 млрд тонн угля, она может заменить его в качестве источника энергоресурсов. Разведка геотермальной энергии способствует реструктуризации энергопотребления, так как расход угля составляет 66% всех потребляемых ресурсов».

Создание скважин, ведущих в глубь земли на многие километры, может занять годы, однако экологический потенциал и возобновляемость данного источника энергии, а также любовь китайцев к ведению подземных работ не оставляют никакого сомнения в стопроцентной гарантии реализации стратегии «подземной энергетики» Китая уже в ближайшие 5-10 лет.

Совсем в другом свете видится обнаружение в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, также лежащем на Шёлковом пути, огромного подземного моря. Самая главная проблема Северного Китая – отсутствие нужного количества рек для нагревания воды на станциях геотермальной энергии – может быть решена и таким нетрадиционным путём. Само море, если оно находится на глубине более 2 км, представляет собой огромную кипящую кастрюлю, воду в которую закачивать не надо.

Реализацией данной программы занимается Sinopec Star Petroleum, которая уже вложила в развитие отрасли 150 млн долларов. Китай как территория, на которую приходится 1/6 геотермальных ресурсов планеты, намерен завершить дело первого министра энергетики КНР Ли Сыгуана и увеличить выработку геотермальной энергии до 2 гигаватт. Для сравнения: в Исландии, которая в два раза меньше провинции Шэньси, геотермальной энергетикой вырабатывается 660 мегаватт, в США – 3,5 гигаватта.

Дирижёр партийной чистки Ван Цишань

Компартия Китая, которая выросла почти до 90 млн членов, является закрытой кастой, неприкосновенной для действия правоохранительных органов, а её высшие политические органы являются «священной коровой», негласный запрет на чистки в отношении которых действовал последние 35 лет рыночных реформ в стране. Единичные случаи антикоррупционных дел никогда ранее не перерастали в масштабные антикоррупционные кампании.

Однако с приходом пятого поколения руководителей в 2012 году в политической истории Китая настала новая эпоха: число исключений из партии и последующих уголовных дел выросло с регулярных 10-20 тысяч до 180 тысяч только за последний год. По сути, в Китае происходит большая чистка, по масштабам сопоставимая с чистками Мао Цзэдуна времён появления КНР.

Ноты для «очистительной симфонии», заставившей застыть в ужасе значительную часть партийной и государственной элиты страны, без сомнения, являются творением рук Си Цзиньпина, а её главным дирижёром стал выходец из соседней северной провинции Шаньси Ван Цишань (1948), чьё имя Цишань переводится как «Скалистые горы».

Историк Ван Цишань 99
  В 2018 году в ходе голосования на Всекитайском собрании народных представителей (ВСНП) с одним голосом против избран заместителем председателя КНР.


[Закрыть]

В судьбе каждого человека существует профессия, которая определяет дальнейший стиль его поведения в работе и направление мысли. Если у кого-то это спецслужба, банк или духовное училище, то профессия Ван Цишаня, сформировавшая его личность, – историк, и не просто историк, а тесно связанный с провинцией Шэньси, родиной нынешнего генсека, где они и стали лучшими друзьями. Судьба бросила Ван Цишаня в Шэньси из столицы во время «культурной революции», здесь он не только «прошёл воспитание трудом», устроившись работать в один из исторических музеев столицы провинции Сиань, но и поступил на историческое отделение Северо-Западного университета.

Быть студентом-историком в такое «идеологическое» время, как «культурная революция», – значит получить высокую дозу идеологического заряда. Возможно, на всю жизнь.

В Шэньси Ван Цишань знакомится с дочерью будущего вице-премьера КНР Яо Илиня Яо Миншань. Лихолетье после окончания «культурной революции» наш герой проводит студентом-стажёром Института новой истории Академии общественных наук Китая. С этого периода у сына талантливого инженера университета Цинхуа, чьи корни уходят в город Циндао провинции Шаньдун, который работал главным инженером Министерства строительства в начале 1950-х годов в Пекине, начинается новый этап в жизни.

Институт новой истории на тот момент становится мозговым центром, в котором сосредотачиваются исследовательские кадры, состоящие из детей потомственной военной элиты страны, как, например, сын маршала Чэнь И, дочь маршала Хэ Луна и др. В это переломное время окончания «культурной революции» и полного хаоса в Китае Ван Цишань организует группу исследователей, возраст которых едва превышает 30 лет, для изучения вопросов экономического развития страны и негативных аспектов социалистической экономики. Доклад группы исследователей был изучен на самом высшем уровне и стал трамплином для дальнейшего восхождения Ван Цишаня: группу пригласили на обсуждение к премьеру КНР Чжао Цзыяну.

Куратор первого инвестбанка Китая

Несколько лет проведя в аграрной сфере, будущий борец с коррупцией занимает пост секретаря парткома Китайской сельской трастовой инвестиционной компании, где он и получает опыт для последующего создания первого инвестбанка страны – Строительного банка Китая (China Construction Bank), который сегодня входит в пятёрку крупнейших банков страны.

Ван Цишань также занимался созданием совместного предприятия с крупнейшей американской финансовой компанией «Морган Стэнли», контакты с которой у «грозы всех коррупционеров» сохраняются до сих пор. Ван Цишань, согласно ряду мнений, является протеже ряда новых назначенцев в руководстве ведущих банков страны.

Операция «Южный Китай»

Опыт финансовой работы очень пригодился Ван Цишаню во время работы заместителем губернатора ведущей экспортной южнокитайской провинции Гуандун, которая тогда, как и сегодня, оставалась абсолютным лидером по росту ВВП и вместе с соседним Гонконгом превращалась в центр Большого Китая, затмевая Шанхай и другие районы страны.

Именно Ван Цишань проводил операцию по крупнейшему банкротству, которое назвали делом века: крах Guangdong International Trust and Investment Corp обошёлся китайским и зарубежным инвесторам в 4 млрд долларов. Ущерб от этого банкротства на фоне развернувшегося Азиатского финансового кризиса исчислялся для Южного Китая сотнями миллиардов отложенных или переправленных в другие регионы страны, в частности в Шанхай, инвестиций. Гуандун будет оправляться от этого удара долгие два десятилетия.

Закончив «финансовую чистку» в Гуандуне, Ван Цишань переместился в другую солнечную провинцию Южного Китая – Хайнань, где, однако, ему не пришлось остаться надолго.

Бесстрашный мэр Пекина

В 2002 году, когда произошла смена генсека с «шанхайского» Цзян Цзэминя на «комсомольского» Ху Цзиньтао, наш герой, не успев насладиться тропическим островом и несколько месяцев, молнией перемещается на пост мэра Пекина – холодной северной столицы страны.

Прежний мэр, Мэн Сюэлун, «пекинец», который в дальнейшем чудесным образом возглавил родную для Ван Цишаня провинцию Шаньси, был обвинён в сокрытии масштабов атипичной пневмонии и ушёл в отставку. Случай для подобной рокировки «провинившегося» чиновника – крайне редкий в истории современного Китая, что подчёркивает присутствие в комбинации внешней силы. Ею, без сомнения, является «шанхайский генсек» Цзян Цзэминь, уже после своей отставки расставляющий верные «Шанхаю» кадры на важнейшие позиции в стране, сопротивляясь напору идущего ему на смену комсомола.

Эпидемия, напугавшая Пекин, к слову, ударила в основном по экономике Гонконга, который вновь недосчитался крупного объёма инвестиций. Новый мэр Ван Цишань провёл масштабную пиар-кампанию, бесстрашно появляясь на улицах и рынках Пекина. Жители поверили в мэра и его эффективные меры по борьбе со странной болезнью, пришедшей из южного Гонконга. На посту мэра Ван Цишань также руководил подготовкой столицы к Олимпиаде 2008 года.

Судя по всему, он был крайне эффективен, за что и занимал при генсеке Ху Цзиньтао пост вице-премьера, параллельно реализуя свой олимпийский опыт в создании грандиозной «ЭКСПО-2010» в Шанхае.

Находясь на посту заместителя главы правительства, Ван создал группу по борьбе с глобальным финансовым кризисом. Он сумел убедить США и Европу, что Китай продолжит покупать их облигации, и это сильно успокоило рынки. Американские чиновники считают, что Ван сыграл важную роль и в отказе Китая от фиксированного курса юаня в июне 2010 года, которого Америка добивалась не один год. Он продолжает встречаться с высокопоставленными чиновниками из других стран, или, как их называет сам Ван Цишань, со «старыми друзьями».

14 сентября 2008 года находящийся в Лос-Анджелесе для участия в заседании Китайско– американской совместной комиссии по коммерции и торговле Ван Цишань получил информацию от американской стороны о том, что инвестиционный банк «Леман Бразерс» на следующий день объявит о банкротстве. Осознавая, что небывалый финансовый кризис будет распространяться по всему миру, Ван Цишань немедленно проинформировал об этой новости заинтересованные финансовые ведомства страны, потребовав готовиться к худшему сценарию развития событий для обеспечения внутренней финансовой стабильности.

По признанию западных партнёров, не раз участвовавших в переговорах, общаться с Ваном непросто: у него острый язык и деспотические замашки. Одному из чиновников запомнилось, как на очередной встрече во время финансового кризиса Ван недипломатично заявил: «Все ваши упрёки не очень меня интересуют, я знаю, вы продолжите инвестировать в Китай при любом раскладе». Генри Полсон, бывший министр финансов США, вспоминал, что Ван обожает философские споры и отличается завидным чувством юмора.

Олимп группы Си

В 2012 году Ван Цишань вместе со своим другом и почти земляком Си Цзиньпином взошли на политический олимп страны – вошли в Постоянный комитет Политбюро Центрального комитета Компартии, в составе которого всего семь человек.

В составе Постоянного комитета Политбюро Си Цзиньпин, Ван Цишань и Юй Чжэншэн формируют «железный треугольник» выходцев из провинции Шэньси, однако обязанных шанхайцу Цзян Цзэминю своим нынешним положением, предполагающим, что «железный треугольник» будет направлен против конкурентной «комсомольской группы» во главе с бывшим генсеком Ху Цзиньтао и нынешним человеком номер два Ли Кэцяном.

Ван Цишань тем не менее не является ни уроженцем провинции Шэньси, ни сыном маршала и составляет наиболее слабый с точки зрения клановых связей элемент группы, который также заслужил специфическое отношение как самый главный организатор масштабной расправы над чиновниками в стране.

Непрекращающаяся чистка только набирает обороты, а недовольство многочисленных элитных групп растёт. Некоторые из исследователей, фиксируя сложное положение Ван Цишаня перед 19-м съездом, отмечают, что Ван Цишань крайне заинтересован в том, чтобы остаться в составе Политбюро вопреки формальным основаниям, ограничивающим пребывание в Политбюро по возрасту, а также несмотря на нынешнюю последнюю позицию в составе Политбюро 18-го съезда, которая не подразумевает переизбрания. Тем не менее заявление тайваньской исследовательницы Кэ Юйцянь о том, что Ван Цишань может сменить после 19-го съезда Ли Кэцяна, не только означает возможную отставку всей «комсомольской группы», что равнозначно началу первой стадии гражданской войны в Китае, но и не соответствует объёму клановой поддержки самого Ван Цишаня. Попавший во власть как протеже «шанхайца» Цзян Цзэминя, сегодня Ван Цишань не имеет за собой подобной тяжёлой артиллерии. Рассматривать Ван Цишаня как протеже набирающих силу «шаньдунцев» также достаточно трудно в виду «скромного происхождения». Да и нужен ли Си Цзиньпину в качестве премьер-министра человек, который обладает информацией по всем коррупционным делам за последние 10 лет? Глава ЦКПД никогда ранее не занимал более высокий пост в иерархии Компартии Китая. Всё это может означать одно: «Мавр сделал своё дело – мавр должен уйти». «Железный треугольник» должен быть заменён не преданными Цзян Цзэминю людьми, а выдвинутыми из Шэньси лично Си Цзиньпином.

«Временные меры»

Сказать, что должность главы «внутренней полиции» партии специфическая, – значит не сказать ничего. Достаточно упомянуть, что, по мнению ряда западных источников, когда один из предшественников Ван Цишаня на этом посту, У Гуаньчжэн, возглавлял расследование в отношении секретаря парткома Шанхая Чэнь Ляньюя, «плату» за свой пост У внёс жизнью собственного сына.

Большая чистка – это прежде всего источник поддержки населения новым руководством страны: 53% жителей Китая в 2012 году назвали коррупцию основной проблемой страны, за которой следовало расслоение доходов, низкий уровень медицинского обслуживания и небезопасность продуктов питания.

Только за первый год чистки (2012-2013) в ходе плодотворной работы Вана под пресс расследований попали 182 тысячи чиновников, в том числе 35 из них – уровня заместителя министра и выше, всего же до судебного разбирательства было доведено свыше 35 тысяч дел.

Ван Цишань успокаивает: антикоррупционная кампания – это только временные меры, пока страна не пришла к окончательной законности и не отрегулировала все механизмы на автоматическом уровне, в таком случае конвейер антикоррупционной борьбы заработает автоматически, и в шумных кампаниях больше не будет нужды. Система, работающая на основании закона, – в центре доктрины основного идеолога легизма династии Цинь Хань Фэйцзы ( ???) и, похоже, скоро будет реализована.

В течение 2015 года в Китае арестовано более 30 чиновников уровня министра и губернатора. Количество расследований в отношении коррумпированных чиновников за последние три года снизилось вдвое, однако чистка в рядах высокопоставленных чиновников сопоставима со временами «культурной революции» и напоминает «удар по штабам».

Расследования начались в отношении главы горкома одного из крупнейших городов Китая, «южной столицы», Нанкина Ян Вэйцзэ (? ??), заместителя главы МГБ Китая Ма Цзяня (??), заместителя главы муниципального собрания лежащей на Шёлковом пути провинции Ганьсу Лу Учэня (???), заместителя губернатора развитой приморской провинции Фуцзянь Су Шулиня (???), заместителя главы Совета народных представителей (муниципальное собрание провинции) этой же провинции Сюй Гана ( ??), заместителя главы НПКС (аналог общественной и торгово– промышленной палаты) приморской провинции Чжэцзяна Сы Синьляна (???), заместителя главы НПКС южной провинции Цзянси Сюй Айминя (???), главы обкома «китайского подмосковья», провинции Хэбэй, Цзин Чуньхуа (???), заместителя главы муниципального собрания Синьцзян-Уйгурского автономного района Ли Чжи (??), заместителя главы обкома провинции Юньнань Чоу Хэ (??), директора Первого автомобильного завода – флагмана отечественного китайского автостроения – Сюй Цзяньи (???), генерального директора нефтяной госкорпорации CNPC Ляо Юнъюаня (???), главы другой нефтяной госкорпорации Sinopec Ван Тяньпу (???), мэра столицы Гуанси-Чжуанского района города Наньнин Юй Юаньхуэя (???), заместителя главы Управления по делам спорта КНР Сяо Тяна (??), заместителя главы СНП1010
  Собрание народных представителей.


[Закрыть]
Тибета Лэ Дакэ (???), заместителя главы Верховного суда КНР и главы его партийной группы Си Сяомина (???), заместителя главы Управления по делам охраны окружающей среды Чжан Лицзюня (?? ?), заместителя главы правительства и НПКС1111
  Народный политический консультативный совет.


[Закрыть]
автономного района Внутренняя Монголия Чжао Липина (???), заместителя губернатора северо-восточной провинции Цзилинь Гу Чуньли (?? ?), главы Управления по безопасности на производстве Ян Дунляна (???), арестованного в том числе и из-за инцидента с мощным взрывом в Тяньцзине, главы сталелитейной госкорпорации города Ухань Дэн Цилиня (???). Самое последнее расследование – в отношении секретаря обкома провинции Хэбэй Чжоу Бэньшуня (??? ). В 2016 году знаковыми расследованиями стали дела против заместителей губернаторов провинции Аньхой и Цзянсу, мэров столиц регионов – городов Чэнду, Цзинань и Хэфэй.

Полный список раскрывает всю масштабность работы ЦКПД, нанёсшей удары в прямом смысле слова по всем провинциям Китая, включая руководство Пекина и Шанхая. СМИ Китая подчёркивают, что удары наносятся по коррупционерам всех видов власти и всех управлений страны, чтобы показать одно: для них не существует «островов безопасности». С 2012 года, когда новый лидер Китая объявил беспощадную войну коррупции, своих постов лишились мэры целого ряда провинциальных столиц – Синина, Гуанчжоу, Куньмина, Тайюань, Цзинань, Нанкин, Наньнин, крупного «нефтяного» города провинции Хэйлунцзян Дацин, второго по значению города провинции Гуйчжоу Цзуньи. Своих позиций лишились 10 заместителей губернаторов, а также главы НПКС1212
  Народный политический консультативный совет Китая.


[Закрыть]
провинций Сычуань и Гуандун и восемь заместителей глав НПКС провинций.

Особенности борьбы

Многие отмечают, что «жертвы» борьбы – это «тигры»-шестидесятники, среди которых около 20 высокопоставленных чиновников КНР, назначенных в большинстве своём на посты ещё при бывшем «комсомольском» генсеке Ху Цзиньтао. Если «культурная революция» просто уничтожала органы управления целиком, то кампания Си Цзиньпина – это операция точечных ударов по определённым центрам власти без нарушения работоспособности механизмов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении