Николай Стрижов.

Осень. Фантастическая повесть



скачать книгу бесплатно

В обед мне все-таки удалось попробовать местные блюда. Я выбрал рыбный суп, овощное блюдо, которое по-русски называлось «кабачки красные». В меню я встретил много похожих названий. Например, «картофель морской» или «огурец белый». А на десерт взял обычный творог. Дольше всех выбирал Ефим, и нам пришлось его ждать. Чтобы сделать заказ, в меню нужно нажать на название блюда, которое хочешь заказать, и надпись становилась зеленой. Через некоторое время заказанные блюда появлялись на транспортере, который двигался по кругу, в одном месте скрываясь в стене, и как там появлялись блюда, я не видел. Может быть, там стояли повара, а может быть, какой-то механизм.

Рыбный суп не отличался от обычного супа из речной рыбы. Чувствовался привкус незнакомых приправ, но, в общем, суп как суп и достаточно вкусный. Второе блюдо мне тоже понравилось. По вкусу оно напоминало кабачки, только они были красного цвета.

Обед мне понравился, и я даже на некоторое время забыл, что нахожусь на другой планете. Все блюда казались совершенно обычными. Я скорее подумал бы, что попал на другую планету, пробуя блюда в китайском ресторане, чем здесь. Может быть, я никуда не улетал, а все еще на Земле? Просто эксперимент такой решили провести. Я видел фильм, где ребят отправили в космос, и они думали, что летят, а на самом деле все время находились в специальном бункере.

После обеда глаза стали закрываться сами собой, и я пошел к себе принять душ. Никаких проблем с сантехникой не возникло, и я с удовольствием постоял под горячим душем и в завершение облился холодной водой. Это взбодрило, и я чувствовал себя намного лучше. Спать, по крайней мере, больше не хотелось.

Нашел в ванной белый махровый халат и развалился в комнате на диване, но скоро понял, что если не найду занятие, то засну. Я встал и осмотрел комнату. Исследовал шкаф. В одном из отделений нашел приготовленную для меня одежду. Размер оказался мой. Интересно, когда они меня успели померить?

Я выбрал спортивного типа штаны и майку. Посмотрелся в зеркало. Мне бы такие вещи дома и прийти в них на работу. Все бы умерли. Материал майки был похож на хлопок, а штанов – на синтетику. На нижней полке нашлись мягкие тапочки. Надев их, я почувствовал себя дома. Важно походил по комнатам и, взяв фильм о подводном мире, сел смотреть, устроившись на диване.

Мне всегда очень нравились подводные съемки и когда показывали подводную одиссею Кусто, я не пропустил ни одной серии. Фильм сразу увлек. В нем подробно рассказывалось об океанах, которых здесь было пять. Я попытался вспомнить, сколько их у нас и не смог. Кажется, тоже пять. В фильме показывали подводный мир всех океанов. Рассказ сопровождался красивейшими съемками. Животный мир был очень похож на земной. Встречались и необычные морские животные, но я не был уверен, что таких же нет на Земле.

Я так увлекся фильмом, что не заметил, как пролетело время до ужина. Спать хотелось так, что глаза закрывались сами собой. Я решил не ждать, пока за мной кто-нибудь придет, а пойти поужинать самому, потому что очень хотелось спать, и я надеялся лечь сразу после ужина.

Я зашел в столовую и увидел, что за столиком уже сидят Сеней и Ефим.

Они сидели ко мне спиной и, не замечая меня, о чем-то разговаривали.

– …по-моему, нужно сказать сразу, – говорил Ефим.

– Пока все идет нормально. И ты увидишь, что никаких проблем не будет.

Я остановился.

– А если нет?

– Есть инструкция, и ты ее знаешь. Если знаешь, зачем спрашиваешь?

– Ну, смотри, – сказал Сенею Ефим и углубился в меню.

Я подошел и поздоровался, сделав вид, что только вошел.

– А, Женя, а где Анна? – радостно, увидев меня, спросил Ефим.

– Не знаю.

– Значит, она сейчас подойдет. Она хотела за тобой зайти.

Через минуту, улыбаясь, пришла Анна.

– А я стою стучу и жду, когда вы мне, Женя, откроете, а вы уже здесь.

Мы заказали ужин. Я не был уверен, что Ефим и Сеней говорили обо мне, но разговор меня взволновал. Что такое они не сказали? Настроение испортилось. В их разговоре не было ничего, из-за чего стоило волноваться, но имея хорошее воображение, додумать можно было что угодно. Съев ужин и пожелав всем спокойной ночи, ушел к себе. Сказалась усталость последних дней, и я заснул почти сразу.


Проснулся от стука в дверь. Некоторое время я не мог вспомнить, где нахожусь. Открыл один глаз. Посмотрел на часы. Четыре. Кто там в такую рань может быть? Снова стук. Открыл второй глаз. Стучать перестали, и я снова заснул.

Проснулся уже около десяти. Я чувствовал себя отдохнувшим. На улице было уже совсем светло. Умылся и, поискав в шкафу, поставил фильм, на котором было написано «Промышленность», и сел перед телевизором.

В дверь снова постучали.

– Открыто.

Вошла Анна.

– Женя, как спали?

– Хорошо, – ответил я и потянулся.

– Ой, здорово, а я всегда на новом месте плохо сплю. Пойдете обедать, Женя?

Я удивился и еще раз посмотрел на часы. Странно, а завтрак? Но спрашивать ничего не стал. Может быть, это только вчера трехразовое питание, а теперь только обед.

– Сейчас пообедаем, и я покажу вам наш Центр. А потом зайдем ко мне, посмотрим фотографии, как все начиналось.

Я кивнул и вспомнил, что свои фотографии забыл дома.

– А я свои фотографии забыл. Может быть, съездить и взять?

Она удивленно посмотрела на меня.

– Съездить?

– Что? – я забеспокоился.

– Да нет, я хотела сказать, что у нас сегодня дел много и времени не будет.

– А разве это долго?

– Нет, не долго… но не обязательно же сегодня. Столько посмотреть нужно.

Мы пришли в столовую и сели за стол. Через несколько минут подошел Сеней. Ефим опаздывал. На него это было не похоже. Мы не стали его дожидаться и заказали обед. Ефим подошел позже. Он заказал столько, что только его блюда заняли полстола.

Суп на этот раз был похож на щавелевый. В меню он назывался «суп из морских овощей». Я ел и думал о последнем разговоре с Анной. Почему мне не нужно ехать за фотографиями? Александр Сергеевич обещал, что я могу пользоваться транспортером, когда захочу. И кто стучал в дверь ночью? Почему завтрака не было? А может быть, они мне не сказали, что я не смогу вернуться? Я почувствовал неприятный холодок.

– А когда я могу съездить домой? Я фотографии забыл и, по-моему, утюг не выключил…

Все перестали есть и посмотрели на меня. Они заметно заволновались.

– Женя, вам здесь не понравилось? – спросил Сеней, оглядывая всех.

– Нет, понравилось, просто там фотографии и утюг, я только съезжу и вернусь и всё.

– Может быть, вас еда или комната не устраивает? – как будто не слыша меня, продолжал Сеней. – Вы только скажите, и мы все сделаем.

Они меня не отпустят назад и не собирались!

– Да нет, мне все понравилось, я только возьму и посмотрю. Мне очень нужно… я быстро. А то там что-нибудь загорится… Вдруг пожар будет…

– Женя, я попрошу папу, и он сходит к вам и посмотрит. Вы только скажите, что вам нужно и что посмотреть. Он обязательно…

– Да зачем, я и сам могу, он не найдет. И потом, как он войдет?

Тут я вспомнил, что оставил ключи в квартире Александра Сергеевича. Он сам предложил их оставить. Всё просчитали.

– Я только схожу – и обратно. Мы вместе сходить можем ко мне. – А сам подумал, что главное вернуться, а там я что-нибудь придумаю.

– Зачем вам самому? Папа все сделает. Он вечером вернется, и мы его попросим сходить, – взяв меня за руку, сказала Анна.

«И она с ними», – подумал я. Это было особенно обидно. Мне хотелось, чтобы она тоже, как и я, была жертвой. Например, ее привезли сюда так же, как и меня, а я бы ее спас. Что же делать?

Наверно, по мне стало заметно, что я волнуюсь, потому что Анна встревоженно спросила:

– Вы хорошо себя чувствуете, Женя?

– Да, все нормально, – улыбнулся я, но улыбка получилась вымученная и это их не успокоило. Надо не подавать вида, что я все понял.

– Просто жалко, что фотографии забыл и утюг работает. Надо бы еще воду закрыть. Это недолго, – с надеждой проговорил я.

– К сожалению, Женя, вы не сможете уехать раньше, чем через месяц, минимум через две недели, – твердо сказал Сеней.

«Ага, – подумал я. – Вот и то, что они мне не сказали. Через две недели, потом через два года…»

– Тогда схожу через неделю, – как можно более беззаботно сказал я.

– Может быть, папу все-таки попросить? – заботливо сказала Анна.

«Как же, попросишь ты», – подумал я.

– Да нет, Анна, не нужно. Что его беспокоить. Он не найдет.

– Тогда пойдемте, я покажу вам наш Центр.

– Нет, спасибо, я не досмотрел еще фильм.

Она вопросительно посмотрела не меня.

Никуда я с ней не пойду. Покажет она мне. Как я мог на это согласиться? Каждый год на Земле пропадают десятки тысяч человек, и никто не знает, что с ними происходит. Кажется, я теперь знаю. По крайней мере, куда пропал один человек, я знаю точно. На транспортер они меня не пустят, и это только видимость, что я могу делать здесь, что хочу. Наверняка они за мной следят. Если на транспортер я не попаду, то, может быть, постараться выйти на улицу. Хотя бы найти выход.

– Анна, я подумал, что лучше сегодня все осмотреть. Фильм я потом…

Она обрадовалась.

– Вот и хорошо.

Я встал из-за стола. Она некоторое время смотрела на меня и потом поняла, что я уже собрался идти. Я заметил, что она даже не начала есть свои овощи, похожие на помидоры.

– Ну, здесь у нас столовая, – обводя рукой, начала она. – Вот главная достопримечательность нашей столовой. – Она указала на Ефима, который слегка улыбнулся. Выглядел он озадаченно.

– Посмотрите на этот организм, – продолжила она. – Несмотря на небольшие размеры, потребности в пище поистине огромны. Но ареал его обитания ограничен, и он не представляет большой опасности. Хотя если не принимать мер предосторожности, он может попасть в квартиру и уничтожить ваши продовольственные запасы. Будьте осторожны!

Я слушал все это с каменным лицом.

Она вышла из столовой в коридор. Я побрел за ней, ни с кем не попрощавшись. Мы прошли по коридору первого этажа. Анна показывала, где что находится. Зашли в спортивный зал, где были площадки для тенниса, баскетбольное кольцо, стол для настольного тенниса и различные спортивные снаряды. Я обратил внимание, что в спортзале не было ничего необычного, что бы его отличало от какого-нибудь спортивного клуба на Земле. Мне не верилось, что на другой планете все спортивные игры в точности такие же, как и у нас. Пошли дальше. Она показала бассейн. Он был огромный, метров 200, с чистейшей голубоватой водой. Единственным отличием от наших бассейнов было то, что здесь не пахло хлоркой.

По мрачной серой лестнице мы поднялись на второй этаж. Там располагались комнаты тех, кто постоянно живет в Центре. Комнат было много, но она показала только свою комнату, Ефима, и Сенея.

На третьем этаже располагалась библиотека. Она так это назвала. Там не было никаких стеллажей и книг. Стояли столы с встроенной клавиатурой. В библиотеке сидели несколько человек. Над их столами светились экраны. Анна рассказала, как пользоваться библиотекой. Мы сели за один из столов и над ним сразу загорелся экран с множеством надписей на разных языках. Одна из них была «русский». Она покрутила колесо на столе, надпись по-русски засветилась ярче. Перед нами прямо на столе появилась русская клавиатура. Дальше все было похоже на обычный Интернет. Можно поискать необходимую информацию, найти определенный фильм, заказать что-нибудь и записать найденную информацию на такие же кассеты, какие стояли у меня в шкафу.

Анна рассказывала очень увлеченно, пытаясь меня заинтересовать, но я думал совсем о другом. Главной целью осмотра для меня был седьмой этаж, где находился транспортер. Увидев, что меня библиотека мало интересует, Анна повела меня на четвертый этаж. Здесь располагались рабочие кабинеты и склад. По коридору ходило много народу. Я обратил внимание, что все разговаривают по-русски.

Мы прошлись по пятому и шестому этажу, где тоже были рабочие кабинеты. Пройдя по шестому этажу, Анна собралась идти вниз.

– А седьмой этаж? – как можно более безразлично сказал я.

Она остановилась.

– Мы же были вчера там.

– Просто хотелось все еще раз осмотреть. Я тогда ничего не посмотрел.

– Но там ничего особенного. – Она подумала. – Ну, пойдем… пойдемте.

Мы поднялись на седьмой. Я ругал себя за то, что не запомнил дверь. Проходя по коридору, я смотрел на таблички на дверях. Ни одна из них не загорелась. Все понятно: никто меня не отпустит. Пытаться открыть дверь смысла не имеет, они всё учли. А говорил, что я могу уехать в любое время. Интересно, что они со мной будут делать?

Анна предлагала искупаться или поиграть в настольный теннис. Говорила, что обыграет меня в два счета. Но я не поддался на провокацию, сказав, что хочу отдохнуть. Мой ответ ее расстроил и, убедившись, что общаться мне не хочется, она ушла.

Я вернулся к себе, сел на диван и задумался. Как же я так попал? Каждый человек, наверно, считает себя самым умным и смеется, когда кто-то делает глупости, и думает, что он-то уж точно ни во что такое не ввяжется, а потом сам оказывается в такой же ситуации. Меня удивляла тупость людей, играющих на улице в лотерею, а когда ко мне пришли и сказали, что они прилетели с другой планеты, тут же поверил. Кто из нас тупее, большой вопрос. Лучше бы я играл в лотерею. Я постарался расслабиться, глубоко дыша. Вроде помогло.

Я несколько минут сидел на диване, уставившись в одну точку. Мозг лихорадочно искал выход и рисовал картины того, что меня ждет, одна другой ужаснее. Мозг работал сам по себе. Я как будто наблюдал за всем со стороны, но никак не мог это прекратить. Я пытался успокоиться тем, что пока они ничего со мной не сделали. А вдруг уже сделали?! Нужно взять себя в руки, не показывать виду, что я волнуюсь. Я включил телевизор и сделал звук громче. Фильм продолжил рассказывать о промышленности. Говорилось, что на планете не осталось ни одного завода. Все они переведены на спутники, один из которых естественный, и шесть – искусственные. Там же находились энергетические установки, а энергия передавалась таким же способом, как и переброска людей в транспортерах, но в этом случае существовал постоянный канал. Такой способ позволял передавать энергию без потерь. Таким образом, планета использовалась только для житья. Это позволило значительно улучшить экологию по сравнению с временами, когда на планете была сосредоточена вся промышленность.

Я встал и походил по комнате. Подошел к двери и прислушался. Идея выйти на улицу не оставляла меня. Хотя выхода я нигде не видел, но решил, что смогу его найти. Должен же он где-то быть. Когда мы осматривали Центр, я ничего не стал спрашивать у Анны, чтобы она не насторожилась. Немного приоткрыв дверь, я выглянул в щель и сразу закрыл. В коридоре на диване сидел Ефим и с кем-то разговаривал по телефону. Следят. Я решил, что днем вряд ли смогу уйти незамеченным. Нужно дождаться темноты.

На часах было уже около семи вечера. Я сел на диван и досмотрел фильм до конца. К восьми пришел Александр Сергеевич. Он казался озабоченным или уставшим.

– Как дела, Женя? – наиграно бодро спросил он.

– Все нормально.

– Мне Анна сказала, вы что-то забыли дома?

– Да, я там фотографии оставил, утюг, наверно.

– Женя, я проверил. Ваш счетчик электроэнергии показывает, что у вас выключены все приборы, и вы можете не волноваться.

Вот гад, подумал я.

– Спасибо, а то я думал, что забыл.

Я изобразил облегчение на своем лице и, похоже, мне это удалось.

– Женя, вы пойдете на ужин?

Сначала я хотел отказаться, но потом подумал, что это будет подозрительно, и мы пошли в столовую, где уже сидели Анна, Ефим и Сеней. Все выглядели озабоченными, но старались это скрыть. Я ткнул в первую попавшуюся строчку в меню. Кода Анна мне принесла блюдо, я даже не помнил, что заказал. Блюдо оказалось таким вкусным, что я забыл о своих волнениях. Оно было похоже на мясо крабов, но обладало специфическим привкусом. Я съел всё и старался вспомнить, глядя в меню, что я заказал. Спрашивать у них я ничего не хотел. Но Анна мне помогла. Увидев, что блюдо мне понравилось, она сказала, что тоже очень любит «месо». Я сразу нашел строчку в меню – «месо в собственном соку». Ткнул в нее. Ефим заметил, что я заказал.

– Терпеть не могу, – сказал он, перекосив лицо. – Вы их видели? И не советую. Это…

– Ефим! – остановил его Сеней. – Дай Жене поесть.

Анна хотела сходить за моим «месо», когда блюдо появилось на транспортере, но я встал и взял его сам. Вторая порция показалась мне еще вкуснее, как бы они ни выглядели.

Александр Сергеевич рассказывал последние новости с Земли. Говорил, что Дума хочет снять президента, а президент – Думу. Президент сказал, что если его снимут, он не собирается уходить, а Дума сказала, что если ее распустят, она не собирается распускаться. Все вяло посмеялись. Сказал, что организовали новый банк, в котором предлагают пятьсот процентов годовых, и народ туда валом валит. Занимают очередь с вечера.

– Может, и нам вложить и воспользоваться всеми преимуществами развивающейся экономики? – то ли пошутил, то ли предложил Сеней. – Экономика переходного периода – очень рискованная почва для бизнеса, но она и приносит самые большие прибыли.

Он оглядел всех, но разговор никто не поддержал, и никто даже видом не выразил свое одобрение или несогласие.

Доев «месо» и попив чаю, я попрощался и ушел к себе. Они меня начали раздражать и находиться с ними рядом мне совсем не хотелось.


Поставив новый фильм и включив погромче телевизор, я сел на диван. Вечером я собирался выбраться отсюда. Фильм рассказывал об истории планеты. Говорилось о том, как хорошо здесь жить. Он напомнил мне наши старые фильмы, где все были счастливы и довольны жизнью. Рассказывалось о том, как раньше было плохо. Еды не хватало, и люди боролись за существование, но после того как появился новый источник энергии, все изменилось. Не сразу, но жизнь нормализовалась, и когда сменилось поколение, полностью исчезла преступность. Новая экономика сделала нового человека. Исчезла необоснованная агрессия, исчезли стрессы, человек смог больше уделять внимания духовной жизни. Люди начали заниматься творчеством, а не тратить всю свою жизнь только на то, чтобы обеспечить себе и своим детям кров и питание. Человек преобразился и забыл ненависть, зависть и злобу. Любовь и взаимная поддержка стали нормой для людей. И дальше все в таком же духе. Мне почему-то было противно это все слушать. Я выключил телевизор и несколько минут просидел в тишине. Но вспомнив о конспирации, снова включил телевизор. Там продолжался рассказ об изменениях, которые произошли на планете. Дальше фильм рассказывал о людях, которые внесли наибольший вклад в развитие науки. Мелькали лица с рассказами об их вкладе в науку.

Досмотрев фильм до конца, посмотрел на часы. Было около двенадцати. Я выглянул за дверь. Никого не было. Прислушался. В коридоре тишина. Я вышел и постоял у двери пару минут. Вроде никого. Стараясь идти как можно тише, спустился на первый этаж. Огляделся, но двери не обнаружил. Я пошел вдоль коридора. Таблички на дверях загорались, когда я подходил к ним достаточно близко. Я заглянул во все комнаты. Верить тому, что было написано на табличках, было нельзя. Двери на улицу не было. Один раз мне показалось, что я ее нашел, но оказалось, что это вход в сад, который выхода на улицу не имеет. Это я понял, только погуляв по нему около часа, обойдя его по периметру стены. Один раз услышал, что кто-то идет и не нашел ничего лучше, чем отлежаться в кустах какого-то колючего растения. Вылезая, я поцарапал себе руку.

Из сада снова вернулся в коридор. Дойдя до конца коридора, я решил идти на второй этаж. Таблички на втором загорались тоже на всех дверях, но заглядывать я не решался, так как помнил, что это все жилые комнаты. Я только останавливался у двери и читал надписи. Где-то загоралось имя жильца, а где-то табличка просто светились белым цветом. Наверно, это были незанятые комнаты. Нигде ничего похожего на выход. Подойдя к одной из дверей, я услышал знакомый голос. На табличке было написано «Ефим», но голос был Сенея. Он опять о чем-то спорил. Я уже собрался уходить, как услышал свое имя. Я остановился прислушиваясь. Разобрать все было невозможно. До меня долетали только обрывки фраз:

– Ты неправ, – говорил Ефим. – Ты склонен все преувеличивать. Опасность не так велика, как ты себе воображаешь. Дай время…

Дальше он, очевидно, ушел вглубь комнаты, и окончания фразы я не понял.

– Зачем нужны лишние волнения. Мы ему все…

– Да я вообще не вижу смысла во всем этом. Он же взрослый человек, что он…

– …в каких условиях они живут. Это же каменный век. Естественно, это не может…

– …себя посмотри, что сам ты…

– …я был там и видел… и это может вызывать злость и недоверие… Они же за еду в очереди дерутся, и убить могут. Там за сто рублей убивают, а ты говоришь, что я переоцениваю опасность…

– …не об этом, а о том, что нужно было бы сказать. И я не понимаю, как это относится к тому, что ты говоришь…

– …если не понимаешь. Да он вообще может быть опасен, а ты хочешь рассказать, что мы…

– …опасное животное, которое не кормят, а когда…

– …оставим…

– …быстрее, пока…

Очевидно, они далеко отошли от двери, и я, как ни прислушивался, не мог больше понять, о чем они говорят. Значит, я животное… Та-ак.

Я вернулся домой и, плюнув на всё, лег на кровать и, не раздеваясь, уснул тяжелым беспокойным сном.

Мне снились, что я лежу на столе, а надо мной склонились несколько человек в белых халатах. Я лежу и не могу пошевелиться, а они светят на меня фонариками на головах и тыкают в разные места пальцами в черных перчатках.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9