Николай Удовиченко.

Излом. Книга третья. Эмигранты. Долгая дорога домой



скачать книгу бесплатно

– Мы собрались здесь, дорогие друзья, чтобы принять гостей, приехавших к нам издалека. Из той страны и из того места, где родились наши предки. Я хочу предложить всем выпить за гостей, пусть у них все будет хорошо.

В тосте не было того, что обычно принято в тостах у осетин, да и у всех кавказцев – обращения к Всевышнему, аллегорического повествования с последующим выводом. Был произнесен тост, который обычно принят в Америке. Все выпили. Начали есть.

– Вкусные пироги, – сказала одна из женщин, – кто их делал?

– Это наши жены сделали, – пояснил Георгий, – у нас такие пироги в застолье это обязательная еда.

– Приезжайте к нам, мы научим вас делать такие пироги, – сказала Циала.

После нескольких рюмок собравшиеся обрели раскованность и за столом начались расспросы гостей.

– Как сейчас в России, в Осетии? – спросил Мисост.

– Сейчас плохо, – ответил Георгий, – страна переживает не очень хорошие времена.

– У нас пишут и говорят, что Россия может исчезнуть как государство.

– Нужно знать историю, – вставила свое слово Циала, – Россию хоронили много раз, и многие это делали: монголы, англичане, немцы. Но Россия всегда находила свой путь из самых тяжелых ситуаций.

– Может быть и так, – сказал один сидевших, – но посмотрите, в Америке во всем прогресс, прекрасное образование, высокий уровень жизни.

– Наше образование в России не хуже. Слабые специалисты космические корабли не строят и в космос не летают.

– Но американцы ведь первые в космос полетели, – решил показать свою осведомленность один из присутствующих.

– Нет, – парировал Георгий, – в космос первыми полетели мы. Первый в мире космонавт был русским, его звали Юрий Гагарин.

Чтобы сгладить возникшую неловкость, Заурбек предложил снова выпить. Все налили и выпили.

– А сколько в России живет осетин? – спросил Инал.

– Нас немного. Вместе с Южной Осетией, которая после распада Советского Союза отошла к Грузии и которую грузинские власти очень терзают, нас не больше семисот тысяч.

– Всего семьсот тысяч? – удивились хозяева, – Но это же население одного среднего города.

– Что ж, величие народа не в его количестве. Величие народа проявляется в его культуре. У нас много писателей, поэтов, военных в больших чинах, музыкантов, дирижеров, – сказала Циала, – а вы знаете кого-либо из великих осетин?

Все замолчали. Они не знали ничего об осетинской культуре.

– Еще до исхода ваших предков из Осетии был такой поэт, Коста Хетагуров.

– Я слышала о нем, – сказала Ксения, дочь хозяев, – сейчас я вам кое-что покажу…

Она вскочила и убежала. Минут через пять вернулась с книгой. Это был томик стихов Коста Хетагурова на осетинском языке еще дореволюционного издания.

– Сохранилась у нас вот эта книга. Но никто из нас читать ее не умеет.

Зарема взяла книгу. В ней были самые известные стихи поэта.

– Хотите я вам прочту по-осетински? – спросила Зарема.

– Да, да, хотим, прочтите, пожалуйста.

Зарема начала читать.

Все вокруг затихли. Она читала стихотворение за стихотворением, у некоторых женщин на глазах показались слезы. Зарема отложила книгу.

– Это сочинил наш осетинский поэт.

– По его стихам видно, что он болел за свой народ.

– Вы сказали, что у вас были военные в больших чинах. Можете немного рассказать о них? – попросил гостей один из хозяев, широкоплечий моложавый мужчина лет пятидесяти.

– Начну издалека, – начал рассказ Георгий, – у русского царя всегда служило несколько генералов-осетин, от десяти до пятнадцати человек. В советское время был генерал Плиев, он командовал кавалерией во время войны с немцами, было много других осетин-военачальников, выделяются среди них Мамсуровы. Осетины всегда были храбрыми воинами.

