Николай Сташков.

Идентификация убийцы – 2. Возмездие неотвратимо



скачать книгу бесплатно

© Николай Сташков, 2017


ISBN 978-5-4474-5797-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

В предвкушении предстоящего торжества, Евгений жмёт педаль газа. Машина резво бежит по грунтовой дороге, подпрыгивая на ухабах. Рядом с местом водителя в пассажирском кресле находится невеста Евгения. Её имя Татьяна. На крутом повороте ей показалось, что машина готова перевернуться.

Таня замерла от страха:

– Женька, не гони, как сумасшедший, – крикнула она.

– Танюшка, не волнуйся, – смеётся Евгений, – мы с машиной неразлучные друзья. Она нас не подведёт.

– Ага. Не волнуйся. Вместо ЗАГСа, окажемся на больничных койках», – сказала Таня.

Евгений слегка отпустил педаль газа. Машина перестала резво прыгать, как молоденький козлик. В городской черте он переходит на скоростной режим, который предписывают дорожные знаки. Ему не хочется встретить полосатую, как зебра, полицейскую палку, приказывающую водителю остановиться. Парковка, где обычно оставлял Евгений машину, когда приезжал к невесте, оказалась занятой. Пришлось колесить в поисках свободного места. Оно нашлось вдали от дома. Шагать к нему пришлось не менее десяти минут.

Когда они подходили к подъезду Тани, из ближайшего автомобиля выскочили два человека в чёрных комбинезонах. Женя почувствовал сильную боль в голове, словно в ней взорвалась граната. Сознание его погасло, как гаснет электрическая лампочка, когда кто-то нажимает клавишу выключателя. Евгений не мог услышать крика смертельного ужаса своей возлюбленной, Не мог прийти ей на помощь. Прошли три-пять секунд, как бандиты, совершив своё чёрное кровавое дело, влетели в свою машину. Она завизжала колёсами по сухому асфальту, прыгнула вперёд и понеслась по дороге.

Сцену нападения видел Пётр Паршин. Он находился в своей машине неподалёку от места нападения. Пётр стал преследовать бандитов. Он на ходу позвонил в полицию. Сообщил об убийстве, и что он едет за машиной преступников. Они находятся в чёрной иномарке с заляпанными грязью номерами.

Долго гнаться за бандитами не пришлось. Вскоре их машина вспыхнула ярким факелом и остановилась. Подойти к ней из-за сильного жара, исходящего от горящей машины, было невозможно. Она горела, как облитый бензином деревянный сарай. Внутри неё находились два человека. Они минуты две, или три метались по салону, стучали по окнам кулаками. Разбить стёкла голыми руками не удавалось. Их прочность превосходила возможности невооружённого человека. Пётр с ужасом смотрел на полыхающую машину с людьми внутри. Через несколько минут движение в салоне прекратилось. Пётр услышал сирену пожарного автомобиля, и вернулся к дому, где произошло убийство.

Место преступления по периметру отмечено красной лентой. Внутрь никого не пропускает полицейский кордон. Там работает следственная бригада. После вспышек фотокамер, к осмотру жертв нападения приступил эксперт.

– Что скажешь, Димыч? – Обратился к нему дежурный следователь.

Его зовут Иван Петрович.

– Вызывай скорую, Ваня.

– Они живы?

– Парень дышит, есть пульс.

– А девушка?

– Она мертва, – сказал Димыч.

Прозвучала сирена машины скорой помощи. Сильные руки подхватили Евгения Кротова, уложили на каталку, и вкатили её в автомобиль.

Димыч сложил свои инструменты в портфель, и поднялся на ноги.

– Труп можно доставить в морг.

– Чем порадуешь, Димыч? – спросил следователь.

– Удар сильный. Преступник высокий, крупного телосложения.

– Орудие убийства?

– Возможно, бита, или толстая палка, похожая на неё.

Иван Петрович оглядел толпу любопытных, собравшуюся вокруг красной ленты, ограждавшей место трагического события:

– Большая группа свидетелей. Толя, поработай с ними, – сказал он.

Оперативник Анатолий плотного сложения, не менее ста восьмидесяти сантиметров ростом. Он усмехнулся, услышав о свидетелях. И начал опрашивать, собравшихся поглазеть на место трагедии. Ему нужны сведения о преступниках, и их приметах. Каждый, кому Анатолий задаёт вопросы, отвечает, что поздно подошёл к месту убийства, и ничего не видел.

Большая толпа свидетелей начала растворяться, словно снежный ком под жаркими лучами солнца.

– Граждане. Кто видел убийство, прошу остаться. – призывает полицейский.

– Бесполезно, Толя, – проговорил тихим голосом эксперт Димыч: – зря надрываешься. Наши люди не хотят быть свидетелями. Они опасаются, что потом замучают допросы и протоколы. Потребуется ещё и в суде давать показания.

Минут через пять-шесть на месте остались молодая девушка лет двадцати, пожилая женщина за семьдесят лет и Пётр Паршин, который преследовал бандитов.

Оперативник обратился к девушке: – вы видели момент нападения?

– Да. Я находилась неподалёку от молодой пары.

– Как вас зовут? – спросил он.

– Меня зовут Людмила Сорокина.

– Вы живёте в этом доме?

Людмила махнула рукой в сторону подъезда:

– Да. Квартира сто двадцать восемь.

– Людмила. Вы знаете пострадавших?

– Знаю.

– Как их имя и фамилия?

– Девушку зовут Таней Бахминой. Парень её жених. Его зовут Женей Кротовым.

– Они живут в этом доме?

– Таня живёт, теперь уже жила, в квартире триста второй. Где живёт Женя, я не знаю.

– Людмила. Опишите нападавших бандитов.

– Я не смогу описать их. – сказала Людмила.

– Почему? – спросил Анатолий, – вы их видели с близкого расстояния.

– У меня память на лица плохая, – ответила Людмила. – Я не смогу описать даже своего отца.

– Если повстречаете их, узнать сможете? – спросил оперативник.

– Не уверена. – покачала головой Людмила.

В разговор вступила пожилая женщина:

– Я смогу узнать бандитов, если встречу их ненароком. У меня память на лица хорошая, дай бог каждому.

Полицейский повернулся к ней и внимательно оглядел:

– Как вас зовут? – он взял ручку и достал из папки лист бумаги.

– Меня зовут Глафирой Петровной, – представилась она полицейскому.

– Расскажите, что вы видели, Глафира Петровна, – попросил Анатолий.

– Я дремала, пригревшись на солнышке. – рассказывает Глафира Петровна. – Таня со своим женихом мирно шли к подъезду. Вдруг из машины выскочили два бандюгана. У них в руках толстые палки. Они убили Таню. Её жениха увезла скорая. Неизвестно, выживет ли?

– Вы заявили, что разглядели бандитов. Опишите их. – попросил полицейский.

– Они были одеты в комбинезоны. – сказала Глафира Петровна.

– Бандиты высокие, или маленькие? – задал вопрос оперативник.

– Высокие, высокие. – кивает головой Глафира Петровна.

Она оценивающе оглядела полицейского.

– Они, пожалуй такого же роста, как и ты, мил человек. – сказала она.

– Они толстые, или худые? – продолжает Анатолий задавать вопросы.

– Не худышки, не заморыши.

– Они толстые? – задаёт уточняющий вопрос Анатолий.

– Нет, не толстые. Сильные, крепкие мужики.

– Лица бандитов разглядели? – опять задал вопрос полицейский: – Поможете составить фоторобот?

– Чего, чего? – недоумевает женщина.

– Фоторобот составить. – отчётливо повторил полицейский.

– Никогда не делала фортобота, или как он там называется. Даже не знаю. – неуверенно проговорила Глафира Петровна.

– Надо попробовать, это не сложно, – сказал полицейский, – Проедем в отделение.

Свидетелей провели в кабинет. За столом сидит молодой человек, не старше двадцати пяти лет. На нём серый костюм, белая рубашка, и тёмный галстук в мелкую крапинку.

– Присаживайтесь, граждане. Меня зовут Иван Иванович Ломов. Я следователь. Мне поручено дело по разбойному нападению. – Проговорил хозяин кабинета: – Молодые люди, подождите в коридоре.

Людмила Сорокина и Пётр Паршин покинули кабинет.

– Как вас зовут? – начал допрос следователь.

– Меня зовут Глафира Петровна. Я вашему человеку всё рассказала.

– Я знаю, – сказал Иван Иванович, мне нужно составить протокол допроса.

– Какого такого допроса? – недовольным тоном спросила Глафира Петровна.

– Словам никто не верит, – как малышу таблицу умножения, поясняет следователь пожилой женщине. – В деле нужна бумага. Слова забываются, а бумага остаётся навсегда. Верно, Глафира Петровна?

– Верно, – ответила Глафира Петровна. – Слово, как воробей. Улетел, и нет его.

– Поэтому, нужно записать ваши показания, – сказал Иван Иванович. – Назовите вашу фамилию, имя и отчество. Также нужен и адрес вашего проживания.

– Меня зовут Черепкова Глафира Петровна. Живу на улице Российской, дом двенадцать, квартира сто сорок четыре.

– Пострадавших знаете, Глафира Петровна? – задал вопрос следователь.

– Как же не знать? – вопросом на вопрос ответила Глафира Петровна.

– Назовите фамилию и адрес пострадавших.

– Бахмина Татьяна Васильевна. Квартира триста вторая. – ответила на вопрос Глафира Петровна.

– Второй пострадавший, которого увезла скорая, вам известен? – задал вопрос Иван Иванович.

– Знаю, что он жених Танечки, – ответила Глафира Петровна. – Его зовут Женя Кротов. Его отчество, и место проживания мне не известны.

– Спасибо за сведения, Глафира Петровна. Прочитайте протокол, и подпишите его.

– Зачем читать? Я подпишу.

Следователь проводил Глафиру Петровну до дверей, – подождите в коридоре эксперта.

– Подожду. Нужно, так нужно. Мне сейчас спешить некуда.

В кабинет вошла Людмила Сорокина. Она не остановилась у дверей, как это сделала Глафира Петровна. Людмила прошла к столу, и села на стул.

– Представьтесь, пожалуйста, – попросил следователь.

– Меня зовут Людмила Ивановна Сорокина.

– Где вы проживаете?

– Улица Российская, дом двенадцать, квартира сто двадцать восемь.

– Вы там же зарегистрированы?

– Да, там же. Другого жилья не имею.

– Пострадавших знаете? – спросил Иван Иванович.

– Знаю только Танечку Бахмину. С её женихом встречаться не приходилось. – ответила Людмила.

– Вы далеко находились от места нападения бандитов?

– Нет, не далеко. Метрах в десяти, или пятнадцати.

– Хорошо разглядели нападавших?

– Не могу сказать, что хорошо разглядела. – Ответила Людмила: – Всё произошло чрезвычайно быстро. Они выскочили из машины, совершили кровавое дело, запрыгнули в неё, и нажали на газ. Прошло секунд пять, или десять, не более.

– Заметили, как они были одеты?

– На них были чёрные комбинезоны. Такие носят строители. – сказала Людмила.

– Особые приметы были у нападавших?

– Возможно, были, но я не заметила.

– Спасибо, Людмила Ивановна. – Сказал Иван Иванович. – Подождите в коридоре. Придёт эксперт, нужно будет составить фоторобот.

– Но я не помню их лиц, – запротестовала Людмила.

– Вам не терпится покинуть отделение? – спросил следователь.

– Я не спешу. Подожду, если это нужно. – виноватым тоном проговорила Людмила. Только в составлении фоторобота я ничем не смогу помочь.

– Пригласите молодого человека, ожидающего в коридоре. – попросил Иван Иванович.

Петра Паршина в кабинете встретил внимательный взгляд следователя. Вначале Пётр ответил на вопросы о себе и пострадавших. Следователь записал ответы в протокол, и продолжил допрос.

– Вы можете описать нападавших?

– В момент нападения я смотрел в другую сторону. Видел только последний акт. Жертвы упали на землю, а два молодчика влетели в автомобиль. Их лиц я не видел.

– Вы погнались за преступниками? – Спросил Иван Иванович.

– Да, стал преследовать их. Сообщил о погоне в полицию. Ёк Макарёк.

Следователь удивлённо посмотрел на Паршина.

– Что произошло с машиной преступников? – Спросил он.

– Она вспыхнула внезапно. Подойти к ней, и спасти её пассажиров было невозможно. Они заживо сгорели. Ужасная смерть. Ёк Макарёк.

– Они не смогли открыть двери? – спросил следователь.

– Сквозь тонированные стёкла было видно, как они метались в салоне, стучали по стёклам, и дверям. Выбраться из машины им не удалось.

– Что произошло дальше?

– Я услышал сирену пожарной машины, и покинул место, где горел автомобиль с людьми в его салоне.

Дверь кабинета открылась. В неё заглянул эксперт: – Иван. С кем составлять фоторобот преступников?

– Бери двух женщин, которые в коридоре. Молодой человек, Пётр Паршин, тоже пойдёт с тобой.

На составление фотороботов, потребовалось более двух часов. Свидетели часто спорили между собой о чертах того или иного фрагмента лица. Смотрели много вариантов, прежде чем приходили к согласию.

Сохранившиеся номерные знаки сгоревшей машины, и фотороботы, позволили Ивану Ивановичу идентифицировать преступников. Ими оказались ранее судимые за грабёж Иван Павлов и Алексей Никитин.

Глава 2

Василий Бахмин стоит на балконе. Он опирается грудью на перила, и оглядывает внутренний двор между тремя домами. Дома, если смотреть на них с высоты птичьего полёта, образуют букву П. Двор большой. Широкая, подъездная дорога, служит ещё и местом парковки автомобилей. В ночное время она ими заставлена полностью. Сейчас, в дневное время, их не много. В центре двора большая детская площадка. На ней располагаются четыре песочницы, где в песке играют малыши. Василий смотрит на них, и радуется. Пройдёт, наверное, пару лет, и он будет разглядывать со своего балкона за игрой в песочнице своего внука, или внучки.

В комнате заверещал звонок телефона. Мария спит в спальне. Она ночью зачастую не спит, дневной сон ей необходим. Василий Филимонович отвлёкся от наблюдения за шалунами в песочнице, и подхватил свои тросточки. С трудом передвигаясь непослушными ногами, заковылял к столу, где находился аппарат. На другом конце провода настойчивый человек, он обязательно хочет услышать кого-нибудь из четы Бахминых.

– Кому я понадобился? Кто такой настойчивый? – пробурчал Василий Филимонович, и взял трубку. – Алло, я слушаю.

– Вы, Василий Филимонович Бахмин? – в трубке прозвучал резкий голос.

– Да. Я Бахмин.

– Вам знакома Татьяна Васильевна Бахмина?

– Конечно, знакома. Она моя дочь.

– Простите меня за плохую весть, – голос в трубке немного помягчел, – она погибла. Приезжайте в отделение полиции, нужно провести опознание.

Весть о смерти дочери подействовала, как удар дубиной по голове. Трубка едва не выпала из руки Василия Филимоновича. Он сгорбился, словно на него навалилась огромная тяжесть, непосильная для него. Хотя он давно привык к превратностям судьбы, и её ударам, но такая весть поразила его. Ноги были малопослушными, сейчас совсем отказались держать его. В груди что-то хрустнуло, боль разлилась по ней, словно Василий Филимонович выпил кипяток. Он сел на стул, и несколько минут приводил дыхание в порядок. Сердце билось так, словно он только что пробежал стометровку. Воздух из груди вырывается с хрипом, как из рваных кузнечных мехов. В его руке ожила телефонная трубка, молчавшая несколько минут: – Василий Филимонович, вы меня понимаете? Опознание мёртвого тела – процедура абсолютно необходимая. Вас когда можно ожидать?

Василий Филимонович сумел справиться с бессилием: – Ни я, ни моя жена, не сможем к вам подъехать. Мы не ходячие. По квартире ещё кое-как ковыляем, на улицу не выходим никогда. Лестница для нас – неодолимая преграда.

Голос в трубке спросил: – Как же нам быть? Поскольку родственники есть, протокол опознания должен быть подписан.

– Мне сейчас не до вашего протокола.

В глубоком горе Василий Филимонович положил голову на стол. Он молчит, но из глаз его текут потоки солёной влаги. Он пробыл в таком состоянии около часа, возможно, значительно большее время. Затем взял телефон, потыкал в него пальцем: – Яков, мне больше не к кому обратиться. У нас большое горе.

– Василий Филимонович, что случилось?

– Яша, какие-то бандиты убили Таню и Женю.

Трубка взорвалась громким криком:

– Что? Я сейчас подъеду.

Через двадцать, или тридцать минут прозвенел звонок домофона. Василий Филимонович подхватил двух своих верных помощников, помогающих преодолевать пространство, и заковылял к домофону.

– Яша, это ты?

– Да, это я, Василий Филимонович. Откройте.

В квартиру ввалился мужчина респектабельного вида, одетый в чёрный костюм, белую рубашку и галстук.

– Яша, хорошо, что ты приехал. Беда-то, какая. – Со слезами сказал Василий.

– Что случилось, Василий Филимонович?

– Таня и Женя ещё вчера должны были приехать с дачи. Сегодня у Жени мальчишник. Но из нет и сегодня. Час назад звонили из полиции. Сказали, что Таню убили, нужно приехать на опознание.

– Василий Филимонович, вам никуда ехать не нужно.

– Полицейский просил приехать на опознание.

– Я поеду в полицию. Всё разузнаю, потом вам сообщу. Не могу сказать точно, но ошибки бывают во всех ведомствах.

– А если… – Василий не смог договорить фразу.

– Положитесь на меня, Василий Филимонович. – сказал Яков.

Глухо стукнула входная дверь. Яков Бурцев покинул квартиру Бахминых. Встретиться со следователем, который вёл дело о разбойном нападении на чету будущих молодожёнов, оказалось не совсем просто. Якову сообщили, что следователя зовут Иваном Ивановичем Ломовым. Он несколько минут назад уехал, и никто не может назвать его местонахождение. Якову посоветовали только ждать его, на погоню за ним уйдёт гораздо больше времени. Без следователя осложняется процедура опознания. Кроме того, Яков собирался узнать некоторые подробности нападения, и перспективы его расследования. Не остаётся ничего иного, как ждать его приезда. Яков прохаживается по коридору отделения полиции, где расположен кабинет Ивана Ивановича. Иногда он садится отдохнуть на скамейку, стоящую невдалеке от двери, открытия которой он ожидает.

Часа через два Иван Иванович протопал по коридору, открыл дверь ключом, и прошёл в кабинет. Яков постучал в дверь, и приоткрыл её: – Разрешите войти, Иван Иванович?

– Коли вошли уже, проходите к столу, присаживайтесь. Кто вы? Зачем ко мне пожаловали? Чем я вам могу быть полезен?

Яков прошёл к столу, сел на предложенный стул:

– Меня зовут Яков Михайлович Бурцев. Я приехал, чтобы опознать Татьяну Васильевну Бахмину.

– Вы её родственник?

– Нет, не родственник. Жених Бахминой, вторая жертва бандитского нападения, мой близкий и лучший друг. Поэтому, я хорошо знаю Танечку Бахмину. Теперь уже, вернее сказать, знал её.

– У Бахминой в городе проживают отец и мать. По правилам, они должны опознать её, и подписать протокол.

– Они не смогут подъехать к вам.

– Почему?

– Они еле-еле передвигаются по квартире.

– Они всё-таки ходят по квартире. Могут и приехать на такси.

– Лестница для них является непреодолимой преградой. Если мне нельзя провести опознание, то у вас есть два выхода. Вы можете отправить четыре человека, чтобы привезти их на опознание, затем отвезти домой. Или отвезти труп из морга к ним домой.

– Шутить изволите, Яков Михайлович?

– Нет. Я не шучу. Дело обстоит именно так.

– А вы, Яков Михайлович, можете помочь им, и привезти их в морг?

– К сожалению, не могу. Их нужно нести на руках с четвёртого этажа, затем поднять обратно. Я никак не равняюсь с Юрием Власовым. Мне такое не по силам.

– Ну что же Яков Михайлович. Вы убедили меня. Пойдёмте в морг, он располагается не далеко. Напишем протокол опознания. Вы его попишете. Возможно, что это не Бахмина.

Работник морга поднял простыню, и открыл лицо тела. Яков Михайлович сразу узнал в трупе Таню Бахмину. Женя Кротов долго не хотел знакомить друга со своей будущей женой. Он не был уверен в том, что друг, завзятый ловелас и бабник, не начнёт ухаживать за Танечкой.

– Да, это Татьяна Васильевна Бахмина.

– Распишитесь в протоколе опознания, и можете быть свободным.

– Скажите, Иван Иванович, что со второй жертвой нападения, Женей Кротовым? Они ведь были вместе, когда на них напали бандиты?

– Евгений Кротов жив. Он получил тяжёлую травму. Я не знаю, куда его увезла скорая.

– Как вы предполагаете, Иван Иванович, удастся найти злодеев?

– Их не нужно искать, Они не успели далеко отъехать с места преступления. Они сгорели в своей машине. Можно сказать, что справедливость восторжествовала.

– И на этом всё?

– Да, всё. Вы подписали протокол опознания, и я закрываю дело, поскольку, разыскивать некого. Преступники погибли.

– Это точно, что сгорели в машине именно они?

– Да, известно. Есть свидетель, который видел момент нападения. Он погнался за бандитами на своей машине, и видел, как их машина вспыхнула, и сгорела. Всё произошло на его глазах. Из-за сильного жара, он не мог близко подойти к горевшей машине, и оказать помощь, тем, кто в ней находился. Дверки машины, по какой-то причине, заклинило. Есть данные экспертизы, что в машине находились два сгоревших трупа.

– Скажите, Иван Иванович. Когда можно забрать тело? Хоронить придётся мне. Родители абсолютно беспомощные люди.

– Да хоть завтра. Нам тело больше не нужно.

Глава 3

Яков вернулся к Бахминым. Дверь ему открыл Василий Филимонович. Он сразу заковылял в комнату, где на диване сидела Мария. Пока Яков, нарочито медленно, снимал костюм, вешал его в шкаф, и расшнуровывал туфли, Василий успел доковылять до дивана, и сел рядом с Марией. Яков прошёл в комнату, и увидел два застывших, напряжённых лица, и устремлённые на него две пары глаз, с вопросительным выражением. Яков долго молчит. Он не знает, как, какими словами преподнести этим милым людям страшную весть.

Долгого молчания и неизвестности не выдерживает Василий Филимонович:

– Ладно, Яша, говори всю правду. Мы не будем биться в истерике. Мы с Машей, пока тебя не было, своё отплакали.

Мария кивнула головой, и из её глаз градом потекли слёзы. Лицо сморщилось от душевной боли и страдания.

– Машенька, не разводи сырость. Мы с тобой договорились об этом.

– Прости, Вася. Я буду сдерживать себя.

– Вот так-то лучше. Ну что, Яков? Не тяни. Там в морге наша дочь?

– Как ни прискорбно, это она.

– Яша, у нас с Машей к тебе большая просьба. Займись организацией похорон, сам понимаешь, что нам это не под силу. Сбережения кое-какие у нас есть, их должно хватить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное