Николай Уваров.

Наше Молочное (сборник)



скачать книгу бесплатно

Автор-составитель, кандидат исторических наук Уваров Николай Владимирович


Составители: Беляева Л. Д., Беккер В. В.

Предисловие

Сборник литературно – художественного творчества студентов, сотрудников и выпускников разных лет ВГМХА им. Н. В. Верещагина «Наше Молочное» составлен авторским коллективом во главе с кандидатом исторических наук Николаем Владимировичем Уваровым (выпускником агрономического факультета). В нем представлены труды коллективного творчества, разные его виды, бытующие на Русском Севере, где люди вспоминают о своем прошлом, рассказывают о настоящем, воспевают любовь, юность, красоту, лучшие человеческие качества, родные места, свое Молочное – частичку суровой, но прекрасной природы северного края, свой вуз.

 
«Как вкус парного молока,
Как аромат медка цветочного,
Ворвутся вдруг издалека
Воспоминания Молочного»
 

Содержание сборника раскрывается через стихи, прозу и частично через фольклор, особенностью которого выступает ярко выраженная региональная принадлежность и историческая конкретность. Он вбирает в себя все ценное, что существовало ранее, и отображает новые социальные явления.

Через песни, стихи, частушки, поговорки, пословицы передается социальный опыт, нормы поведения, общественные традиции, локальный характер бытования. В них описаны тонкие наблюдения за природными явлениями, стремление приумножить эту красоту, отношение к жизни как ценности, ценностное отношение к труду, народная душа, представления о красоте, добре, зле, мечты о будущем.

В стихах, рассказах, воспоминаниях видится народная оценка жизни, утверждение общечеловеческих ценностей. В них отражено все разнообразие человеческой души: радость жизни, горечь пережитого, смутная тревога, робкая надежда.

 
«Где все мы – тут и наша Россия!
И земля, и любовь, и друзья.
За тебя, видно, бога просили,
Чтоб ты пела под стать соловья»
 

В сборнике звучит живой голос народа, который сохраняет в своей памяти только то, что ему необходимо сегодня и потребуется завтра.

Николаю Владимировичу, как автору – составителю, удалось показать, что есть нечто вечное, над которым не властно время, это духовность, нравственность, гуманность, вера, надежда, любовь.

 
«На родине, на этой самой малой,
Что помнится всегда, где ни живи
Еще горит свеча былого храма,
Как знак надежды, скорби и любви»
 

Наличие единого стержневого определяющего начала подтверждают следующие строки:

 
«Падать духом не надо, друг,
И тогда мир понятен будет,
Если надо, десятки рук
Нам протянут хорошие люди»
 

Через все творчество вырисовывается идеал совершенного человека.

Основными слагаемыми выступают следующие характеристики: верный сын своего народа, человек чести, совести, человеческого достоинства, трудолюбивый, умный, смелый, преданный своей земле, мудрости предков, творец культуры. Ставка делается на молодежь.

Николаю Владимировичу удалось показать, что немалую лепту вносят в подготовку кадров вуз и завод. Они – лицо Молочного: прошлого, настоящего, будущего.

 
«Завод и Академия едины —
Специалистов будущих растим,
И покорять молочные вершины
Мы смело доверяем молодым».
 

Хочется пожелать Н. В. Уварову, чтобы он продолжил работу в данном направлении.

Доктор педагогических наук, профессор Т. В. Лодкина

Алешина Ольга

Апрель
 
Весна на улице.
И горечь вся ушла,
Ушла за убежавшими снегами,
И сбросил груз гудящей злой зимы
Лес голубой с пахучими ветвями.
Весна пришла,
Пахнула и мокрым ветром
И рыжими цветами на носах.
Казалось, поднялась из снега
Вся золотая и резная вязь.
А на прогалине отталой,
Как серой кнопке на снегу,
Расцвел голубенький подснежник
И сразу выгнал из лесу зиму.
Ручьи бегут, журчат о лете,
Журчат о нежной, радостной весне,
Весне, которая вдруг поднялась из снега
И сделала меня счастливее вдвойне.
 

Басуматрова С

«Дрожит луна серебряной кувшинкой…»
 
Дрожит луна серебряной кувшинкой
На черной притаившейся воде.
Не повторяю старые ошибки —
Подстерегают новые везде.
 
 
Но ты не жди, что этой ночью колкой
Я прибегу со смехом, босиком,
В ту комнату, зеленую, как елка,
Где форточка разбита сквозняком.
 

Боков Виктор

«Топора безжалостные меты…»
 
Топора безжалостные меты
Нагло отнимают от планеты
Токование родников и птиц.
Ликованье, радость ясных лиц.
 
 
И откуда столько злости дикой.
Неосведомленности великой?
Замахнулся, дерево рассек,
Из смертельной раны хлынул сок.
 
 
И пошел, включил себе транзистор,
Юный, незапятнанный и чистый,
И забыл, что дерево срубил.
Лучшего товарища сгубил.
 
 
Не ходите в лес с душою черной.
Со своей бездумностью топорной.
Пусть лесов зеленая краса
Мирно подпирает небеса!
 
 
Лучше в лес с лопатою ходите,
Лучше вы березку посадите,
Вырастет она, начнет шуметь,
Песни в благодарность будет петь!
 

Василисин М

Молочное
 
Я по улочкам тихим поселка,
Когда пух тополиный в лету
(Вы поверьте, нет краше сторонки),
Я пройду не спеша по нему.
 
 
И молчанье хранят тротуары,
И чуть слышно гудят провода,
Меж домов ходят милые пары —
И такая вокруг красота!
 
 
Вы поверьте, не встретите более
Мест красивей, чем наш городок:
Речка, парки, деревья и поле,
И знакомых окон огонек.
 
 
Поживи же в Молочном немного
Ты полюбишь его, дай лишь срок,
Здесь друзей ты найдешь, знаю, много,
Здесь не будешь и ты одинок.
 
 
А поселок растет, но студенты
К нам не едут с окраин страны
В жизни нашей прошли перемены,
И уходит народ от земли.
 
 
Но ты хуже не стал, стал ты краше,
Спрятав в зелени строгость домов,
Ты по сердцу останешься нашим
Среди малых и даже больших городов.
 

Вахрушев Дмитрий Михайлович

Возглавлял многие службы института и всегда писал стихи

«Где Вологда, река и город…»
 
Где Вологда, река и город
Где Русь былинная стоит
Весь этот край мне очень дорог,
Отсюда счет годам лежит.
Здесь детства прожитые годы,
И юность буйная моя.
Сюда я еду без погоды,
Ведь это родина моя.
 
 
На свете есть места и краше.
Я мысли эти прогоню.
Взамен столичных телебашен
Отдайте родину мою.
 
 
Отдайте то, что не допелось.
Отдайте то, во что влюблен,
Что в детстве как-то пригляделось…
Я ностальгией опьянен.
И вот по жизни я скитаюсь,
Дорогами какими не хожу.
В Молочное я снова возвращаюсь.
К Молочному я снова выхожу.
 

Вишневская Л

Мамина осень
 
Отчего это тучи по осенней поре?
Отчего, моя лучшая,
Ты грустишь в сентябре?
Замечаю грустинки
В посветлевших глазах.
Отчего паутинки
У тебя в волосах?
Отчего пожелтела
Под ногами трава?
Отчего поседела
У тебя голова?
В изумруде березы
Золоченая прядь.
Отчего эти слезы?
Невозможно понять.
Я не буду их прятать,
Если с ними тепло,
Просто хочется плакать
Хорошо и светло.
Но седые березы
Я жалеть не берусь.
Это грустные слезы,
Это светлая грусть.
Знаю, будут метели,
И зима, как всегда,
Лишь бы не пролетели
Понапрасну года.
Ничего, что желтеют,
Облетают сады.
Главное —
Тяжелеют,
Наливаясь, плоды.
 

Воронов Ю

«За залпом залп…»
 
За залпом залп.
Гремит салют.
Ракеты в воздухе горячем
Цветами пестрыми цветут.
А ленинградцы
Тихо плачут.
Ни успокаивать пока,
Ни утешать людей не надо.
Их радость
Слишком велика —
Гремит салют
Над Ленинградом!
Их радость велика,
Но боль
Заговорила и прорвалась:
На праздничный салют
С тобой
Пол-Ленинграда не поднялось…
Рыдают люди, и поют,
И лиц заплаканных не прячу глаз
Сегодня в городе —
Салют!
Сегодня ленинградцы
Плачут…
 

Выморкова Е

«Не знаю за что…»
 
Не знаю за что,
Люблю
Твое лицо.
Люблю
Каждый взгляд твой
И каждый твой жест.
Люблю лишь за то,
Лишь за то,
Что ты есть.
 
«Два-три слова, два-три взгляда…»
 
Два-три слова, два-три взгляда.
Слез не надо, слез не надо.
Не привыкнет сердце к боли.
Сердце воет, сердце ноет.
Письма злые, песни злые,
Вьюги злые, люди злые…
Ни несчастья и ни счастья,
На земле – дожди пустые.
Смелость, грусть, тоска нечаянно
Возникают из отчаянья.
Только знаешь, следом к разу —
Счастье сразу, радость сразу
Забурлит водоворотом
Дней весенние потоки.
И со смыслом, со значеньем
Вдруг в окно заглянут тени.
И обронит кто-то рядом
Два-три слова, два-три взгляда.
Сердце бьется в упоеньи
В те счастливые мгновенья.
 
 
Молчишь
Столько месяцев, столько дней.
Молчишь.
А кругом целый вихрь огней.
Молчишь,
Дождь идет, грусть зовет.
Ты молчишь.
Ты не хочешь писать…
Снег упал, все покрыл.
Я тогда поняла: ты меня не любил.
Снова снег. Снова дождь.
Нет любви – не придешь.
И молчишь. Хороши…
Мне теперь так легко.
Вспомню: был – не любил.
Гордым был, честным был,
Но ушел…
Где ты есть – не спрошу,
Ничего не скажу,
Самым лучшим ты был,
Но меня не любил.
Накормить, напоить,
В дальний путь собрать,
А потом за конем
По пыли бежать.
Проклинать судьбу,
Проклинать врагов,
И лицом упасть
В перекресток дорог.
Тяжело зарыдать,
Причитать вослед:
«Ты вернись, вернись,
Сокол ясный, мой свет,
Сколько дней над тобой воронью кружить,
Столько дней о тебе
Мне тужить, тужить».
Из каких веков
Голос тот звучит?
На перроне ночном
Поезд твой стоит,
Вот сейчас и сказать
Мне бы те слова…
Но гудок отправленья,
Улыбаясь, вздохну:
«Пока», лишь в глазах моих для тебя ответ:
«Ты вернись, вернись,
Сокол ясный, мой свет».
 
Весеннее
 
Опять закружила нежностью
Весна,
С ветром и лужами синими
Подошла,
Высадила – за учебников —
Вот дела!
Кого-то с лекции увели.
Устала – рассердилась,
Дождь пролила
И тут же удивилась,
Мол, что ж это я?
Лучиком светлым
Играла вновь,
Подумала – и подарила
Людям любовь.
…Веселой проказницей
Не зря была,
Прошла во времени,
В душе не прошла.
 
«Блюдце разбилось…»
 
Блюдце разбилось.
– К счастью, – сказали,
А были только
Одни печали,
Одни печали,
Одни тревоги.
И к ним лишь только
Вели дороги.
А где же счастье?
Ах, да – эта встреча
В тот знойный август,
В тот ясный вечер
Любовью первой
Глаза светили.
Мы счастья этого
Не позабыли.
А что же после?
Как так случилось?
Что что-то все же
Не получилось?
И на печали.
И на тревоги,
И ни дороги
Вся жизнь дробилась
Не потому ли,
Что блюдце разбилось?
 
 
И чернильная строчка письма
Воедино слились
В чьей ласкающей песне?
А она ведь звала,
Ведь писала она,
Но не смел отозваться,
Хотел позабыть,
А любовь-то воскресла.
Вот и бродишь по синей весне,
Забываешься в страшном сне,
Бредишь памятью небогатой,
Лишь один во всем виноватый.
 
Память нужна павшим
 
Павшим
Нужны не памятники,
Павшим нужна память,
Вечное не забвение
В сердцах
Оставшихся жить.
Пусть друзья помнят:
Больше дружбы
Такой не будет.
Пусть враги помнят:
Им мщения
Бояться надо.
И не случайно
На рассветах
Дрожат убийцы,
И снятся трупы
В Варшавском гетто,
Во рвах Освенцима.
Ночами душит
Их запах крови…
А меч возмездия
Зажат в ладони
Болящей памяти…
Стынет минута Молчанья,
В жилах стынет кровь.
Шагает по лицам Память.
Вы слышите, Память идет!
В сердце боль закипает,
В каждый проходит мускул.
Вечность не возвращает
Жаждущих к нам вернуться.
Но с нами они будут
В судьбах и делах наших.
Памятники – Живых память.
 

Герасимова С

«С приходом весны просыпается лес…»
 
С приходом весны просыпается лес,
Убор серебристый тускнеет и тает.
Как будто бы в сказке, где много чудес,
Зимой заколдованный лес оживает.
Ручьи перекличку ведут без конца;
Деревья зеленый наряд примеряют.
Быть может, в стволах у них бьются сердца,
Которые грусти разлуки не знают.
 

Гнездов С

«В годы юности, лучшие годы…»
 
В годы юности, лучшие годы,
ВМИ нас объединил.
Эти дружбы и счастья всходы
Институт навсегда подарил.
 
 
Кто студенческой жизни не знает,
Тот, конечно же, нас не поймет.
Очень быстро года пролетают —
Смотришь, выпуска время придет.
 
 
Есть в студенческой жизни начало,
Семинаров, зачетов – букет.
И экзаменов тоже немало,
Но конца у студенчества нет.
 
 
Нас весна улыбаясь встречает,
Слышим птичьи мы трели опять.
Юбилей ВМИ отмечает —
Исполняется семьдесят пять.
 
 
И за эти три четверти века
Сколько кадров ты дал стране.
А для сельского человека
Эти знания важны вдвойне.
 
 
На огромных просторах Отчизны
Все рабочею жизнью живут,
И всегда с теплотой вспоминают
И Молочное, и институт.
 

Гуляева С

Твои письма
 
Ты пиши мне письма, пиши,
Я так жду твоих ласковых писем!
Тихий голос твоей души
Мне всегда в твоих письмах слышен.
 
 
Хочешь, сердце свое отдам,
Чтобы жизнь – пополам с тобою,
Чтобы счастье и боль – пополам,
И любить нам одной любовью.
 
 
Хочешь, верный огонь души
Подчиню я улыбке дружбы.
Только письма пиши мне, пиши.
Это нужно мне, очень нужно.
 

Дубровина Элида

«Вперед, заре навстречу!..»
 
«Вперед, заре навстречу!..» —
Звенит над высотой.
Та песнь допета будет
Среди друзей живых
В огне и вихре будней
На стройках молодых.
Страна расправит плечи,
И в солнечный зенит
Вперед, заре навстречу,
Гагарин улетит… Правдивая,
Геройская, скупая на слова,
Я – юность комсомольская,
Тревожная – жива!
Тревожнее не знаю
Ни счастья, ни любви!
Ты позови, родная,
На подвиг позови!
Ты позови – отвечу…
И вновь, под шум знамен,
Вперед, заре навстречу,
Проскачет эскадрон.
 

Елкина Е

«На сером камне улицы моей…»
 
На сером камне улицы моей
Твои следы стираются дождями
И безразличными подошвами людей.
Случайно рвущих бывшее меж нами.
А между нами нет страстей и лет,
А только час и разговор банальный.
Твой длинный взгляд насмешливо-печальный.
Простое «и до свидания» в ответ.
Я эти капли счастья берегу
От слов чужих и от людских обманов,
Чтоб не завяз в сегодняшних туманах
Священный свет на дальнем берегу
А в уголочках губ твоих – усталость.
Я с каждым днем все дальше от нее
И страшно думать, что во мне осталось
Одно лишь имя доброе твое:
Пять легких букв,
И их уносит ветер,
Не поднимай рассерженных бровей,
Когда я, все на свете забывая.
Остановлюсь в раздумьи у дверей и прошепчу:
«А ты – живая».
Живая вся, и теплая, и тень
Ресниц твоих дрожит и замирает.
Сегодня – день, и завтра – день,
Ты будешь жить на грешнице Земле —
Живая.
Ты будешь жить, и снежные вершины
Устанут ждать в холодном далеке,
А ты смеешься радужным снежинкам
И медленно их таешь на руке.
На счастье мне ладошку протяни,
Всю в ямках и изгибах поперечных,
Я по ее морщинкам человечьим
Прознаю будущность веселую Земли
Через тебя – в меня.
Из глаз твоих – в мои глаза – орошая печальная усталость;
Мне хочется, чтобы в глазах осталось,
Что невозможно голосом сказать;
Чтоб не растаяло мгновение,
Когда в одну минуту будущее втиснуто,
И за окном апрельская вода вдруг замирает,
В капельке повиснув и обрывается,
Не долетев дверей, звенящий луч
Остынувшего солнца
И только жилка синенькая бьется
Над бровью разлохмаченной твоей.
 
«Уезжаешь, уезжаешь…»
 
Уезжаешь, уезжаешь…
За туманы, за моря,
А ты знаешь? Нет, не знаешь,
Как мне больно без тебя.
Уезжаешь, уезжаешь…
Мерный стук пустых колес.
Для меня ты умираешь
Без страданий и без слез.
Будут долго дни тянуться,
Дни – как сны, а в снах – мечты,
И так хочется проснуться
И узнать – вернулся ты.
 
«Под бурями, под ливнями…»
 
Под бурями, под ливнями
Стекает с гор вода.
Ведет нас страшно длинная
Дорога в никуда.
Идем по узкой тропочке
Давно и далеко.
Меж самых темных пропастей
Нам дышится легко.
Над нами в небе редкие
Смеются облака,
Но, теплая и крепкая,
Со мной твоя рука.
И нас сведи нечаянно
Не сон, не божество —
Мятежных и отчаянных
Веселых душ родство.
Тяжелыми минутами
Сегодня и всегда
Ведет нас страшно трудная
Дорога в никуда.
 

Жуков Станислав

Не говори мне только нет
 
Не говори мне только нет.
Не говори.
Прошло уже не мало лет,
Прошло.
К тебе на встречу шел,
К тебе.
И что искал – почти нашел.
И что.
Что скажешь мне в ответ?
Не говори мне только нет,
Не говори.
В глаза мне смотришь ты,
В глаза.
Ты часть большой моей мечты.
Ты.
Всегда казалась мне такой.
Всегда.
Да, ты была моей мечтой.
Да, ты часть большой моей мечты
В глаза мне смотришь ты,
В глаза.
Придешь во сне, иль наяву.
Придешь,
Раскроешь неба синеву,
Раскроешь.
Я в звездном мире как в плену.
Я смотрюсь в холодную луну,
Смотрюсь.
А вижу неба синеву.
Со мною будь во сне и наяву.
Со мною будь.
 

Иванова Марина

«Все было так недавно и давно…»
 
Все было так недавно и давно,
Тогда сентябрь вовсю в окно стучался,
И детство оставалось за бортом,
А впереди – экономфак и счастье!
 
 
Тогда вы все хотели повзрослеть
И побыстрее получить дипломы,
Все из того, что хочется, успеть
И даже побывать при этом дома.
 
 
Вы молоды, но что – то позади.
Оно уходит и, увы, навечно,
И болью отзывается в груди.
И где ж она, былая та беспечность?
 
 
Для вас последний прозвенит звонок,
Без вас все будет дальше в этих стенах.
Пусть жизнь лишь добрый вам дает урок,
И к счастью вас ведут все перемены!
 
«В Молочном рубят тополя…»
 
В Молочном рубят тополя,
И пни с тоскою смотрят в небо.
И в воскресенье теплой вербы
Весну и нежность ждет земля.
Но в желтых кольцах тополей
Нет и надежд на воскрешение
Ну, за какое прегрешение
Им приговор исполнен сей?
О, сколько слышали они
И слов любви, и тихих вздохов,
И бравых криков, песен звонких,
Всего, чем жили все-все мы.
Они хранили нас в тени,
Они грачам приют давали,
По тополям мы замечали
Ни что-нибудь – приход весны!
Ты сосчитай – не поленись —
Вон сколько их – годичных колец,
Здесь каждый год – большая повесть,
Тепло, любовь, надежда, жизнь…
 
К 85-летию ВМИ
 
Тогда ведь тоже начиналось лето,
И бил в окно черемуховый ветер,
И как сейчас бежали облака,
И извивалась в берегах река.
Уж более восьми десятков лет
С тех пор идет далекий этот свет,
И соловьи в Молочном не смолкают,
И первая любовь не умирает.
Здесь так легко, уверенно, надежно,
Сюда не возвращаться невозможно.
Здесь наши души водят хоровод,
И дух особый в тополях живет.
 
«Стучится время в небеса…»
 
Стучится время в небеса,
На миг года соединяя
И все вокруг нас обновляя,
И обещая чудеса.
 
 
Пусть это будет год добра,
Успехов, счастья и везенья,
Любви, удач и вдохновенья
И для души, и для пера.
 
 
Чтоб молодость всегда жила
Как наш любимый храм науки,
В котором, и шаги, и звуки,
И души, и колокола.
 
 
Они живут за каждой дверью,
Они желают нам добра.
Из незабытого вчера
Они нас любят и в нас верят.
 
 
Мы узнаем их голоса,
Их взгляды кожей ощущаем.
Сквозь нас волнительно-печально
Струится время в небеса…
 

Кирпичникова Л

Выпускница техфака 1982 г.

«Стоит на том же месте институт…»
 
Стоит на том же месте институт,
Пять лет учебы пролетели тут,
Глаза куратора не те,
И много уж морщинок на лице.
Но все – таки живые те глаза,
Как хочется «Спасибо» ей сказать.
Ей интересно все про всех узнать,
Но что же мне ей рассказать?
Лишь о себе да о подружках.
Я понимаю – знать то нужно
О всех, Но как? Как их найти?
Когда так резко разошлись пути.
Как жаль, что мы друг друга потеряли,
Ни адрес, ни работы не сказали
Разъехались, не думая о том,
Что ВМИ для нас родной был дом.
Теперь у каждого семья,
А дни летят в заботах,
И многих уж забыла я,
Ведь главное сейчас – работа.
Да! Дом, супруг и дети,
Замкнулся круг забот.
И промелькнули лица уж не эти.
Студентов новых много ждет хлопот:
Исчез Чеботарев – великий мастер дела!
Передавал свой опыт сыроделам,
И нет Смолянского на кафедре уже,
Он умер, но оставил след в душе.
Смирнова с Торховым на пенсию ушли.
Откуда же замену им нашли?
Ведь эти люди – профессионалы,
Какие знания студентам, нам, давали!
Перед глазами в памяти
Глаголева лицо,
Нам биохимию читал он молодцом!
Историка мы звали «бабой Валей»
Но умерла она, об этом мне сказали.
Да… Много перемен и в институте
Но все, что было с нами – не забудем.
 

Коваленков А

Славься, наша страна!
 
В боях рожденная держава —
Союз республик трудовых.
По всей планете мир и слава
Идут путем побед твоих.
Ты победила мрак и холод,
Для всей земли, для всех времен
Наш герб советский – серп и молот —
Лучами солнца озарен.
В союзе дружба и свобода,
Для них твоя звезда зажглась,
И храбрость русского народа
С твоим могуществом слилась.
Славься, наша страна,
Ленинской правдой сильна,
Наша любимая, непобедимая
Наша родная страна!
 

Козич Л

Я люблю
 
Я люблю, когда солнце встает,
И над речкой туман расстилается,
Соловей голосистый поет,
До утра поет, заливается.
Я люблю блеск хрустальной росы,
Камышинок шуршанье в тиши,
Я люблю твои русые волосы,
И озоновый запах грозы.
Я люблю, когда вишни цветут,
Когда сад и земля в цвету.
С каждым днем, как с чудом встречаешься!
Я люблю, когда ты улыбаешься…
Я люблю по полям бродить,
Когда небо синее-синее.
Я люблю все на свете любить,
Это чувство такое сильное.
 

Козловский Е

Фотоэтюд
 
Загадочно-ритмичен негатив.
Процесс печати странен и приятен.
Бумагу в проявитель опустив,
Я различаю в шуме белых пятен
Картину, что увидел объектив:
Горели окна, точно на весу,
Высотный дом – от булочной до шпиля —
Был опрокинут в рябь ночной реки,
И мчались по Садовому кольцу —
По Земляным Валам – автомобили.
И блеск асфальта множил огоньки.
 

Коновалов Валентин Алексеевич

Родился в Вологодском районе. Закончил ВМИ, зоотехнический факультет. Автор нескольких сборников стихов.

В настоящее время проживает в селе Липин Бор.

«Среди далеких знаков зодиака…»
 
Среди далеких знаков зодиака
Мой звездный покровитель – Скорпион.
Магический пустыни забияка
Созвездием целым дарит небосклон.
 
 
Как далеки законы мироздания
От дел земных и суетных тревог,
От беспредельной грусти увядания,
Колесами истерзанных дорог.
 
 
Где журавли давно закрыли лето,
Сменили музыку и леса, и воды.
Где юных вьюг лишь первые приметы
И сумерек холодные следы.
 
 
Но мне по сердцу новые картины
И осени бунтующей порыв.
Как смена чувств, какой-то зов глубинный
Далекой и неведомой поры.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное