Николай Сташков.

Миллиард лет до нашей эры



скачать книгу бесплатно

– Сколько раз я могу повторять, что она не моя? – Вскричал Николай.

– Забирай свою находку. Никогда не напоминай мне о ней.

Олечка Гордеева сползла с кресла, и медленно пошла к двери. Прощальным звоном щёлкнул язычок замка.

Глава 1

Николай тронул пальцем цифру «1» на мобильнике, и поднёс аппарат к уху. Он услышал звук набора номера, зашифрованного под этой цифрой.

– У аппарата. – Послышался звонкий голос на той стороне эфира.

– Верочка, лапочка, я соскучился. – Нежным голосом промурлыкал Николай.

– Николаша, ты большой мальчик. Коли соскучился, приезжай. – Прозвучал в мобильнике звонкий голос Веры.

Николай чертыхнулся про себя. Он хочет увидеть Веру, но у себя дома. Мчаться к ней, сломя голову ему не хотелось. Машина в ремонте, придётся вызывать такси. Николай понимает, что если Вера сказала, чтобы он приезжал, будет стоять на своём, как танк. Всёже Николай решил попробовать пригласить Веру к себе:

– Верунчик, может быть, ты ко мне приедешь? – Нежным голосом проворковал он.

Вера несколько минут молчала, чтобы позлить его. В трубке было слышно её дыхание.

Затем она проговорила нараспев:

– Подожди, Николаша. На второй линии Василий напрашивается в гости ко мне.

– Но, но. К чёрту Василия. Я лечу на всех парусах, дорогая. – Нетерпеливо проворковал Николай.

– Я готовлю обед. Чем тебя порадовать? – Прозвенел приятный для уха Николая голос Веры.

– Спасибо, дорогая. Из твоих рук и корочка хлеба слаще торта. – Расхохотался Николай.

– Спасибо за комплимент. У него борода длиннее моих волос. – Рассмеялась Вера.

– Что имею, то имею. – Сказал Николай без обиды: – Не греми кастрюлями. Мы поедем в ресторан.

– Тогда я одеваюсь. Ты когда приедешь?

– Скоро, дорогая, скоро. Не пройдёт и часа.

За рулём таксомотора молодой улыбчивый парень в серой бейсболке. Он насвистывает залихватскую мелодию Блумберга. Дорога ровная, без бугорков и впадин. Машина мчится на приличной скорости. В её салоне можно пить чай. Он не прольётся, поскольку нет тряски. Внезапно в двигателе что-то заскрипело, застучало, и он заглох.

– Капут мотору. – Недовольно сказал водитель: – Придётся вызывать эвакуатор. Ты не волнуйся, приятель. Придёт другой мотор, и тебя доставит по твоему адресу.

– Не нужно другого мотора. – Сказал Николай.

– Пойдёшь пешком? – Заулыбался водитель: – До места назначения километров сорок.

– Сколько времени ждать другой мотор? – Спросил Николай.

– Я думаю, что не больше двадцати минут. – Ответил улыбчивый парень.

– Через лес по тропинке я через эти самые двадцать минут буду на месте. Возможно, мне понадобится тридцать минут, если я буду плестись еле-еле, и заглядываться по сторонам. Ждать мотор придётся те же самые двадцать, или тридцать минут. – Сказал Николай: – Затем ещё езда вокруг лесного массива. Итого, пройдёт час, или даже больше, пока доберусь.

– Тогда не жалуйся, приятель, что я не доставил тебя до конечного пункта. – Сказал водитель и сел в машину ожидать эвакуатор.

Николай пошёл по тропинке, сквозь заросли смешанной поросли хвойных пород деревьев и березняка, в намеченном направлении.

Пространство между деревьями занимает травяная поросль. Глаз радуют цветы различного размера. Их яркая окраска представляет все цвета и оттенки радуги. Минут через десять на пути Николая повстречался пень высотой пятьдесят сантиметров, и сорок, или немногим менее, сантиметров в диаметре. Николай осмотрелся вокруг, и не обнаружил спиленного дерева, и следов автомобиля, и удивился.

– Куда подевался ствол, не улетел же по воздуху? – В пустоту леса спросил он.

В замешательстве он сел на пень, и сунул руку в карман за платочком. Там нащупал загадочную пластинку, от которой академик Ложкин сошёл с ума. В лучах яркого солнца Николай разглядывает её, ощупывает пальцами. Пластинка тонкая и твёрдая, как металл. Николай приложил все свои силы, и не смог согнуть её. Она настолько прочная, что не гнётся от усилий его рук, хотя он не младенец. К тому же она совершенно гладкая, как стекло. Николай пробовал тереть её пальцами, и не смог обнаружить шероховатости. Он пробовал кусать пластинку зубами, стучал по ней палкой и каблуком туфли, и не получил никакого результата. Она осталась в прежнем состоянии.

– Ну, и ну. – Произнёс Николай удивлённо.

С произнесением ничего не значащих слов, вокруг него произошли грандиозные изменения. По неизвестной причине стал прозрачнее воздух. Слегка поблекли лучи солнца, словно в одну минуту пролетело полдня.

В лесном массиве, на месте сосен, лиственниц и белоствольных берёзок, появились абсолютно незнакомые деревья. Их высоту Николай определил на глаз. Она составляет примерно сорок метров, возможно, на метр-два пониже. Стволы деревьев толстые и гладкие. На них нет веток, только они на большой высоте заканчиваются шапкой густой кроны.

Совершенно отсутствуют белоствольные берёзы, которые своей красотой радовали глаз Николая. Между стволами не высокая поросль, по которой он пришёл в лесной массив, а нечто, напоминающее мох, только значительно большей высоты.. На месте пня, на котором он сидел, оказался ровный участок, тоже покрытый мхом.

Поблизости оказалось озеро, которого здесь он никогда не видел. Его водная гладь вполне соответствует своему названию, поскольку вода в нём почти неподвижная. В ней, как в зеркале, отражаются яркий диск солнца, и редкие, разбросанные по небосводу, небольшие белые лохмотья кучевых облаков.

Они походят на неумелые мазки, которые наносит ребёнок, представляющий себя художником. Николай в изумлении оглядывается вокруг. Он в замешательстве, не может понять, что произошло с окружающей природой.

По этой дорожке, ведущей к дому Веры, он проходил не один раз. Здесь не было ни озера, ни речки. О их отсутствии временами жалела Вера, когда температура поднималась выше тридцати градусов. Теперь здесь, непонятно каким образом, появилось озеро.

По его водной глади медленно движется лодка. В её носовой части, с вёслами в руках, сидит молодой человек лет двадцати пяти – двадцати восьми. Он медленно, чтобы не было брызг, опускает вёсла в воду. Затем, не прилагая большого усилия, медленно тянет их на себя. Тихо скрипят уключины. Лодка скользит по поверхности озера.

Николай в растерянности. Он отошёл от берега метров на тридцать, остановился в густых зарослях, и наблюдает за плывущей лодкой.

В кормовой её части находятся молодой человек, и девушка. В безветренную погоду их голоса разносятся далеко. До Николая доносится их тихий разговор. Из него он понял, что их зовут Тен и Асия. Они бросают друг на друга нежные взгляды. Все трое, находящиеся в лодке, странно одеты, по оценке Николая.

На парнях одето нечто, похожее на лосины и футболки. На том парне, который сидит за вёслами, и лосины и футболка яркого синего цвета. На Тене футболка красная, а лосины чёрные. На Асии белое короткое платьишко. Все трое выглядят так, словно находятся на праздничном мероприятии.

– Тен и Асия. Какие странные имена. – Подумал Николай, и продолжил наблюдение.

Крупная рыбина выпрыгнула из воды, и пролетела пару метров по воздуху. Вблизи лодки она плюхнулась в воду, подняв фонтан брызг. Они попали на платье девушки.

Асия передёрнула плечами:

– Стан. Зачем ты нас с Теном пригласил в этот уголок дикой природы? – Она проговорила капризным тоном.

– Да, Стан. Объясни, пожалуйста. Почему мы находимся не дома, в удобных, комфортных креслах? – Спросил Тен.

– Зачем нужно было брать флипы11
  Флип – Летательный аппарат, использующий для полётов магнитное поле Земли.


[Закрыть]
, и мчаться в неизведанную даль? В этом уголке дикой природы, мы не попадём на обед к свирепым хищникам? Кстати, ты случайно не состоишь в обществе роперов22
  Ропер – Сторонник общества роперов, которые отвергают развитие науки и технологии.


[Закрыть]
? – Асия забросала Стана вопросами.

– Капризная девушка, эта Асия. – Подумал про себя Николай, и отнёсся к Тену с состраданием: – Трудно придётся ему с Асией.

Тому человеку, который с вёслами, пришлось оправдываться перед друзьями. Его зовут Станом. Так его назвали Тен и Асия.

– Нет, нет, что вы, друзья мои? Как вы могли обо мне подумать такое? Я не состою в обществе роперов, и никогда не состоял в нём. – Смущённо проговорил Стан: – Хотя их некоторые идеи, которые призывают к неразрывности человека с природой, о житье в ладу с нею, мне близки.

Похоже, Тен и Асия сблизились настолько, что мыслят почти одинаково. Николай понял это из тех вопросов, которыми они забросали своего друга.

– Стан. Неужели ты доверяешь бредням роперов, что наука и технология отобрали у человека его идентичность, сделали его роботом? – В голосе Тена явно сквозит неодобрение.

– Разве гибель в катастрофах, и войнах делали человека идентичным, говорили о его неразрывной связи с природой? – Не удержалась от вопроса и Асия.

– Остановитесь, друзья мои. – В раздумье сказал Стан: – Я не собираюсь с вами дискутировать.

– Зачем же пригласил нас сюда? – Задал вопрос Тен.

Стан перестал грести. Он повернул вёсла в уключинах, и положил их в лодку. Эти манипуляции он проводит медленно, словно раздумывает об их необходимости. Тен и Асия ожидают его ответа.

– У меня для тебя, Тен, есть сообщение. – Наконец соизволил сказать Стан.

– Говори его, и разъедемся по домам. – Заявила Асия.

– Оно требует обсуждения. – Твёрдо сказал Стан: – Это сделать лучше на берегу, в укромном месте.

– Зачем мы садились в лодку? – Подозрительно спросила Асия: – Сообщение можно было сказать на берегу.

Стан оглядел лица спутников:

– Кроме того, раз уж вы здесь, просто обязаны посмотреть всё, что я для вас приготовил. Второй раз вас сюда никаким калачом не заманить.

Под мощными взмахами вёсел лодка резво побежала по водной глади озера.

– Давайте вызовем флипы сюда. – Предложила Асия, когда все вышли на берег, и стали удаляться от него.

– Нам предстоит пройти всего метров тридцать, или пятьдесят. Здесь, в лесных дебрях, на флипах лететь сложнее, чем идти пешком. Флипы будут постоянно цепляться за ветки деревьев. Посмотри, Асия, густые и раскидистые кроны порою соединяются. Между ними нет свободного пространства для флипа. – Проинформировал Стан.

Минут десять компания молодых людей шагает по узкой лесной тропе, запинаясь о корни растений. Неожиданно перед их глазами возник небольшой бревенчатый домик с двускатной крышей, покрытый туго скрученными пучками высушенной травы.

– Что это? – Удивлённо воскликнули в унисон Тен и Асия: – Материальное предание старины глубокой?

– Это моё творение. Лет пять назад, я без каких бы то ни было инструментов, смастерил этот домик. – С удовлетворением прокомментировал Стан. – Я тогда только начал изучать историю. Решил проверить, мог ли первобытный человек построить жилище, когда он только-только освоил стихию огня, и кроме него не имел никаких инструментов.

– Зачем нужно было тратить много времени на этот бесполезный домик? – Задала вопрос Асия с недоумением в голосе.

– Этот бесполезный, как ты выражаешься, домик, своим существованием доказывает мою теорию, что понять огненную стихию, освоить огонь, и принять его себе на службу, мог уже разумный, мыслящий человек. Никакой вид животных с такой задачей справиться не может.

– Это для кого-то очень важно? – Прозвенел голос Асии.

– Для науки важно. Важно для понимания истоков человечества, механизмов его развития. Не будем углубляться в научные дебри. Я вас угощу продуктами питания первобытного человека. Попробуйте оценить их своими вкусовыми рецепторами.

– Оценим. И что? – Спросила Асия.

Она проявляет недовольство. Рассердилась на саму себя, что дала Тену возможность уговорить себя на поездку в эти дикие места. Ей приятнее было бы летать во флипе рядом с Теном. Или посетить с ним в компании ресторан, театр, или, на худой конец, музей. Но, она держит своё настроение при себе, старается не показать его Тену и Стану.

– Не знаю. – Возбуждённо проговорил Стан: – Возможно, пригодится для понимания, потерял ли человек что-то важное для себя, когда приобрёл высокий уровень комфорта и безопасности? Или эти потери совершенно незначительные, и на них можно не обращать внимания?

– Стан. Ты открещиваешься от общества роперов, но сейчас говоришь, как его сторонник. – Говорит Тен, стараясь оценить смысл слов, сказанных другом.

– Нет, Тен. Ты не прав. Мне чужды сборища роперов. Мне чужды их молитвенные завывания, нелепые ритуалы и обряды. – Стан старается убедить Тена и Асию: – У меня другое мировоззрение, другие интересы.

– Возможно интересы другие, а слова те же. – Сказала Асия: – Объясни, в чём разница между ними, и тобой?

– Как ты не поймёшь, Тен? – Удручённо сказал Стан: – Я не провожу время в нелепых ритуалах и обрядах. Я учёный, изучаю историю мира, быт и нравы народов, населявших планету в старые времена. Я историк, и этим всё сказано.

– Ладно, ладно, друг. Успокойся. – Извиняющимся тоном проговорил Тен: – Мы тебя ни в чём не подозреваем.

– Вы садитесь на брёвнышко. – Успокоился Стан: – Первобытному человеку оно казалось таким же удобным и комфортным местом для отдыха, как нам современное кресло.

Тен и Асия уселись на давно упавший, высохший ствол дерева.

– Пока мы шли сюда, я видел рядом с тропой кучи упавшего сухостоя. – Сказал Тен, разглядывая сухой ствол, на который они уселись: – Пожарная команда роботов не следит за этим участком? Кучи сухостоя легко загораются в сухую жаркую погоду.

– На этом участке я слежу за состоянием. – Сказал Стан тихим голосом: – Оставляю нужное мне, в чём я уверен, что не загорится.

Стан при этом производил некоторые загадочные действия, непонятные Тену и Асии. Они стали с интересом наблюдать за его манипуляциями. Он собрал кучку сухой травы, обложил её несколькими слоями веток сухостоя. Затем выломал палку около полуметра длины, камнем заострил один её конец.

Ударами этого же камня, он на сухом стволе дерева проделал небольшое углубление, и заполнил его сухим мхом, и измельчённой, тоже сухой травой. Затем он сорвал три длинных стебля конопли, росшей неподалёку, размял их руками. После их расчёсывания пальцами рук, получились длинные волокна. Он сплёл из них нить, и намотал её на палку. Толстый её конец Стан поставил в углубление ствола дерева, где находились мох и измельчённая трава. Куском коры дерева он прижал палку к стволу, и стал дёргать за нить, заставляя палку вращаться.

Вскоре, минут через пятнадцать-двадцать, ото мха потянулся слабый дымок, затем заколебался малиновый язычок. Загорелись и сухие, ранее приготовленные ветки. Затем заполыхал костёр. Весело заплясали языки пламени, создавая причудливую картину игры живого огня. Тен и Асия, как завороженные, не отводят от огня глаз.

Стан порезал на небольшие кубики мясо зайчонка, и насадил их на ветки. Затем выкопал из земли три клубня, похожие на картофель. Когда прогорел костёр, и остались горячие угли, Стан бросил клубни в угли, и палкой зарыл их в золу. Ветки с мясом он долго держал над углями, переворачивая для прожарки по всей поверхности.

– Вот так, друзья мои, первобытный человек готовил себе пропитание. Я нож принёс с собой, и резал мясо. – Объясняет Стан друзьям: – Древний человек жарил всю тушу животного, затем рвал её зубами, поскольку острых ножей он не имел. Что говорят ваши вкусовые рецепторы?

Первой на вопрос ответила Асия:

– Не знаю, что сказать. Вкус, безусловно, непонятный, я к такому не привыкла, но мне понравилось и мясо, и картошка.

– Я в восторге. – Пробурчал с набитым ртом Тен: – Вкус, конечно, необычный, но я готов потреблять такой рацион ежедневно.

После трапезы Тен задал вопрос, который давно вертелся у него на языке: – Скажи, Стан. Ты пригласил нас в этот уголок дикой природы, чтобы только угостить её дарами, такой пищей, которую потребляли первобытные люди?

– Как я уже говорил, у меня для вас есть важное сообщение. Я не хотел, чтобы его услышали миллионы идиотов, которые постоянно пасутся в эфире. Они всюду суют свой любопытный нос, и подглядывают за всеми, словно перед ними не эфир, а замочная скважина. – Такую тираду проговорил Стан.

– Поделись с нами. – Попросил Тен.

– Информация Тен, весьма серьёзная. Если широко распространится, может вызвать панику. Предупредил Стан.

– Я и Асия будем молчать, словно ничего не знаем. – Уверил Тен: – Асия, ты не возражаешь?

– Не возражаю. Я ничего не хочу знать.

Асия встала, отряхнула подол:

– Посмотри, Тен. Это трухлявое брёвнышко сильно испортило вид моего платья? – Сказала она.

– Нет, Асия. Твоё платье такое же чистое и свежее, словно его только что выплюнул принтер. – Ответил Тен, внимательно осмотрев платье, и потрогав его рукой.

– Стан, В этом лесу водятся дикие звери? – в голосе Асии прозвучала нотка опасения.

– Хищников в этой округе нет. Я здесь много топал своими ногами, и исходил большое расстояние. Можешь встретить только маленького, пугливого зайчонка. – Ответил Стан.

– Ладно, мальчики. Коли я оказалась на лоне дикой природы, погуляю по зелёной травке, наберу букетик лесных цветов. Их запах приятно щекочет мой нос. Ваши серьёзные разговоры введут меня в скуку. Адъю, мальчики.

Тен предупредил уходящую девушку:

– Асия, не отходи далеко. Мало ли что может произойти? Необходимо, чтобы мы тебя всегда видели.

Асия медленно, маленькими шажками пошла по лесной поляне. Среди высокой травы мелькает её белое платье.

– Теперь рассказывай, зачем выманил нас сюда? – Тоном приказа сказал Тен.

– Во многих местах планеты я обнаружил большие запасы бесхозного ядерного оружия. – Сказал Стан.

– Они, эти запасы, всем известны. Только прикажи, и карта перед твоими глазами. Кроме того, они надёжно защищены от любых воздействий. – Рассмеялся Тен. – Ты мне нового ничего не сказал. Стоило из-за этого тащиться сюда?

– Ты считаешь меня несмышлёным мальчиком? – Обиделся Стан: – Они на карты не нанесены, и не защищены от случайных воздействий, которые могут привести к катастрофе.

– Ты уверен? – С недоверием в голосе спросил Тен.

– Я уверен, что даже небольшое землетрясение может спровоцировать взрыв. – Стан говорит предупреждающим тоном.

– Стан, ты не ошибаешься, что имеются неучтённые, незащищённые запасы? От них исходит угроза? – Вновь задал вопрос Тен.

– Не ошибаюсь. – Категорично ответил Стан: – Я нашёл их, благодаря твоему прибору, Тен.

– Мой прибор несовершенен. Возможна ошибка.

– Никакой ошибки. Над твоим прибором поработал Смартур.

– Хорошо, Смартур улучшил прибор, теперь он безотказен. Но как же так? Почти тысячу лет назад Международная Лига приняла меморандум о всеобщем запрещении производства ядерного оружия, и полного уничтожения всех его запасов. – Задумчиво промолвил Тен.

– Всё довольно просто. Все подписали меморандум, но не спешили уничтожать запасы. Затем о них, скорее всего, попросту забыли. – Проговорил Стан. Проверить моё сообщение просто. Спроси у своего гаджета карту со всеми запасами, и зарегистрированными. И всё встанет ясно.

Внезапно раздался отчаянный вопль:

– А-а-а. – Кричала Асия.

Стан и Тен бросились на призыв. Они увидели, что человек в странной одежде пытается убежать от Асии. Он запинается и падает. Асия бьёт его палкой, и верещит во всю силу своих лёгких: – А – а – а.

– Уберите от меня эту бешенную. – Прокричал подбежавшим друзьям человек.

– Что здесь происходит? – Голос Тена перекрыл крик Асии и её жертвы.

– На меня напал этот разбойник. – Гневно кричит Асия.

– Ты, сумасшедшая? Это она напала на меня. – В замешательстве оправдывается незнакомый человек.

– Успокоились оба. – Повысил голос Тен: – Ты кто? У тебя есть имя?

– Меня зовут Николай Набат.

– Теперь объясни, что здесь произошло? – Спросил Тен.

– Я спокойно сижу в кустах, наблюдаю за озером. На его поверхности играют блики. Она набросилась на меня. Ни с того, ни с сего начала бить этой палкой. При этом она орёт во всё горло. – С возмущением говорит Николай Набат.

– Я защищалась. Тен. Теперь он меня ещё и оскорбляет. – Плаксивым голосом произнесла Асия.

Она остановилась, и опёрлась на палку. Все трое с изумлением уставились на человека, который назвался Николаем Набатом.

– Ты кто? – Спросил Тен: – Что за странная одежда на тебе?

– Ты с Луны свалился? Отвечай, разбойник. – Потребовала Асия.

– Здесь, на месте озера должен стоять дом моей подруги. – С изумлением проговорил Николай Набат: – Откуда появилось озеро, и кто вы такие?

– Не завирайся, приятель. – С подозрением говорит Стан: – Я больше пяти лет посещаю это место. Никогда не было здесь никакого дома.

– Я тоже больше года приезжаю сюда к своей подруге. – Ожесточённо говорит Николай Набат: – Здесь всегда стоял её дом. Я его знаю, как свои пять пальцев.

– Всё. Успокойся приятель. – Говорит Тен: – Начнём разбираться со знакомства. Меня зовут Тен. Со мной мои друзья Стан и Асия. Как тебя зовут?

– Я уже представлялся вам. – Незнакомец на грани истерики: – Меня зовут Николай Набат.

– Тогда ещё вопрос. – Сказал Тен: – Почему у тебя два имени?

– На сей раз удивился Николай Набат:

– Это не два имени. Моё имя Николай. Набат моя фамилия. – Сказал он.

– Зачем нужна ещё и фамилия? – Спросила Асия.

– Как зачем? Каждый человек должен иметь имя, фамилию и отчество. Множество человек имеют одно имя. Например: меня зовут Николай. Кроме меня с таким именем ещё миллион человек. Как их отличать друг от друга? Нужна ещё фамилия и отчество. – Так объясняет он наличие фамилии и отчества.

– Разве мало имеется имён? – Удивился Тен.

– Имён имеется много. – Как детям разъясняет Николай: – Совершенно свободно называют ребёнка каким-то именем. Оно уже использовано много раз. Как их различать?

– Вы имя по всемирной паутине не сверяете: – Удивился Тен.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное