Николай Туканов.

Башня Шутника



скачать книгу бесплатно

– Мыло прут люди! – перебил эльфа оскорбленный гном. – Никогда гном не унизится до такого мелкого воровства!

– Вообще-то позавчера пропал ящик мыла, – со значением поправил гнома Арзак. – Это уже не мелочь.

Мелодичный звон прервал спор и заставил партнеров по бизнесу быстро перейти в основное помещение, где проходило собеседование. Через минуту все тот же учтивый человек завел в обставленный по последней эльфо-людской моде просторный кабинет четверых безработных.


– Садитесь! – вместо приветствия буркнул гном и указал рукой на стулья у стены, шагах в пяти от стола хозяев агентства. По мнению гнома, пять шагов – вполне достаточное расстояние, чтобы не задохнуться от перегара и пота сброда, решившего за деньги рассматривать все подробности измен эльфиек и прочих высоких рас. К высоким расам Гримбольд относил гномов и эльфов. Люди и орки числились у него в средних расах. Ну а тролли и гоблины, в отличие от расистов, проходили у гнома в качестве говорящей грязи, от которой надо держаться подальше, чтобы не подцепить какую-нибудь пакость. Пять шагов – это еще и лишнее мгновение, чтобы выхватить арбалет или топор из-под стола, если один из этих недоумков решит выпустить гному кишки. Безумцев в столице всегда хватало, как и оружия.

– Итак, вы явились в высшей степени известное и уважаемое детективное агентство, чтобы попытать счастья и стать одним из его сотрудников, – важно произнес Гримбольд, внимательно следя за выражением лиц кандидатов. – Но да будет вам известно, что соискатель столь престижной работы должен обладать умом, цепкой памятью, и главное, верностью. Если вы не умеете хранить молчание и готовы за пару золотых переметнуться к конкурентам или недругам агентства, то это место не для вас.

– Для начала, представьтесь, – продолжил высокий синеглазый эльф с пшеничными волосами, одетый в изысканный строгий костюм, безуспешно пытаясь угадать ход мыслей тролля. С остальными было проще, даже гоблин занервничал, готовясь к собеседованию.

– Урр-Бах, клан Большой Дубины – первым ответил тролль.

– Кархи из квартала Тряпичников к вашим услугам.

Чернобородый мужик средних лет кашлянул густым голосом и встал.

– Персевин,  сын Трулла, к вашим услугам, господа.

– Говда, сын Зергана из деревни Вислоха, к услугам ваших милостей, – в свою очередь встал и поклонился конопатый паренек с соломенными волосами и простодушным открытым лицом.

– Значит так, – вступил в разговор орк, – сейчас каждый кратко, повторяю, очень кратко, расскажет о предыдущих местах работы и объяснит, какого Рхыза он хочет работать именно у нас. Начнем с Говды.

Деревенский парнишка покраснел, вскочил, сминая от смущения крестьянскую шляпу и, слегка запинаясь, сказал:

– С семи лет пас скот, потом перегонял лошадей на продажу в город, ну, в Эркалон. А потом мне сказали, что можно устроиться здесь. Я парень не промах, могу барана отбившегося выследить, или лошадь уворованную. А здесь всяко интереснее, чем в деревне, да и платят больше.

– Ясно, следующий, – произнес эльф.

Персевин, стирая насмешливую улыбку, с которой слушал сбивчивый рассказ деревенщины, уверенным голосом начал говорить:

– Последние три года работаю охранником в торговых караванах, до этого пять лет служил наемником в Восточной армии, на границе с оркским Лазхом.

Хорошо управляюсь с мечом и щитом, знаю Эркалон как свои пять пальцев. У меня здесь полно знакомых. Они за пару кружек пива поделятся со всеми сплетнями за последний год. Хочу попробовать себя в сыскном деле, нравится искать пропажи и ломать ребра разному ворью.

Арзак одобрительно хмыкнул и переглянулся с эльфом. Гримбольд равнодушно пожал плечами – за отбор людей  отвечал орк. Его больше интересовала остальная парочка.


– Ну, а вы чем занимались? – грубо обратился гном к троллю и гоблину.

– Последние пять лет работал вышибалой в кабаках, пару раз охранял склады, но недолго, уж больно мало платили, – начал первым тролль. – Неплохо машу дубинкой, понимаю ругательства на всех языках и хорошо знаю пьяный диалект гномов.

Гримбольд дернулся, но орк с улыбкой осадил партнера легким хлопком по плечу. -

А я два года был на подхвате у Золотого Зуба в переулке Менял,  – продолжил гоблин, – потом год отпахал помощником репортера в газете, и полтора года у Рузы Процента оценщиком товара.

– Это не тот Руза, что скупает четверть всей ночной добычи  Эркалона? – с издевкой уточнил Гримбольд. – И что же ты ушел от него?

– Не знаю ни про какую ночную добычу, – гоблин непонимающе развел руками. – Я оценивал гоблинский антиквариат, расписные дудки для вызова домашних духов, колокольчики для отваживания болезней и прочее. Товар этот сейчас в цене, разбогатевшие гоблины не прочь затариться вещами предков, чтобы народ видел, что они не оторвались от своих корней и с ними можно иметь дело. А ушел я из-за безответной любви к племяннице Рузы. Мне намекнули, что мой кошелек не так толст, чтобы раскрывать гляделки на такую цыпочку и дали пинка под зад, чтобы не смущал остальных несчастным видом.

О том, что племянница Процента была страшна как богомол и запросто могла раздавить своим брюхом Кархи, дойди дело до койки, гоблин умолчал. Лично он видел в ней не женщину, а живой таран, которым хорошо сносить двери запертых кабаков.

– С вами все ясно… Теперь вопрос всем, – Гримбольд довольно осклабился. – Представьте себе, голубчики, что вы отправились морем куда-то в Хренминиэль или Зад’ириэль и терпите кораблекрушение. Кроме вас спасаются только эльф, орк и гном. Вы знаете, что на этот богами забытый кусок земли высадятся пираты через два месяца, чтобы очистить днище корабля от ракушек и прочей дряни. А жратвы, чтобы продержаться эти два месяца, хватит только на одного. Что вы будете делать? Учтите, что правильный ответ даст вам работу, ну а неправильный, хе-хе, отправит на улицу.

Люди крепко задумались, как угодить работодателям, не оскорбив никого из них. Тролль задумчиво сжал кулак и уставился на него, а Кархи вздохнул, прощаясь с перспективной работой. Сами партнеры гнома, привыкшие к его каверзным вопросам, с интересом наблюдали за представлением. Гримбольд, при всех его недостатках, здорово мог развлечь, правда, всегда за счет других.


– Чего это тебя потянуло на старые байки? – шепотом поинтересовался Арзак у гнома.

– Если эта байка поможет мне избавиться от двух засранцев, я высеку ее над дверью эльфийского туалета.

– Я все слышу, – тихо отозвался Казотруэль.

– Я знаю, – гном громко рыгнул и произнес:

– Итак, парни, хватит чесать репу. Отвечайте прямо и честно, как вы будете жить на острове.

Говда, вновь покраснев от смущения, сбивчиво ответил: – Негоже разумным люд…, созданиям уподобляться диким зверям. Нужно честно поделить еду и надеяться на милость богов. Не одни пираты могут появиться. Есть купцы, паломники, военные…

– Вот-вот, – поддержал парнишку наемник, – если мало двигаться, можно долго протянуть. Я слышал, некоторые по месяцу не ели, и ничего, живы остались. Воды надо только пить побольше.

Гримбольд цинично ухмыльнулся и подмигнул сидящему с непроницаемым лицом эльфу. Здоровенный, ростом с Урр-Баха и увитый жгутами мышц Арзак недоверчиво посмотрел на людей, и повернул голову в сторону остальных.

– Ну, а вы что будете делать? Тоже делиться? – с насмешкой поинтересовался орк.

– Первым делом сверну шею гному, – невозмутимо бухнул Урр-Бах, – чтобы он не перерезал мне ночью глотку. Да и жрут они как два тролля.

Орк не выдержал и громко заржал. Даже эльф не сумел скрыть улыбку, глядя на багровеющего партнера.

– А я бы еще заставил гнома перед этим найти выпивку пиратов, у гномов нюх на нее, как у лермской борзой, – добавил гоблин, верно оценивая расстановку сил. И про себя добавил: «Эльфа нужно пришить в первую очередь, эти ублюдки хитры как три гнома. Бросит в котел какой-нибудь корешок, и будет с улыбочкой смотреть, как остальные корчатся в агонии».

– Вон, грязное отродье! – заорал гном, брызжа слюной. – Убирайтесь в вонючую канаву, откуда вылезли!

– Полегче, партнер, полегче, – с улыбкой произнес эльф. – Ты же сам сказал отвечать честно, нам нужны сотрудники, которым можно доверять. Подождите за дверью! – приказал эльф четверке, – нам нужно обсудить результаты собеседования.


– Ты с ума сошел? – рявкнул рассерженный гном, подойдя к Казотруэлю. – Этих ублюдков нельзя подпускать сюда на арбалетный выстрел!

– Гримбольд, – повысил голос орк, – у нас не осталось ни одного тролля, а последнего гобла прирезали во время расследования пропажи серебра у Руинда, помнишь того купца из гномьего квартала? Может в следующий раз пошлешь свою группу вынюхивать ворованное в кварталах гоблинов? Или твоя пятерка как и прежде будет заниматься только серьезными делами, а глушить пойло с гоблинской шпаной предоставим таким как этот гоблин или тролль?

– Твое неприятие младших рас начинает вредить нашему бизнесу, – негромко произнес эльф. – Фокусы с мылом и загадки хороши, но в меру. Сейчас нам даже некому опросить кучеров троллевозов, а они многое видят и замечают. Не отказывай им в разуме, пусть и примитивном. Мы не собираемся обсуждать с ними особенности эльфийской кухни или виды заточки гномьих секир. С них хватит работы топтунов. С этим они вполне справятся.

Гном громко засопел, не желая признавать правоту партнеров. Но если они завели речь о бизнесе, то лучше не упираться. Эта не тема для шуток, особенно с такими, как Казотруэль и Арзак.

– Будь по-вашему, только не вините меня, если они свалят отсюда через месяц-другой.

– Не будем, – согласился орк, – если не будешь их третировать.

– Расслабиться им я точно не дам, – ощерился в плотоядной улыбке Гримбольд. – Здесь не бордель и каждую монету эти недоумки отработают. Каждую, не будь я гномом!

– Не сомневаюсь, – изрек эльф, вновь набросив на лицо невозмутимое выражение. – Только не перестарайся, дело превыше чувств.

– Да-да, я же сказал, – раздраженно отозвался гном. – А что скажете насчет людей? Козопаса предлагаю отправить в конюшню, пусть выслеживает конские яблоки, хе-хе. Наемнику же не помешает сначала поработать в группе по выбиванию долгов. Присмотримся к нему, если подойдет, определим в группу прикрытия операций, этот мечник умом не блещет,  вот пусть и машет железкой у Гармса. Тот в прошлом месяце двоих потерял, да еще один до сих пор в подранках валяется.

– Я присмотрю за ним, – согласился Арзак. – Какой общий улов сегодня?

Эльф взглянул на бумажку под рукой и ответил:

– Эльф, два орка и эти четверо. Маловато, за последние полгода мы потеряли троих опытных оперативников, а из этих только половина, в лучшем случае, пригодится в серьезных делах.

– И не забудьте, что нужно вычесть из первого жалованья этих субчиков стоимость пойла и мыла, которое упер за день весь этот сброд, – сварливо напомнил гном. «Эльф и орки в этот раз тоже заплатят, – Гримбольд мстительно улыбнулся. – Пожалуй, повешу-ка я расходы только на них, а тролля и гобла  острижем, когда под рукой окажутся ножницы потупее».

Орк взял со стола колокольчик и негромко позвонил. Через полминуты семеро разумных вошли в комнату. Два мощных орка встали в сторонке. Вслед за ними на шаг от других оказались и люди. Эльф элегантно сделал шаг вперед, удаляясь от всех.

– Чувствую, мы с ними не сработаемся, – пробурчал под нос Кархи, становясь рядом с троллем.

– Значит, так, – начал гном, – вы все приняты. Из полусотни недоумков лишь вы сумели пройти несложные испытания. Но это не значит, что вы умнее их. Если вы пришли по объявлению в газете, которой я не пользуюсь даже для подтирания задницы, значит, вы явно не хватаете звезд с неба, и если кого и умнее, то только моей собаки. Помните об этом всегда, думают здесь только хозяева, – Гримбольд ударил в грудь мощным кулаком, а затем указал на партнеров. – А вы должны только исполнять. Исполнять быстро, точно и, главное, молча.

– Никакой похвальбы перед девками и дружками, – продолжил напутственную речь Арзак. – Если вздумаете трепать языком и мы понесем убытки, то вас найдут в канаве с проломленной головой, – орк продемонстрировал новичкам внушительный кастет с кулак тролля. – А если вы нанесете ущерб больше, чем стоит ваша шкура, то расплатятся и ваши семьи.

– Все как у Рузы Процента, лишнее слово – и ты покойник, – шепнул гоблин Урр-Баху, воспользовавшись тем, что он скрыт  широкой спиной тролля.

– Все, что вы увидите и услышите на работе, должно быть забыто сразу после выполнения задания, – продолжил орк. – А теперь мой партнер, уважаемый господин Гримбольд, выдаст вам первое задание.

Коротышка торжествующе сверкнул глазами и вкрадчиво произнес:

– Для начала посмотрим, как вы справитесь с пыльной работой. Надеюсь, белоручек среди вас нет? А то мое колено всегда готово отправить лентяев под зад на улицу. Вы, двое, – гном указал на орков, – вычистите от мусора двор. Эльф приберется в здании – за ушастым окна, полы и бутылки в моем кабинете. Пастушок и наемник  будут грузить мешки с мусором в телегу, и отвозить его на свалку у Коптящей Ямы. Ну, а вы двое, – гном довольно ощерил рот, – приведете в порядок уборные во дворе. Надеюсь, вы еще не забыли, где они находятся.

– Я сюда пришел не затем, чтобы чистить сортиры! – громко рявкнул тролль и угрожающе сжал кулаки. – Мне нужна честная работа, которой я хочу гордиться и рассказывать родичам у вечернего костра.

– Партнер, ты и впрямь перегнул палку, – заявил недовольно орк. – Пусть лучше помогут эльфу, иначе он твои бутылки будет таскать до Праздника Опавшей Листвы.

– Тьма с ними, пусть помогут эльфу, а потом очистят крышу от нанесенного мусора. Если и это они не хотят делать, то как они будут сутками лежать в засаде, выслеживая клиента?!

«Просто, – про себя огрызнулся гоблин, – бутылка гоблинского шнапса в день на двоих и закуска, и можешь посылать  хоть на кладбище Упокоенных Вампиров».

– Вы слышали? – сурово спросил эльф. – Работа у нас интересная, но ее нужно заслужить. Сейчас вы переходите в распоряжение многоуважаемого господина Гримбольда, а завтра получите свои первые задания и начнете работать по-настоящему. Да, и поздравляю с приемом на работу. Помните, что река начинается с ручейка.


– По-моему, гном нас невзлюбил, – изрек Кархи, уже в сумерках выходя вместе с троллем на улицу из агентства.

– А ты хотел бы, чтобы этот придурок бросался к тебе с объятьями? – возразил тролль, недовольно глядя на вновь запачканную куртку. Проклятый гном выжал сегодня из него семь потов, не раз вызывая острое желание дать крикливому недомерку в зубы и подождать свежего выпуска «Работы для всех».

Кархи скривился, на миг представив себе эту картину.

– Ладно, как-нибудь справимся. Может, по пивку за знакомство? – предложил гоблин. Урр-Бах замялся.

– Я сейчас на мели, у меня ни медяка в карманах.

– У меня не больше, – успокоил Кархи тролля. – Зато от вчерашней попойки у кузена осталось море бухла. Жратву тоже найдем, как-никак, ему исполнилось целых двадцать лет. Заодно и познакомлю тебя с ним, а то он не поверит, что я с похмелья с первого же захода нашел работу.

Хитрый гоблин с волнением ждал объяснений по поводу пропажи одежды у родственничков и не без причин опасался вновь очнуться с шишкой  на затылке, да еще и с выбитыми зубами. А тролль был способен связать в узел всех, кто встанет у него на пути к дармовой выпивке –  у Кархи был большой опыт общения с верзилами с Тролльего Холмогорья.


Заходящее солнце уже не столь щедро, но продолжало делиться с горожанами весенним теплом. Утопающий в зелени Эркалон – столица одноименного государства, широко раскинувшегося на пересечении внутриконтинентальных торговых путей Гималлы – единственного из известных материков Каэры, не считая многочисленных архипелагов и островов, густо усеивающих Западный и Южный океаны, а также мелководные Акулье и  Коралловые моря на юге.

К востоку и юго-востоку от Эркалона тянулись земли воинственных оркских племенных союзов Лазха, Горзука и Арш-Рафа. На северо-востоке раскинулись лесные владения Восточной Ветви, управляемой главами одиннадцати эльфийских домов. К югу и юго-западу от Эркалона располагались десятка два небольших, но весьма беспокойных людских, гномьих и полуэльфийских государств, регулярно выясняющих между собой принадлежность сопредельных  земель и провинций. Благодаря большой независимости тамошних аристократов и запутанности родственных отношений на каждый клин земли частенько имелось до десятка документов, подтверждающих право владения. Опытные герольды и знатоки генеалогий никогда не оставались без хлеба, рисуя все новые и новые документы для сонма баронов и графов, а иногда и откровенных бандитов, решивших узаконить свои притязания на то или иное селение. Иногда подобные свары росли до границ Эркалона, так что эркалонцам приходилось постоянно присматривать за неспокойными соседями на юго-западе.

В полумесяце морского пути от южной оконечности Гималлы находились владения  Южной Ветви эльфов, целиком контролирующей весь Птичий архипелаг, а по слухам, и всю контрабанду между прибрежными государствами. Эркалон выхода к морю не имел и даже не пытался им обзавестись, предпочитая быть посредником, а заодно иметь между собой и морскими эльфами буфер из прибрежных государств. Периодически, когда эльфы начинали наглеть и предпринимали попытки полностью монополизировать морскую торговлю, тому или иному конкуренту Южной Ветви из Эркалона поступало достаточно золота, чтобы построить сильный флот и вернуть эльфов в рамки прежних договоров.

На севере Эркалона лежали владения двух крупных гномьих монархий и крохотного, но до неприличия богатого гномьего Союза Независимых Рудников, а также земли пары немаленьких людских королевств. Последние обеспечивали своих невысоких соседей продуктами, деревом, кожей, хмелем и солодом, и прочими товарами, что производятся без помощи кирок и «Шепота штольни».

Про западных соседей Эркалона надо сказать отдельно. Там на диво мирно расположились обширный болотистый Великий Зеленый Шаманат гоблинов и вытянувшееся больше, чем на тысячу миль с севера на юг Троллье Холмогорье, которое оканчивалось на берегу Западного океана. Все попытки завоевания почти не обрабатываемых  гоблинских земель рачительными соседями с юго-запада или алчными гномами на севере, давно мечтавшими наладить отливку железной крицы из отличной болотной руды оканчивались провалом.

Все завоевания шли по одному лекалу: сначала объявлялось, что гоблины осквернили или украли одну из никому не нужных и забытых реликвий, будь то ржавый топор одного из гномьих праотцов или помятый шлем одного из разбойников, который по воле судьбы стал первым королем какой-нибудь людской деревни, гордо называемой городом. Обычно с этим проблем не возникало, вороватость гоблинов была известна на всю Каэру.  Мысль о том, зачем воришкам понадобилось барахло, которое не обменяешь и на приличный косяк или бутылку выдержанного «Особого гоблинского», потерпевших, понятное дело, не посещала.

А потом начиналось самое интересное. После занятия территории зеленокожих вскоре выяснялось, что богатый урожай можно собрать только из лягушек и мухоморов, а выплавка руды на болоте вызывает у гномов и людей цирроз печени. Затем появлялись сами гоблины и предлагали командирам гарнизонов, старейшинам гномов или людским старостам по смехотворной цене веселую траву, грибы видений и прочий товар, строго запрещенный среди просвещенных соседей, но тем не менее весьма популярный среди немалой части населения. Через два-три года на захваченных землях прекращалась всякая хозяйственная деятельность, а контрабанда веселой травы полностью разлагала пришельцев, превращая их в банды контрабандистов, конкурирующих между собой за право монопольных поставок востребованного товара в столицу и крупные города.

Вслед за ними к контрабанде приобщались все более и более высокопоставленные персоны в метрополии, пока дело не доходило до самой верхушки страны, порождая все прелести коррупции и воровства. Разумеется, это не лучшим образом влияло на состояние дел в стране и боеготовность армии. Поэтому закономерно страна-захватчик в свою очередь подвергалась агрессии одной из сопредельных стран, недовольной потерей серебра, утекающего из страны и опасным богатством соседа.

В последующем хаосе войны, безвластия и междоусобицы все забывали про гоблинские земли, а сами зеленокожие в это врема под знаменами Великого Зеленого Шамана вырезали своих вчерашних партнеров по контрабанде и жгли их селения. Разумеется, после пары пожарищ пришлое население быстро паковало манатки и отбывало на историческую родину, чтобы там вкусить горькие плоды, порожденные контрабандой.

Конечно, связь между захватом земель гоблинского Шаманата и разрухой в стране никто бы не обнаружил, тем более сам процесс занимал несколько десятков лет. Но когда подобное произошло с тремя людскими и двумя гномьими государствами (а с некоторыми еще и не один раз), которым по воле богов выпало счастье соседствовать с гоблинами, то закономерность стала очевидной даже для самых тупых правителей. Сие явление, с подачи одного из эльфийских историков, получило название «Зеленый тупик» – алчность и желание быстро разбогатеть вкупе с неограниченным количеством востребованного, но запрещенного товара разрушают государственное управление и моральные устои общества.

Таким образом, Великий Зеленый Шаманат гоблинов, представляя из себя союз огромного множества племен под формальным правлением выборного Великого Шамана, уже больше полувека пребывал в состоянии мира и покоя, взамен щедро снабжая всех соседей отборными болотными косяками. Гоблины, поднаторев за время оккупаций в международной торговле, пришли к выводу, что продажа самой травы приносит мало прибыли, и наладили кустарный, можно сказать, даже семейный выпуск готовых к употреблению косяков. Сотни сортов этого товара под самыми причудливыми названиями хорошо расходились по всей Каэре, кроме эльфийских земель (по уверению самих эльфов даже после второго прихода подряд),  обогащая всю цепочку посредников. Конечно, торговали и городским самосадом для бедноты, но по сравнению с «Пляской шамана», «Буйным утопленником» или «Болотным духом» самосад ощущался обычной соломой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8