– Интересно, – сказал спросивший, – я ведь тоже был одно время военным, служил в морской пехоте.

– А сейчас?

– Сейчас я в отставке, получаю хорошую пенсию, работаю.

– Понятно.

– А как себя чувствуют женщины в Осетии?

– Неплохо, – ответила Циала, – женщину осетины никогда не угнетали. Женщина часто решает трудные семейные вопросы. И среди женщин есть актрисы, писательницы, музыкантши. В советское время была такая писательница Езетхан Уруймагова. Ее роман, который она не дописала, потому что умерла, назывался «Навстречу жизни» пользовался большим успехом и спросом. Сейчас женщина в Осетии довольно раскована, но древние осетинские обычаи соблюдает. Кстати, в канадском Ванкувере живет с мужем наша односельчанка, я ее хорошо знаю, Хадизат Исаева, это фамилия по мужу, а девичья ее фамилия Калоева. Она написала первую книгу рассказов еще в школе. Книга была издана и хорошо принята читателями. Потом она написала и издала еще несколько книг – рассказы, повести. Думаю, что пишет и сейчас.

– Какая талантливая женщина, – подала голос Келли, – а почему она уехала в Канаду?

– Это интересная история. Ее жених пошел в армию и был направлен в Афганистан, там попал в плен. Через два с лишним года плена его у афганцев выкупила канадская общественная организация. Он поселился в Ванкувере, потом и Хадизат приехала к нему.

– Ее зовут Хадизат? Я тоже Хадизат, – сказала молодая женщина лет тридцати.

– Что ж, мы одной крови, одной нации и нет ничего удивительного, что у нас одинаковые имена.

Хозяева расспрашивали гостей долго, слушали с вниманием и интересом.

– Был ли кто-либо из вас в России, в Осетии? – спросила Зарема.

– Нет, никто не был. Из соседнего села ездил один, ему не очень понравилось. Говорит, что жить там бы он не смог. Мы ведь все родились здесь. И хотя мы помним наши корни, храним наш язык, наша родина уже здесь.

Просидели до сумерек, проговорили. Потом гости начали собираться домой. Собрались сами, собрали детей. Попрощались с хозяевами, поблагодарили за гостеприимство. Их отвезли в Сиэтл, домой, так же, на двух машинах. Попрощались с водителями, поблагодарили, вошли в дом.

– Пойдем к нам, – сказал Владимир, – Зарема вчера араку сделала. Я пробовал, очень хорошая.

Зашли в квартиру Исаевых, Зарема с Циалой быстро собрали на стол. Сели. Георгий налил всем и произнес традиционный осетинский тост, обращаясь к Всевышнему. Выпили, женщины тоже выпили.

– Как вам в гостях, понравилось? – спросил Владимир.

– Да, понравилось. Хорошие люди, но… – замялась Зарема, – …но это уже не осетины. Они все утеряли, кроме имен и языка. Они совсем не знают обычаев и не соблюдают их.

– Да, это так, – сказал Георгий, – и если мы здесь останемся навсегда, то тоже случится с нами и с нашими детьми и внуками.

Все задумались над его словами, ибо в них была великая правда. Ушедшие от своего народа это осколки народа и принадлежать народу уже никогда не будут. Тишина окутала всех сидящих за столом. Потом Георгий снова всем налил сделанной Заремой араки.

– Мы много исходили с тобой, Владимир, много повидали. За то, что мы всегда уважали и любили людей, Всевышний дал нам прекрасных жен и детей. И мы не вправе лишать их Родины навсегда. Какая бы она ни была, она наш дом и наши корни. Выпьем за то, чтобы наши дороги привели нас домой.

Все выпили. Циала пошла посмотреть детей. Мила и Аза спали на диване, Алан и Русана расположились прямо на полу, на ковре. «Бедные, натаскали мы их сегодня», – подумала Циала. Вернулась за стол. Было уже около десяти вечера.

– Дети уже спят. Одетые. Наши на диване, ваши на полу, – известила Циала всех.

– Да им и пора уже. Тем более они наездились.

– Ничего, если спят, значит все в порядке, – подал голос Владимир.

– Давайте, по третьему тосту и мы уходим домой.

Георгий налил еще. Выпили еще раз за то, чтобы вернуться домой. Георгий и Циала взяли детей и пошли в свою квартиру. Зарема раздела своих и уложила в кроватки. Над миром спустилась ночь.

Как-то Зарема с Циалой решили съездить и найти хорошую баранину, хотели порадовать мужей. Циала уже хорошо водила машину, у Хугаевых была японская подержанная машина, купленная ими дешево на распродаже.

– Я знаю один иранский магазин на окраине, – сказала Зарема, – меня Владимир как-то возил туда на нашей машине. Там отличный выбор и отличная баранина.

– Вот и прекрасно, собираемся и едем.

Усадив детей на заднее сидение, Зарема села рядом с Циалой, поехали в магазин. Магазин находился далековато, нужно было выйти на сто первый хайвей и проехать минут двадцать на север. Циала уверенно рулила по Сиэтлу. Она уже неплохо знала город и ей нравилось водить машину.

– Ты прямо профессионал, – сказала ей Зарема, – я за рулем всегда осторожничаю.

– Скажешь прямо – профессионал. А что здесь трудного? Арба, только с мотором.

Подруги весело рассмеялись.

– Представляю арбу здесь, в Америке. Да еще запряженную ишаком. Полгорода бы сбежалось смотреть.

– Я видела как-то по телевизору. Показывали одного чудака в Канаде, здесь, по соседству, в Британской Колумбии, так он разводит ишаков и у него есть две арбы. Народ приезжает смотреть, он катает приехавших на арбе и те с удовольствием платят ему деньги. Говорит, что хватает на корм ишакам и себе на жизнь.

Зарема весело расхохоталась.

– Ну, эти американцы! Уже опухли от денег, им дай только чего-либо необычного, и они будут за это платить. Может и нам с тобой ишаков завести?

– Можно. Будем их в машину запрягать. На бензине будем экономить. То-то народ посмеется.

Выскочили на хайвей.

– Свернешь с хайвея на съезде, – сказала Зарема Циале и назвала номер съезда.

– Хорошо.

Дошли до нужного съезда и Циала свернула с трассы. Поехали по неширокой двухполосной дороге и въехали в небольшой городок, который был частью Сиэтла.

– Вот сейчас на светофоре влево, – вела Зарема подругу.

Свернули влево и сразу увидели магазин, на котором сверху красовалась вывеска, написанная восточным шрифтом и внизу по-английски. Возле магазина стоял большой трак с контейнером.

– Вот этот магазин, – показала Зарема.

Циала припарковалась у тротуара в том месте, где был разрешающий знак. Вылезли из машины, высадили детей. И всей гурьбой пошли в магазин. Магазин был довольно большим, в нем продавались продукты. Было много свежего мяса, свежей и мороженной рыбы, консервов, фруктов, овощей. Продавались восточные сладости, прекрасный сотовый мед, много сортов чая. Подруги с детьми медленно шли вдоль прилавков. Зарема обратила внимание на молодого, широкоплечего мужчину, оживленно беседовавшего с продавцами. «До чего знакомое лицо, – подумала Зарема, – где я его видела?»

Прислушалась к разговору, он велся на незнакомом ей языке, в котором изредка проскакивали слова, похожие на осетинские. Циала тоже обратила внимание на мужчину.

– Посмотри, Зарема, мне кажется, что я видела где-то этого мужчину, лицо мне его очень знакомо.

– Я как только зашла, сразу обратила на него внимание.

И вдруг у Циалы расширились глаза, и она даже слегка побледнела. Резко схватил Зарему за руку выше запястья и крепко сжала ее.

– Стыр Хуцау, да это же… это же… ох, это же наш одноклассник, Денис Исаев.

– Не может быть! Но очень похож! Хотя может быть и он, я его не видела много лет.

– Он это, он! Не могу я ошибиться.

Мужчина почувствовал, что на него смотрят и повернул сперва голову, а потом весь повернулся к подругам и детям. В глазах сперва у него была растерянность, он что-то соображал, потом сделал неуверенный шаг к подругам с детьми. Потом улыбнулся и пошел к ним.

– Неужели это вы? – тихо спросил он по-осетински.

– Мы, мы! – воскликнула Циала тоже по-осетински.

Денис подошел и, по очереди обняв за плечи Зарему и Циалу, поцеловал их в щеки. Потом поднял Милу на руки. Расцеловал ее, потом Алана, Азу и Русану.

– О, Всевышний, как я рад встрече! А это ваши? – кивнул он на детей.

– Наши, – ответила Зарема, – вот это мои, Алан и Русана, – она притянула к себе своих, – а это Циалы, Мила и Аза..

– Какие вы богатые! Дай бог, чтобы они у вас были не последние. Как вы здесь оказались? Мне родители немного рассказывали по телефону о вас, но я ничего толком не знаю.

– Как? Когда все развалилось в Союзе и Союз сам развалился, работы не стало для наших мужей. Наши мужья нашли работу здесь, сперва приехали сами, а потом привезли и нас с детьми. Ты о себе то расскажи. Мы много слышали о твоих приключениях.

– Какие там приключения! – махнул рукой Денис, – Лучше бы всего этого не было.

– Сколько ты пробыл в Афганистане? – спросила Циала.

– Больше четырех лет. Сперва воевал, а потом в плену.

– Домой не ездил? – спросила зарема.

– Нет, не ездил. Сперва боялся, сажали за плен, потом амнистия вышла, а потом завертели семейные дела. Но на следующее лето собираемся поехать.

– Так ты женился? – спросила Зарема, – На ком? На местной?

– Ни за что не угадаете! На нашей односельчанке!

– А вот угадаю! – засмеялась Циала, – Неужели на Хадизат?

– Да на ней, сейчас у нас доченька Верочка и Хадизат ждет второго ребенка, говорит, что будет сын.

– Рады за тебя, – сказала Циала.

– Спасибо.

– А мы когда уезжали, к нам приходили твои родители. Дали нам твой телефон, адрес и просили связаться. А у нас как-то все не получалось. То мужья в море, то некогда, с детьми работы много. Мы и забывали о тебе.

– Чтобы совсем меня не забыли, Бог и свел нас. В нашей жизни ничего случайного не бывает. А вы обе такие красавицы! – бросил он запоздавший комплимент.

– Спасибо, Денис, – сказала Зарема, – уверенна, что твоя Хадизат не хуже. Как у вас, хорошая семья получилась?

– Очень хорошая. У нас никогда между нами нет слова «я», у нас всегда есть слово «мы».

– Хорошая основа для любой семьи, нужно и нам взять это на вооружение.

– А на каком языке ты говорил с продавцами? – спросила Циала.

– На пушту. Это афганцы, пуштуны. Я этот язык в плену выучил.

– И английский знаешь?

– А как здесь без английского?

– Да ты прямо полиглот. И осетинский, и русский, и английский, и пушту. Надо же!

– Я думаю, что все мы полиглоты. Вы столько же знаете почти языков, сколько и я. Только пушту не знаете.

– Жизнь всему научит.

К ним подошел Сергей, с которым Денис вместе работал на своем траке.

– Знакомьтесь, – по-русски сказал Денис, – это Сергей, мой напарник по работе, он из Волгограда. А это мои односельчанки с детьми.

Женщины представились и представили детей.

– Ой, сколько вас, всех сразу не запомню. Но мам запомню, тем более такие красавицы.

– Спасибо, Сергей! – поблагодарили женщины..

– Вы чем, Денис, занимаетесь? – спросила Циала.

– Гоняем по всей Северной Америке на траке, возим грузы.

– Это ваш грузовик с контейнером стоит возле магазина?

– Да наш.

– Денис стал капиталистом, – сказал Сергей, – это его личный трак. Он его купил и еще собирается один купить. Я у него работаю.

– Мы вместе работаем, – поправил Денис, – и мы друзья.

– Да, вместе, но на твоей машине.

Денис укоризненно глянул на Сергея и махнул рукой.

– Ваши мужья в море? – спросил Денис.

– Нет, сейчас дома. Но скоро уйдут на лов лосося.

– Вот что. Вот вам моя визитка, – Денис подал визитку Зареме, – на ней напечатан адрес и телефон. Сегодня среда, чтобы в пятницу приехали. Можно днем, можно вечером. Посидим, вспомним наше Предгорное, наших родителей, односельчан. Отказов не принимаю. Чтобы были обязательно. Заночуете у нас, погостите. У тебя же муж Георгий Хугаев? – спросил Денис Циалу.

– Да, он.

– А у Заремы тоже наш односельчанин?

– Нет, у нее казак из Армавира, Владимир. Они вместе с Георгием долго на судах вместе работали, вот я и познакомила Зарему с ним. Сперва переписывались, а потом вот – уже Алан и Русана на свете у них живут.

– Замечательно. Расскажу о встрече Хадизат, вот она обрадуется! А наша планета совсем маленькая. Надо же, в Америке односельчан встретил. Так мы вас ждем в пятницу.

– Мы должны поговорить с мужьями и посоветоваться. Но завтра мы вам позвоним.

– Хорошо.

– Вот что я хотела спросить тебя, Денька, – сказала Зарема, назвав его так, как называли его в классе, – твоя Хадизат пишет, не бросила?

– Пишет. У нее изданных книг уже пять, рассказы, повесть. Повесть она издавала еще при советской власти, было много шума вокруг нее, не хотели издавать так, как она была написана. Но ее протеже Мурзабек Джафарович, редактор журнала, отстоял повесть и помог издать ее в первозданном виде. Сейчас она пишет трилогию. Две книги уже написала, пишет третью. Звонила Мурзабеку Джафровичу, тот сказал, чтобы она послала первые две книги. Она отредактировала их и послала. Сейчас они в издательстве и скоро должны выйти.

– Надо же, – сказала Зарема, – наша односельчанка писательница. Да еще такая плодовитая. Какие женщины в Осетии! И детей рожают, и растят их, и книги пишут. Одним словом осетинки!

– Кому что Бог дал. Если дал талант, то он прорежется обязательно, – сказал Сергей.

– А вы как в этот магазин попали? – спросил Денис.

– За бараниной приехали.

– Мы тоже. Вы же знаете, что в Америке не разводят курдючных баранов. А владелец этого магазина нашел здесь курдючных баранов. Я всегда беру здесь не только мясо, но и думба, курдюки. Думба это на пушту. Пойдемте, выберем мясо и будем прощаться.

Денис что-то спросил у продавца, тот махнул рукой, приглашая подойти. Когда подошли к нему, он открыл дверь холодильной камеры, в которой висели туши.

– Выбирайте, это свежее мясо. Какую часть вам отрезать.

Все выбрали. Продавец нарезал мясо и взвесил его. Затем принес четыре курдюка. Денис за все заплатил. После этого Денис набрал сладостей и отдал их Зареме и Циале.

– Это детям. Ну и вам тоже. Вы же женщины, а женщины как дети.

Циала и Зарема попытались дать деньги Денису за мясо. Но он так глянул на них, что они сразу отставили это дело. Денис попрощался с продавцами, и все вышли на улицу. Начали прощаться.

– Мы так рады были встретить тебя, Денька, что просто слов не находим, – сказала Зарема.

– Правда, Денис, видно сам Бог свел нас, – подтвердила Циала.

– Приезжайте. Обязательно приезжайте. Мы вас примем так же, как принимают у нас дома, особенно в Предгорном.

– Мы думаем, что в пятницу или субботу мы приедем.

– Привет вашим мужьям, пусть хранит их, вас и ваших детей Бог.

– Спасибо, передадим.

Денис по очереди поднимал и целовал детей, потом расцеловал в щеки обеих женщин. У Заремы налились влагой ее теплые глаза.

– Передавай привет от нас Хадизат. Я очень хочу увидеть ее. Она ведь на моей свадьбе была. И девочке вашей наш огромный привет от всех нас, – сказала Циала.

– Спасибо, большое спасибо.

Денис и Сергей пошли к траку. Женщины и их дети смотрели им вслед. Вот Денис и Сергей сели в трак, вот глухо заурчал мотор. Трак тронулся с места и пошел вперед. Денис прощально посигналил. До встречи!

На обратном пути Зарема и Циала долго молчали. На душе у них был светлая грусть от встречи с Денисом и Сергеем. Далеко от родного гнезда Предгорного встретились его птенцы. Циала вспомнила свою детскую любовь к Денису, давно это было. Ушло это из жизни, а след оставило, светлый и грустный след. «И пусть будет, – подумала Циала, – это мое, принадлежит только мне». Зарема вспоминала Предгороное, речку Сунжу, отца, которого очень любила, сестру Таню, у нее уже мальчик родился, тетю Женю, которую любила как мать, потому что родной матери она не помнила. И на душе у Заремы тоже было грустно от встречи с Денисом. Как странно устроена жизнь! Учились когда-то вместе в школе, в детстве Денис дергал ее за косы, дразнился, потом как то неожиданно все выросли и всех разбросало по свету. Надо же, в немыслимой дали от Предгорного, в далекой Америке, которая кажется многим раем, а на самом деле это далеко не рай, встретились они, одноклассники и односельчане. Ехали молча, говорить не хотелось. Даже дети, почувствовав настроение мам, не баловались и не шумели, сидели тихо на заднем сидении.

Дома собрались все к вечеру. Мужья пришли, они были на судне. Циала рассказала Георгию о встрече. Через некоторое время пришли Зарема и Владимир с детьми.

– Надо же, – удивлялся Георгий, – мир тесен. Наш односельчанин, да еще женатый на нашей односельчанке, тоже живут здесь. Конечно, поедем в пятницу к ним, обязательно поедем.

– Георгий, – вмешался Владимир, – ты забыл, что в пятницу мы не сможем. В пятницу у нас подтверждение на должность, это займет весь день до вечера.

– Хорошо, поедем с утра в субботу, здесь ехать то двести километров.

– Да, часа три, на границе продержат полчаса.

– Что, тогда можно звонить, что в субботу к обеду подъедим? – спросила Циала.

– Да, звони, – подтвердил Георгий.

– Циала набрала номер телефона в Ванкувере, который давали ей еще дома, нашла в своей, еще российской, записной книжке.

– Да, слушаю, – раздался женский голос, говоривший по-русски.

– Это Хадизат? – спросила Циала.

– Да, это я.

– Здравствуй. Я Циала Кочиева, а сейчас Хугаева, – сказала по-осетински Циала.

– О, Стыр Хуцау, откуда ты? – опешила Хадизат, – Ты где?

– Здесь мы все, недалеко, в Сиэтле. Сегодня Дениса твоего встретили в магазине, баранину покупали вместе. Зарема тоже была с детьми, помнишь ее?

– Еще бы не помнить. А у тебя тоже дети?

– Две девочки, уже большенькие. У тебя тоже девочка?

– Да, Верочка, назвали в честь мамы Дениса. А Зарема за кем замужем? Помню, ее воровали даже.

– Ты права, ее тогда украл ее муж. Он казак из Армавира, Владимир Калюжный.

– Сейчас вспомнила всю эту историю. А Дениса еще нет, он еще не доехал до дома.

– Скоро доедет, мы расстались часа два назад, и они с Сергеем поехали в Ванкувер.

– Значит через час будет дома. Наконец то!

– Мы договорились, что в пятницу приедем к вам, но наши мужья в пятницу не смогут, будут заняты. Ждите нас в субботу к обеду. В субботу, как только дети встанут, мы их накормим и выедем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9